Бывший антисталинист — о пути к прозрению
Сталин стратегически оказался на голову выше тогдашних политиков всего мира

У меня всегда было отрицательное отношение к Сталину, особенно после прочтения книг Солженицына. Регулярно разъезжая с лекциями по Союзу, я с возмущением выслушивал вопросы о том, когда же реабилитируют Сталина. Причем задавали этот вопрос не только пожилые люди, прошедшие войну, но и немало людей моего возраста, т. е. родившихся после Великой Отечественной. В то время я их совершенно не понимал. «Как же так? – думалось мне. – Столько людей было уничтожено, столько ошибок наделано…»
Мое отношение к Сталину стало меняться только в Канаде, после прочтения книг о сталинском периоде, написанных в 70-90-е годы. Раньше я и представить не мог, до какой степени можно фальсифицировать историю. В большинстве из «научных» книг Сталин изображался почти недоумком, зато западные политики – великими стратегами и тактиками.
После чтения всей этой абракадабры встреча с книгой Людо Мартенса «Другой взгляд на Сталина» развернула мое отношение к «отцу народов» на 180 градусов. Да, автор – председатель Рабочей партии Бельгии, т. е. человек левых взглядов. Но надо иметь в виду, что даже лидеры многих левых партий Запада (даже тех, что называются коммунистическими) избегают затрагивать тему Сталина, чтобы не испугать свой «электорат», оболваненный буржуазными пропагандистами. Мартенс этого не боится, поскольку его интересует правда о Сталине. Мне было легко перепроверить цитаты и цифры, обращаясь к источникам, которыми он пользовался. И я нигде не нашел фальсификаций. Более того, аналогичные оценки и факты я смог обнаружить в работах других авторов, не упомянутых в книге Мартенса.
Наконец, у каждого на плечах, все-таки, смею надеяться, есть своя голова, внутренности которой предполагают умение отличать правду от безмозглой пропаганды. Например, два профессора, М.Геллер и А.Некрич, когда-то написали книгу «Утопия во власти. История Советского Союза с 1917 г. по настоящее время». В ней есть такое место: в 1939 г. «по оценкам, 8 млн советских граждан, или 9% от общего взрослого населения, находились в концентрационных лагерях». В сноске – «уточнение»: «Оценки советских заключенных в лагерях в 1939 г. варьируются от 8 до 17 млн человек. Мы взяли низкую цифру, возможно, слишком низкую, хотя, несмотря на это, все равно красноречивую». При обилии всевозможных источников, на эту цифру источника не нашлось. Откуда она взята, по чьим оценкам, – не сказано. Естественно, таким авторам верить нельзя. Они просто зарабатывали на антикоммунизме, за счет этого и жили. Мартенсу же его книга вряд ли принесла хоть один цент, поскольку на Западе она запрещена к продаже, и «вытащить» ее можно было тогда (в 1995 г.) только из Интернета.
Я подробно остановился на источниках не потому, что собираюсь много писать о Сталине. А для того, чтобы неискушенный читатель не поддавался на магию опубликованных цифр, в частности, о сталинском периоде, поскольку многие из них – идеологическое вранье.
Коллективизация
Российский читатель знаком с эпохой коллективизации по учебникам и книгам. Тем не менее, в двух словах хочу напомнить, с чего это Сталину «взбрело в голову» начать коллективизацию.
Необходимость ее диктовалась как внешними, так и внутренними причинами, причем среди последних громадную роль играла не только социальная сторона (обострение классовой борьбы в деревне), но и сторона чисто экономическая. Хотя в период нэпа, в 1922-1926 гг., продукция сельского хозяйства достигла предреволюционного уровня, однако ситуация в целом была крайне удручающая. В результате спонтанно возникшего свободного рынка 7% крестьян (2,7 млн человек) вновь оказались без земли. В 1927 г. 27 млн крестьян были безлошадными, в целом 35% относились к категории наиболее бедных крестьян. Большая часть (средние крестьяне, около 51-53%) имели допотопные орудия труда. Количество богатых крестьян («кулаков») составляло от 5 до 7%. Кулаки контролировали около 20% рынка зерна. По другим данным, на кулаков и верхний слой середняков (около 10-11% крестьянского населения) в 1927-1928 гг. приходилось 56% продаж сельскохозяйственной продукции. В результате «в 1928-1929 гг. вновь пришлось нормировать хлеб, затем – сахар, чай и мясо. Между 1 октября 1927 г. и 1929 г. цены на сельхозпродукты выросли на 25,9%, цены на зерно на свободном рынке выросли на 289%». Экономическую жизнь страны, таким образом, начал определять кулак.
О кулаках современная «демократическая» печать в России пишет как о «лучшей части российского крестьянства». Иное представление о них вынес профессор Е.Дилон, проживший несколько десятков лет в России. Он пишет: «Из всех человеческих монстров, которых мне приходилось когда-нибудь встречать во время путешествия (по России), не могу вспомнить более злобных и отвратительных, чем кулак».
Естественно, после начала коллективизации началось раскулачивание, оцененное антикоммунистической печатью как «сталинский геноцид» в отношении кулаков и «хороших крестьян». Р.Конквест в своих работах называет такое число жертв: 6,5 млн кулаков было уничтожено во время коллективизации; 3,5 млн погибло в сибирских лагерях.
Многие историки, в т. ч. немецкий ученый Стефан Мерл, в своих работах вскрыли фальсификации Конквеста, «источником» которых были эмигрантские круги, на которые и ссылался англо-американский идеолог. После рассекречивания гулаговских архивов была опубликована реальная статистика «жертв сталинизма», в т. ч. и относительно кулаков. Мартенс, ссылаясь на Николаса Берта, В.Земскова, Арка Гетти, Габора Риттерспорна и др., приводит следующие цифры. Оказалось, что в наиболее ожесточенный период раскулачивания (1930-1931 гг.) крестьянами было экспроприировано имущество 381 026 кулаков, которые вместе со своими семьями (а это уже 1 803 392 человека) были отправлены на Восток (т. е. в Сибирь). Из них до мест поселения к 1 января 1932 г. доехало 1 317 022 человека, остальные 486 тыс. человек по пути сбежали. Это вместо 6,5 млн Конквеста.
Что касается «3,5 млн, погибших в лагерях», то общее число раскулаченных никогда не превосходило цифры в 1 317 022 человека. Причем в 1932-1935 гг. количество покинувших лагеря превосходило количество прибывших на 299 389 человек. С 1932 до конца 1940 гг. точное число умерших по естественным причинам было равно 389 521 человек. В это число входили не только раскулаченные, но и «другие категории», прибывшие туда после 1935 г.
В целом же только часть из 63 тыс. кулаков «первой категории» была расстреляна «за контрреволюционную деятельность». Количество умерших во время депортации (большей частью – от голода и эпидемий) составляло около 100 тыс. человек. За 1932-40 гг. около 200 тыс. кулаков умерло в лагерях по естественным причинам.
Еще более наглое вранье – цифры о «голодоморе» на Украине в 1932-34 гг. Разброс такой: Дейл Далримпл называет цифру в 5,5 млн человек, Николай Приходько (сотрудничавший с нацистами в годы войны) – 7 млн, У.Х. Гамберлен и Е.Лионс – от 6 до 8 млн, Ричард Сталет – 10 млн, Хосли Грант – 15 млн человек. В двух последних случаях надо иметь в виду, что население Украины в 1932 г. было равно 25 млн человек.
Анализ источников этих цифр показал, что часть ее пришла из херстовской печати, известной пронацистскими симпатиями, часть была сфабрикована в период маккартизма (1949-1953 гг.), часть пришла из фашистских «источников» и от украинских эмигрантов, сотрудничавших с нацизмом.
К примеру, очень многие специалисты по «украинскому голоду» часто ссылались на данные, приводимые в статьях Томаса Уолкера, публиковавшихся в херстовских газетах в феврале 1935 г. Этот журналист «давал» цифру в 7 млн умерших и множество фотографий умирающих детей. Канадский журналист Дуглас Тоттл в работе «Фальшивка, голод и фашизм: миф об украинском геноциде от Гитлера до Гарварда» вскрыл массу фальсификаций по поводу всех названных цифр, в т. ч. и приводимых Уолкером. Оказалось, что это – никакой не журналист, а преступник, сбежавший из Колорадской тюрьмы, отсидев 2 года вместо накрученных 8 лет. Решил подзаработать на фальшивках об СССР (спрос был большой), каким-то путем получил в Англии транзитную визу для переезда из Польши до Маньчжурии, и таким образом провел в Советском Союзе 5 дней. По возвращению на родину через некоторое время все-таки был арестован, а на суде признался, что на Украину «его нога вообще никогда не ступала», и его настоящая фамилия – Роберт Грин. На фотографиях же изображались умирающие дети голодного 1921 г. И таких «источников» херстовские газеты в свое время наплодили немало.
Ситуация на Украине была действительно непростая. В 1932-33 гг. голод унес от 1 до 2 млн жизней в республике. При этом добросовестные ученые называют четыре причины тогдашней трагедии. Первая связана с оппозицией кулаков, которые в преддверии коллективизации уничтожали скот и лошадей (чтобы не досталось «коммунякам»). По данным Фредерика Шумана, в период 1928-1933 гг. количество лошадей в СССР сократилось с 30 млн до менее чем 15 млн, рогатого скота – с 70 млн (включая 31 млн коров) до 38 млн голов (включая 20 млн коров), овец и коз – со 147 до 50 млн, свиней – с 20 до 12 млн. Вторая причина – засуха в ряде районов Украины в 1930-32 гг. Третья – эпидемия тифа, свирепствовавшая на Украине и Северном Кавказе в то время (на тиф указывает даже Хасли Грант – автор цифры в 15 млн человек). Кроме того, перестройку сельского хозяйства на коллективистский лад вели неграмотные и в то же время обозленные на кулаков крестьяне, которые, естественно, не могли не наломать дров.
Конечно, цифры в 1-2 млн человек – не 5-15 млн, хотя тоже немалые. Но не надо забывать, что это был период жесточайшей классовой борьбы с обеих сторон: и со стороны беднейших крестьян, и со стороны кулаков. «Кто кого» не только в смысле «эксплуататоры или эксплуатируемые», но и в смысле «прошлое или будущее». Потому что победа сталинской линии на коллективизацию вытащила 120 млн крестьян из средневековья, неграмотности и тьмы.
«Великая чистка» 1937-1939 гг.
Антикоммунисты могут поупражнять свои мозги на причинах голода в капиталистической России 1891 г., который охватил 40 млн человек (из них, по официальным данным, умерло более 2 млн), голода 1900-1903 гг. (охвачено тоже около 40 млн человек, умерло 3 млн взрослых), голода 1911 г. (тогда умерло, правда, меньше – 2 млн человек). Хотя я понимаю: антикоммунистам эти «голодоморы» неинтересны. За них не платят.
Платят за другое. Например, за страшные басни о «необоснованных репрессиях сталинского режима» против троцкистов и бухаринцев, о «сталинском терроре» во время «Великой чистки», в частности, в отношении военной верхушки, включая Тухачевского. Однако воспоминания самих участников различных заговоров весьма красноречиво опровергают мифы, созданные во время Хрущева. Среди них, к примеру, выделяются откровения сбежавшего в 1948 г. в Англию Г.А. Токаева, полковника Советской армии, партийного секретаря Военно-воздушной академии им. Жуковского в 1937-48 гг., весьма откровенно описавшего цели, методы и способы свержения военной верхушкой «сталинского режима».
Одним из мощных пропагандистских мифов на Западе, равно как и в нынешней России, является миф о терроре в 1937-1939 гг. Уже упоминавшийся Конквест в своих работах приводит цифру арестованных от 7 до 9 млн человек. Она взята из воспоминаний бывших заключенных, утверждавших, что от 4 до 5,5% советского населения находилось в тюрьмах или было депортировано. Правда, другой профессиональный антикоммунист – Збигнев Бжезинский в одной из своих работ оговаривал, что точных оценок быть не может, и ошибка способна варьироваться в пределах нескольких сотен тысяч и даже миллиона.
Более подробная информация Конквеста выглядит следующим образом: к началу 1934 г. в «гулаги» загнано 5 млн человек, в течение 1937-38 гг. – более 7 млн, т. е. набирается 12 млн человек. Из них 1 млн расстреляно, а 2 млн умерло по различным причинам в течение двух лет. В результате к 1939 г. в Гулаге находилось 9 млн человек, «не считая тех, кто сидел там по уголовным статьям». Последующая калькуляция приводит Конквеста к таким цифрам: в течение 1939-53 гг. средняя смертность в «гулагах» была равна 10%. А количество заключенных было постоянным, в среднем – около 8 млн человек. Следовательно, за это время было уничтожено около 12 млн человек. Братья Медведевы увеличивают эти цифры: в «гулагах» находилось от 12 до 13 млн человек.
После публикации гулаговских материалов оказалось: в 1934 г. в системе ГУЛАГ находилось от 127 до 170 тыс. человек. Более точная цифра – 507 307 человек, если иметь в виду и неполитических заключенных. «Политические» составляли 25-35%, т. е. около 150 тыс. человек. Конквест к ним «добавил» еще 4,85 млн человек.
В 1934 г. там находилось на самом деле 127 тыс. человек, и максимум 500 тыс. – в 1941-1942 гг. Во время «Великой чистки» количество заключенных выросло с 1936 по 1939 гг. на 477 789 человек. По Конквесту, в год в Гулаге умирало около 855 тыс. человек (если иметь в виду его цифру в 12 млн человек), на самом деле в мирное время умирало 49 тыс. человек. Аналогичные фальшивки сфабрикованы и в отношении «старых большевиков» и других «жертв сталинского террора».
Как видно из приведенных цифр, жертв сталинизма оказалось в десятки раз меньше, чем их представляют в антикоммунистической пропаганде. Но они были. Можно ли было обойтись без них? Конечно, можно... теоретически. Если бы:
а) кулаки не сопротивлялись коллективизации;
б) бухаринцы их не защищали бы;
в) Троцкий не организовывал бы заговоры и не связывался бы с гитлеровской Германией (о чем сообщал еще Черчилль);
г) Тухачевский не готовил бы антисталинский заговор;
д) охамевшие советские бюрократы больше бы думали о деле, а не о своем кармане, и т. д.

А все вместе – не выступали бы против социализма, за который бился Сталин со своими соратниками. Не будь Сталин умнее и хитрее всех их – большой вопрос, что стало бы с СССР, да и со всем миром. Но тогдашние советские люди (и прежде всего коммунисты), в отличие от нынешних демократов, вряд ли стали бы лизать немцам сапоги, как это делали европейцы. Так что во всех этих «чистках» был большой резон не только с точки зрения интересов советского государства, но и с точки зрения всей Европы, а может быть, и всего мира.
Американские ученые очень много пишут о сталинском тоталитаризме. Могу им предложить тему для дальнейших сочинений: сколько евреев осталось бы на земле, не будь этого «тоталитаризма». Порассуждайте, ребята, на досуге…
Сталин, безусловно, был диктатором, но не только в силу своего характера, на что указывал еще Ленин. Диктатором его делали время и обстоятельства. Необходимо представить себе то время, например, конец 20-х годов. В Италии – фашизм, в Германии гитлеровцы рвутся к власти с антикоммунистической и антисоветской программой. Демократические державы, Англия и Франция, науськивают и поддерживают этот фашизм против СССР. На Востоке Япония готовится к войне то ли с Китаем, то ли с СССР. Внутри страны – НЭП. Хотя в экономическом плане происходит некоторое улучшение, вновь возрождаются враждебные классы, что ведет к «обострению классовой борьбы», особенно в деревне. Экономика – аграрная. Внешняя угроза – реальная. Старые большевики все еще грезят мировой революцией. Враги всех мастей начинают активизироваться. Какая может быть в этих условиях демократия? При таких обстоятельствах могла быть только жесткая диктатура, которая и сформировалась в 30-е годы.
Сталин оказался проницательным стратегом и тактиком в реализации цели «построения социализма в одной стране». Еще до революции он был единственным из ленинской гвардии, кто не исключал возможности того, что «Россия будет единственной страной, идущей по пути социализма», в то время как большинство в партии рассчитывали на «соцреволюции» в европейских странах. При Сталине были заложены основы социализма в СССР. Сам процесс закладки происходил в чрезвычайных обстоятельствах, требовавших жестких мер в отношении всех врагов социализма, внутренних и внешних. Однако жесткость против врагов нового общества в конечном счете оборачивалась благом для основной массы населения, а также для укрепления советского государства.
За время сталинского руководства (неполных 30 лет) аграрная, нищая, зависимая от иностранного капитала страна превратилась в мощнейшую военно-индустриальную державу мирового масштаба, в центр новой социалистической цивилизации. Нищее и неграмотное население царской России стало одной из грамотнейших и образованнейших наций в мире. Несмотря на относительную потерю интеллектуального потенциала в связи с эмиграцией процарской и буржуазной интеллигенции в годы революции и гражданской войны, возникла новая советская творческая и научная интеллигенция, не уступавшая предыдущему поколению. Иначе говоря, даже начальный этап социализма, с его ошибками и трагедиями в процессе складывания нового общества, продемонстрировал колоссальный внутренний потенциал социализма как системы, которая освободила социалистические гены российского человека от прежних оков и цепей европейской модернизации, в т. ч. в виде капитализма. Произошла простая вещь: освобожденная внутренняя суть российского человека наконец-то обрела свою опору, т. е. внешнюю форму в виде социалистической надстройки и базиса, внедренную Лениным и укрепленную Сталиным.
Сталин, конечно же, допускал немало тактических ошибок, но стратегически оказался на голову выше тогдашних политиков всего мира. Он их всех обыграл и выиграл не только войну, но и отстоял социализм, распространившийся впоследствии на одну треть мира. При Сталине Советский Союз стал сверхдержавой. Какой ценой? Страшной. Но я хотел бы знать, как поступили бы нынешние критики Сталина в то время… Впрочем, наверное, знаю. Продали бы Россию – хоть Гитлеру, хоть Черчиллю, хоть Рузвельту. Потому что им-то как раз этот самый народ и ненавистен.
Олег Арин
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 14:37
«Наши» люди в Бундестаге
Сегодня российские СМИ буквально гудят от одной новости, которая столь неформатная и резонансная, что я просто не имею права обойти ее своим вниманием. Разумеется, речь пойдет о выступлении в Бундестаге нашего соотечественника, старшеклассника из города Новый Уренгой Николая Десятниченко. Речь, которую произнес российский школьник Коля, наверняка еще долго будет разрываться на цитаты и будоражить умы жителей постсоветского пространства. Именно поэтому я хочу осветить данное событие в немного другом контексте.


 Я не буду клеймить Десятниченко, приписывая ему деяния по реабилитации фашизма, так как считаю, что в произошедшем вина его, в общем-то, минимальна. Так уж повелось, что в деидеологизированном обществе плюрализм мнений это необсуждаемая норма. Сегодня крайне «модно» ставить под сомнение те или иные аспекты, которые ранее казались нам незыблемыми, что в свою очередь не может не сказаться на исторической объективности. Коля, судя по всему, мальчик довольно не глупый, инициативный и фанатично увлекающийся историей, удивил нас тем, что подошел к изучению определенного исторического периода, периода Великой Отечественной войны, с совершенно неожиданного ракурса. Уверен, что данное проявление свободомыслия не сойдет ему с рук, так как заявления на Десятниченко по факту осуществления попытки реабилитации фашизма посыпались в правоохранительные органы подобно спелым яблокам, которые обильно падают на землю по время проливного дождя.
Так кто же виноват в произошедшем? Ответ на этот вопрос, несомненно, важен, так как виноватый должен быть обязательно, так уж у нас повелось. Можете закидать меня камнями, но виновата в произошедшем наша властная система, которая превратила нас в общество потребителей, лишенное идеологии, национальной идеи. Виновато и само общество, которое крайне легко восприняло происходящие с ним метаморфозы, в одно мгновение забыв все то, что завещали нам наши предки, променяв память о нашем славном, местами трагическом и героическом прошлом на модные гаджеты и дизайнерские кроссовки.
Кто учил Колю Десятниченко? Кто был его наставником, тем, кто помог разобраться мальчику в идеологическом многообразии, захлестнувшем территорию Российской Федерации? Почему в истории Великой Отечественной войны, буквально пропитанной трагизмом судеб советских граждан, его заинтересовал именно жизненный путь ефрейтора вермахта? Не правда ли, непростые вопросы? Нет, разумеется, вина за произошедшее лежит, прежде всего, на его учителях и на тех, кто в какой-то период жизни втянул довольно неглупого подростка в программу, организованную Народным Союзом Германии при активной поддержке компании Wintershall. Но самый главный вопрос, заключается в том, как такое вообще стало возможно в России, стране, чей мужественный народ сломал хребет фашизму, освободив от оккупации фактически всю Европу?
Вспоминая времена Советского Союза, я часто задумываюсь над эффективностью той идеологической модели, которую год за годом, десятилетие за десятилетием продвигали идеологи правящей партии. Да, она не была идеальной. Да, были перегибы и недоработки. Да, не стоит ее идеализировать, но, черт возьми, она ведь работала! Невозможно представить себе, чтобы советский школьник, наследник победителей, встал на трибуну и заявил о том, то его огорчили могилы невинно убиенных немцев, среди которых многие хотели жить мирно и не хотели воевать! И самое главное, все описанное выше было невозможно отнюдь не по причине тотальной цензуры. Мы действительно верили и продолжаем верить в то, что для агрессора, напавшего на нашу страну и уничтожившего миллионы и миллионы мирных жителей, любое наказание является мягким и недостаточным.
Сегодня мы бойко обсуждаем Колю Десятниченко, который в своей речи хотел призвать всех к миру и недопущению повторения трагедии тех страшных лет. Клеймим его гневно, призываем на его голову самую страшную кару. Скажите, а было бы возможно подобное, если бы того же самого Колю повезли на экскурсию не к захоронению пленных немцев, погибших в советских лагерях, а допустим в Волгоград, который в сознании большинства наших сограждан так и остался Сталинградом? Если бы его провели по памятным местам блокадного Ленинграда? Свозили бы в Хатынь? Если бы его, в конце-то концов, повезли не в Бундестаг, для участия в Центральном траурном митинге, посвященном памяти жертв войны и тирании, а  на территорию одного из немецких концентрационных лагерей, которые стали могилой для миллионов наших сограждан? Я думаю, что нет.
Сегодня наше государство довольно робко и несистемное начинает финансировать проекты, связанные с патриотизмом и сохранением исторического наследия. Несомненно, в этом вопросе мы глобально опоздали и теперь мучительно и безнадежно пытаемся догнать стремительно уходящий поезд, чтобы хотя бы ухватиться за поручни последнего вагона. Запад финансирует подобные проекты, проекты, направленные на искажение исторической объективности и увод внимания от истинных причин той трагедии уже не один десяток лет. Финансирует довольно успешно, выступление Николая Десятниченко в Бундестаге является ярким тому подтверждением. И что нас ждет в дальнейшем, остается только гадать.
Знаете, я прекрасно представляю себе, какие вопросы задал бы представителям Бундестага увлекающийся историей Николай Десятниченко, если бы ему посчастливилось родиться лет так на двадцать пять раньше. Несомненно, он спросил бы о том, что вообще делал под Сталинградом ефрейтор Георг Йохан Рау? Кто его туда звал? Какой путь он прошел по дороге к этому городу на Волге? Спросил бы, несомненно, о судьбе четырех миллионов советских военнопленных, не вернувшихся домой из немецкого плена. Но Коля родился в другую эпоху и стал продуктом совершенно другой системы.
Признаюсь, мне даже иногда становится жалко тех, кто родился лет на 10 позже меня. Жалко, потому что они живут во времена, когда история, как  наука не должна быть объективной, а должна служить интересам действующей власти. Подобное мы наблюдаем на территории Польши, Украины, Россия, к сожалению, не является исключением. Еще совсем недавно Иосиф Сталин именовался «отцом народов», тем, кто привел советский народ не только к победе над фашисткой Германией, но и к индустриальному прорыву и «советскому экономическому чуду». Сегодня он стал тираном и палачом. Наблюдая за строительством на территории столицы нашей Родины «стена скорби» тот же самый Коля мог прийти к простому и логичному выводу о том, что раз Сталин так легко погубил миллионы своих сограждан, то уничтожить сотни тысяч немецких солдат и офицеров, попавших в советский плен, ему было вообще раз плюнуть. А помните Катынь? Позорное покаяние за то, чего мы не совершали? Помните о том, что в черепах погибших поляков нашли пули немецкого образца, а вокруг трупов были разбросаны немецкие гильзы? Помните о том, что расследование по факту расстрела польских офицеров проводили немецкие «эксперты», а его результаты в 1943 году озвучил никто иной как Геббельс? Нет, не помните? А Николай Десятниченко наверняка помнит. Помнит, и поэтому не исключает, что может настать то время, когда мы публично покаемся за «невинно убиенных» немецких солдат, попавших в советский плен и ставших жертвой «кровавого сталинского режима». Исключительно в политических целях. Я уже не говорю о Солженицине, патологическом лжеце и предателе, который призывал сбросить на СССР ядерную бомбу и памятники которому сегодня пытаются установить буквально повсеместно.
Так в чем, в принципе, виноват Николай Десятниченко? Скорее всего, лишь в том, что родился в то время, когда идеологическое многообразие стало безусловной нормой. Многообразие, от которого даже у нас, родившихся в СССР, переживших распад Империи и прошедших через лихие, ой простите, через святые 90-е, порою идет кругом голова. И прежде чем клеймит этого подростка, который, несомненно, заблудился в своих исторических изысканиях, ответьте сами себе на несколько простых вопросов. Сколько учебных часов отведено в школе на изучение истории Великой Отечественной войны? Как часто Вы рассказываете своим детям о том непростом периоде? Из каких книг и фильмов ваши дети черпают информацию об истории Великой Отечественной войны? Сколько раз Вы устраивали для них экскурсии к памятным местам и местам боевой славы? Сложно ответить? Беда. А ведь вакуума в природе не бывает. Если мы не вкладываем в сознание наших детей простые и понятные истины, то в него втягивается тот мусор, которым сегодня буквально переполнено информационное пространство. Есть ли в этом их вина? Или быть может, все-таки настало время нам признать свои ошибки и постараться любыми доступными методами исправить ситуацию? Не писать банальные заявления в правоохранительные органы, требуя покарать виновных, что у нас, в принципе, умеют делать довольно неплохо, а постараться понять, как мы докатились до такой жизни и что нам делать дальше?
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 09:12
Забытые ценности СССР
Люди, с которыми довелось общаться, делятся на две категории: те, кто застал СССР и те кто не застал. Очень часто они не могут понять друг друга, отличия в мировосприятии бывают колоссальные.


Итак, я родился в СССР в разгар застоя, в семье простого московского токаря и простой лаборантки. Первое своё сознательное устремление я помню так: сидит мой дед, читает газету. Я подхожу, смотрю на колонки букв, спрашиваю: "Дед, ты что делаешь?" "Читаю". Я очень захотел научиться читать. Бабушка работала учителем русского языка в начальных классах. Научила быстро. К шести годам я уже читал довольно бегло. Помню, очень сильно хотел в школу. Всё было интересно, хотелось так много узнать. В нашем первом классе было сорок два человека. В школе было шесть первых классов, и я был в первом Е. Потом, когда я уже учился классе в четвёртом, первых классов стало десять. Да-да, у нас в школе был 1-й К! Ну это я к тому, что детей было очень много, очень.
Надо сказать, что чтение стало моим любимым занятием. Я читал всё, что только попадалось — вплоть до отрывных календарей (кто не в курсе или забыл, там, на обороте каждой отрывной страницы была размещена разная полезная информация). Я выписывал и прочитывал от корки до корки журналы "Юный техник", "Техника - молодёжи", "Наука и жизнь", иногда читал что-то из журнала "Радио", который выписывал отец, долго уговаривал родителей выписать журнал "За Рулём", и уговорил таки. В "Роман-Газете" читал про Аниськина, в "Юности" прочёл "Заводной апельсин", "Историю любви", "Остров Крым". Отец где-то доставал "Искатель" — это было целое сокровище! Я читал "Пионерскую правду", а потом "Комсомольскую правду", газету "Труд" и "Вечерняя Москва".
Бабушка собирала и сдавала макулатуру. За 20кг сданной макулатуры можно было получить талон на книгу. У нас все шкафы были заставлены книгами, приобретёнными таким образом: Дюма и Джек Лондон, Фенимор Купер и Морис Дрюон, Жюль Верн и Мопассан, Конан Дойл и Эдгар По — всех и не вспомнить уже.
Три года подряд проводил по два месяца на Черном море, в пионерлагере. Там и научился плавать в шесть лет. Лет в 10-11 спаял акустический выключатель — хлопаешь в ладоши, свет включается! Да, я знал, как работает транзистор и что такое конденсатор до того, как мы проходили это в школе по физике. Собрали как-то с отцом один планер, а как-то катерок, там ещё нужно было резинки закручивать и потом они крутили винт, но увлечением не стало, не пошло. Дома отец собрал маленький токарный станок и я уже классе в шестом умел точить детальки разные и резьбу нарезать. В 9-м — 10-м классах на УПК было автодело, после 10-го класса получил права категории С, то есть уже по достижении 18 лет спокойно мог работать водителем грузовика: профессия была сразу по окончании школы. Естественно мог починить автомобиль, протекающий кран, ну и вообще почти любой механизм. Вбить гвоздь, просверлить отверстие в стене. Благодаря отцу мог ориентироваться в лесу и отличать съедобные грибы от несъедобных. Развести костёр в дождь. Рыбы наловить в речке. Не Бог весть что для большинства жителей нашей необъятной страны, но для жителя мегаполиса?
Мы жили не бедно и не богато — в достатке. Государство предоставило трёхкомнатную квартиру на четверых. Одежда была по потребности — носил и ватник и валенки с галошами когда мелкий был. Кроссовки свои первые помню до сих пор. Велосипеды покупались по мере подрастания: "Бабочка", "Школьник", "Салют".
Те, кто дочитал до этого места, возможно, подумали: а зачем я это всё рассказываю? А вот зачем: нигде я не прочитал тогда, никто мне не сказал, ни родители, ни учителя, ни телевизор, что человек живёт ради бабла! Я из тех, кто не вписался в рынок. Не стал капиталистом. Нет, конечно, я не бедствовал, нужных навыков, чтобы не голодать, было выше крыши. Я очень много знал об окружающем мире, но! ничего не знал я в своём детстве про бабло. Я не знал, что нужно заводить связи. Не знал, что юристы и экономисты это самые нужные и уважаемые и распространённые профессии. В союзе за спекуляцию была уголовная статья, а надо было, оказывается, учиться спекулировать — был бы сейчас "уважаемым человеком"!
И вот я смотрю на тех, кто вырос при капитализме. Деградация — не подберу другого слова. Виртуальная реальность и деньги. Деньги и виртуальная реальность. Бабло, бабульки, капуста, грины. Бренды и тачки. Тёлки и метёлки.
Сейчас, конечно, меняется всё к лучшему. Спорт развивается, читать начали потихоньку. Кружки и секции возрождаются. И это не может не радовать. Но ведь выросло целое поколение "эффективных менеджеров". Их ведь не переделаешь уже...Ну и жертвы ЕГЭ плодятся по всей стране опять же.
Также ищу ответ, вот на какой вопрос: развитие капитализма это экспансия. Бизнес должен расти. Бизнесу нужна реклама, нужны новые и новые потребители, бизнесу не выгодны товары, которыми можно пользоваться десятилетиями, а потом передать по наследству. Бизнес давно уже не удовлетворяет потребности, а создаёт их и потом уже удовлетворяет. Бизнесу совершенно не интересна наука ради открытий, если эти открытия нельзя монетизировать. Бизнесу не интересно создавать бизнес, который окупится через двадцать-тридцать лет! Бизнесу интересен ссудный процент, акции, фьючерсы, опционы и прочие облигации. Сотни и тысячи процентов прибыли, прямо сейчас — какие двадцать-тридцать лет? Я вас умоляю...И как быть? Что у нас будет за строй? Бизнес-строй? Не, не слышал.
Какие же люди нужны этому бизнес-строю? Заинтересован ли этот бизнес-строй в умных, начитанных, с широким кругозором, спортивных? Кому они вообще нужны, такие люди? Есть ли у "современного" человека время поднять голову и смотреть на звёзды? Просто так смотреть, бесплатно, ни для чего? Но ведь это не приносит прибыль. Всё меряется прибылью в нашем бизнес-строе. А мы задумываемся для чего нам это всё? Для чего рост благосостояния отдельных индивидуумов, покупающих автомобили по цене трёх квартир? На что кладётся жизнь в битве за бабло? Вам не кажется, что вещи потеряли свой смысл? Не вещи для людей, а люди для вещей. Рынки сбыта. Не страны, не люди, а рынки сбыта. Цифры, проценты, прибыли дивиденды.
Знаете, я бы всё отдал за возможность вернуться в детство, и прожить его заново, только осознанно: осознавая, что я могу, будучи шестилетним пацаном, целый день до позднего вечера пропадать на улице с друзьями, и знать, что мама спокойна, не пьёт валерьянку и не звонит в милицию. Что цены через год и через пять лет не изменятся, и что если у меня есть работа, то я не буду испытывать нужду, и работа в моей жизни совсем не главное, а главное семья, дети, книги, спорт. Что можно мечтать о космических полётах и других планетах. Что моя страна — самая лучшая в мире страна: самая богатая на талантливых инженеров и учёных, врачей, учителей и просто хороших людей. Самая мощная страна в мире, которая помогает другим странам.
Как-то пафосно звучит, но я так чувствую, что ж поделать...
Итак, вот главный вопрос: возможно ли убрать из сегодняшней жизни финансовую доминанту? И если да, то на что заменить? Как сделать так, чтобы миллионы людей очнулись от морока финансовых чар и снова стали людьми?
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 08:33
Станислав Булак-Балахович: Рождение мифа

Имя атамана Станислава Булак-Балаховича довольно часто мелькает на страницах оппозиционной прессы. Вместе с тем сам Полесский поход 1920 года националисты обычно стараются тщательно ретушировать. Слишком много в нем мрачных страниц, которые нельзя показывать целевой аудитории.
На самом деле в том образе, который создала националистическая историография, лживо практически все. Начиная от образа мыслей и политических симпатий атамана до его практической деятельности в годы Гражданской войны. Пробираясь через трясину липовых публикаций последних десятилетий, можно смело констатировать, что создатели иконы национального героя отказались даже от тех источников, которые никоим образом не имеют отношения к советской власти. Я имею в виду многочисленные еврейские, польские, белогвардейские и даже белорусские документы, которые подробно описывают все сферы деятельности Балаховича, однако совершенно не годятся для его мифологизации.
Впрочем, причин особенно демонизировать атамана у меня нет. По большому счету, он очень похож на многих своих современников, воевавших на красной, белой или зеленой стороне. Он нисколько не виноват в том, что из него попытались сделать национального героя. Поэтому я посчитал уместным проследить жизненный путь Балаховича, чтобы каждый смог убедиться в справедливости моих слов.
Станислав Булак-Балахович: Рождение мифа
С.Н. Булак-Балахович
В первую очередь обращает на себя внимание тот факт, что до Гражданской войны атаман был царским офицером, лояльно относящимся к Российской империи и даже отличавшимся мужеством и исполнительностью. При этом он был награжден Георгиевской медалью, Георгиевскими крестами 4-й, 3-й и 2-й степени.
Думаю, что не случись двух революций, судьба нашего героя была бы никому не интересна. Возможно, что он бы смог попасть в хронику Первой Мировой войны, ибо имел талант партизанского вождя. Его рейды на немецкую территорию отличались дерзостью и умением.
Как мы можем заметить, в этот период атаман не только не является примером для молодого националиста, но и «пачкает» свою репутацией верной службой империи.
Но грянули революции, а потом и Гражданская война. Балахович переименовывает свой отряд (который на тот момент возглавлял в виду смерти предыдущего руководителя) в 1-й Лужский конный партизанский полк 4-й Петроградской дивизии. Сам Троцкий предложил ему должность инспектора кавалерии Красной Армии. Однако Балахович пошел к красным не по доброй воле. Он хорошо служил советам против немцев, но как только в Пскове начали формироваться белые части Северо-Западной армии, послал своего связного для установления контактов. Следствием этого стал переход отряда будущего атамана на сторону белых.
Как мы видим, судьба Балаховича на этом этапе типична для многих офицеров императорской армии. Он вынужденно поступает на службу к большевикам, потом переходит на сторону белых и воюет в их рядах практически до самого поражения.
И только в тот момент, когда белые армии практически вышли из игры, атаман внезапно вспоминает о своем национальном происхождении. Он собирает своих единомышленников в «Особый Белорусский отряд», вводит бело-красно-белый стяг и кокарды на фуражках с изображением герба «Погоня». Кроме того, он заявляет о своем подчинении так называемой Белорусской Народной Республике.
Впрочем, очевидно, что этот ход был обыкновенным маневром. Балаховичу требовалось время, чтобы переформировать свой отряд. После этого он просит польские власти направить его отряд в Беларусь, чтобы воевать против большевиков. Его просьбу удовлетворяют, части перебрасывают, а атаман успевает прославиться в польско-советской войне.
Современники вспоминают, что Балахович отнюдь не выделался своим интеллектом или образованностью. В его армии были приняты физические наказания, отношение к рядовым было фамильярным. Офицеров набирали из самых подонков общества, что ярко отражено в характеристике польского офицера Бронислава Мединского, составленной по заданию польского Генштаба. Пленных расстреливали, атаман любил власть и мог наказывать подчиненных по своему произволу. Одним словом, был Балахович типичным представителем «зеленого лагеря».
Свой самый известный Полесский поход атаман совершил вовсе не потому, что его целью было «освобождение Беларуси». Это легко доказуемо. Во-первых, он заключил соглашение с Российским политическим комитетом, возглавляемым Савинковым. Оно предусматривало, что будущее Беларуси будет решаться на Учредительном собрании. Армия Балаховича получила название «Русская Народная Добровольческая армия». Об этом очень не любят вспоминать в националистических монографиях. Во-вторых, атаман в своих воззваниях обещал дойти до Москвы, а не сосредотачиваться на местных проблемах. В-третьих, его поход с самого начала был инициирован Юзефом Пилсудским.
В мои задачи не входит подробное описание боевых действий, да это и невозможно в одной статье. Отмечу лишь, что за короткий срок «птенцы» атамана успели прославиться жуткими еврейскими погромами, а его армия была за месяц полностью разбита.
После разгрома Балахович окончательно отдалился от «национальной политики». С этого момента его судьба оказалась тесно связана с Польшей, в которой он и погиб от рук нацистов 10 мая 1940 года.
Станислав Булак-Балахович: Рождение мифа
Картинка из сообщества белорусских националистов в социальных сетях
Вот такой вот белорусский герой, большую часть времени проведший на службе у совсем не белорусских сил и движений. Почему националисты выбрали именно его символом своей части Гражданской войны? Думаю, что причина в откровенном отсутствии лидеров. А Балахович хотя бы где-то засветился, где-то обмолвился о белорусском национальном движении…
Тяжело создавать мифы с нуля. Особенно в короткий срок и используя бедный материал. Впрочем, иногда помогает воровство истории у соседей. Именно таким принципом и руководствуются белорусские националисты, когда по собственному произволу перекраивают историю.
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 06:11
РИА Катюша: "Внимание, родители: «пятая колонна» лезет в школы со своим гендером"
Гомосексуальное лобби в органах власти РФ усиливает натиск на массовое сознание россиян. Нападение идет сразу по нескольким направлениям. Дума рассматривает закон «О гендерном равенстве» . Министерство образования поддалось на уговоры лоббистов и организует в пятницу, 1 декабря, уроки секспросвета во всех школах под видом профилактики СПИДа. Учреждения культуры заполонили извращенцы всех мастей—в Петербурге проходят кинофестивали гомосексуалистов, на которые приезжают мировые знаменитости, а в Москве открывают педофильскую выставку Джока Стерджеса. Конечно, до сошедшей с ума Европы, где лютеранская Церковь Швеции призвала духовенство использовать «гендерно-нейтральный» язык при обращении к Богу, нам пока далеко—но тенденция очевидна.
Как уже рассказывала «Катюша», 1 декабря во всех российских школах запланирован урок «профилактики ВИЧ», на котором детям обязательно расскажут про презервативы, половой акт и т.п. Как будет проходить это мероприятие, неизвестно—скорее всего, большинство школ постарается привлечь к организации «урока» «специалистов» из т.н. молодежных консультаций, поднаторевших в секспросвете школьников. В ряде регионов, например в Санкт-Петербурге, уже есть опыт принудительного секспросвета в этих консультациях—когда детей, без ведома родителей, снимают с уроков и ведут на лекцию или семинар, где демонстрируются фаллоимитаторы и т.п., а также внушается мысль о безопасности беспорядочных половых связей («главное—предохраняться»), в том числе с носителями ВИЧ, и даже рекламируют абортивные таблетки. Например, вот фотография плаката, который висит в одной из молодежных консультаций Кировского района Санкт-Петербурга (причем абортивные таблетки на плакате выдаются за средство контрацепции).


Если же молодежной консультации поблизости нет, учителя могут просто включить в классе запись он-лайн урока секспросвета от некоего Сергея Буланова – который заявил на совещании в Минобразования что он «принципиально» намерен рассказывать детям о половых актах и презервативах.
Во избежание проблем у детей, рекомендуем родителям просто не водить своих детей в школу 1 декабря –а если уж повели, сделать видео запись урока, и прислать ее в прокуратуру или, на худой конец, в аппарат Общественного уполномоченного по защите семьи по электронной почте detispb@bk.ru, чтобы эксперты оценили действия конкретных педагогов и школьных администраций, в контексте статей УК, предусматривающих ответственность за развращение несовершеннолетних.
К сожалению, профилактика СПИДа—далеко не единственный способ проникновения в школы гендерно озабоченных граждан. Так, по информации читателя РИА Катюша, 9 ноября в школу №525 Московского района Санкт-Петербурга (с углубленным изучением английского языка) явился один из ярких «борцов за права ЛГБТ» Петербурга, «борец с режимом», помощник депутата от «Яблока» Максим Иванцов в обществе 19 граждан Дании, с целью провести со старшеклассниками беседу на тему «гендерного равенства». Беседа, больше похожая на акцию по массовой вербовке молодежи, проходила в дневное время в актовом зале. Датчане остались довольны, а родители и общественники теперь пишут возмущенные письма в правоохранительные органы. Как оказалось, тот же г-н Иванцов, некогда уволенный по заявлениям общественных организаций из 216 школы Санкт-Петербурга за свой нездоровый ЛГБТ активизм, является куратором сетевого ресурса «Школьные проекты» -- и, возможно, засветился со своими иностранными «партнерами» и в ряде других образовательных учреждений. В скобках заметим, что правоохранительным органам стоило бы выяснить, как данный субъект и ему подобные попадают в школы. Обычного человека, например, православного батюшку или представителя военно-патриотического клуба, к детям просто так никто не пустит…
Не отстают в деле «сексуального просвещения» (точнее, растления) и учреждения культуры. Так, в Петербурге на днях завершился очередной кинофестиваль для извращенцев «Бок о бок», который посетил известный австрийский бородатый педераст выступающий под псевдонимом Кончита Вурст. Об этом написали десятки крупных СМИ – причем не как о маргинальной тусовке больных на всю голову людей, а как о вполне респектабельном культурном мероприятии. Еще больше шума было вокруг педофильской фотовыставки Джока Стёржеса "Без смущения", которая на днях открывается в Москве в Центре фотографии имени братьев Люмьер. В прошлом году эту выставку уже пытались привести в Россию—но после выступления общественников и заявления сенатора Елены Мизулиной и ряда других представителей власти, быстро прикрыли.
Представители «пятой колонны», вроде участницы общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка и бывшей пресс-девушки движения «Наши» Кристины Потупчик, не скрывают своей радости.

РИА Катюша: "Внимание, родители: «пятая колонна» лезет в школы со своим гендером"

И это только самые заметные «культурные» события. А сколько еще «незаметных», вроде спектакля «Тельма» про «любовь» двух лесбиянок в Александринском театре , и т.п.
Конечно, на фоне Германии или Франции, где проходят многотысячные манифестации извращенцев а власти выделяют по 400 млн евро на борьбу с гендерным неравенством , это ерунда. Но тенденция тревожная: еще каких-то 15-20 лет назад Европа тоже была другой и тем же французам или немцам в страшном сне не могла присниться нынешняя толерантно- содомитская реальность, в которой извращенцы всех мастей становятся «высшей расой» - а нормальные люди мечтают сбежать из страны.
Как сообщает The Guardian, 23 ноября некто «архиепископ Антье Якелен» (женщина), возглавляющее то, что некогда называлось Лютеранской Церковью Швеции, распространило «рекомендацию» священникам «воздержаться от употребления слов «Господь» и «Он», используя «гендерно-нейтральный язык». Не дай нам Господь дожить до такого.
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 05:13
Бес культурья
Share Tweet [/i]Share Share [/i]Email [/i]CommentsНе пора ли государству отпустить творческую интеллигенцию на вольные хлеба?
Деятели культуры недовольны профильным министерством, министерство – творческой интеллигенцией. Одним вечно мало денег, другим не хватает влияния. Сломать порочный круг может решение Минфина перевести властителей дум на вольные хлеба, предоставив им самим зарабатывать, продавая своё искусство народу. Но творцы категорически против – похоже, они сами не верят в то, что способны заработать на жизнь без помощи государства.
Деятели культуры – этакий коллективный булгаковский Шариков. «Столуются» в Министерстве культуры, как Полиграф у профессора Преображенского. Насытившись, смачно рыгают, вытирая жирные пальцы о чистую скатерть. Но поди попеняй им – огрызнутся, как «начальник очистки»: «Отлезь, гнида!» Кормить – корми, но не моги поучать! А ведь не в коня корм. За четверть века – ни одного гениального фильма, ни одной книги, такой, чтоб на все времена. Помнится, больше других горбачёвской перестройке радовались деятели культуры. Нет больше запретов – пиши, рисуй, лепи и снимай что хочешь! Тысячи творческих объединений принялись утолять культурный голод советских граждан. Но быстро выяснилось, что предлагаемая ими духовная пища во многом сродни тогдашним кооперативным шашлыкам – липко, невкусно и с душком. Намаявшись от изжоги, народ перестал ходить на кинопремьеры и актуальные вернисажи, покупать новые книги и билеты на современные постановки. И денежный поток, хлынувший было в карманы мастеров культуры, быстро иссяк. Пришлось по советской привычке вновь обращаться «за кислым исполкомовским рублём» – идти на поклон в профильное министерство. И государство приняло оголодавших культуртрегеров («носителей культуры». – Ред.) на кошт. Позабыв, что чёрная неблагодарность – образ действия значительной части отечественной творческой интеллигенции. «Развлекались как могли, – вспоминает советские времена критик и литературовед Андрей Мальгин, – на щедрые государственные денежки. Для того времени это было нормой. Известно, как относились художники к многочисленным госзаказам, когда им надо было изваять очередного Владимира Ильича. Называли его пренебрежительно – Кузьмичом. Среди эскизов был Кузьмич испражняющийся, Кузьмич с задницей вместо головы и так далее. При этом в конечном итоге Владимиры Ильичи получались вполне себе». «Так что пусть наша власть не заблуждается, – предостерегает Мальгин, имея в виду то, как относится к ней значительная часть творческой интеллигенции. – Ну дайте им ещё миллион. И ещё. И десять миллионов. Хоть сто. С удовольствием возьмут. А потом в своём кругу поржут над вами, идиотами». «Когда существует госзаказ, творческие люди всегда имеют возможность выбрать: брать или не брать, – подытоживает директор Большого московского государственного цирка Эдгард Запашный. – Но все берут». Никчёмные, продажные, твои И берут, и беззастенчиво разворовывают, при этом всякий раз выказывая неподдельное недоумение, если их ловят за руку: а нас-то за что?! Некоторые даже умудряются на таких скандалах делать себе имя. Кому, кроме кучки эстетов, был известен Кирилл Серебренников, пока его не взяли под стражу по обвинению в крупном мошенничестве? Зато теперь его вся страна знает, а видные деятели советской культуры то и дело апеллируют к власти, уговаривая не ломать биографию заблудшему дарованию. Между тем декан факультета телевидения МГУ Виталий Третьяков сравнил постановки Серебренникова с гоголевской «Женитьбой», описанной Ильфом и Петровым в «Двенадцати стульях». Претенциозный низкопробный китч. Серебренникова подозревают в хищении как минимум 68 млн рублей, выделенных Министерством культуры.Театр «Сатирикон», согласно экспертным выкладкам, демонстрирует худший результат среди федеральных театров по посещаемости – на уровне 50–52%. Спектакли идут в полупустых залах. Выручка падает, но государство год от года лишь увеличивает финансирование. В 2015-м фамильному предприятию Райкиных выделили 191,6 млн рублей, в 2016-м – 213 млн, а в текущем году, по данным главы общественного совета при Минкультуры Павла Пожигайло, до 250 миллионов. Годовой бюджет провинциального города. При этом три года назад «Сатирикон» показал 300 спектаклей (в том числе четыре премьеры), а в минувшем году лишь 232 постановки (одну премьеру). Как-то не соотносятся затраты с «выхлопом», не находите? Не по этой ли причине Константин Райкин то и дело находит повод поскандалить? Называет Россию «некрофильским государством», уличает министра культуры Владимира Мединского в мстительности и лжи и жалуется на засилье цензуры. «Позвольте, какая цензура?! – недоумевает Мединский. – Вам выделяют 200 млн в год просто так, в качестве помощи! Это в 2 раза больше, чем вы получали шесть лет назад!» Но Райкин непреклонен – он страдает за то, что «так видит». И немедленно получает президентский грант, хотя ранее министр культуры подчёркивал, что конфликт с руководством «Сатирикона» у него начался после того, как театр затребовал дополнительное финансирование. И вот оно в кармане – бинго! Согласитесь, шантажом отдаёт. «Парадокс, но пропасть между чиновниками и деятелями культуры начала появляться в тот момент, когда государство усилило финансирование театров», – с неприкрытым удивлением констатировала «Независимая газета». Уйти на вольные хлеба? Ищи дурака! Этим летом Минфин вознамерился было вырвать бутерброды с чёрной икрой изо ртов прожорливых культуртрегеров, инициировав законопроект «О государственном социальном заказе». Суть его, казалось бы, очевидна: поливаешь грязью страну – не рассчитывай на бюджетные подачки. Логично, не так ли? Нет, не так, объявили руководители Союза музеев и Союза театральных деятелей Михаил Пиотровский и Александр Калягин. И направили председателю думского комитета по культуре Станиславу Говорухину «телегу», мол, предлагаемые Минфином изменения «могут нанести большой вред российской культуре». Шутка ли, Министерство финансов решило приравнять культуру к сфере услуг! Напрасно замминистра финансов Алексей Лавров увещевал деятелей культуры, что-де опасаться им нечего, а суть ведомственной инициативы заключается в том, чтобы работа бюджетных учреждений культуры отчасти переходила на рыночные рельсы, чтобы развивалась конкурентная среда с привлечением негосударственных организаций. Но деятели культуры продолжают кричать «караул!». «Разговоры будут сладкими, формулировки – ужасными, – негодовал гендиректор Большого театра Владимир Урин. – Достаточно вспомнить фразу из экономического обоснования Минфина: «Данный закон не предполагает увеличения бюджетных средств!» О горе! Понятно теперь, в чём причина негодования? Между тем в думском профильном комитете продолжают гнуть свою линию. «Закон о государственном социальном заказе пойдёт на благо российской культуре, – убеждена первый зампред комитета Елена Драпеко. – Если, конечно, правительство решится пойти до конца вопреки возмущениям отдельных её представителей». Президент Путин подписал указ, расширяющий список получателей грантов в области культуры и искусства на 15 позиций – до 99 организаций. Увеличивается и финансирование грантов – с 5,3 млрд до 8 млрд в год Но деятелям культуры предложения Минфина и Думы по-прежнему не нравятся. Одно дело – демонстрировать зрителям бесштанное действо со сцены, подобное одиозному «Тангейзеру», но совсем иной коленкор – оставаться самим без штанов. Возможность заработать при переходе на рыночные рельсы, как во времена перестройки, больше никого не прельщает. Перспектива перейти на подножный корм для подавляющего большинства служителей муз – верная гибель. Уж кому, как не им самим, знать, что народ нипочём не поддержит рублём их голозадых «тангейзеров». А ничего другого наши гиганты мысли генерировать, похоже, не в состоянии – и они сами об этом знают. Много ли по-настоящему хороших книг опубликовано за последние четверть века? Таких, чтобы вся страна читала запоем, обсуждая их взахлёб? Навскидку не вспомнить. А много ли снято фильмов, по-настоящему народных? Которые крутили бы по большим праздникам, вперемежку с рязановскими и гайдаевскими нетленками? «Особенности национальной охоты», «ДМБ», балабановские «Брат» и «Брат-2». Из высоколобого кино ещё «Мелкий бес» Николая Досталя и, пожалуй, «Даун Хаус» – эксцентричное прочтение классики Достоевского. И, кажется, всё.Так стоит ли удивляться тому, что отечественная культура никак не оторвётся от минкультовской титьки? По данным Transparency International, подавляющее большинство объектов культуры – театров, музеев и даже цирков – существует за счёт государства. В прошлом году столичные власти выделили государственным театрам субсидий на 12,5 млрд рублей – Клондайк! Как оторваться от такого нажористого изобилия? Из бюджета оплачивается около 80% стоимости театральных билетов, подсчитали в Transparency International. Для многих городских театров бюджетные субсидии – это больше половины годового дохода, а для некоторых – 90%». Как минимум 14 художественных руководителей столичных театров, в числе которых Олег Табаков, Константин Райкин и Олег Меньшиков, «получают госконтракты», установили в Transparency International, «искусственно создавая себе дополнительные возможности для заработка». При этом, по словам заместителя гендиректора этой организации Ильи Шуманова, «система работает с колоссальными искажениями и автоматически кратно усиливает риск для всех руководителей учреждений и материально ответственных лиц. Оптимально было бы заменить всю систему финансирования культуры и искусства, переводя организации в частный статус, а вместо государственного финансирования внедряя систему грантов». Разумно? Вполне. Да только тем, для кого культура – кормушка, подобное не по вкусу. О сходстве культурных элит Вы, наверное, думаете, что подобная ситуация возможна лишь в нашей стране? Отнюдь! В Израиле противостояние министра культуры Мири Регев с театральными деятелями, длящееся уже несколько лет, представляется намного более жёстким, чем у тех же Мединского с Райкиным. Едва заступив на свой пост, Мири Регев сделала всё возможное, чтобы лишить государственных субсидий два арабских театра – «Аль-Мидан» и «Аль-Мина». Один – «за воспевание палестинского террориста, убившего израильского солдата», другой – за то, что его ведущий артист отказался выступать в еврейских поселениях Иудеи и Самарии. Израильская творческая интеллигенция тут же составила петицию под названием «Деятели культуры отказываются молчать!». Мири Регев разъясняет: отныне государство намерено поддерживать лишь тех деятелей искусства, чья творческая позиция совпадает с позицией демократически избранного руководства страны. Но деятели культуры с ней не согласны. На открытии Фестиваля Израиля Мири Регев публично освистали за то, что она пригрозила лишить устроителей финансирования – ей не понравились «экспериментальные постановки» с голыми актёрами, которые значились в программе мероприятия. Участники фестиваля отреагировали на это заявление следующим образом: сфотографировались голыми, развернувшись к объективу фотокамеры задом, а на филейных частях написали: «Для Мири Регев – с любовью». «Искусство по-прежнему в большом долгу» «Папа денег не даёт, Костик деньги сам возьмёт», – бравировал один из героев популярной перестроечной ленты «Гений». Деятели культуры, кажется, придумали, откуда ещё им намутить денег, если план Минфина внедрить социальный заказ всё же будет одобрен. Как раз сейчас Минздрав пробивает в правительстве свою «антитабачную концепцию», в которой прописан запрет на рекламу табачных изделий объектами культуры. С этой идеей носятся уже давно, но ещё пять лет назад ныне покойный заместитель гендиректора Эрмитажа Владимир Матвеев подсказал, как её грамотно «объехать»: «Если бизнес вредит людям, но он легален, почему бизнесменам нельзя заниматься благотворительностью?» Примерно четверть необходимых финансов учреждениям культуры выделяет государство, а пятая часть – так называемые внебюджетные источники. В том числе и благотворительность. Скажем, табачная компания имярек финансирует некую художественную выставку – в отчётах это отражено. Имярек – спонсор мероприятия. «Но там не сказано, что имярек – именно табачная компания», – разъяснял суть уловки Матвеев. Конечно, таким образом можно будет компенсировать лишь небольшую часть культурных бюджетов, зато помимо табачных благотворителей найдутся ещё и водочные, и прочие – как в лихих 90-х. У наших мастеров культуры опыт работы с такими инвестициями уже имелся. Много хорошего кино тогда наснимали, жаль, названий шедевров никак не упомнить.
Но возлагать весь груз ответственности за сложившуюся ситуацию целиком на творческую интеллигенцию как-то, право, несправедливо. Не сама ли власть их разбаловала щедрыми подачками? Четверть века никого «наверху» не интересовало воплощение, так сказать, творческих процессов – власть откровенно использовала именитых деятелей культуры, которые, в свою очередь, беспринципно оправдывали любые поступки властей. Властителей дум приручали, зазывая на околовластные тусовки и включая в избирательные списки, но с них не было спроса – и это их растлевало. По сути, творческая интеллигенция стала придворной. Власть приручила её, а сегодня не желает нести ответственность за тех, кого приручила. Между тем тот же Константин Райкин – не только «склочник, бодающийся с властью», а в первую очередь любимый народом артист. Заслуженно любимый, пусть даже за одного только сыгранного в молодости Труффальдино. Может, справедливо было бы у народа поинтересоваться, выделять Райкину государственные, сиречь народные, деньги или не выделять – раз уж и сам он народный артист? То, что Райкин фрондирует, по сути, его личное дело – может, власти следовало бы действовать мягче, памятуя о том, что она – демократическая и не станет ограничивать свободу творчества, изыскивая способ прищучить особо разговорившихся? Расхожая фраза «…искусство по-прежнему в большом долгу» вырвана из выступления советского руководителя Никиты Хрущёва «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа» 60-летней давности. Фраза «обрезана» – её конец звучит: «в большом долгу перед народом», а дальше Хрущёв говорил: «Хочется посоветовать литераторам и художникам, чтобы они попристальнее вгляделись и поглубже вникли в жизнь всех национальностей нашей страны». Тогда и победы попрут! Итогом той хрущёвской речи стал целый поток литературных и киношедевров – от «Коллег» и «Звёздного билета» Аксёнова до стихов Евтушенко и Вознесенского, от единственного нашего фильма, увенчанного каннскими лаврами: «Летят журавли» Калатозова до эпических лент Бондарчука и Герасимова и гениальных гайдаевских комедий. Сегодня ничего похожего нет и в помине – не по той ли причине, что в советские времена государственное финансирование было итогом тщательного, поистине штучного подхода? Практика показывает, что перекармливание творческой интеллигенции не пошло впрок российскому искусству. А что, если попробовать поголодать? Голод, знаете ли, врачует.КСТАТИ – Конец света близко, и приближает его наша интеллигенция своим поведением, – отметил на днях Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, призвав «отдельных представителей творческой интеллигенции» не повторять «губительную ошибку своих предшественников, доведших страну до гибели – революционных событий, столетие которых мы в этом году вспоминаем». По христианскому вероучению, разъяснил патриарх, приближение и удаление конца света зависит от людей, а «сегодня грех демонстрируется самым притягательным способом – через кинематограф, через театр. Искусство, которое призвано культивировать человеческую личность, обогащать её, подымать её к небу, становится гирей, которая не даёт человеку взлететь». А тем временем деятели искусства заявляют о «некоей своей особой роли, об особых правах нести народу искушение и грех, сбивать людей с толку».
"Булкохрусты" в Октябре

Вообразите, что группа конструкторов придумала первый самолёт, сиречь, летающий аппарат тяжелее воздуха. Самолёт взлетел, и довольно долго летал, осуществил целый ряд взлётов и посадок. Потом, в какой-то момент, машина взорвалась. Упала и разбилась. Что скажет нормальный человек? Он скажет «бывает!». Профессия лётчика-испытателя потому и считается такой опасной, что заранее всего предусмотреть невозможно. И когда испытатель поднимает в воздух экспериментальную машину – у него всегда парашют под рукой. И все понимают, что ничего странного в этом нет…
Мягко говоря, СТРАННЫЙ вывод сделали бы те, кто заявил по итогам взрыва: аппараты тяжелее воздуха летать не могут, это антинаучная утопия, а то, что он довольно долго летал перед крушением – лишь исключение(?), подтверждающее правило. И ни на что, господа воздухоплаватели, кроме монгольфьер не рассчитывайте…
Или допустим, сделали первый стальной пароход. Он плавал-плавал, а потом то ли случайно, то ли в силу диверсии налетел на подводные камни. И опять выходят «умники» и говорят: только деревянные корпуса, только парус – всё остальное невозможно!

Именно так (странно) реагируют на 100-летие Октябрьской революции очень и очень многие, мотивированные пресловутым «хрустом французской булки» обозреватели, ранее не замеченные в русофобии. То есть они не прозападные либералы (которые совсем уж отбитые дауны), они вроде как патриоты, но…

Всех не процитируешь, их очень много, но, в сущности, они постоянно повторяют друг друга и тезисы их перекрёстны. Вот, к примеру, Антон Любич в статье «Дорогостоящий рывок в экономический крах», убеждает нас в серьёзном патриотическом издании, что: «Запрет частной собственности имел глубочайшие последствия. Ведь что такое частная собственность? Это агрегированные, накопленные сбережения – те результаты труда, которые не были проедены. Запрет частной собственности – это запрет сбережений. Ибо сбережения без возможности их последующего инвестирования утрачивают смысл. Все, что не проедено, будет потеряно. Такой подход катастрофически снижает горизонт планирования»[1]. Горизонт планирования, Карл!!!
"Булкохрусты" в Октябре
Мягко говоря, путаник этот Антон Любич, если о системе Госплана говорит как о "снижении" горизонта планирования, а о системе хаотических обменов, доведшей до «Великой Депрессии» - как о "повышении" горизонта… Кстати, повышение горизонта (на местности) – сокращает обзор, а не увеличивает его, но это к слову…А что же у них, в США, без революции и гражданской войны, на ровном месте, как говорится, «на бильярдном столе» - нашли в 1930-33 годах голодомор, и более 7 млн американцев голодом уморили?! Я извиняюсь спросить – это рыночные плановики так распланировали, что ли? Чтобы каждые 20 лет падать в массовый голод и выходить каждый раз разжиганием мировой войны?!

Казалось бы, человек, который сокрушается о «горизонтах планирования» - должен уважать советскую практику. А он наоборот. Он планирование приписал рыночному идиотизму и вывалил всё в популярной деловой газете…

Оказывается, подлая система Госплана не научила наших людей… планированию! Как пишел Любич, «Мы наблюдаем следствия этого подхода в поведении людей в России и через четверть века после падения коммунистического строя. Это отличает нас от наших уважаемых западных партнеров и остается существенным недостатком нашей экономики, психологическим недостатком тех, кто в ней по-прежнему принимает ключевые решения»[2].Вот уж четверть века Госплана нет – а планировать экономику так и не выучились! Потому что «планировать без сбережений нельзя», а сбережения без частной собственности «теряют смысл»
«Молодая Гвардия». Почему Александр Фадеев пожалел читателей (18+)
Хочу предупредить заранее, что пост тяжелый и не каждого хватит мужества дочитать его до конца. Скажу честно, копаясь в деталях документов я плакала!

Все мы в детстве читали роман Александра Фадеева «Молодая Гвардия». События романа повествуют о борьбе молодогвардейцев с фашистскими захватчиками во время ВОВ. Роман о молодых людях которые ценой своей жизни защищали свою землю, свою страну от фашистов. Роман о нечеловеческих страданиях, которые выпали на долю молодогвардейцев и которые они перенесли.
Но! Мы должны знать и помнить, что такое фашизм и что он сделал с нашей землей и людьми. Самое ужасное, что среди тех, кто издевательски убивал молодогвардейцев, в основном были полицаи из местного населения (город Краснодон, в котором произошла трагедия, находится в Луганской области). Тем страшнее наблюдать сейчас за возродившимся на Украине нацизмом, за факельными шествиями, за лозунгами «Бандера — герой!»
Нет никаких сомнений в том, что сегодняшние двадцатилетние неофашисты, ровесники своих зверски измученных земляков, не читали эту книгу и не видели этих фотографий. А зря! Возможно им бы следовало.
Крым, Феодосия, август 1940 года.
«Молодая Гвардия». Почему Александр Фадеев пожалел читателей (18+)

Счастливые юные девочки. Самая красивая, с темными косами – Аня Сопова.
31 января 1943-го после жестоких пыток Аня была сброшена в шурф шахты № 5.
Похоронена в братской могиле героев на центральной площади города Краснодона.
Советские люди мечтали быть похожими на смелых краснодонцев… Клялись отомстить за их смерть.
Что говорить, трагическая и красивая история молодогвардейцев потрясла тогда весь мир, а не только неокрепшие детские умы.
Фильм стал лидером проката 1948 года, а исполнители главных ролей, никому не известные студенты ВГИКа, сразу получили звания Лауреатов Сталинской премии – случай исключительный. „Проснулись знаменитыми“ — это о них.
Иванов, Мордюкова, Макарова, Гурзо, Шагалова — письма со всего света приходили им мешками.
Герасимов, конечно, пожалел зрителей. Фадеев – читателей.
То, что действительно произошло той зимой в Краснодоне, ни бумага, ни пленка передать не смогли бы.
Есть потрясающий сайт http://www.molodguard.ru/ , где неравнодушными людьми собраны чудом сохранившиеся уникальные фотографии и документы.
Зайдите, посмотрите. Почитайте.
  • Автор: sidney
  • Автор: 10-12-2017, 19:02
К годовщине СССР (Марат Ахтямов)

Не лги, что павшая страна
Была обитель зла и фальши.
Я помню эти времена
Я помню всё, как было раньше.
Там волчьей не было грызни,
Там люди верили друг другу,
И вместо:"Слабого толкни"(с)
Всегда протягивали руку.
Там секс не лез вперёд любви,
Там братство было просто братством,
И не учили по TV
Вседозволяемому бл*дству.
Там вор, бандит, подлец и мразь
Страшились сильного закона,
И не бывала отродясь
Фемида в рабстве у Мамоны.
Я помню эти времена
Я помню всё, и не забуду.
Не лги, что павшая страна
Была обитель зла... иуда.
Конец модного лойера.
В Крыжополе Паша Шехтман приказал киборгам ждать на улице Бандеры и никуда не отлучаться, а сам пошел на улицу Шухевича, в сельсовет. Оттуда он вернулся довольно быстро.

– Все устроено, – сказал он повеселевшим голосом, – сейчас нас поставят на квартиру и дадут пообедать. После обеда мы будем нежиться на сене. Помните? – Молоко и сено. А вечером мы даем спектакль. Я его уже запродал за пятнадцать тысяч гривен. Деньги получены. Киборг Удав! Вам придется что-нибудь продекламировать, из «Истории древней Протоукрии », я буду гимн Украины, а Фейгин... Где Фейгин? Куда он девался?

– Он только что здесь был, – сказал киборг Жульен.

Но тут за плетнем, возле которого стояли киборги, послышалось свиное гоготанье и бабий визг, пролетели петушиные перья, и на улицу выбежал Марк Фейгин.. За ним гнался Анатолий Шарий, размахивая иммигрантской карточкой ЕС.

– Жалкая, ничтожная личность! – кричал Фейгин, устремляясь вон из деревни.
– Что за трепло! – воскликнул Шехтман, не скрывая досады. – Этот негодяй сорвал нам спектакль. Бежим, покуда не отобрали пятнадцать тысяч гривен.

Между тем разгневанный Шарий догнал Фейгина, изловчилась и огрел его лайками с ютуба по хребту. Крымско-татарский подданный свалился наземь, но сейчас же вскочил и помчался с неестественной быстротой. Свершив акт возмездия, Шарий радостно повернул назад.
– Теперь наша артистическая карьера окончилась, – сказал Паша Шехтман, скорым шагом выбираясь из Крыжополя, – обед, отдых – все пропало. Слава Украине!

Марка Фейгина они настигли только километра через три. Он лежал в придорожной траве и громко жаловался на Путина с гимном на устах. От усталости, страха и боли он побледнел, и многочисленные старческие румянцы сошли с его лица. Он был так жалок, что киборги отменили расправу, которую собрались над ним учинить.
Конец модного лойера.

– Хлопнули Сашко Билого да по могутной спинушке! – пошутил Шехтман, проходя.
Все посмотрели на Фейгина с отвращением. И опять он потащился в конце колонны, стеная и лепеча:
– Подождите меня, не спешите. Я старый, я больной, мне плохо… Гаага! Европейский суд по правам человека! Кремлевская шайка!.. Pussy Riot!.. Жалкие, ничтожные люди!..

Но киборги так привыкли к жалобам модного лойера, что не обращали на них внимания. Голодомор гнал их вперед в Зал УПА. Никогда еще им не было так тесно и неудобно на свете. Дорога тянулась бесконечно, и Марк Фейгин отставал все больше и больше. Киборги уже спустились в неширокую желтую долину, а защитник всех угнетенных Мордора все еще черно рисовался на гребне холма в зеленоватом сумеречном небе.

– Марк Захарыч стал невозможным! – сказал голодный Шехтман. – Придется его рассчитать. Идите, Удав, притащите этого симулянта!
Недовольный киборг Удав отправился выполнять поручение. Пока он вбегал на холм, фигура адвоката исчезла.
– Что-то случилось, – сказал киборг Жульен через несколько времени, глядя на гребень, с которого семафорил руками киборг Удав.
Конец модного лойера.


Шехтман и Жульен поднялись вверх.
Модный лойер лежал посреди дороги неподвижно, как кукла. Розовая лента галстука косо пересекала его грудь. Одна рука была подвернута под спину. Глаза дерзко смотрели в небо. Марк Фейгин был мертв.
– Забанили на фейсбуке, твиттере и адвокатской коллегии Московской области, – сказал Шехтман, чтобы хоть что-нибудь сказать. – Могу определить и без стетоскопа. Бедный лойер.

Он отвернулся. Киборг Удав не мог отвести глаз от покойника. Внезапно он скривился и с трудом выговорил:
– А я его побил за гранты. И еще раньше с ним дрался.

Киборг Жульен с ужасом посмотрел на Фейгина и запел латинскую молитву.
– Бросьте, Жульен, – сказал великий Павед Шехтман, – я знаю все, что вы намерены сделать. После псалма вы скажете «Бог дал, Бог и взял», потом «все под Богом ходим», потом еще что-нибудь лишенное смысла, вроде «ему теперь все-таки лучше, чем нам». Всего этого не нужно, киборг Жульен. Перед нами простая задача – тело должно быть предано земле.

Было уже совсем темно, когда для модного лойера нашлось последнее пристанище в соцсети Ukrainians. Фейгину сделали аккаунт, накрутили первые лайки и подписали на крымско-татарские паблики. Теперь могила была готова. При спичечных вспышках химкинский экологический активист вывел на плите куском кирпича эпитафию:
Здесь лежит
Марк Захарович
Фейгин,
человек без Родины

Шехтман снял свою бандеровскую мазепинку и сказал:
– Я часто был несправедлив к покойному. Но был ли покойный нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Это был бывший аферист, самозванец и адвокат. Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счет общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счет. А вынести этого противоречия во взглядах Марк Захарович не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И поэтому он умер. Все. СУГС!
Конец модного лойера.

Киборги Удав и Жульен остались недовольны надгробным словом Шехтмана. Они сочли бы более уместным, если бы правозащитник распространился о благодеяниях, оказанных покойным обществу, о помощи его Pussy Riot, Надежде Савченко и крымско-татарским членам Межлиса, о чуткой душе покойного, о его любви к детям, а также обо всем том, что приписывается любому покойнику. Киборг Удав даже подступил к могиле, чтобы высказать все это самому, но Паша Шехтман уже надел мазепинку и удалялся быстрыми шагами.