оБуревшая Польша

оБуревшая Польша

Ромуальд Адам Райс, больше известный под кличкой «Бурый», стал причиной крупного дипломатического скандала между Беларусью и Польшей.
«Проклятые солдаты»
В 90-е годы прошлого века в Польше «проклятыми солдатами» стали называть участников вооруженного подполья, действовавшего в 1944-1953 годах против СССР и просоветского правительства Польской Народной Республики.
Капитан Ромуальд Райс («Бурый») был одним из видных деятелей этого подполья, командиром 3-й Виленской бригады, а по сути – националистической банды, осуществлявшей террор в отношении советских представителей и новой польской власти и промышлявшей грабежом и убийствами мирных граждан.
Деятельность банды «Бурого» имела чувствительный белорусский контекст. В январе-феврале 1946 года отряд Райса совершил кровавый рейд по нескольким восточно-польским деревням, населенным православными белорусами. Крестьян, включая женщин и детей, убивали только за то, что они не умели «правильно» креститься и читать молитвы на польском языке, а их дома сжигали.

«Проклятые солдаты» Бурого
Понятно, что в Беларуси (и в советской, и в постсоветской) Ромуальд Райс и его «проклятые солдаты» получали и получают в свой адрес исключительно проклятия.
В социалистической Польше «Бурый» был признан военным преступником, арестован и осужден к смертной казни. Приговор приведен в исполнение в Белостоке 30 декабря 1949 года.
В новой, «демократической», Польше официальное отношение к Райсу и его деятельности радикально пересмотрено. В 1995 году суд Варшавского военного округа реабилитировал преступника. В формулировке суда сказано, что убийства православных крестьян совершались им в «условиях высшей необходимости для восстановления независимости польского государства».
Если вам что-то неизвестно про «двойную мораль» – можете смело обращаться к этому уникальному решению польского военного суда, давшего старт героизации «Бурого» на государственном уровне.
Институт без исторической памяти
Реабилитацией, а затем и героизацией «проклятых солдат» усердно занимается польский Институт национальной памяти (IPN). Деятельность этого государственного историко-архивного учреждения базируется на «теории двух оккупаций» – гитлеровской и сталинской, между которыми польские радикальные националисты ставят знак равенства.
Однако дело тут в том, что исторической памяти неизвестны факты геноцида, совершенные отрядом Райса против мирного немецкого населения. Фактов же геноцида против православных польских белорусов – в избытке. И восхваление Райса и его бандитов хотя бы по этой одной причине не может быть внутренним делом Польши.
Официальный Минск уже высказывал свое возмущение по этому поводу. МИД Беларуси неоднократно требовал от Варшавы официальных публичных объяснений по факту оправдания Райса и называл «недопустимыми» попытки героизации подобных преступников.
Нет сомнений, что эта официальная позиция нашей страны хорошо известна всем аккредитованным в Беларуси работникам польских дипломатических учреждений.
Консул в посудной лавке
Тем не менее реабилитация и героизация Ромуальда Райса в 2021 году прорвала восточную границу Польского государства и вторглась на территорию Беларуси.
28 февраля в Бресте прошла акция, посвященная «Дню памяти проклятых солдат». Ее организаторами выступили зарегистрированные в Беларуси юридические лица, тесно связанные с Польшей и являющиеся очевидными инструментами ее «мягкой силы» в нашей стране, – КОУ «Брестский форум польских локальных инициатив» и ООО «Польская школа».
Участники этого мероприятия, среди которых были в основном молодые люди, в том числе и несовершеннолетние, облачившись в форму польских скаутов, исполняли песни и декламировали стихи во славу людей, признанных в Беларуси военными преступниками.

Разразился грандиозный скандал, который мог бы быть исключительно внутренним белорусским делом – Уголовный кодекс нашей страны позволяет принять адекватные меры к тем, кто пропагандирует «подвиги» военных преступников. Однако, упомянутое мероприятие освятил своим присутствием руководитель Генерального консульства Республики Польша в Бресте Ежи Тимофеюк (на нижнем фото – крайний справа).

Международное право и практика межгосударственных отношений подразумевают, что дипломатический работник должен уважать законы и традиции страны пребывания. Консул может сколько угодно отдавать почести «Бурому» у себя на Родине, если в Польше тот перестал числиться военным преступником и если это вписывается в личный этический кодекс г-на Тимофеюка. Однако чествовать убийцу сотен белорусов на территории Беларуси – для дипломатического работника это слишком.
И если в отношении граждан Беларуси, организовавших в Бресте «День памяти проклятых солдат», прокурором города возбуждено уголовное дело «по факту героизации военных преступников», то консулу, в соответствии с Венской конвенцией о консульских сношениях, тут же было предписано покинуть нашу страну.
Удивительно, что польский МИД стал на защиту своего незадачливого работника. Заместитель министра Марцин Пшидач назвал решение о высылке дипломата «необоснованным», и в отместку из Польши был выслан работник белорусской дипмиссии.
Когда спор неуместен
Справедливости ради отметим, что данная позиция польского МИДа не отражает настроения всех поляков. Ромуальд «Бурый» и другие «проклятые солдаты» в самой Польше вызывают неоднозначные оценки. Далеко не каждому поляку хочется мараться симпатиями к военным преступникам. День «проклятых солдат» отмечается, в основном, национал-радикальными и ультраконсервативными политическими силами страны, а сам этот «праздник» не стал для большинства населения мейнстримом в оценке событий Второй мировой войны.
Таким образом, «оБуревшая» часть Польши – еще не вся Польша. Хотя дико от самой мысли, что в государстве, потерявшем в той войне почти 6 миллионов человек, находятся люди, в том числе государственные деятели, считающие военных преступников национальными героями.
Еще более дико, что такие люди, пусть и в мизерном количестве, нашлись среди граждан Беларуси.
Разумеется, Второй мировой войны дает богатую пищу для различных оценок и мнений. Однако есть в этой истории события, спор по которым совсем неуместен. Имеются определенные маркеры, с помощью которых легко судить о нравственности или безнравственности каждого человека, рассуждающего о той войне.
Ведь очевидно, кто был агрессором, а кто жертвами нападения. Очевидно, на чьей стороне была справедливость и гуманизм. Очевидно, кто выполнял воинский долг и присягу, а кто терроризировал и уничтожал мирное население.
Ромуальд Райс сколько угодно мог рассуждать о любви к Польше и оправдывать свои действия этой любовью. Но это нисколько не мешало ему стать военным преступником, убивавшим мирных людей за «неправильную» национальность и «неправильную» веру.
Настоящий «проклятый». И не солдат вовсе, а обыкновенный бандит.
Никита Палецкий

друзья-сябры

Источник