Известные уроженцы Могилевщины. Судзиловский Николай Константинович

 

Судзиловский Николай Константинович (псевдоним Николас Руссель; 15 декабря 1850 — 30 апреля 1930) — учёный-этнограф, географ, химик и биолог; революционер-народник, один из первых участников «хождения в народ». Деятель революционного движения в Российской Империи, Швейцарии, Англии, Франции, Болгарии, США, Японии, Китае. Один из зачинателей социалистического движения Румынии, сенатор Территории Гавайи (1900), президент сената Территории Гавайи (1901-02).

Он родился в Могилеве в 1850 году в семье секретаря могилевской палаты гражданского и уголовного суда К. Судзиловского. Семья была многодетная, поэтому Николаю приходилось помогать отцу и матери в воспитании братьев и сестер. На его становление сильное впечатление произвело восстание 18631864 годов. Учебу в гимназии он рассматривал как необходимое условие получения образования. В Медико-хирургической академии Петербурга он сочетал учебу с социальной активностью, что сказалось на его перспективах пребывания в городе. Он вынужден был перевестись на медицинский факультет Киевского университета, Участвовал в хождении в народ. В марте 1874 года 23-летний Н. Судзиловский приехал в Поволжье в Покровск. Талантливый ученый открыл фуксинофильные тельца в медицине; стал первооткрывателем и исследователем ряда островов в Тихом океане. Помимо этого практически и теоретически занимался этнографией, энтомологией, химией, биологией и агрономией.
В возрасте 25 лет Н. Судзиловский покинул Россию. С 1875 года он мигрант. Находился в Лондоне. Встречался с К. Марксом. Болгарские социалисты предложили ему участвовать в восстании на территории Османской империи. Восстание было подавлено, и Н. Судзиловский оказался в Румынии.
В 1877 году в Бухарестском университете он защитил диссертацию «Об антисептическом методе, применяемом в хирургии» [2] м возглавил столичный госпиталь. Местные власти под давлением российских властей попросили Н. Судзиловского покинуть Румынию. В 1887 году Н. Судзиловский прибыл в Сан-Франциско и открыл лечебное заведение. Его женой и помощником стала Л. В. Шебеко, имевшая степень доктора Бернского университета. Познакомились они в Швейцарии. Жена происходила из семьи известных чиновников в России. У Судзиловских лечился русский консул в Сан-Франциско. В 1892 году Н. Судзиловский устроился врачом на пароход, курсировавшим между Сан-Франциско и Гонолулу. Он хотел таким путем сменить образ жизни. Поселилившись на Гавайских островах, готовил газетные репортажи о тихоокеанском регионе в российские журналы. Н. Судзиловский работал в статусе плантатора, выращивая кофе, и лечил местных жителей. Он получил от них прозвище Каука Лукини — доброго доктора. Слава Н. Судзиловского и его врачебный опыт обусловили приезд на Гавайские острова известного врача С.С. Боткина. Рядом купил дом и поселился пасынок знаменитого романиста Стивенсона — Ллойд Осборн.
В 1901-1902 году Н. Судзиловский являлся первым президентом сената Гавайских островов. Он планировал отменить смертную казнь, ввести бесплатное народное образование, открыть консерваторию, но был вынужден сложить с себя полномочия и уехать в Китай, в Шанхай.
В Китае он проводил много времени, посвящая его гуманитарной деятельности. Одним из направлений этой деятельности стало оказание помощи голодающим Поволжья. В СССР высоко ценили эту деятельность. Китайский народ в начале ХХ столетия сам находился в очень трудных исторических условиях.
В 30-40-е годы XX века военно-патриотическая тематика объединила советский, китайский и монгольский народы посредством участия добровольцев в борьбе против японской оккупации. Этому способствовали дипломатические усилия и международные договоры. 12 марта 1936 года между Советским Союзом и Монгольской народной республикой был заключен Протокол о взаимопомощи. Когда в 1939 году армии Японии и марионеточного государства Маньчжоу-Го вторглись на территорию Монголии, первая армейская группа под командованием Г. Жукова поддержала монгольскую армию. В результате боев на реке Халхин-Гол японские и маньчжурские войска были остановлены. Монгольская армия контролировала границу с Китаем. Это позволило передислоцировать несколько советских дивизий с Дальнего Востока в европейскую часть СССР. Вместе с советской армией в освобождении Китая от японских завоевателей участвовали монгольские войска.
Позитивный межгосударственный диалог в годы второй мировой войны характеризовал отношения СССР с Китаем. В мае 1938 года в Китай приехали первые советские военные советники. За ними последовали сотни человек, включая наземный технический персонал, специалистов по аэродромному обслуживанию, инженеров и рабочих по сборке самолётов. В августе 1939 года советские военные специалисты помогли Китаю открыть в Инине авиационную школу. Часть китайских летчиков прошла непосредственное обучение в Советском Союзе. В 1937 — 1942 годах на территории Китая воевали тысячи советских добровольцев [3]. В воздушных боях над китайскими городами участвовали советские летчики-добровольцы. Сотни из них погибли. В КНР им воздвигнуты памятники. За боевые заслуги в боях в Китае четырнадцать советских летчиков-добровольцев были удостоены звания Г ероя Советского Союза.
Умер Н. К. Судзиловский 30 апреля 1930 года на вокзале в Чунцыне. Его усилия по развитию отношений между СССР и Китаем продолжили советские добровольцы, солдаты и офицеры Советской Армии. В августе 1945 года они разгромили оккупационные войска Японии и стали свидетелями становления новой культуры Китая. Объектом их внимания стала русская культура в Китае. Об этом пишет один из уроженцев Могилевщины, ветеран Великой Отечественной войны, непосредственный свидетель межкультурного диалога китайцев и русских [4.]. Русская культура на территории Китая возникла под влиянием гражданской войны. В эту страну переселились десятки тысяч сторонников армии Колчака. Они прибыли не на пустое место. Россия создала в Китае целую систему отношений с местными властями.
В 1898 году Китай сдал России в аренду южную часть Ляодунского полуострова. Город Порт-Артур стал базой российского флота. Был основан также город Дальний. Генеральный план строительства города Дальнего составил известный санкт-петербургский архитектор К. Сколимовский. Город строили российские инженеры под руководством В. Сахарова. В Дальний и Порт-Артур от Харбина была построена южная ветка (ЮМЖД) Китайской Восточной железной дороги (КВЖД). В мае 1898 года пароходы «Св. Иннокентий» и «Благовещенск» пристали к берегу Сунгари в местности под названием Харбин. Был основан город, ставший центром КВЖД, а затем — центром русской эмиграции в Китае.
В 1903 году в Харбине было более трёх тысяч жилых домов, кирпичные и известковые заводы, спиртогонная и табачная фабрики, типография. Ходили четыре поезда по маршруту Москва — Дальний, В Порт-Артуре в 1904 году проживало 15 тысяч русских и 35 тысяч китайцев. В 1945 году был заключён договор, по которому Порт-Артур был сдан в аренду СССР на 30 лет, однако через 10 лет советские войска были оттуда выведены. В Харбине возникли мастерские, заводы и фабрики, жилые здания и отели, банки и офисы торговых фирм. На его карте появлялись русские названия улиц: Амурская, Владивостокская, Фуражная, Биржевая, Торговая.
Смена власти в России не нарушила уклад Харбина. В нём легко находили себе убежище подданные бывшей империи, решившие выехать за границу. С началом гражданской войны в России эмигрантов оказалось столько, что их проблемой стала заниматься Лига наций. В июне 1921 года ею было принято решение учредить должность Верховного комиссара по делам русских беженцев. Им стал норвежский путешественник Ф. Нансен. В 1922 году были учреждены нансеновские паспорта для эмигрантов из России. Отдельным странам Латинской Америки были перечислены финансовые средства на перевозку, размещение и создание рабочих мест для русских, желающих туда уехать. Состоятельные беженцы смогли мигрировать в США, Австралию, Японию.
Харбин оказался единственным городом, где до 30-х годов XX века сохранялся русский уклад жизни. Функционировало 20 православных храмов, открывались училища и институты, между русскими было принято обращение по имени-отчеству. Жителей зазывали магазины и кинотеатры, для богемы проводились роскошные балы; были открыты концертные залы, где пели А. Вертинский и Ф. Шаляпин. Репертуар местной оперы не уступал столичным театрам России. В разные годы на её сцене пели И. Козловский и С. Лемешев, а также известный белорусский оперный певец М.И. Забейда- Мусницкий. Лучшими в городе считались залы Железнодорожного и Коммерческого собраний и театр «Модерн». Первым музыкальным коллективом Харбина был симфонический оркестр, просуществовавший до 1946 года. Действовало творческое объединение «Чураевка», выходило более сотни журналов, среди которых были «Рубеж» и «Луч Азии». В них печатались произведения А. Несмелова, Н. Байкова, А. Ачаира, С. Алымова, М. Колосовой.
Харбин стал центром русского литературного зарубежья. Довольно быстро возникли ориентированные на бывших граждан России высшие учебные заведения: Политехнический институт, два вуза университетского типа, Институт ориентальных и коммерческих наук, Педагогический институт. На русском языке печатались учебники, монографии, выходили сборники научных трудов. «Общество по изучению Маньчжурского края» занималось исследованием природы, экономики и культуры Северо-Восточного Китая.
В 1931 году Япония оккупировала Маньчжурию и создала государство Манчжоу-го. В это время русских в Харбине было около 200 тысяч. Им разрешили выезжать, и многие перебрались в Шанхай. Для оставшихся японцами было создано Бюро по делам российской эмиграции в Маньчжурии (БРЭМ), В 1935 году тысячи русских харбинцев были вывезены в СССР. В середине 1950-х годов властями Китая была проведена вторая волна репатриации. Харбин и Шанхай покинули последние русские. Многие из них перебрались в Шанхай, и к 1937 году их там оказалось около 25 тысяч.
Шанхай привлекал тем, что он являлся открытым портом и можно было селиться в сеттльментах — особых кварталах для иностранцев. Управлялись они дирекциями своих стран, русские в основном оседали во французском секторе. Одну из самых красивых улиц Шанхая — авеню Жоффр — стали называть в обиходе «Московской». Фасады домов пестрели вывесками на русском языке, в магазинах и ресторанах изъяснялись, как правило, по-русски.
Жизнь русского сообщества была связана с библиотекой общественного собрания, литературными кружками, газетами «Шанхайская заря» и «Слово», журналами «Прожектор» и «Парус». К середине тридцатых годов были открыты русские школы, культурные и спортивные клубы, радиостанция на русском языке, театр драмы, балет, оперетта. В 1930-е годы в Шанхае жили такие популярные артисты, как А. Вертинский и О. Лундстрем; писатель и издатель, составитель альбома «Русские в Шанхае» — В. Жиганов; известная поэтесса Л. Андерсен. Значительная фигура русской эмиграции — Святой Иоанн Сан-Францисский стал шанхайским епископом (1935-1946 гг.).
Город быстро стал одним центром зарубежной русской культуры. В Шанхае властями был организован волонтёрский корпус для несения охранной службы. Это был русский вооружённый отряд под трёхцветным российским флагом — единственный на всём Дальнем Востоке. Существовали профессиональные организации эмигрантов. Русские харбинцы оказались в Австралии, США, Канаде, Японии, странах Южной Америки, частично — в Европе. Многие беженцы «временно» были вывезены на остров Тубабао (Филиппины), который на долгие четыре года стал пристанищем эмигрантов. Так завершилась русской диаспоры в Китае.
С выводом Советской Армии с территории Китая диалог Беларуси и КНР приобрел образовательный контекст. В условиях независимой Беларуси КНР стала одним из крупнейших торговых партнеров страны. Реализуются крупные проекты, такие как индустриальный парк «Великий Камень». За многими этапами отношений Беларуси и Китая стоят биографии уникальных уроженцев Могилевщины.
Список литературы:
1.Иосько, М.И. Николай Судзиловский — Руссель, жизнь, революционная деятельность и мировоззрение / М.И. Иосько. — Минск: Издательство БГУ, 1976. — 336 с.
2.Грицкевич, В.П. Врач-революционер Н.К. Руссель-Судзиловский (18501930) / В.П. Грицкевич // Советское здравоохранение. 1976 № 9. С. 71-74.
3.Окороков, А.В. Русские добровольцы / А.В. Окороков. — М.: Яуза, Эксма, 2007. — 368 с.
4.Волков, Е.Л. Евразия ближняя и дальняя во фронтовых и послевоенных воспоминаниях уроженца Беларуси / Е.Л. Волков // Общая история единения народов. — Минск: БНТУ, 2015. С. 168-173.

Лойко Л.Е. (Минск, Беларусь)

УО Академия МВД Республики Беларусь

Источник