» » Оппозиционная плеяда и ее легенды и легенды: Михась Кавыль

Оппозиционная плеяда и ее легенды и легенды: Михась Кавыль

02 февраль 2019, Суббота
360
0
Оппозиционная плеяда и ее легенды и легенды: Михась Кавыль

В очередной раз продолжим  рассматривать историю 7-го съезда белорусов мира в 2017 году, который посетил глава МИД Беларуси Владимир Макей, а также продолжим изучать кумиров оппозиции. В этот раз изучим историю очередного «выдающегося» поэта, который навыдавал за всю жизнь пару строк, известного в оппозиционных кругах, как Михась Кавыль.
Начнем с того, что для очередного «беларуса» его белорусскость оказалась под сомнением, хотя он и родился в Минской области. Настоящие ФИО деятеля – Язеп Казимирович Лещенко. Язеп – южнославянское и латышское имя, которое не сильно-то и было распространено в наших краях.
Имя Казимир, если так можно выразиться, преимущественно польское, существенно реже встречается у литовцев, в Беларуси даже у католиков встречается крайне редко, да и то, преимущественно у тех, кто с благоговением смотрит на Польшу или Литву, может за очень редким исключением.
Фамилия Лещенко имеет украинское происхождение. Разумеется, на сто процентов это все не говорит о происхождении человека, так как переплетение судеб крайне запутанно, а заниматься генеалогическим древом Язепа Лещенко не представляется для меня интересным занятием.
Но, если учесть тот факт, что Михась Кавыль был из крестьян, то есть из крайне консервативной среды, вероятность того, что ему дали имя, а до этого его отцу, исходя из устоявшихся соображений, чрезвычайно высока. Это сейчас детям дают имена, кто во что горазд. Даже вот в Минске есть Марс и Луна. Тогда это было просто немыслимо и практически нигде не встречались никакие отклонения от принятых норм.
То есть, говоря простым языком, если Михась Кавыль и имел белорусские корни, то только в незначительной степени, а рос определенно не в белорусской среде. Примечателен, правда, этот персонаж не только этим, но и тем, что он весьма обласкан оппозиционной прессой. Нет ни одного оппозиционного издания, которое бы не написало о нем хоть пару строк.
Ну а теперь перейдем к самому главному – почему Михась Ковыль никогда не назывался настоящими именем и фамилией и почему его так почитают змагары. Отец Язепа Лещенко погиб на фронтах Первой Мировой войны, сражаясь за «Веру, Царя и Отечество», мать Язепа Казимировича осталась вдовой и тянула пятерых детей одна.
В 1930 году поступил в Минский педагогический техникум, в своем прошлом материале я уже писал, что это за чудесное заведение, в котором учился Владимир Клишевич, а частыми гостями бывали интересные деятели сомнительного содержания, типа Михася Черота.  Заведение было просто рассадником и занималось скорее не обучением педагогов, а подготовкой предателей Родины.
Как и следовало ожидать, в 1933 году был Михась Кавыль осужден на три года за антисоветскую деятельность, конечно же, по мнению змагаров, он был осужден несправедливо. Только вот нюанс есть такой – он входил в тот же кружок, что и «герой» одного из моих повествований – Владимир Дудицкий, который впоследствии активно сотрудничал с нацистами, помогая им уничтожать белорусский народ.
Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты… Ходил в кружок, вырастивший целую плеяду нацистов, дружил с будущими нацистами, был арестован за антисоветскую деятельность… Но не будем давать заключения, пока полностью не пройдемся по личности Язепа Казимировича.
Вообще, такие люди, как Михась Кавыль, поражают. Мать вкалывает, чтобы вытянуть пятерых детей, как пишут многие издания, оказывает непутевому студенту поддержку, так как ему стипендии хватает только на пару обедов, а ребятенок бегает и зигует вместо того, чтобы учиться, да кричит, что такие как его мать рабы и скот. Не напоминает сегодняшнюю «золотую» молодежь?
Конечно, меня очень забавляют такие рассказы о том, что несчастному Михасю хватало стипендии только на пару обедов. Да, ситуация была сложной, об этом написано и на сайте самого этого бывшего техникума. Но 47 рублей стипендии, чтобы было ниже прожиточного минимума – это не пара обедов, и даже не пять, а намного больше.
Получается, что либо Михась Кавыль любил прибухнуть с товарищами зигунами, либо обеды у него были изысканные, ну или слишком много съедала партийная деятельность. Да и не очень понятно насколько серьезно могла помогать ему мать, чтобы ему хватало не на два обеда, а хотя бы на 4, если у нее, помимо него, было еще четыре ребенка.
Но так или иначе, материнских надежд отпрыск не только не оправдал, но и очернил всю семью. Но об этом по порядку.
Публиковался Михась Кавыль в нескольких советских изданиях, при этом тусил еще в одном кружке — «Мaлaдняк». Основателями данного кружка явилась целая плеяда репрессированных впоследствии перманентных революционеров, мечтавших о Шевроле — Мixacь Чapoт, Анaтoль Вoльны, Алecь Дyдap. Вся троица отличилась тем, что в погоне за Шевроле с личным водителем не только взращивала будущих нацистов, но и подводила под монастырь своих коллег по литературному цеху.
Вот все это и стало причиной ареста, а не, как это говорится у пламенных борцов за права и свободы, за политический анекдот и чтение стихов Есенина. Ну и чему его смогли научить деятели в таких кружках? Он пошел по их стопам и дал ГПУ подписку «о неразглашении». Своим друзьям — Русаковичу, Сидуру, Острейку, Гутьке, он, конечно же, сказал, что молчал как рыба об лед.
Так молчал, что их всех потом загребли, да и не только их, сайт Минского городского педагогического техникума пишет, что вообще всех. Конечно, это преувеличение, и вряд ли стукачом был только Михась Кавыль, но сути дела это не меняет — стучал Язеп Казимирович как отбойный молоток, раздавливающий аккуратно выстеленный монолит зигующих змагарков.
Но и самого его участь не обошла, правда, он легко отделался, видать за заслуги перед ГПУ. Как я писал уже выше, ему дали всего три года, причем срок впоследствии скостили, но запретили жить в Беларуси.
Как только началась война, Михась Кавыль был мобилизован, год провел в учебке и, толком не повоевав, при первом же удобном случае сдался немцам. Окончил под Берлином пропагандистские курсы и уже в начале 1943 года был в Беларуси, верой и правдой служил Гитлеру.
На этих курсах готовили кадры для управления в организации «Саюз беларускай моладзі», созданной по образу и подобию «Гитлерюгенда» по решению В.Кубе. Цели и задачи у организации стояли те же самые.

Михась Кавыль занимался попутно и пропагандой, находясь в Минске. Как только Красная армия оказалась на пороге, наш незабвенный храбрейший из храбрейших не посчитал нужным хранить верность и фюреру, сдриснув в Германию. После чего бежал в Бельгию и спрятался на шахтах.
Когда там появились союзники, припал к их ногам, и как настоящий идейный нацист стал проклинать и поносить Гитлера, как еще за пять минут до этого поносил и проклинал Сталина, вылизывая сапоги немецким господам.
Союзнички оценили масштаб фигуры и вывезли его в США в 1950 году. Поселили «героя» в одном из захудалых штатов – Нью-Джерси. Причем отправили его не в Трентон или Ньюарк, а на заброшенную помойку Саут-Ривер, куда сселяли таких же, как он деятелей.
Причем теплого местечка, как и для многих предателей, ему не нашлось и пришлось бывшему педагогу, а потом идеологу работать абы кем, едва сводя концы с концами. Вот такая вот судьба у предателя Родины. Не все из предателей Солженицыны, которые смогли хорошо устроиться, и таких, как Михась Кавыль подавляющее большинство.
В итоге, опять, что мы видим – типичный диссидент, предатель Родины, нацист, подлец и неудачник, возомнивший, что сможет жить лучше других, причем за счет этих самых других. Ну так что, справедливо ли его осудил СССР в 1933? Скажете, что это как раз из-за этого суда он таким стал?
Нет, он таким был изначально, и если бы СССР его не нейтрализовал, то неизвестно скольких бы предателей он бы еще подготовил. Много кто прошел через репрессии, но далеко не все стали предателями.
Михась Кавыль часто рассказывал, как не мог забыть укор его матери, которая добившись встречи с ним после суда, смотрела молча ему в глаза, и в ее взгляде читался вопрос – «за что?». Только Язеп Казимирович хотел этим показать, что он ни за что пострадал, а показал, что мать не поняла за что он с ней так поступил.
И все эти его плаксивые рассказы о любви к Родине не более, чем лирика, призванная создать ореол святого человека вокруг него, но его реальные дела говорят куда красочнее любых слов – кто такой Михась Кавыль теперь вы знаете и сами, выводы сделать не сложно.
Дмитрий Перс

ТЕЛЕСКОП


Могилев.бай
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
mogilew.net Copyright © 2015-2018