» » Александр Сацук: Как в Беларуси «развивают» конкуренцию

Александр Сацук: Как в Беларуси «развивают» конкуренцию

11 январь 2019, Пятница
331
0
Александр Сацук: Как в Беларуси «развивают» конкуренцию

Больше всего вопросов вызывает существенное расширение понятия экономической концентрации, а конкретно п.1.9. ст.32 Закона, согласно которому экономической концентрацией признается в том числе «получение в собственность, пользование или во владение хозяйствующим субъектом находящегося на территории Республики Беларусь имущества, которое является основными средствами и (или) нематериальными активами коммерческой организации, если балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки или взаимосвязанных сделок, превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных средств и нематериальных активов коммерческой организации, имущество которой отчуждается».
Для понимания, согласно ст.1 все того же Закона, экономическая концентрация - сделки с акциями (долями в уставном фонде), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций, иные действия, включая создание и реорганизацию хозяйствующих субъектов - юридических лиц, совершение которых оказывает или может оказать влияние на состояние конкуренции.
Очевидно, что приведенное в законе понятие очень широкое, так как по большому счету, все сделки и действия компаний так или иначе влияют на конкуренцию. Поэтому и потребовалась ст.32 Закона, где конкретно указаны действия, которые признаются экономической концентрацией.
От того, классифицируется сделка как экономическая концентрация или нет, зависит очень многое. В одних случаях до совершения сделки, признающейся экономической концентрацией, необходимо получать согласие Министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТа), а в других случаях – необходимо просто уведомлять МАРТ о совершении сделки.
Вроде все понятно и правильно, никто не спорит, что бороться с монополизацией следует. Но такое ощущение, что наши законотворцы сделали себя героями известной поговорки про молитву и расшибленный лоб.
Под концентрацию подвели сделки по продаже и даже аренде имущества, если это имущество является основным средством или нематериальным активом стоимостью более 20% балансовой стоимости всех основных средств и нематериальных активов продавца или арендодателя.
Чтобы читатель не уснул, не буду цитировать инструкцию, определяющую, что принимается к бухгалтерскому учету, как основные средства. Отмечу лишь, что основными средствами могут быть как дорогостоящая недвижимость, так и всякая «мелочевка» - офисные столы, стулья, компьютеры и т.п.
В результате получается парадоксальная ситуация. Если крупный девелопер, условно, ИООО «Зомекс Инвестмент», захочет продать ТЦ Дана Молл, и балансовая стоимость объекта продажи будет составлять менее 20% балансовой стоимости всех основных средств продавца (что вполне возможно, учитывая масштабы компании), то указанная сделка не будет признаваться экономической концентрацией.
В то же время, если микрорганизация решит продать 1 из 2-х компьютеров, которые только и состоят на учете как основные средства, то это уже будет являться экономической концентрацией. Логику такого подхода, вряд ли можно объяснить какой-то объективной необходимостью борьбы с монополизацией.
Та же ситуация возникает, если указанное имущество будет передаваться в аренду. Только с арендой еще смешнее. Приплетя к экономической концентрации и аренду, разработчики нового закона даже не подумали о том, что аренда бывает разная. Можно арендовать на час или день, а можно, и на 10 лет. Но на классификацию соответствующей сделки как экономической концентрации это никак не повлияет. Влияет только балансовая стоимость объекта аренды.
Ситуацию немного «спасает» то, что согласие МАРТА требуется только в том случае, если активы продавца (арендодателя) либо покупателя (арендатора) превышают 200 000 базовых величин (4,9 млн рублей) или объем выручки от реализации товаров (работ, услуг) по итогам отчетного года, превышает 400 000 базовых величин (9,8 млн рублей). Также такое согласие требуется, если участником сделки является хозяйствующий субъект, включенный в Государственный реестр хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарных рынках, или Государственный реестр субъектов естественных монополий.
В общем, в зоне с риска нарушения антимонопольного законодательства находятся крупные организации, отвечающие обозначенным выше критериям, которые фактически при совершении любой сделки по купле-продаже (аренде, безвозмездного пользования, проката) обязаны теперь выяснять у контрагента состоит ли предмет сделки на учете как основное средство и какова доля балансовой стоимости предмета сделки.
Например, ООО «Евроторг» сейчас активно идет в мелкие населенные пункты, где берет в аренду объекты недвижимости местных ритейлеров. Так вот, если балансовая стоимость этого объекта составляет у арендодателя более 20% балансовой стоимости всех основных средств, то Евроторгу необходимо с 10.08.2018 года получать согласие МАРТа на такую сделку, так как активы и выручка ООО «Евроторг» значительно превышают пределы, установленные законодательством.
Законом не сделано также никаких исключений и для случаев, когда объектом аренды является имущество республиканкой или коммунальной собственности, сдаваемое в аренду по результатам аукционов по продаже права заключения договоров аренды в соответствии с Указом №150 и постановлением Совета министров №1049. Такое ощущение, что при разработке нового закона, про это просто забыли. Указанные нормативные акты в принципе не предусматривают публикацию сведений о балансовой стоимости объектов недвижимости, чтобы определить подпадает ли планируемая сделка под определение экономической концентрации. Даже если потенциальному Арендатору удастся раздобыть такие сведения, то сроки публикации объявлений об аукционах и сроки заключения договоров аренды по результатам аукциона опять объективно не позволяют получить согласие МАРТа на совершение этой сделки. А не успел – соответственно, как минимум, не получил права аренды, а как максимум – лишился задатка и получил штраф за не заключение договора аренды по результатам аукциона.
На самом деле, нюансов и по аренде и по купле-продажи имущества, связанных с необходимостью соблюдения нового Закона "О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции" значительно больше, а описанное выше лишь вершина айсберга. Особенно учитывая тот факт, что с терминологией в новом законе также есть проблемы.
Например, вообще не понятно, как сейчас быть с аукционами при реализации имущества судебными исполнителями либо конкурсными управляющими в процессе процедуры банкротства. Даже когда кредитор-банк хочет оставить заложенное под кредит недвижимость должника-банкрота за собой, ему формально необходимо получать согласие антимонопольного органа на это, если есть присутствует 20% порог.
А если тот же банк хочет арендовать под новый расчетный центр изолированное помещение, которое составляет более 20% балансовой стоимости основных средств у Арендодателя, снова необходимо обращаться за согласием в МАРТ. Но простите, даже далекому от экономики человеку понятно, что ни о какой экономической концентрации тут не может быть и речи.
Точно также как не может быть никакой экономической концентрации и при краткосрочной аренде, например, конференц-зала для проведения обучающего семинара для своих сотрудников. Но новый Закон и для этого не делает никаких исключений. Если балансовая стоимость конференц-зала превышает пресловутые 20% стоимости основных средств, а Арендатор превысил по выручке 9,8 млн рублей – прежде чем заключить договор аренды, пожалуйте за разрешением в МАРТ. Ждите месяц с непредсказуемым результатом, так как закон предусматривает и чисто формальные основания для отказа, например, если представленная в МАРТ информация является недостоверной и (или) неполной.
Фактически все крупные компании, у которых по итогам 2017 активы оказались больше 4,9 млн рублей или объем выручки от реализации товаров (работ, услуг) года превысил 9,8 млн рублей, можно записывать в нарушители антимонопольного законодательства. При желании у всех их за период с 10 августа по 31 декабря 2018 года можно найти нарушения, связанные с неполучением согласия антимонопольного органа на ту или иную сделку.
По большему счету, указанным крупным компаниям, чтобы исключить риски нарушения антимонопольного законодательства необходимо было либо блокировать на ближайшее будущее заключение множества потенциальных сделок, либо просто завалить МАРТ пакетами документов на получение согласия на эти сделки.
Понятно, что никто не стал делать ни того, ни другого. Новые требования законодательства по большей части просто игнорируются. Благо, что последствия таких действий - это возможный административный штраф от 20 до 100 базовых величин, и потенциальная, но весьма сомнительная возможность признания судом совершенной сделки недействительной по иску МАРТа. Сомнительная, так как, по закону, для признания сделки недействительной МАРТу необходимо будет доказать, что сделка привела к возникновению или усилению доминирующего положения хозяйствующего субъекта и (или) недопущению, ограничению или устранению конкуренции.
Но проблема все же существует. Она состоит в том, что сейчас не 90-е годы и нынешний тренд белорусских компаний - чтобы все по максимуму соответствовало законодательству. Между тем, указанные выше новые нормы Закона «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» ставят крупные белорусские компании перед выбором: либо нарушай закон и участвуй дальше в конкурентной борьбе, либо соблюдай закон, но в плане конкуренции – отойди в сторону. То есть новый закон дал толчок в конкурентной борьбе как раз тем компаниям, которые не сильно стремятся соблюдать законодательство. В общем, против чего боролись, на то и напоролись.
В новостях упоминалось:
Аренда
Законодательство
МАРТ
Ежедневник


Могилев.бай
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
mogilew.net Copyright © 2015-2018