Формула прогресса: «Что будет основанием для основания?»

Формула прогресса: "Что будет основанием для основания?"

Цивилизация является неделимым, взаимосвязанным комплексом умозаключений и их практической реализации, логически-правильно отложенным от догматического ядра. По сути, это развитие и расширение культа, связанное с внутренней логикой культа, преодолевающее противоречащее сакральным ценностям культа явления. Вначале мы берём какое-то утверждение как абсолютное, аксиоматическое, в силу своего статуса догмы защищённое от любой скептической критики. Затем вокруг этой базовой ценности возникают относительные предположения, которые проверяются на своё полезность, служение базовой Истине.
Опыт и логика либо подтверждают, либо опровергают относительное утверждение (например, лекарство либо доказывает свою полезность, либо бесполезно, либо вредно). Но они это делают не сами по себе. Сами по себе они этого сделать в принципе не могут – неоткуда начать логическую цепочку умозаключений. Например, лекарство существует для возвращения организма в то состояние, которое признано «здоровьем». Лекарство вредно или полезно не само по себе, а только по отношению к определённой болезни, которую, к тому же, ещё следует сперва признать болезнью.

Например, для христианства людоедство и человеческие жертвоприношения – однозначно, патология, а в целом ряде иных культур (включая атеистический социал-дарвинизм нашего времени) – в них нет ничего предосудительного. Каннибализм для эволюционизма выступает как одна из сторон борьбы за существование, как орудие очищения и оздоровления биологического вида.
+++
Наряду с доказуемыми, обсуждаемыми утверждениями цивилизации просто необходимы исходные, недоказуемые (аксиоматические) и потому не обсуждаемые утверждения. Мы начинаем от сакральных ценностей культа, которые мы обслуживаем (если мы обслуживаем только себя, потеряв этику служения сакралиям, то превращаемся в животных).
Имея вполне определённую точку старта (догматическое ядро базовой религии) наше мышление сохраняет с ним связь, если сохраняет логику умозаключений. Если мы начнём всё подвергать сомнению – то мы (и довольно быстро) подвергнем сомнению пользу любых предметов на свете, включая и собственное существование.
Это не только путь к самоубийству человека (эпидемия каковых разразилась вокруг нас, в том числе и в форме массовых, постоянно растущих алкоголизма и наркомании), но и путь к обессмысливанию любого цивилизованного действия в глазах разъедаемой до стадии «ничто» скептицизмом личности.
Цивилизация не является случайным набором случайных находок и случайно сделанных открытий. В ней есть внутренняя логика взаимосвязей, и всё связано со всем: поэзия с физикой, физика с философией, философия с медициной, и все они – с базовой, исходной религией.
Любой прогресс в рамках цивилизации ведётся в железных рамках логики первичного догматического ядра, и только эта логика, отслеживающая связь между новым открытием и традиционной базовой ценностью – помогает нам отделить прогресс от патологических мутаций, развитие от простой переменчивости.
В рамках цивилизации открытие делается не ради открытия: оно делается ради обслуживания исходного ядра смыслов и ценностей. Например, медицина ищет лекарства во имя человечности, а иначе она превратилась бы (и превращается) в концлагерного доктора Менгеле.
Если исследователю просто любопытно, как вещество повлияет на организм, если это не с целью здоровья ближнего – то вместо врачей мы получим убийц и отравителей, маньяков.
То есть главный закон цивилизации (её сохранения и правильного развития) – соответствие прогресса её форм и средств изначально заданному «ядровому» содержанию и целям породившего цивилизацию культа.
+++
Я делаю «Х», потому что это полезно для «Y». Но с какой стати мне служить «Y», тратить на него свои силы, средства, время?! Почему бы мне не выбросить «Y» на помойку – ведь тогда не придётся расходовать себя и на «Х»! Ведь «Х» был нужен только для обеспечения «Y», а сам-то по себе он никому не нужен… Например, бумага (Х) нужна, чтобы писать и читать (Y), а если использовать её только в качестве обёртки и розжига, то она не лучший обёрточный материал и не лучшее топливо. Зачем нам переделывать берёзу в бумагу, если берёзовые поленья горят дольше пачки бумаги?
Если «Х» нужен только для «Y», а не сам по себе, то и «Y» тоже нужен не сам по себе. Он нам нужен только и исключительно для обеспечения некоего «Z». Бумага нужна для письма, письмо для чтения, чтение для развития мышления. А развитие мышления для чего нужно? А может, лучше без него?!
По цепочке понимания того, что «X» нужен для «Y», а тот в свою очередь для «Z» мы неизбежно (если не нарушать логику) придём к догматическому ядру, к первоначалу. Вскоре мы обнаружим, что «Z» нужен просто сам по себе, а не для обеспечения чего-то больше себя.
А что это значит? Что все наши мотивации делятся:
— на прикладные, технические, обеспечивающие догматическое ядро,
— и собственно догматическое ядро.
Мы может логически обосновать, чем то или иное прикладное исследование полезно ядру, но мы не можем (и это принципиально) обосновать – для чего существует само ядро.
Если предположить, что сакральные начала сложения личности, изначальные (догматические) в её мотивациях, повреждены или исчезли, тогда вся совокупность умозаключений этой личности,– становится ничтожной. Почему?
Потому что она отложена от догматического ядра, опирается на него, связана с ним неразрывной «гравитацией» логических звеньев, то есть постоянно пребывает в его поле. Есть догмы – есть и рациональное (теоремы, отложенные от аксиом). Нет догм – нет и ничего рационального: не от чего откладывать по логическим правилам умозаключения.
Если конечная цель деятельности исчезла, тогда вся совокупность бурной деятельности, сколько бы промежуточных операций в себя не включала – становится бессмысленной. Теряется логическая связь, запустившая цепочку мыследействий в начале и обеспечивающая её конечным смыслом. То, что было путём – распадается на бессмысленные судороги, бессвязные конвульсии.
+++
Творчество, если оно сделано «здо?рово», здоро?во (несёт в себе заряд здоровых ценностей), да и просто здраво (в смысле психическом) – находится между исходным реализмом посылки и ясностью идеологического конечного умозаключения. Переход от реального к идеальному – составляет суть человеческого мышления, а потому, как частный случай – и суть творчества настоящего художника. Мышление – это инструмент перехода от того, что имеется в наличии, но нас не устраивает, к тому, что нас устраивает, но пока не имеется в наличии.
Разумеется, я говорю о здоровом мышлении, потому что разного рода «бродильные процессы» в закисшем и забродившем мозговом веществе могут быть какие угодно, сколь угодно бессвязные, сколь угодно вычурные и экзотичные, сколь угодно беспочвенные и бессмысленные. Но мы с читателем договорились, что не считаем качеством мышления его объём или интенсивность операций, производимых им в единицу времени! Сумасшедший может очень много помнить (в смысле простой механической эрудиции) и при этом очень активно думать, но, если он сумасшедший, то это всё только хуже, чем отсутствие мыслей.
Не объём и не интенсивность мышления делают его качественным и адекватным процессом. Таковым его делают только достаточное основание вначале и отчётливо осознанный смысл итогов.
Тут схема проста (и сложна):
1) Есть что-то
2) Оно нам не нравится, но оно есть.
3) А то, что нам нравится – его нет.
4) Мы начинаем думать, с целью убрать нежелательное и построить желательное.
5) Если мы при этом будем отрицать факты объективной реальности – то это называется шизофрения (в массовом случае[1] – «социофрения»).
6) Если мы заранее не сформулируем, чего нам нужно, какую замену нежеланному мы хотим получить в итоге, то это инфантильность, граничащая со слабоумием, детская ветреная капризность.
Реально менять мир вокруг можно только в том случае, если адекватно воспринимаешь его нынешнее состояние – и при этом устойчиво, связно, последовательно решил для себя: чего тебе нужно, чего ты хочешь.
В любом ином случае любые мыслительные процессы становятся патологическими, потому что инструментальная функция мышления (переход из реального в идеальное) нарушена, мышление движется иррациональным путём и к неопределённому итогу-выводу.
У мысли, как и у всякого предмета на Земле, есть функционал (логика) и есть предназначение (достижение временного недоступного идеала). Никакой самоценности мысль (в виде, например, интенсивного перебирания бессвязных картинок или цифр в голове) — не имеет.
Отвязавшись от адекватности методов и изначально заданной определённости цели, мысль из помощника человека превращается в его врага, убийцу, во внутренний разрушительный процесс. Потому мы и придумали науку «социопатология» — чтобы в её рамках описывать ты формы мышления, при которых оно бесполезно или вредно для человека и общества.
+++
В современном обществе культура доказательного мышления оказалась подорванной – при том (и, отчасти, потому что) всякая культура доказательного мышления опирается на аксиоматическое ядро, изначально существующее целеполагание. Когда мы твёрдо решили, что нам нужно в итоге получить – мы можем (и то только обладая культурой мышления) доказать с помощью аргументов — что для этого полезно, а что вредно.
Например, в XIX веке в медицине считались полезными пары ртути, потом было доказано, что они вредны, но в обоих случаях речь шла о здоровье пациента. Оно – цель медицины, и средства подбираются, или опровергаются под эту цель. Если же цель иная (например, заработки шарлатана, выдающего себя за медика) – тогда, разумеется, и средства будут иными.
В отсутствии изначальной цели культуры доказательного мышления быть не может (без аксиом нет и теорем) – потому что нечего доказывать и нечего опровергать. Нет догматического ядра – нет и отложенных от него логических умозаключений.
И, в данном случае, неважно – идёт ли речь о строительстве храма или самолёта, коммунизма или водопровода: в любом случае средство может быть утверждено или опровергнуто только через сверхценность цели, не подвергающуюся сомнениям. Если мы начнём сомневаться – а нужен ли водопровод? – то, скорее всего, на манер приватизаторов, украдём все деньги со стройки и бросим канавы незакрытыми…
——————————————————
[1] Индуцированное бредовое расстройство — бредовое расстройство, при котором бред, какая-то единая маниакальная идея разделяются множеством людей с тесными эмоциональными связями между ними. Бредовая симптоматика при индуцированном бреде демонстрируется «реципиентом бредовой фабулы» (человеком, которому индуцируется бред), в то время как источником бреда («индуктором бреда») является другое лицо: обычно это истинный бредовый больной, имеющий авторитет для реципиента бредовой фабулы — индуцируемого или индуцированного лица.
Экономика и Мы

Источник