» » Дело белорусских публицистов: спектакль продолжается

Дело белорусских публицистов: спектакль продолжается

21 март 2018, Среда
538
0
Дело белорусских публицистов: спектакль продолжается

После того, как 2 февраля 2018 года Судебной коллегией по уголовным делам Минского городского суда был объявлен приговор в отношении публицистов Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина, оказалось, что спектакль вокруг этого дела не закончился. Обвиняемые, как и следовало ожидать, подали апелляции в Верховный Суд РБ. Известно, что основной упор в них делается не только на нарушения, которые были совершены государственными органами и Управлением Следственного комитета по г. Минску, но и на фальсификацию и подлог, имеющийся в психолого-лингвистической экспертизе, которую провели так называемые эксперты Кирдун, Андреева и Гатальская. Интересен тот факт, что все три данных персонажа во время судебного разбирательства были уволены из Государственного комитета судебных экспертиз РБ, а Гатальская дополнительно к этому покинула одну из кафедр Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка. Однако то, что от «экспертов» попытались откреститься их работодатели, совершенно не смутило Минский городской суд, который в своем «объемном» приговоре на 23 страницах полностью сослался на вышеуказанную экспертизу. Более того, как стало известно, белорусское правосудие решило и дальше продолжить «сотрудничество» с Кирдун и Андреевой, так как обе они были замечены выходящими из здания Минского городского суда 16 февраля. В связи с тем, что они уже не первый день являются безработными, возникает вопрос — зачем Кирдун и Андреева туда приходили? Прочитать поданные в Верховный Суд жалобы и дать свои «экспертные заключения» по этому поводу, как они уже ранее сделали в отношении экспертизы российского специалиста Елены Галяшиной? Или же для того, чтобы скорректировать свои показания в протоколе судебного слушания, который до сих пор так и не предоставлен стороне защиты и обвиняемым? Вполне вероятно, что и для того, и для другого, так как иного объяснения их походов в суд на сегодняшний день нет. Это становится тем более очевидно, если вспомнить, о чем говорили и писали данные «эксперты», и что из их «труда» легло в основу приговора.

Минский городской суд, придумав Шиптенко, Павловцу и Алимкину группу с «неустановленными лицами» (не четыре разные, в связи с разными редакторскими отделами, куда отправлялись статьи, а, по сути, одну на всех), полностью проигнорировал показания свидетелей, представленные стороной защиты доказательства и грубые нарушения, допущенные в ходе проведения комплексной психолого-лингвистической экспертизы статей №?88/06?26 от 07.07.2017 г. Оказалось, что за 28 заседаний Суд так и не решился посмотреть на вышеуказанную экспертизу с точки зрения законности и здравого смысла. Более того, значительную часть приговора и вовсе составляет информация о том, какие Кирдун, Андреева и Гатальская высококлассные специалисты, не заинтересованные в определённом исходе дела. Это подтверждается, по мнению суда, тем, что они не нашли признаков «экстремизма» в большинстве статей Павловца и одной публикации Шиптенко, а во время допроса на суде дали «ответы на поставленные стороной защиты вопросы, в том числе обоснованности научных положений проведенного исследования, правомерности применения конкретной методики».

Необходимо отметить, что экспертиза №?88/06?26 от 07.07.2017 г. является, по сути, единственной основой, на которой и построен весь приговор Минского городского суда. Даже умысел «на разжигание вражды или розни», который должен был быть установлен судом, тоже оказался взят из текста заключения «экспертов». Суд четырьмя строками заявил, что «о наличии такого умысла свидетельствуют выводы экспертов-лингвистов и психолога о том, что анализируемые публикации являются результатом сознательной, целенаправленной речевой деятельности авторов». Стоит заметить, что данная фраза действительно содержится в экспертизе №?88/06?26 от 07.07.2017 на стр. 46 в подпункте «Использованные средства и тип коммуникаций». Здесь говорится о том, что все «тексты являются письменными, и следовательно, подготовленными, что предполагает более высокую степень осознанности, чем в случае устной речи… Все это свидетельствует о том, что каждый из рассматриваемых текстов является результатом сознательной, целенаправленной деятельности авторов». Проще говоря, она относится не к разжиганию вражды, а к любому процессу подготовки и написания письменного материала. Более того, стоит напомнить, что сами «эксперты» в своей экспертизе на стр. 181?182 указали, что в текстах статей авторами при изложении мнения использована форма «немаркированного утверждения», выбор которого не является «проявлением злого умысла говорящего». Да и согласно методике Кукушкиной/Сафоновой/Секераж, которой, по их собственным словам, руководствовались Кирдун, Андреева и Гатальская, ни лингвист, ни психолог «не могут установить те сложные мотивы, которые привели к порождению конкретного высказывания, и реальные цели, которые преследовал автор, создавая текст». Все это Минским городским судом было полностью проигнорировано.

Ровно так же были полностью проигнорированы и более десятка экспертных заключений из Белоруссии, Латвии и России, а также ответ Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Министерства связи РФ и массовых коммуникаций РФ (Роскомнадзор), где отмечалось, что никаких признаков экстремизма в статьях, размещенных на сайтах ИА «Регнум» и EADaily, найдено не было. Суд объяснил это тем, что все лица, в том числе и разработчик методологии определения признаков экстремизма О.В. Кукушкина, по которой была проведена экспертиза №?88/06?26 от 07.07.2017 г., а также ведущий российский специалист в данной области Е.И. Галяшина, не привлекались к участию в деле в качестве специалистов. Да и Кирдун в своей речи на суде категорически заявила, что российские эксперты «ошибаются», что было принято судом как основание не принять их доводы в качестве доказательства невиновности трех авторов.

В данном случае важно отметить, то на сегодняшний день в Белоруссии нет методики проведения психолого-лингвистических экспертиз на предмет определения в них признаков проявления экстремизма, как нет и аттестованных экспертов (ГКСЭ РБ и вовсе отказывается проводить подобные исследования, отправляя «заказчиков» в Академию наук РБ, что видно из письма от 02.02.2018 №?7?5/П-3?21).
Дело белорусских публицистов: спектакль продолжается

К тому же, если обратиться к самой экспертизе №?88/06?26 от 07.07.2017 г., то из нее видно, что Кирдун, Андреева и Гатальская допустили множество технических, орфографических и методологических ошибок, что судом было признано «несущественным и на правильность выводов экспертов не влияющим». К тому же в экспертизе имеет место злоупотребление методом логико-семантического следования (большинство современных специалистов давно считают его устаревшим и во многом ошибочным), а также отсутствие установления особенностей автора и игнорирование необходимости установления деления групп «своя"/"чужая». Дополнительно к этому наблюдается отсутствие разграничения мнения и факта, а также критики и разжигания вражды (розни), однозначное выведение направленности текста автора и безосновательное расширительное толкование группы «власти» до групп «нация» или «народ».
Важно и то, что «эксперты» Кирдун, Андреева и Гатальская констатировали наличие лингвистических и психологических признаков разжигания вражды или розни при неустановленном обязательном признаке гиперидентичности текста (например, в статьях Павловца), что является недопустимым согласно как методике Кукушкиной, так и показаниям самих «экспертов», озвученным в ходе судебного разбирательства. Все это дополняется откровенными и многочисленными подлогами, содержащимися в тексте экспертизы №?88/06?26 от 07.07.2017 г., за что в РБ предусмотрена уголовная ответственность, о которой Кирдун, Андреева и Гатальская были предупреждены заранее. Так, «эксперты» не только вырывали фразы из контекста, приводили в качестве примера куски предложений, не имеющих даже косвенного отношения к тому, в чем они обвиняли авторов, но и безосновательно приписывали им слова и фразы, которых в их статьях не было. Например, Павловцу вменили не его цитаты про изгнание русского языка с улиц, про «мертвый» белорусский язык, про неизвестных советских «тутэйшых», Шиптенко — искаженную информацию о переписи 1999 г., подмененную данными переписи БССР 1989 г., слова о ненависти к белорусской культуре, языку и символике. Все это прекрасно видно, если посмотреть на саму экспертизу и хотя бы поверхностно ознакомиться с оригинальными текстами статей. И всему этому Минским городским судом оценка дана не была. Более того, в мотивировочной части приговора вообще ничего не сказано о том, на чем же основываются доказательства вины всех трех авторов, кроме нескольких фраз о том, что «экспертами» в ходе их исследования в статьях были обнаружены «признаки возбуждения разжигания вражды или розни по признаку национальной принадлежности (к белорусам)». И это при том, что в «обвинении», изначально предъявленном органами предварительного следствия, этому отводилось несколько страниц на каждого автора — фразы попросту копировались из заключения.
Например, указывалось на то, что в статьях содержится «констатация неполноценности белорусов, которые оцениваются авторами публикации как недостойные звания „нормальная нация“, не обладающие необходимыми для нормального статуса свойствами (полноценным национальным самосознанием, наличием длительной истории, белорусским языком, способным обеспечивать коммуникативные нужды общества)». Или: «в исследуемых текстах выражена негативная установка по отношению к белорусским властям. На когнитивном уровне это проявляется в формировании отрицательных представлений о действиях руководства Республики Беларусь по построению национальной идентичности белорусов; на аффективном уровне — в использовании средств отрицательной оценки представителей власти Республики Беларусь; на поведенческом уровне — в определении политики построения национальной идентичности белорусов как имеющей в основе русофобские идеи… Также следует отметить, что публикации могут вызвать у российской читательской аудитории чувство возмущения, негодования по отношению к властям Республики Беларусь и проводимой ими политике, у белорусских граждан — неприязнь к лицам, проводящим информационную политику в России по отношению к Белоруссии, что способно спровоцировать конфликтные ситуации на политической почве как на внутринациональном, так и межнациональном уровнях».
Вероятно, такие откровенно неадекватные формулировки и многое другое (например, в качестве «приемов убеждения и манипуляции» указываются «демонстрация причинно-следственной связи», «ссылки на источники» и «приемы искажения информации в расчете на то, что аудитория не владеет истинной информацией и не способна к критическому мышлению», или обоснование умаления автором «значения белорусского языка как средства общения в современном белорусском обществе» вырванной из контекста фразой о том, что «в быту им пользовались не более 1,5 — 2% населения») суд не решился включать в приговор. Вследствие этого так и осталось непонятным, за что трое публицистов получили обвинительный приговор — пять лет лишения свободы с отсрочкой в три года.
Примечателен и тот факт, что до настоящего времени все статьи авторов так и не были признаны каким-либо судом Белоруссии «экстремистскими», что является обязательным процессуальным действием согласно белорусскому законодательству. Поэтому возникает вопрос — если статьи не являются «экстремистскими», а экспертиза явно сфальсифицирована, то за что авторам был вынесен обвинительный приговор в разжигании межнациональной вражды?
Источник
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
mogilew.net Copyright © 2015-2018