» » Валерий Ухналев: Праздник или дата истории?

Валерий Ухналев: Праздник или дата истории?

10 февраль 2018, Суббота
463
0
Валерий Ухналев: Праздник или дата истории?

В этом году — столетие образования БНР. Определенные националистические организации Беларуси уже начали кампанию  организации по этому случаю «национального праздника всех белорусов». Одной из составляющих подготовки к празднованию этой даты является просвещение жителей республики о значении данного события в становлении белорусской государственности. События марта 1918 года могли дать толчок созданию белорусской государственности, но в реальности этого не произошло. В том варианте, в котором пытались создать это государство деятели, стоявшие у истоков создания БНР, она не могла быть реализована. Вектор развития ими был найден в антироссийской политике и тесной коллаборации с немецкими оккупантами. Поэтому, по сути того, что произошло в действительности (вне зависимости от того, что планировалось), БНР оказалась глубоко антинациональным и антибелорусским проектом. Это государственное образование, эти деятели не признавались простыми белорусами.
До Великой Октябрьской Социалистической Hеволюции на территории Беларуси не было организаций, которые ставили бы своей целью отделение от России и создание самостоятельного белорусского государства. Максимум их требований в то время – это национально-территориальная автономия в составе Российской республики. Это же подтвердил и состоявшийся в декабре Всебелорусский съезд. Но стратегия БНР, когда она была создана, оказалась антироссийской. 25 марта 1918 г. Исполком Рады Всебелорусского съезда издал 3-ю Уставную грамоту, в которой заявлял о полном разрыве отношений с Россией и провозглашал независимость БНР.
О подоплеке провозглашения независимости БНР Митрофан Довнар-Запольский писал: «Прынцып адзінства з цэнтральнай Савецкай Расіяй, які быў абавязковым для Рады як пастанова 1-га з’езда… мог шкодна адбіцца на сітуацыі Рады ў вачах нямецкіх акупантаў». О своей лояльности к оккупантам делегация Народного Секретариата (так до ноября 1918 г. называлось правительство БНР) заявила на четвёртый день после занятия Минска. Однако оккупационные власти отказались признать власть Рады и правительства БНР. Немцы заявили, что в соответствии с законами и обычаями войны законная власть на занятых ими территориях принадлежит исключительно немецкому военному командованию.
О реальной независимости под немецким сапогом не было и речи. «Панства прыгону і шчэпцы здзеку – вось яе існасць», – характеризовала «независимость» под оккупацией газета «Дзянніца» – орган Белорусского национального комиссариата. Все принципы, которые в соответствии с 1-й и 2-й Уставными грамотами деятели БНР обещали защищать, были отброшены – вводилась предварительная цензура, распространение газет объявлялось преступным и строго запрещалось, запрещалось проведение собраний без специального разрешения, восстанавливалась частная собственность, земля возвращалась прежним владельцам – помещикам, 8-часовой рабочий день ликвидировался, людей хватали на улицах и вывозили на принудительные работы. Жители мужского пола должны были, сняв шапки, кланяться немецким офицерам. Ноты с протестом против бесчинств немецких оккупантов в Берлин посылала, однако, не Рада БНР. Голос в защиту белорусского населения возвысил ленинский Совет Народных Комиссаров. 13 мая Георгий Чичерин передал дипломатическому представителю Германии Мирбаху ноту протеста, в которой сообщал об ужасном положении мирного населения в оккупированной Беларуси, о насилиях, погромах, истязаниях, расстрелах, варварском обращении с рабочими, грабежах и сожжении деревень немецкими отрядами.
Отказ защищать белорусское население от насилия оккупантов был продиктован прямой заинтересованностью Рады и Народного Секретариата в признании БНР со стороны Германии. Один за одним в Берлин посылались мемориалы с описанием «интересов Германии» в Беларуси. Ныне от Германского правительства зависит, говорилось в одном из них, «обратить симпатии нашего народа к Германии или же обратить симпатии и взоры нашего народа в другую сторону, быть может менее благоприятную для германских интересов». Другая сторона – это, не трудно догадаться, Советская Россия. Она стала надеждой для изнывающего под немецкой оккупацией белорусского народа. Меньшевик Григорий Аронсон, несмотря на резкое неприятие большевизма, был вынужден признать: «В обстановке оккупации… естественно созревала атмосфера сочувствия к большевикам. Ориентация на Россию для всего края, задушенного оккупационным режимом, усиливала в массах и передавала одиночкам большевистские иллюзии». Большевики стали организаторами революционно-освободительной борьбы белорусского народа против оккупантов. Таким образом, они на деле способствоали национальной консолидации белорусов.
25 апреля 1918 г. германскому императору Вильгельму II секретно была послана печально знаменитая телеграмма со словами «глубочайшей благодарности за освобождение Беларуси Немецкими войсками». В тексте телеграммы антинациональная позиция Рады БНР воплотилась в ёмкие и ясные законченные формулировки. «Только под защитой Германской империи видит край свою добрую долю в будущем», — отмечалось в телеграмме.  Деятели БНР вместо опоры на белорусский народ предпочли коллаборировать с немецкими оккупантами, т.е. теми, кто в глазах местного населения был врагом и захватчиком.
Причину, по которой некоторые историки и эксперты почитают эту дату, следует искать в документах, которые тогда принимались. Следуя строго букве этих документов, БНР провозглашала свою независимость от России. Вот это и есть главный момент, объединяющий сегодняшних приверженцев этой даты. Если же брать идейную сторону тех людей, которые провозглашали БНР, то в большинстве они являются абсолютными идеологическими противниками современных сторонников даты 25 марта. Практически все, кто создавал БНР, были представителями либо левоцентристских, либо вообще левых социалистических, марксистских партий и движений.
Считается, что главной силой в белорусском национальном движении была Белорусская социалистическая громада (БСГ). Именно её члены были создателями БНР. В первое правительство БНР  вошли представители БСГ, социалистов-революционеров и еврейских социалистических организаций. Однако многие из них  не могли принять предлагаемую стратегию дальнейшего развития Беларуси и в начале апреля 1918-го из правительства вышли, а в Раду были кооптированы правые белорусские политики.
Дата 25 марта, безусловно, является исторической, поскольку это событие имело место в новейшей истории Беларуси. Но мероприятия, посвященные этой дате, в последние годы были не столько в честь образованию БНР, сколько против нынешней власти. На митинги выходили люди недовольные своим положением и политикой белорусских властей, независимо от их идеологических предпочтений и взглядов на историческое прошлое. Но после того как представители националистических организаций вышли с портретами фашистов Бандеры и Шухевича, нормальные граждане Беларуси стараются держаться подальше от такого «праздника». Наши сторонники БНР показали свое истинное лицо и своих героев. Уверен, что их деятельность по «просвещению» жителей Беларуси в отношении «национального праздника всех белорусов» закончится немногочисленным собранием их сторонников. У белорусского народа другие праздники.
Валерий Ухналев, заместитель председателя БПЛ «Справедливый мир»
ТЕЛЕСКОП
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
mogilew.net Copyright © 2015-2018