» » Ода и великая скорбь либерала: Москва показала себя сегодня настоящим Третьим Римом

Ода и великая скорбь либерала: Москва показала себя сегодня настоящим Третьим Римом

28 май 2018, Понедельник
633
0
Ода и великая скорбь либерала: Москва показала себя сегодня настоящим Третьим Римом

Крымский мост открыт
Есть широко известная формула, что консерваторам привычно строить стены, а либералы стремятся наводить мосты.
Вопреки этой формуле, в сетевом либертариуме днесь плач и скрежет зубовный: всхлипы, сжатые в гневе кулачишки, слабосоленое ёрничество и малосильные угрозы.
Пичалька. Потерька. Скорбец.
Откуда столь великая скорбь? Неужто «делу свободы» велика поруха от моста? Соединяет же, не разделяет.
На самом деле — да. Поруха, и превеликая.
Либералы любят соединять несродное в абсурдные сочетания. Ну там, чтоб мальчик и при этом девочка. Чтоб демократия, но подавляющая права большинства в интересах меньшинств. Чтоб православная страна — и при этом русофобская и член НАТО. Такого рода «мосты», соединяющие разнородное и отрывающие часть от единого они в самом деле любят строить.
Если бы мост сей открывал дорогу из «варварской России в кружевную Украину» — они бы ему аплодировали.
Но Крымский Мост — это совсем другое дело, это не у кого надо мост.
Этим мостом воссоединяется расчлененное единое тело, устраняется анклавное положение значительной части русского народа.
Это своего рода застывшая в стали и бетоне «мертвая вода», которой серый волк полил расчлененное тело Ивана Царевича, чтобы оно срослось воедино. А живая вода грузовых и человеческих потоков навсегда покончит со многими проблемами, подстерегавшими полуостров после возвращения в состав России: дороговизна, дефицит многих товаров и материалов, психологически давившее состояние транспортной отчужденности.
Мост сращивает все эти раны.
Беззаконно разделённое хрущевским волюнтаризмом и последовавшей воровской «незалежностью» снова становится единым.
Собственно, трагической геополитической метаморфозы в судьбе Крыма и не было бы, если бы проект моста был осуществлен в 1940-50-е годы. Но тогда, построенный из подготовленных немцами конструкций, мост был снесен первым же ледоходом. А подготовленный советскими инженерами новый основательный проект был отвергнут как слишком дорогостоящий. Якобы на слова: «Это будет царь-мост» Сталин ответил: «С царями мы покончили в 1917».
Горькая же правда состояла в том, что для сталинской индустриальной модели многие проекты, без напряжения осуществлявшиеся Россией царской, как Транссиб, оказались либо не достижимы, либо становились  «стройками века». А после войны, когда нужно было восстанавливать базу разрушенной промышленности, затевать новую стройку века не было никакой возможности.
Для советских вождей оказалось проще не укреплять связи Крыма с РСФСР через пролив, а подключить полуостров к щирой Украине, не задумавшись о том, что они сами же своей политикой закладывают базу украинского сепаратизма.
В 1991 Крым оказался не только политическим, но и инфраструктурным заложником украинского проекта.
И вот, вслед за политической несправедливостью, инфраструктурная в кратчайший срок исправлена. Сперва проложен энергомост, и вот уже настал один из самых важных дней в новейшей истории нашей страны — запущен автомобильный мост.
Строительство Крымского Моста было для его участников трудовым, инженерным и организационным подвигом, показавшим подлинный уровень развития страны, а для рядовых зрителей подлинным наслаждением.
Для гостя Керчи в мае 2016 года не было слаще звука, чем музыка забиваемых днем и ночью свай, а любоваться стройкой ходили, как японцы ходят смотреть на цветущую сакуру.
Вспоминать о том, что при этом вещал украинский коллективный геббельс: «всё это выдумка, не построят, а если построят — снесет ледоходом, а если не снесет — развалится, а если не развалится — отберем» — весь этот бред убогих стыдно комментировать даже в порядке издевательства. Но проблема для Украины гораздо более серьезная.
Её сущность — в том, что деградирующее террористически-пиратское квазигосударство (решившее отметить ввод моста, бросив в тюрьму главу бюро «Россия Сегодня») постепенно становится геоэкономической и транспортной пустыней.
Вся антироссийская стратегия Киева и его внешних заказчиков строилась на том, чтобы превратить Украину в тяжёлый амбарный замок на русских дверях, блокировщик российского транзита. Казалось, что России никуда без «украинской» (в смысле — краденой советской) газотранспортной системы, что Крым попросту будет задушен блокадой.
Вместо этого вводится в строй Крымский Мост и строится «Северный Поток-2».
Украина превращается в пустыню, над которой почти не летают самолеты, где не ходят поезда. Азовское море, Меотида, колыбель россомонов, которых иные считают первопредками русов, становится с перекрытием Керченского пролива внутренним российским морем.
Складывается парадоксальная ситуация. Украинский национализм собственными руками демонтирует структуры цивилизации, созданные Россией поверх Дикого Поля. Получается:  «Диким Полем взяла — Диким Полем и оставлю».
Это, конечно, далеко не лучшее развитие событий. Я бы предпочел, чтобы в Крым из материковой России вели не один, а три моста: Керченский, Чонгарский и Перекопский.
Однако складывающаяся сейчас ситуация — это доказательство: никакой цивилизации вне России и без России в этих землях нет и не будет. Анекдотический «прорыв в Европу» обернулся лишь возвратом даже не к Трипольской культуре, а прямо к неандертальцам.
Мост же — это символ высшей цивилизации, исключительной технологической культуры на службе восстановления единства русского мира.
Из древних народов как мостостроители особенно прославились римляне. Немало римских мостов функционирует и по сей день, Титулом верховных жрецов, а затем римских императоров было Pontifex Maximus — мостостроитель величайший.
Что ж, Москва показала себя сегодня настоящим Третьим Римом.
Егор Холмогоров

sevastopol.su

ТЕЛЕСКОП
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
mogilew.net Copyright © 2015-2018