США: феномен слепого поводыря…

США: феномен слепого поводыря...

Со школы нас учат: корректно поставленную задачу решить можно. Некорректно поставленную задачу решить нельзя. При этом корректно поставленные задачи отличаются по уровню сложности. Есть простейшие, есть средней тяжести, а есть необычайно сложные. В зависимости от уровня сложности рациональная задача решается легко-быстро, или трудно-долго. Но корректно поставленное условие даже наисложнейшей задачи – залог её решения в будущем. Иррационально сформулированная задача нерешаема в принципе. На неё бесполезно тратить время и силы. Всякая возня с иррациональной задачей – проявление безумия того, кто её пытается решать.
«Летели два крокодила, один зелёный, другой на север. С какой скоростью?». Столь же анекдотична и постановка проблем в современных США и Европе, вообще в рамках западного глобализма. Во-первых, т.н. «либеральная демократия» не формулирует никакой цели, никаких рубежей, не даёт никакой ясности в области желаемого будущего.

Теория либеральной демократии (очень далёкая от её практики) – в идеальном проявлении предусматривает:
-Всемерное и всестороннее потакание прихотям личности «Х».
При этом мы ничего не знаем о свойствах и качества личности «Х», с её прирождёнными правами реализовывать свои прихоти (вплоть до содомии и каннибализма – «если вдруг захотелось»). Условие либеральной задачки не говорит нам умна или глупа эта личность «Х», добра она или зла, как чёрт, вменяема или невменяема, трезва – или страдает алкоголизмом, наркоманией, лудоманией?
В теории (самой чистой её версии, повторюсь!) – есть только личность «Х», в алгебру которой можно подставить кого угодно. Эта личность реализует свои желания через волеизъявление. Точка.
Не нужно быть философом или психологом, чтобы понимать: желания, особенно текущие, сиюминутные и смутные – очень и очень субъективны. Это такое болото субъективности, из которого нет ни выхода, ни просвета.
Либеральное желание не имеет ни умственной, ни нравственной оценки, оно опирается на голое «хочу», и базируется на игрищах зоологических инстинктов в человеческом существе.
Желания могут быть очень тёмными (у зверолюдей), а могут быть и внушёнными через зомбирование. То есть и собственным-то желаниям доверять не стоит (мало ли из какой глуби звериного подсознания они проросли?) – а к тому же в современном мире с его маркетинговыми технологиями собственное желание очень трудно отделить от внушённого, навязанного.
+++
Очень трудно совместить мир индивидуальных желаний «атомарной личности» с обществом. Любой голливудский фильм, и год от года всё острее – показывает эту драму столкновения индивидуальной «свободы» с общежитием людей в местах их скученности. Американское кино раз за разом демонстрирует всё более и более диких социопатов – которых общество принять не может, а сломать и укротить – не имеет права (по идеологическим мотивам).
Драма «личной свободы», например, наркомана, или амбициозного грабителя банков проявляется в его несовместимости с социальными институтами. Право массового убийцы Брейвика на жизнь, и даже на жалобы по поводу некачественного кофе – плохо совмещается с правом на жизнь и попить кофе у сотни его жертв.
Либерализм, как орудие борьбы с социализмом – после победы в полной мере проявляет свою асоциальность.
Американская борьба с цивилизацией и её нормами, достижениями, продвижением, проводившаяся с упорством, достойным лучшего употребления, базировалась на двух ключевых инструментах:
1) Критика ошибок и перегибов строителей «светлого завтра», которых хватало – ибо «не ошибается лишь тот, кто ничего не делает».
2) Опора на человеческие желания, низменные стремления биологического существа – противопоставленные осознанной необходимости социализации.
+++
Понятно, что чужой опыт хаять – не значит, собственный приобрести. Одно дело – учиться на чужих ошибках, не повторять их у себя. И совсем другое – на основании чужих ошибок объявить ошибочным вообще любое созидание, движение вперёд, отрицать саму возможность социального развития.
Огромная сила зоологических инстинктов в тёмных глубинах человека – сила сугубо разрушительная.
С одной стороны – используя эту силу тьмы, можно развалить что угодно.
С другой – невозможен «обратный ход»: нельзя ничего создать и усовершенствовать, опираясь на эту колоссальную, но разрушительную силу.
Американцы преуспели в разрушении.
Они в итоге своих игрищ с животными инстинктами и технологиями оглушающего зомбирования — развалили не только наше общество, но и своё. Так сказать, «за компанию»! Раз пошла такая пьянка – режь последний огурец!
«Старая Америка» — далеко не рай земной, и далеко не образец милосердия – но она вызывала уважение. «Старая Америка» — это очень специфическая, очень боковая, но ветвь единой христианской цивилизации, то есть цивилизации, умевшей корректно ставить задачи.
А что такое «корректно поставленная задача»? Это ясное понимание цели, которой нужно достичь + ясное отслеживание причинно-следственных связей между применяемыми средствами и принятой целью.
Далеко не только ангелы и святые решают корректно поставленные задачи. Среди «решал» бывают и мерзавцы, истребившие население целого континента, например.
Но и они были людьми, ставившими ясно перед собой цель – и проверяющими своё поведение на соответствие цели. Они хотели «курицу на каждый стол и автомобиль в каждый двор» — и они этого добились.
Имея чётко поставленную цель-ориентир, легко ориентироваться в пути, легко заметить отклонение от маршрута!
Если у нас цели – курица и автомобиль для каждого, то при уменьшении числа куриц или автомобилей мы получаем недвусмысленный сигнал тревоги: что-то пошло не так!
+++
«Новая», современная Америка – уважения не вызывает. Она вызывает только брезгливое недоумение. Она очевидным образом запуталась и в целях, и в средствах. Она убила собственную «американскую мечту».
Потому что и эта мечта тоже – опиралась на «человека достигающего».
И не может базироваться на «человеке желающем» — безмозглом, нетерпеливом, и агрессивном, а главное – постоянно меняющем свою цель в зависимости от настроения.
«Человек желающий» — управляемый инстинктами, а не разумным расчётом, умеет только отнимать и делить, но ни прибавлять, ни умножать не в состоянии.
Ведь очевидна бездна между «хочу и делаю» и просто «хочу»!
В угоду «человеку желающему» истории успеха, ранее строившиеся на развитии личности, её умственных и трудовых навыков – переродились в истории лотерейных выигрышей, в моментальное и сказочное обогащение всяких «моргенштернов» и рэперов, заменивших путь и дело – забавными для толпы им подобных кривляньями.
Уважение к инженеру, конструктору, достигатору – сменилось странным и чудовищным авторитетом клоунов, шутов, в самом лучшем случае – азартных игроков. Человек в этом новом мире не достигает, а выигрывает, он не созидает – а ему «везёт».
Немудрено, что с такими приоритетами либеральные США начали разваливаться, и разваливать весь мир, поддавшийся их господству.
+++
Корректно поставленная задача не существует без измерительного нормирования. Они просто неотделимы друг от друга, корректность и норма!
— Ненормированное неизмеримо,
— А неизмеримое некорректно в условии задачи.
С этого надо бы начинать занятия с младшими классами!
Снабдить человека комнатой – трудно, но достижимо. Квартирой – ещё труднее – но достижимо. Отдельным домом – сверхтрудно, долго, тяжко для всех систем – но в принципе может быть по итогам достигнуто.
Но нельзя, чисто математически, снабдить какого-то отдельно взятого человека бесконечным количеством домов, квартир, яхт и палуб на этих яхтах!
Движение в этом направлении безумно, и его итог уже очевиден: горы гниющих за невостребованностью благ, и толпы обделённых, отрезанных от благ пропастью.
Голодные становятся всё голоднее – но ведь сытые-то стать сытее уже не могут, есть же физиологический предел, сверх которого любые блага попросту бессмысленны, превращаются в одержимость иррационального сволачивания.
Современный Запад – это постоянно нарастающая концентрация всех богатств в одних руках, уже бессмысленная для владельцев и уже смертоносная для неимущих.
+++
Отказ Запада от измерительного нормирования – когда можно говорить о норме жизни и отклонениях от неё – разрушил всякую объективность в оценочных суждениях. Справедливость, прогресс, социализацию, ту же самую пресловутую «демократию» — теперь нельзя измерить в квадратных метрах, килограммах и литрах, ваттах и амперах, её нельзя измерить точно, по динамике прибывающих или убывающих гарантированных благ у населения.
Царит субъективность, вкусовщина оценочных химер: то, что одному кажется «справедливостью», другому кажется «коррупцией». Суды или выборы тоже оцениваются на глазок: одному кажутся «честными», другому показались «нечестными», и т.п.
А чему удивляться, если нет измерительных шкал и измерительной аппаратуры? Разумеется, всякий владелец миллионов будет говорить, что он их «заработал честно», а всякий, кто их не имеет – заподозрит нечестность.
Но это же не разговор взрослых людей, а детский сад!
Где равенство людей перед законом? Одному можно иметь миллиарды, а для другого их заиметь – «коррупция» — это равенство перед законом?!
Нет норм, исчислимых в твёрдых величинах – нет и понятия «заработал». Остаётся только понятие «хапнул, урвал» — много или мало ты хапнул. Ведь речь идёт не о том, что общество тебе начислило, по согласованию, по норме – а о том, что у тебя взялось неизвестно откуда!
+++
Нарастающая неэффективность и неадекватность политики США – исходит из их концептуальной, идейной «нищеты философии». Критика социализма, какой бы яркой и обоснованной ни была – альтернативой общественному устройству не является. Доказательства того, что кто-то другой – плохой человек сами по себе вовсе не делают тебя хорошим человеком!
Отрицание чего бы то ни было – само по себе бесплодно, и без встречного утверждения деструктивно. Ничего нельзя разрушать – пока твёрдо и ясно не объяснил, чем хочешь заменить разрушенное!
Собственной связной и непротиворечивой концепции социального, да и просто бытового (кстати говоря, самого важного!) обустройства общества Запад так и не предложил. Специализировался на очернительстве и глумлении над соцлагерем, не всегда беспочвенно – и что с того?!
Если дядя Ваня – плохой пловец, тогда покажи хорошего! Пока же мы имеем только ругань в адрес плохого пловца, от людей, которые вообще не умеют плавать…
Опора на низшие инстинкты в человеке со стороны Запада не стимулирует ничего, кроме нарастающей асоциальности, лени, хулиганства, тупого самодовольства и хамства у людей, которым постоянно стимулируют низшие инстинкты в ущерб (и за счёт) высшей нервной деятельности.
«Идеал свободной личности» угробил образование и воспитание, чувство долга и ответственности перед страной, угробил способность – да и желание сложно мыслить. Он породил животное, которое жаждет предельной простоты решений, и для которого простота постановке вопроса важнее истины.
Удовлетворяя «идеалу свободной личности», с пелёнок преданной самодурству и похотям – появились:
-политическая система, отбор в которой строится на заискивании перед придурком;
— и антикультура, сводящая себя к запросу придурка, к тому же заискиванию перед ним.
+++
Поскольку легально в такой системе ничего не решишь, верховная власть всё более криминализируется. Она уходит в тайные заговоры верхушки, в правящие масонерии. Заговоры власть имущих уже не просвещают массы, как должны в нормальном государстве, а наоборот – запутывают, зомбируют и затемняют их, опираются на коварные манипуляции сознанием придурков.
А.Леонидов в романе «Ключ от ничего» (рекомендую прочесть здесь) – выносит суровый вердикт-афоризм:
-«Демократия» — это не власть народа, а власть криминала…
И разъясняет так: если «согласительные процедуры» полностью парализовали (исками да адвокатами) легальные органы власти, то реально действовать могут только нелегальные органы власти. Те, которых как бы и не существует – а потому вся тягомотина «демократических процедур согласования» на них не распространяется…
«Священное право» человека мелочно скандалить по любому поводу, пока он жив – не распространяется на ситуацию, в которой его убили в тёмной подворотне.
Манипуляции сознанием толп – не только злой выбор плохих людей, но и, в определённой ситуации – идеологически заданная необходимость. Если люди не управляются идеями – ими нельзя управлять ничем, кроме манипуляции их сознанием.
То есть безыдейность предопределяет полную криминализацию власти с железной необходимостью. Если человек у власти не обременён какой-то великой миссией с фанатичным упорством – то чем, кроме бандитизма, ему там, у власти, заниматься?! Как он туда придёт (без фанатизма великой миссии), и чем там удержится?
Если ты не можешь честно, открыто, и даже с гордостью – сказать людям, что ты им несёшь, что обещаешь и гарантируешь – то остаётся только манипулировать их сознанием, дабы удержаться наверху.
А что несут человечеству США?
«Демократию» — как набор выхолощенных ритуалов, никак и ничем не отражающихся в быту людей? Выборы ради выборов? Смену властей ради простой и механической календарной смены?!
Если за ритуалом стоит вера – то это религия.
Если за ритуалом ничего нет – то это оружие мошенничества, игры колдунов и аферистов, искусство наживаться на дурачках – навязывая им смешной и ненужный ритуал!
Сегодня уже всем в мире очевидно, что главные «насаждальщики» демократической обрядности – сами-то в демократию свою не верят ни на грамм! Их демократическая обрядность и ритуалистика – мертвы, и мертвы уже давно.
Как и любая мёртвая обрядность (что в церкви, что у КПСС) – «демократическая» мертвечина не предполагает никаких качественных изменений в жизни людей, не даёт, а теперь даже уже и не сулит улучшения народной жизни. Эта мертвечина навязываемых форм без содержания – вся свелась к формализму, замкнутому кругу, навязчивому повторению шаманских бубновых композиций.
Из инструмента обустройства человеческой жизни по уму и правде – западная «демократия» превратилась в нечто параллельное жизни, нигде с бытом не пересекающееся. То, что когда-то вкладывали в эти ритуалы отцы-основатели – давно скончалось под скорлупой окаменевшей формы «регулярной сменяемости властей».
+++
Как в таких условиях политика США может быть адекватной или эффективной? Чего добьются люди, у которых средства не соответствуют целям, декларируемые цели – тайным, и, как вишенка на торте – цель не тождественна сама себе, она смутна и переменчива?
Если вы хотите, чтобы в итоге всех пертурбаций жизнь людей стала лучше – это трудная, но адекватная задача. Если же вы всего лишь хотите регулярного проведения выборов – это задача совсем нетрудная, но и совсем неадекватная.
Если нет цели восхождения (от сохи к трактору, от колодца к водопроводу и т.п.) – то нет ничего легче, чем объявить о выборах, а потом объявить, что они прошли. Такие «выборы» можно проводить не только каждый год, но и каждый день! Вопрос только – зачем?!
Ведь пресловутую «честность» выборов нельзя определить, как это делают либералы – через «нравится-не нравится». Любой победитель объявляет выборы «честными», а всем проигравшим свойственно (и даже необходимо) заявлять, что они были «нечестными». Это не больше, чем инфантильное переругивание:
-Дурак – сам дурак!
Успешность системы, эффективность функционирования её институтов (в частности, выборных, но не только) – объективно определяется только через восхождение.
Если мы развиваемся – то движемся в правильном направлении. А если деградируем – то в неправильном. А какие ещё есть у нас объективные критерии оценки движения?
Либеральное «нравится – не нравится», «по вкусу – не по вкусу»?
Мало ли что нравится обкурившемся наркоману, мало ли что он посчитает «правильным» на личный вкус – разве можно это делать критерием оценки прогресса или регресса?
+++
Если ставить вопрос об отличии скальпеля хирурга от ножа убийцы, то по крови на лезвии этот вопрос не решишь. Американская политика лихорадит всю планету, но дело не только в её жестокости. Главным образом – дело в её бессмысленности!
США навязывают всем свою волю – не поясняя, да и сами не зная – к чему эта воля приведёт, и к чему должна приводить. Целеполагание к эпохе байденовщины окончательно развеяно по ветру, вместе с остатками уважения к избирательным процедурам. Жрецы, потерявшие веру в своего идола, автоматически теряют и уважение к обрядам, посвящённым этому идолу. Если культ считается орудием обмана простаков – то и все действия в рамках культа смешны для «посвящённых», или, как сейчас говорят – «продвинутых».
В итоге США поят планету горьким снадобьем, которое, к тому же, и вовсе не является лекарством.
Поясню:
Горькое лек?рство существует не для горечи, а для ле?карства. То есть цель не в том, чтобы нервы пощекотать, не в бесцельном и бессмысленном удальстве хулигана, не в браваде пройти по краю – а в том, для чего всё это делается.
А сегодня теория «цитадели демократии» — мистификация оценочной вкусовщины.
Это попытка мошенников навязать туземцам ритуалы, в которые сами мошенники давно уже утратили веру, которые ценны для мошенников только возможностью ограбить, обобрать туземцев – если те окажутся достаточно наивными.
Американская политика – очень жёсткий язык ультиматумов, но не только. По сути, это ещё и путь к неопределённой цели через неопределённость средств. То есть шараханье в темноте без маяков и ориентиров.
А если слепой поведёт слепого – то оба упадут в яму!
Экономика и Мы

Источник