» » ВОВ Миф №3. Советского солдата в Европе не ждали

ВОВ Миф №3. Советского солдата в Европе не ждали

03 август 2016, Среда
199
0

Будучи не в силах убедительно доказать своё утверждение о решающем вкладе США и Великобритании в победу над гитлеровской Германией, западные историки-фальсификаторы обычно прибегают к другому пропагандистскому мифу – о холодном приёме Красной армии в странах Старого Света. Он сводится к двум нехитрым тезисам. Во-первых, утверждается, что советских солдат встречали в Восточной Европе без большого энтузиазма – как оккупантов, а не как освободителей. И, во-вторых, распространяется ложь о том, будто приходу красноармейцев радовалось лишь незначительное меньшинство, состоявшее главным образом из активистов местных компартий.

 

 

Но как обстояли дела на самом деле? Широкий круг источников, начиная с фотографий и заканчивая мемуарами советских военных и воспоминаниями жителей Восточной Европы, убедительно доказывают, что Красную армию практически повсеместно принимали восторженно как армию-освободительницу. Тысячи людей выходили на улицу со счастливыми улыбками на лицах и слезами на глазах, чтобы побрататься с советскими воинами, поблагодарить своих избавителей от нацистского ига и осыпать их цветами. Да, в одних европейских странах (Болгария, Югославия и Чехословакия) радость была сильнее, а в других государствах (Венгрия и Польша) энтузиазма было меньше. Но в целом радушный приём сопровождал советских солдат повсюду, куда победоносная Красная армия вступала при освобождении Европы, за исключением поверженной Германии.

С восторгом и благодарностью встречали красноармейцев жители Болгарии. 8 сентября 1944-го вооружённые силы СССР пересекли румыно-болгарскую границу. «Не прошло и получаса, – писал в своих мемуарах маршал Г.К. Жуков, – как командующий 57-й армией доложил, что одна из пехотных дивизий болгарской армии, построившись у дороги, встретила наши части с развёрнутыми красными знамёнами и торжественной музыкой. Через некоторое время такие же события произошли и на других направлениях. Командармы доложили, что идёт стихийное братание советских воинов с болгарским народом».

Не менее радушно принимали советских солдат и в Югославии, жители которой храбро сражались с первых дней войны в многочисленных партизанских отрядах. Процитируем воспоминания известного в России работника в сфере туризма и отпрыска старинного сербо-черногорского рода Горданы Перазич. Будучи маленькой девочкой, она стала свидетельницей того, как Красная армия входила в сентябре 1944 года в небольшой городок Заечар на югославско-болгарской границе.

«Спасаясь от бомбёжек, мы с мамой, сербкой из Косово, укрылись в подвале одного из домов вместе с такими же, как мы, мирными жителями, – вспоминает она. – Я каждый раз вздрагивала, слыша грохот рвущихся снарядов, и плакала, вспоминая о погибшем отце. Просидев долгое время без еды, мы сильно исхудали. И вот какой-то человек радостно заголосил: «Ура, Россия зашла в Заечар! Наши побеждают!». Мы все встали, и в этот момент в подвал ворвались какие-то военные. Прочитав в наших лицах страх и недоумение, они произнесли: «Не бойтесь – мы русские солдаты!». Один из них взял меня, заплаканную и обессиленную, и вытащил из подвала, нежно прижав к груди, словно родное дитя. Я же обхватила его ручками, как папу. Как знать, может, тот русский солдат оставил в России свою родную дочку, чтобы прийти за тридевять земель и спасти чужого ребёнка? Я на всю жизнь запомнила теплоту, исходившую от него, и до сих пор считаю этого человека своим вторым отцом. Вскоре мы вышли из подвала. Сотни людей в едином порыве выходили на улицы, чтобы поприветствовать освободителей, поменяться с ними шапками и, рыдая от нахлынувших чувств, сказать: «Спасибо вам, братья!».

Радостным событием стал приход Красной армии и для граждан Чехословакии. Военный журналист и писатель Борис Полевой запечатлел в одном из своих репортажей трогательные моменты встречи советских воинов в освобождённой Праге: «Командиры танков рассказывали мне, что, когда передовые машины подошли к предместьям города, юноши и девушки из повстанческих отрядов с трехцветными повязками, вскочив на броню, показывали дорогу в обход немецким засадам, заминированным улицам, волчьим ямам и западням».

Конечно, с Советским Союзом в Европе отождествляли себя в первую очередь левые силы – коммунисты и социал-демократы, составившие костяк движений сопротивлений и различных партизанских отрядов. Военные успехи СССР в борьбе с нацистской Германией подняли на недосягаемую высоту мировую популярность коммунистической идеи. Так, число коммунистов в Европе выросло за время Второй мировой с одного миллиона до почти четырёх. Советская Россия стала серьёзным фактором во внутренней политике европейских стран – компартии имели великолепные шансы прийти к власти даже в таких государствах, как Греция, Италия и Франция.

Впрочем, СССР удалось привлечь на свою сторону и миллионы европейцев, не относивших себя к «левому» политическому лагерю. И во многом это удалось в 1940-е годы и благодаря успешным попыткам «красно-белого синтеза» – примирения «коммунистического проекта» с такими консервативными ценностями, как патриотизм, семья, классическая культура и религия. Во многом благодаря «красно-белому синтезу» на стороне СССР во Вторую мировую войну оказались не только европейские коммунисты, но и просто патриоты своих Отечеств, христиане и даже некоторые монархисты. Неслучайно в Болгарии в свержении профашистского режима 15 сентября 1944 года, наряду с активистами местной компартии, участвовали сторонники царизма.

В Югославии красноармейцев вместе с «красными» партизанами Тито приветствовали православные сербы. А во Франции просоветскому движению сопротивления сочувствовала как местная левая интеллигенция, так и значительная часть русской белой эмиграции.

Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
mogilew.net Copyright © 2015-2018