«Гестапо толерантности»

«Гестапо толерантности»

Святослав Князев

Финскую компанию «Фацер» охватила паника. Один из пользователей соцсетей задал в Интернете вопрос, почему компания выпускает шоколад под названием «Гейша»? Официальные представители компании тут же стали оправдываться, написали на своей странице в Твиттере, что, мол, «Гейшу» начали производить около ста лет назад, но мир за это время изменился, поэтому то, что «казалось экзотическим и интересным, в современном мире часто выглядит неуместно». И пообещали подумать над сменой бренда. Директор «Фацер» по связям с общественностью Лииса Ээрола уточнила, что компания и раньше задумывалась над сменой бренда — из соображений «культурной апроприации и равноправия женщин».
Вся это создает достаточно странное впечатление. Ведь реальная жизнь японской гейши очень сильно отличалась от той пошлой вульгарности, с которой мы сталкиваемся в западной масс-культуре. Гейши вовсе не относились к числу тех, кого принято называть «девушками с низкой социальной ответственностью» или, выражаясь языком западных грантоедов – «работницами секс-индустрии». Гейши являлись (да и являются по сей день) особым культурным феноменом, играющим важную церемониальную роль в традиционном японском обществе. И поэтому, понятно, ничего оскорбительного или унизительного в названии шоколада нет. И то, что руководство крупной компании поддается на провокации и униженно идет на поводу у людей, совершенно не разбирающихся в сути вопроса, – это, по крайней мере, прискорбно.
Впрочем, шоколадки от «Фацер» – это только цветочки.
В компании «Валио» переполох начался, когда один из пользователей поинтересовался, откуда на упаковке турецкого йогурта взялся мужчина в феске. Мол, головной убор – это напоминание туркам о «реакционном прошлом», ведь еще в 1920-е годы Кемаль Ататюрк заменил фески шляпами…
Руководство всемирно известного производителя «молочки» явно занервничало. «Мы не рассматривали использование фески и всего изображения в таком свете. Вот такое простое объяснение. В ближайшее время мы предложим новый дизайн», – приводит их комментарий по данному вопросу финское издание Ilta-Sanomat. Правда, ситуация вылилась в фарс. Интернет-пользователь признался, что просто пошутил, и никаких проблем в дизайне не видит. Однако реакция компании на заведомо несерьезную претензию – симптоматична.
Впрочем, чему тут удивляться?
В Германии прекратили продажу «цыганского соуса», объявив его название «расистским». Теперь аналогичный продукт называют «перечным соусом по-венгерски», а интернет-остряки интересуются, что будут делать производители, если претензии по поводу названия появятся и у мадьяр?
В прошлое на Западе уходят и традиционные карнавалы-маскарады. Травле подвергаются организаторы мероприятий, участники которых одевались индейцами или, например, героями сказок «Тысячи и одной ночи». Правозащитники-активисты усмотрели в таком использовании национальных костюмов нечто оскорбительное.
Под ударом оказались многие – от детских садов и школ до устроителей «тусовок» для бизнесменов и политиков. Судя по происходящему в последние годы, уже недалеко то время, когда на европейские маскарады можно будет приходить нарядившимся разве что в костюмы… фекалий и гениталий. Во всяком случае, в популярных шоу на ТВ различных стран ЕС такое идет на ура.

Уже третий год под ударом «возмущенной общественности» на Западе… математика. «Крестовый поход» против цифр объявила профессор Иллинойского университета Рошель Гутьеррес. Она считает, что оценивание математических знаний нарушает права темнокожих и способствует «привилегированному положению белых».
«На многих уровнях математика представляет собой чистый продукт белой расы. Кто получает авторитет за занятия и развитие математикой, кто проявляет способности, и кто считается частью математического общества, того обычно считают белым», – заявила Гутьеррес.
Использование греческих терминов, вроде числа пи, по ее мнению, способствует «убеждению, что математику в основном развивали греки и прочие европейцы». Также ей не нравится, что математики в Соединенных Штатах – преимущественно белые.
«Если кто-то не считается математиком, то непременно возникает определённое чувство ущербности, кроме того, меньшинства подвергаются микроагрессии от занятий в математических классах, а белые судят людей по возможности абстрактного мышления», – полагает профессор.
По её убеждению, преподавателей математики нужно учить политкорректности. При этом, объективное знание как таковое Гутьеррес отвергает.
Прогресс, как говорится, налицо. Если раньше преподавательницу испанского языка в США могли уволить за то, что она использовала на уроке испанское прилагательное «negro» (черный), то скоро, похоже, математиков начнут с позором выгонять за цитирование теоремы Пифагора.
Под ударом оказалась и классическая литература. Запрещенным «чтивом» стал даже детектив Агаты Кристи «Десять негритят». Сначала негритят попытались переименовывать в «маленьких индейцев», а книгу – в «Их было десять». Потом и вовсе объявили остров «Солдатским», а фигурки превратили в оловянных солдатиков. Напомню, речь идёт об одной из самых популярных книг в истории человечества, входящей в пятерку наиболее продаваемых и читаемых художественных произведений в мире. Инициаторов травли нисколько не смущает, что с момента написания роман разошелся общим тиражом свыше 100 миллионов экземпляров. Целый пласт литературной истории пытаются попросту вычеркнуть из памяти человечества, издеваясь над совершенно невинным с точки зрения прав человека авторским замыслом.

«Несколько месяцев назад мы бы посмеялись над невеждами, которых возмущает название романа, а вот теперь мы видим, что невежество побеждает и торжествует», — прокомментировал происходящее французский философ Рафаэль Энтовен.
Казалось бы, дно дикости и невежества пробито, но «гестапо толерантности» уже стучит снизу. Лондонский музей естествознания задумался над ликвидацией экспозиции экзотических птиц, сформированной из коллекции, собранной учёным Чарльзом Дарвином во время его экспедиции на Галапагосские острова. Мол, наука, расизм и колониальная власть связаны между собой, а путешествие Дарвина на корабле «Бигль» было «колониальной научной экспедицией». Под вопросом оказалось и использование артефактов, собранных шведским ученым Карлом Линнеем,из-за того, что он плохо отзывался об африканцах.
Таким образом, под ударом теперь находится любое объективное знание и любое историческое наследие. Целые эпохи и целые науки можно запросто цензурировать, а то и просто запрещать, как таковые. Предлогов долго искать не нужно. Достаточно сказать, что в каком-то столетии существовало рабовладение либо обвинить в расистских взглядах определенного ученого.
Энтовен действительно прав. Невежество торжествует. Под предлогом «борьбы за толерантность» людей превращают в удобную для манипулирования невежественную толпу.
«Столетие»

Источник