» » Статкевич делает ставку на обострение

Статкевич делает ставку на обострение

06 июнь 2017, Вторник
380
0
Статкевич делает ставку на обострение
Протестная весна 2017 года выдохлась. От разрешенного властями митинга на Первомай заявители решили вовсе отказаться, мотивируя это тем, что не получено разрешение на шествие, а несанкционированная, на широко разрекламированная акция, организованная Статкевичем и его «Белорусским национальным комитетом», оказалась скучной, короткой и малолюдной. Это было заметно даже по тому, что фотографы оппозиционных СМИ, освещавших мероприятие, старательно избегали общих планов в своих репортажах. Никаких десятков тысяч «рассерженных белорусов», которые еще пару месяцев назад обещал вывести на улицы в этот день Статкевич, не было даже близко. Оценки числа участников различались от 800 (самую высокую цифру традиционно дала близкая Статкевичу «Хартия 97») до 150 (ВВС, которое трудно заподозрить в симпатиях к белорусской власти). Для двухмиллионной белорусской столицы это – катастрофически мало.

Видимо, здраво оценив свои возможности, Статкевич отказался от проведения акции 9 мая. Сама идея организовать несанкционированную акцию, в которой не последнюю роль играли бы националисты, не вызывала ничего, кроме недоумения. Это не их праздник. Что общего может быть между Днем Победы и теми, кто критикует «ватников» за «победобесие», кого корежит от вида Георгиевской ленты, одного из главных символов 9 мая, кто выходит на свои акции под теми же самыми флагами, под которыми воевали разгромленные в той войне предатели-коллаборационисты. Раньше прозападная оппозиция прекрасно это понимала и не пыталась организовывать в этот день митинги и шествия. Статкевич решил отличиться. Почему?
25 марта, день, когда Статкевич собирал свою первую крупную акцию, – праздник из календаря националистов. Рядовой белорус привык к их шествиям в этот день и ему нет дела до очередной годовщины провозглашения на оккупированной немцами территории квазигосударства, которое так и осталось фиктивным.
1 мая – день борьбы за трудовые и социальные права. Если бы в этот день удалось сосредоточиться на социальной тематике и сформулировать адекватную и востребованную обществом повестку, акция была бы более успешной, но, к сожалению, социальная тематика отошла на второй план еще в середине марта, уступив место привычным и надоевшим политическим мантрам.
9 мая – совершенно иной день. По своей сути он вообще не связан с какими-либо протестами. Это день радости. День торжества человеческого духа. День благодарности и памяти подвига дедов и прадедов, спасших нас от геноцида и порабощения. Проводить в этот святой для большинства белорусов день какие-то шествия и митинги под мутными лозунгами означает одно – испортить праздник. Именно так это будет воспринято горожанами. Поэтому смысл акции националистов в День Победы может быть только один – провокация. Слишком чужеродными они были бы со своими флагами и лозунгами посреди праздничной столицы, слишком большое раздражение вызывали бы, мешая людям праздновать. Да и милиция в таких случаях сложа руки не сидит, поэтому скандал получился бы в любом случае. Но, видимо, перспективы совсем уж ничтожной явки отрезвили Статкевича – с несколькими десятками участников не только серьезной провокации, но даже подходящей «картинки» для СМИ не сделаешь. Поэтому решено взять тайм-аут и перенести акцию на 3 июля.
Если можно выбрать день, более неудачный для массовой оппозиционной акции и более подходящий для провокации, чем 9 мая, то это – именно 3 июля. День Независимости, который в эпоху Лукашенко был приурочен к годовщине освобождения Минска от нацистов, хоть и не приобрел в народе такого же сакрального значения, как День Победы, но очень почитаем белорусами, а власть отмечает его даже с большим размахом. По своему содержанию это очень близкие праздники. 3 июля – такой же День Победы, только свой, белорусский. Война продолжалась, до Берлина еще далеко, но в столицу республики пришел мир. Понятно, что политические протесты в этот день неуместны. Особенно под теми флагами, носителей которых как раз и выгнали из Минска 3 июля 1944 года.
Таким образом, в выборе даты снова очевидна хорошо просчитанная ставка на обострение. Провокационная символика и лозунги, бросающие вызов самому смыслу праздника, силовые структуры, рассредоточенные по городу для обеспечения безопасности множества массовых мероприятий, включая военный парад с участием президента и высших должностных лиц государства, огромные толпы народа, традиционно выходящие в этот день на улицы – все это благодатная почва для провокаций.
Логично, что в такой ситуации правоохранительные органы будут вынуждены действовать жестко и на опережение. Однако есть еще одно немаловажное обстоятельство – через 2 дня после праздника в Минске начнет работу выездная сессия ПАСЕ, на которую делает большие ставки белорусская дипломатия. И какие-либо инциденты с участием оппозиции или репрессии в отношении ее были бы очень неудачным для наших властей фоном мероприятия. А Статкевичу и другим, напротив, как воздух нужен скандал, который даст шансы на новые европейские гранты на «развитие демократии».
Артём Агафонов 
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
mogilew.net Copyright © 2015-2018