А про любовь кина нет

А про любовь кина нет

Наши киношники обожают вставлять в фильмы «любовную линию», но фильмов о любви при этом – нет. Почему-то под «любовью» понимаются страсти и страдания с криками, слезами, непониманием и истериками, мужскими и женскими. Но зато везде! Герои борются с наводнением? Пожаром? Вирусом? Фильм о войне? Революции? Народных волнениях?
Неважно о чем. Будут большие и долгие страдания. Без этого никак, уже не умеем. Я недавний сериал про маньяка не смотрел и не собираюсь. Но уверен, что там «любовная линия» тоже есть. Ну, скорее всего у следователя. Вечер. Следователь обувается у дверей. Подходит жена, вытирая руки полотенцем.
«Куда ты на ночь глядя?» «Я иду ловить маньяка, убивающего женщин и детей!» «Все ты врешь! Ты к своей следовательке намылился! Маньяк для тебя – лишь повод, сам ты маньяк!» Следователь мрачно выходит в ночь, закуривает, глядя на окна, потом заходит в грязную будку телефона-автомата. Звонит: «Галина? Ты дома? Сейчас приеду…». Следующий кадр – следователь в постели со следователькой. Обсуждают поимку злодея. Скажите, кто смотрел, я ведь угадал, а? Я догадываюсь, почему у нас детское кино не снимают – туда трудно втиснуть любовную линию.
И с фантастикой та же самая беда! Трудно, трудно! На Землю падает болид, на болиде Злой Робот, герою надо спасать мир. Но неумолимо наступает Любовная Линия. «Ты куда? Мир спасать? Ты не любишь меня, ты уходишь к своей любовнице, пилоту ВКС России!» «Нет, я иду спасать мир!» Сцена ссоры на полчаса. И – «Галина? Ты на космодроме? Сейчас приеду…»
Но фильмов о любви при этом нет. Только страдания. Ну вы снимите кино про любовь. Такое, чтобы женщины плакали у экрана, а мужики бежали за цветами. Нет, будет про страсти и истерики. Я представляю, как бы снимали в СССР с таким подходом! «Так… так… Три мужика идут в Зону… А где любовные страдания? Жена осталась, там страдания есть, хорошо… а в Зоне-то где? Что вы мне эти гайки на веревочке под нос суете? Драма, драма нужна! Уберите одного мужика, поставьте женщину! Вот у нас и треугольничек…»
Так… так… Три мальчика и три девочки летят к другой звезде… и еще один мальчик в звездолет забрался! Какой материал! Сколько драмы будет! Но где при этом любовные страдания? Что значит «еще дети»? Пусть им будет по двадцать, неужели фильм хуже станет? Зато появятся страдания! А роботов выбросьте, роботы не страдают…». Эх. А про любовь кинa нет.
Сергей Лукьяненко

друзья-сябры

Источник