Принцип единства культуры и его враги

Принцип единства культуры и его враги

Цивилизованный образ жизни – есть особый образ жизни, построенный на развитой книжной культуре, при этом отрицающий содомию, каннибализм, изуверство и мракобесие, и в целом – всякую деструктивную распущенность и беззаконие зоологического произвола. Цивилизованные люди – это люди долгой памяти, широкого анализа, твёрдых принципов, развитой речи и письменности, хранители, а не расточители культурного наследия, обладающие абстрактным мышлением (способностью к обобщению идей).
Как только мы согласимся с этим – мы сразу же увидим, что современные майданы и байденовщина являются прямой противоположностью цивилизованному образу жизни.

Это не просто посторонние цивилизации сущности: это именно прямая и грубо противопоставленная цивилизации её противоположность.
Принцип единства культуры. Если культурный человек мыслит логически-правильно, то он железно приходит к одним и тем же выводам с другим культурным человеком.
Это как решение примера «дважды два» в Петербурге и в Новой Зелании: вычислители не знают друг друга, но если они не нарушат логику вычислений, то у них, совершенно независимо друг от друга (но не от общей логики) получится один и тот же результат.
Принцип единства бескультурья – оно всегда противоположно выводам единой, по своей сути, культуры. Культура нигде не будет сжигать или выносить на помойку книги: никакая. Если это началось – значит, мы имеем дело с антиподом культуры.
Совершенно очевидно, что вопреки всем традициям, сформировавшим, сложившим цивилизацию – современный Запад открыто и жёстко насаждает содомию и вместе с ней всякую мыслительную и поведенческую распущенность. Каннибализм и беспринципность лежат в основе рыночных отношений, где именуются «конкуренцией», «борьбой за существование», «естественным отбором» и деляческой пронырливостью, всеядностью рвача-эгоиста.
«Меня съели на работе», «конкуренты поглотили предприятие» — отголоски пережитков каннибализма в рыночных отношениях, которые всё более усиливаются и переходят к прямому каннибализму, к пожиранию людей в прямом смысле слова.
Беззаконие – если не явное, то хотя бы скрытое (хотя нынче всё более и более явное) – необходимое для частной собственности условие её существования. Закон – есть подчинение, владение – господство. Там, где власть господина ограничена – уже нет частной собственности, а так, где его своеволие и произвол ничем не ограничиваются – нет места для закона.
Рыночный мир не мог (да и не хотел) ставить преград и всяческому изуверству и мракобесию в рамках антикультуры, деструктивных субкультур. С одной стороны – конкурентная «свобода слова и самовыражения», с другой деньги: кто платит, тот и заказывает, чего хочет. Нет такого бреда, который не мог бы быть реализован в виде книги, фильма, песни, и т.п. – если за него платят. В современном издательстве компетентная экспертиза и какие-то абстрактные интересы никем не представленного общества – ничто. А воля инвестора – всё. Что оплачено – то и печатают. Любым тиражом. Безо всякой попытки согласовать этот поток проплаченной антикультуры с разумным, добрым, вечным…
У людей майдана – память, как у аквариумной рыбки, их память ничего не удерживает, а то, что помнит – помнит в весьма искажённом и выборочном виде. Аналитические способности у взрослого человека патологической эпохи майдана – ниже, чем у дошкольника нормальной эпохи. Взрослый эпохи майдана не умеет оперировать даже счётными палочками и воспринимать разъяснения на пальцах. Он неспособен распознать даже самые кричащие и дикие нелепости, будучи зоологической жертвой низших инстинктов, возгоняемых в нём эмоций без разума, и навязчивой, прямой и грубой рекламы.
Наша цивилизация – цивилизация книги. «Библия» (это слово переводится как «книга», и как «Библиотека», т.е. собрание книг). Творцы письменности были канонизированы, как святые. Нетрудно заметить, что дегрод эпохи майдана утратил всякую связь с книжностью, сперва способность читать длинные тексты, а потом и вообще способность читать. Деволюция человека проявляется в соцсетях наглядным признаком:
Сайты сменились блогами, блоги – всё более и более короткими твитами, и эта явная тенденция к сокращению текстового послания дошла до тик-тока, где продолжительность поста ограничена 30 секундами! Всё, что не укладывается в 30 секунд – уже утрачивает внимание дегрода, для него не только книга уже непосильна, но даже и статья – «многабукф».
Экономика и Мы

Источник