Выходец из Могилевской губернии морской офицер Евгений Бурачок стоял у истоков основания Владивостока

Выходец из Могилевской губернии морской офицер Евгений Бурачок стоял у истоков основания Владивостока

23.11.202311:31
Ничем из ничего созидать
Работая над биографическим словарем «Беларусь — России и миру», с интересом занимался поиском, сбором данных о белорусском роде Бурачков (Бурачеков). Чем больше изучал материал, тем сильнее гордился выходцами из ской губернии! Из этого рода четыре поколения, 13 человек служили военному флоту. А у основания Владивостока в России стоял представитель этой династии — морской офицер Евгений Степанович Бурачок. Уникальные сведения узнал о нем во время командировки в этот .

Родоначальник морской династии — выходец из Могилевской губернии Онисим (Анисим) Никифорович Бурачок. Пятеро его сыновей посвятили себя военному делу. В сражениях на Кавказе погибли Аксентий и Николай, Федор стал генерал-лейтенантом и в свое время был губернатором Новгородской губернии, Гавриил работал корабельным инженером.
Степан — генерал-лейтенант флота, кораблестроитель, писатель, редактор и издатель журнала «Маяк». По своим проектам построил свыше 30 военных кораблей, плавучих маяков. Настоял на сооружении первой в России подводной лодки с механическим двигателем — пневмомашиной. Разработал проект подводной лодки с паровой машиной, герметичной топкой для сжигания топлива под водой и водометным движителем, у которого сила, движущая судно, создается выталкиваемой из него струей воды.
У него было два сына — Евгений (1836 — 1911) и Павел (1837 — 1916). Младший — вице-адмирал, заведующий Кронштадтской водолазной школой. Старший — контр-адмирал. Долго я мечтал разобраться в его судьбе. Наконец отправился во Владивосток, чтобы самому пройти по тем местам, где он созидал.
Александр Лукашенко:
— А наше Отечество — от Бреста до Владивостока. Это земля, свобода и наши народы, которые здесь живут. Два государства, но Отечество у нас общее. История помнит: белорусы умеют защищать свою землю. Мы были и будем сильнее любых вызовов.
На церемонии вручения погон высшему офицерскому составу 27 июня 2023 года.
С экскурсоводом Ириной Куник (кстати, у нее тоже белорусские корни: ее бабушка — белоруска Вера Яковлевна Жабуренок — хетагуровка) побывал с несколькими познавательными экскурсиями по городу и его окрестностям. Одну из них она начала словами: «На южном берегу бухты Золотой Рог есть замечательная видовая площадка на сопке, названной в честь морского офицера с белорусскими корнями Евгения Бурачка. Имя его навсегда связано с историей Владивостока. Он стоял у истоков зарождения этого прекрасного города».

Евгений Бурачок родился 7 января 1836 года. В 1851-м окончил Морской кадетский корпус, куда был отправлен в шесть лет. Учился в университете, участвовал в строительстве кораблей в Астрахани под руководством своего отца, служил в береговой батарее при защите Кронштадта во время Крымской войны в 1853 году, на Балтийской эскадре.
В 1859-м в звании лейтенанта на клипере «Разбойник» ушел в кругосветное плавание, посетил Англию, Данию, Сингапур, Филиппины, Китай, некоторые страны Африки и Индокитая. Во время путешествия у него развилась сильнейшая морская болезнь, не позволявшая продолжать корабельную службу. Изнуренный недугом, он находился на грани жизни и смерти, когда в июне 1861 года клипер «Разбойник» зашел в бухту Владивосток. Евгений по болезни был списан на берег и решил добираться в Санкт-Петербург по суше.
И здесь можно сказать: не было бы счастья, да несчастье помогло. Поясним: за год до описываемых событий, в июне 1860-го, в бухту Золотой Рог приехало воинское подразделение во главе с прапорщиком Николаем Комаровым для основания военного поста Владивосток с перспективой превращения его в базу российского флота на юге Приморья. Однако уже в июле 1861-го военный губернатор Приморской области Петр Казакевич (тоже имевший белорусские корни) признал: Владивостокский пост был в запустении. И месяц как без начальника, его сняли с должности.
Вот поэтому на Бурачка смотрели с особым вниманием. Познакомившись с лейтенантом, Петр Казакевич решил: лучшей кандидатуры на должность начальника поста ему не найти. К своим 25 годам Бурачок был опытным морским офицером, обладал разносторонними знаниями. Кроме английского, французского и немецкого, владел еще и китайским языком, что для жизни во Владивостоке было весьма существенно.
Приказом губернатора Евгений Бурачок 24 июля 1861-го назначен начальником поста. Он стал первым морским начальником важного форпоста России на Дальнем Востоке. Поясним: нередко его называют вторым, после прапорщика Комарова. На самом деле Комаров лишь командовал отрядом, занявшим бухту Золотой Рог.
В воспоминаниях Евгения есть такая запись: «Я остался больной во Владивостоке с ничтожными средствами и огромным желанием делать все посильное для основания столь важного поста, будущего военного и купеческого порта».
Белорусские гены от деда и отца, трудолюбие, смекалка и выносливость позволили деятельному по натуре лейтенанту энергично приняться за работу. Много сил, времени и дипломатического таланта он приложил для налаживания добрых отношений и торговли с китайцами, жившими в окрестностях Владивостока. Общаясь с ними, начал изучать восточную философию, местные обычаи. Особенно стала близка буддийская мудрость: «Ничем из ничего созидать». Она как нельзя точно характеризовала обстановку, в которой он трудился.
Евгению досталось неважное наследство: к середине сентября 1861 года лишь 30 человек команды. Большая часть из них была переведена сюда в качестве наказания за те или иные проступки. Бороться с расшатанной дисциплиной вначале было тяжело, тем более он считал неуместным прибегать к телесным наказаниям. Начальник поста устраивал быт солдат — обеспечивал выходные и банные дни, следил за санитарным состоянием и одеждой подчиненных.
Из воспоминаний Евгения Бурачка: «Мало-помалу, однако, попечительность, участливый уход за больными и частые увещевания пробудили у подчиненных добрые чувства долга и доверия. Постепенно питание и быт их улучшились, повысилась дисциплина, провинности являлись все реже и реже».
Спустя время он организовал заготовку и наладил доставку стройматериалов — глины и леса — из близлежащих районов и таежных окрестностей. Построил пристань, магазин для провианта, оружейный склад, пороховой погреб и казарму для солдат на 250 человек. Было углублено дно бухты Золотой Рог, что дало возможность принимать корабли. При нем начали возводить гражданские сооружения, первую церковь и флагшток.
Евгений Бурачок стремился, чтобы Владивосток стал городом. Солдатам и матросам, пожелавшим здесь жить, отводил лучшие участки для строительства домов. Помогал с обустройством русскому купцу Якову Семенову, который осенью 1861 года прибыл во Владивосток с семьей и рискнул начать здесь предпринимательскую деятельность. В октябре 1862-го для увеличения товарооборота разрешена беспошлинная торговля: будущий город получил статус порто-франко на 50 лет.
В русском военном флоте параллельно шла работа по замене парусных кораблей на паровые. В том числе Сибирская флотилия уже располагала несколькими пароходами. Уголь для них брали на Сахалине, в Японии и Китае. Понимая, что Владивостокский порт приобретет еще большее значение, если сможет снабжать топливом корабли Сибирской флотилии, Бурачок энергично занялся поисками угля. Он обследовал почти весь полуостров Муравьева-Амурского. Результатом стало открытие угольных месторождений, следом была организована доставка угля во Владивосток. Это позволило обеспечивать углем находящиеся российские и иностранные пароходы.
В результате небольшой гарнизон под руководством 26-летнего морского офицера практически за год сумел создать условия для приема в Золотом Роге океанских судов. К лету 1862-го Владивостокский пост во всех официальных документах начинают именовать военным портом. Лейтенант Бурачок становится его первым командиром.
Время пребывания его во Владивостоке было самым трудным, но и самым плодотворным этапом жизни. «Ничем из ничего созидать» — так он охарактеризовал свою работу во Владивостоке: на пустом месте, своими руками созидал, где сейчас прекрасный город.
Однако и болезнь продолжала прогрессировать, из-за чего Евгений был вынужден уехать домой, в более привычный климат. 5 мая 1863 года он сдал пост, еще через полтора месяца, 20 июня, отбыл сухопутным маршрутом в Петербург. Через 146 дней 12 ноября 1863-го прибыл в Петербург, где продолжил службу в морском ведомстве, после увольнения в 1888 году со службы — до 1895-го работал в Морском техническом комитете. С гордостью несли высокое звание морского офицера ВМФ СССР его сын Владимир (1887 — 04.05.1943) и внук Владимир (?-19.10.1996).
События пребывания на должности начальника поста (порта) Владивосток Евгений Бурачок описал в своих очерках «Воспоминания заамурского моряка», «Жизнь во Владивостоке» и многих других, опубликованных в «Морском сборнике». В 1911 году скончался, был похоронен на Смоленском кладбище Петербурга.
Но, видимо, богу было угодно, чтобы его тело покоилось в той земле, которой он отдал свое сердце и душу. Внук Евгения Степановича Владимир и владивостокские краеведы стали инициаторами переноса праха во Владивосток. 2 июля 1988-го состоялось торжественное перезахоронение. Теперь на самом высоком холме Морского кладбища Владивостока, на могиле первого начальника местного военного порта, стоит плита с бронзовым крестом, на котором девиз: «Ничем из ничего созидать». Во Владивостоке его именем названы сопка, улица и остановка общественного транспорта.

В ТЕМУ
В середине 1859 года дальневосточные земли посетил Николай Николаевич Муравьев-Амурский — генерал-губернатор Восточной Сибири. Он произнес фразу: «Владеть Востоком», от которой образовалось название города. Вначале оно обозначало бухту, потом пост, порт. Только с 1880-го Дальний Восток официально получил статус города.
* * *
Выходцы с белорусской земли проявили себя на Дальнем Востоке. Василий Прончищев с Могилевщины — первый исследователь полуострова Таймыр; Иосиф Копоть из Пинского уезда — первый среди белорусов и второй среди русских (Крашенинников) исследователь Камчатки; Иван Черский из Верхнедвинского района Витебской области — первый исследователь географии и геологии Колымского края и озера Байкал.
Любопытные факты о белорусах Владивостока
Николай АВДЕЕНКО, председатель совета Белорусской национально-культурной автономии «Белорусы Владивостока», уроженец деревни Малое Бушково Могилевской области:
— Более всего белорусов переехали в Приморский край в конце ХIХ — начале ХХ века. В основном выходцы из Витебской, Гродненской, Могилевской и Минской губерний. Многие населенные пункты, основанные ими, получили названия Тереховка, Речица и Лидовка (от Лида). Традиция в крае — проведение Дня национальной белорусской кухни.
Николай Печень, доктор исторических наук, профессор, СБ
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *