«Одноразовое достоинство» и «языки в заднице»

«Одноразовое достоинство» и «языки в заднице»

Судя по моей обширной переписке, думающих людей интересует один очень важный вопрос: куда внезапно провалилось «достоинство» людей, столь активно и ярко, зажигательно, в ритме шоу, столь энергично требовавших на площадях европейских зарплат и пенсий, свободы слова и борьбы с коррупцией? Почему, когда вожаки добились своего – рядовых участников протеста выключили с лёгкостью бытового прибора? Почему хвалёные достоинство и свободолюбие оказались «арендованными», причём краткосрочно? По какой причине болтливые языки разом оказались все в заднице – как будто при двукратном снижении уровня жизни сразу всех стали устраивать и зарплаты и пенсии?
И расстрелы городов тяжёлой артиллерией вдруг перестали быть покушением на свободу? Напомню – намедни-то и резиновая дубинка таковым покушением считалась…
Очень странно. Не хочется злорадствовать, но приходится спрашивать вещи, которые поневоле издевательски-ёрнические:-А что, у вас уже зарплаты, как в Швейцарии? Пенсии, как в Норвегии? Коррупция побеждена полностью? А свобода слова плещет через край? Ау, «заукраинцы», где же ваш СЕГОДНЯШНИЙ протест?! Или ваше хвалёное «достоинство» паралич хватил, от чрезмерного напряжения в прошлый отчётный период?В романе А.Леонидова «СТАЯ»[1] есть остроумный диалог либерала и главной героини повествования:-Нас очень волнует, что советская деревня – нищая. – говорит либерал.
-А что, при вашей власти она перестанет быть нищей?
-Нищей она, конечно, быть не перестанет. Но это перестанет нас волновать…
Самое интересное в прозападных революциях «евроинтеграторов» — по какому-то волшебному взмаху платочком режиссёра массовка перестаёт видеть все те язвы, которые ещё час назад её (якобы) очень беспокоили.Всё по Леонидову, или по Винни-Пуху: волнующая проблема не решена – но это перестало волновать: Достоинство очень уж странный предмет –
Вот только что есть… И его сразу нет…+++Если рассуждать в технических терминах, то определённые неодушевлённые массы (газообразные, жидкие) – движутся по линии наименьшего сопротивления. Если безмозглая жидкость находится в баке – то под давлением струя ударит в ту сторону, в какую её направит кран. Если вы откроете кран слева – то безмозглое вещество ударил длинной струей налево. А если справа – то, повинуясь давлению и инстинкту реакции на давление – вправо. Струю можно направить вверх, вниз, под любым углом. Собственной воли у жидкости нет, и она реагирует на давление, прыская в сторону наименьшего сопротивления.Майданные штучки возможны лишь там, где власть заигрывает с массой, подмигивает, делает себя нестрашной, заигрывает, демонстративно разоружаясь и открывая проходы. Тогда появляются ряженые «герои», числом поболее, ценою подешевле – которые «гибнут в рамах на картинах». Внимательно, перед зеркалом, репетируя артистизм позы.

Когда новая власть, турчиновско-порошенковской шрапнелью даёт понять, что игры и шутки кончились, оружие ныне заряжено боевыми патронами, и «аттракцион невероятного гражданского мужества» опустил занавес в ярмарочном балагане… Ряженые «герои » испаряются. Остаются только настоящие: которые подбивают прущие на них танки, а не флешмобы на площади устраивают.

Если бак достаточно прочен, то любая степень давления на вонючий газ (кишечный газ обывательских настроений) не в состоянии прорвать его металла. Газ в прочном баке будет сжиматься покорно до любой плотности. А жидкость (очень интересный опыт, мы в школе ставили!) – при нарастании давления станет просачиваться через железную стенку на молекулярном уровне. Не разрывая металла, а между его молекулами, представляете?! Ну, подобно тем несчастным, что поодиночке просачиваются в Европу унитазы мыть…Вонючий газ неспособен даже и на такое. Он просто уменьшается в объёме – до любой кубатуры. Но когда сжатому газу открывают крантик – он вырывается с очень сердитым шипением. Наконец-то! Есть куда двигаться!

Зная эти свойства БЕЗМОЗГЛОЙ, НЕОДУШЕВЛЁННОЙ среды –американцы приложили их к толпе. Ведь главное отличие разумного существа от неодушевлённого газа (мыслей от пердежа) – разумное существо движется по собственной воле, а не по линии наименьшего сопротивления. Оно – само выбирает путь, а не катится, куда толкнут.

+++Американцы, увы, оправданно, решили, что разумных существ в толпе мало, и этим свойством разума противодействовать навязанному – можно пренебречь. Поскольку основная масса всё равно безмозглая, как молекулы газа, мы откроем кран там, где нам нужно, и там, когда нам нужно. Газ или жидкость, естественно, дадут длинную струю в нужную нам сторону. А когда хозяин скажет «довольно» — кран завернут, струя исчезнет. И с другого бока не появится. Не потому, что давление пропало. А потому что бак стал достаточно прочным. Лишился слива.В американской теории, которая, как ни страшно прозвучит – снова и снова срабатывает, снова и снова применяясь – народы лишены и мозгов и памяти. И то, и другое у них – заимствованное, внушённое. Народы можно зарядит одним, потом разрядить, и перезарядить – и никуда это быдло не денется.

Развивая свои технологии манипуляции сознанием толпы, американцы изучают человека, как расходный материал. Он освоен и превращён в послушный механизм. Им управляют с пульта, манипулируя кнопками.

По сигналу включаются его гнев или восторг, энтузиазм или омертвелая пассивность, массовая бодрость или массовая депрессия. Глаза человека в толпе с пульта открываются – и с пульта закрываются. То он вдруг начинает видеть «безобразия», которых раньше в упор не замечал. То вдруг – хоть «безобразия» никуда не делись, перестаёт их видеть.+++Что есть недовольство масс? Это изначально и неизбежно вмонтированный в любую иерархию побочный негативный эффект. Как ни выдуривайся – но во всякой боеспособной армии есть командиры, а есть рядовые. И пока армия существует – это неравенство, представляющееся рядовым несправедливостью (кстати, далеко не всегда неоправданно) – раздражает низы. То же самое можно сказать о государстве (ведь государство — лишь тень его собственных вооружённых сил). Как ни крути, как ни ловчи – но не могут быть все Ротшильдами, Рокфеллерами или генсеками КПСС. Всё равно получится так, что большинство – на нижнем ярусе пирамиды[2].Неравенство – хотя бы в служебном положении, если не имущественное – воспринимается как несправедливость и вызывает недовольство. Недовольство, таким образом, всегда присуще толпе рядовых, как некая постоянная величина. Вы всегда можете быть уверены, что всякий рядовой работяга, если он только не запуган до смерти – будет говорить о своём начальстве матом. А если запуган – то думать о нём матом. Это – постоянно присутствующая компонента общественной жизни. У всякого, кто не на первых ролях, кто не в начальниках – возникает представление о себе, как об угнетённом.Такое представление было даже у рабочих в СССР – в котором рабочим разве что только в задницу не дули для приятной прохлады! Хоть бесплатные квартиры, образование, здравоохранение им дай, хоть ранние пенсии, хоть все права на собрании трудового коллектива – а всё равно: «раз я не начальник, значит, я угнетённый». «Обделили меня, суки! Себе чего послаще, а мне – что попроще»…Такое внутреннее представление, имманентно присущее любому рядовому, склонность считать себя ущемлённым только на том основании, что начальником не сделали – есть везде и всегда. Вы можете взять любую социальную среду – и не ошибётесь. Вы – были бы ресурсы смуты – найдёте хоть негров в США, хоть жёлтые жилеты в Париже, хоть шахтёров-идиотов в СССР, с кадрами погромов вопроса не будет никогда!Везде, где есть «выдвиженцы» — есть ощущение несправедливости у «задвиженцев», и смутное желание поквитаться при случае с обидчиками, вылезшими вперёд «меня, любимого». Никакие аргументы разума тут не работают. Честно говоря, меня аргумент «бесплатная квартира(!)» убивает в лоб – но только сейчас. Уж казалось бы, чего может быть сильнее для познавших цепи ипотеки?! Но на шахтёров в конце 80-х этот аргумент (как и любые другие) не действовал.Как бы ни рулила партия – у рядовых всегда есть соблазн самим порулить, отобрать штурвал.

Само по себе это быдло-брюзжание и перманентное недовольство безопасно для властей. Оно всё время булькает, но само по себе никогда не взрывается.

Оно – как грунтовые жидкости в ячеистых, пористых структурах. Объём – колоссальный, но каждая капелька замкнута в свою ячейку, и не сливается с другими капельками. Антиправительственные кухонные разговоры, шепоток в курилках, сплетни пенсионеров на лавочках, которые любят посудачить «о коррупции верхов» – столь же естественны, как покакать или помочиться. +++В определённый момент американская социальная наука поняла: этот вечный фактор вечного, как мир, недовольства низов (попросту тем, что они – низы, то есть, по сути, самими собой) – подарок судьбы для манипулятора! — Постоянное давление может работать на нас, если мы с нужного бока станет врезать в бак краники! Допустим, нам нужно, чтобы струя шибанула влево. Мы сверлим дырочку слева – и вуаля! Длинная вонючая струя! Надоела она нам – забили пробочкой, и опять тишина! А если нам нужно не влево, а вправо? Нет ничего проще: сверлим дырочку справа, и длинная вонючая струя бьёт уже направо. Потому что безмозглая, неодушевлённая среда:
1)Создаёт под давлением напор
2)Направление напора ей безразлично.
Она будет вырываться туда, куда ей дадут вырываться. И перестанет это делать – как только с площадной клоунадой власть перестанет заигрывать. Как только у «горланов-главарей» исчезнет мистическое заклинание Остапа Бендера: «заграница нам поможет». Достаточно дать им понять, что заграница дальше помогать не намерена – и они тут же «сольют» вчера опекаемый ими социальный протест.+++Поймите правильно: я упрекаю людей не в том, что они выступают против несправедливости.Я упрекаю их в том, что они выступают против несправедливости по команде, как дрессированные зверьки. И, когда команды нет – глотают молча любую несправедливость.Если бы люди выступали против несправедливости САМИ ПО СЕБЕ, я бы плакал от счастья. Неравнодушие народа к беззаконию и безобразию – мечта любого цивилизованного человека.Если бы майданы собирались против ЛЮБОЙ нищеты и коррупции – я был бы на их стороне.

Но я вижу то, что зрячий не увидеть не может:

Когда американцам протестов против нищеты и коррупции не нужно – то их и нет. При любом уровне нищеты.
При любом уровне коррупции.
Что бы ни вытворяла прозападная власть, пока она не поссорилась с Западом – улица будет молчать. А все языки «людей с достоинством» будут поголовно засунуты в задницу.
Вы горазды покрикивать на людей, пытавшихся, по мере сил, обустроить вам человеческую жизнь.

Но как только к вам применят патентованные средства подавления от американцев и НАТО – вы не то, что лозунг над головой поднять зассыте, вы и глаз-то не поднимите.

О ваше липовое «достоинство» они будут окурки сигар тушить, прямо в лоб. И ничего. Потерпите. Потому что прозападные люди объяснят, что на этот раз всё серьёзно. Это не съёмочная площадка фильма про революцию, и вы не массовка на ней. Теперь, суки, за всё придётся платить настоящую цену: покушаясь на власть, заранее готовьтесь убивать и умирать. В клоунском парике и с шуточками под гармошку во власть больше не ходят, ход закрыли…+++

А за ваши клоунские гроши, когда блондинка требует место министра за сломанный ноготь, или депутатши, за то, что каблучок сломался – можно купить только поддельную фальшивку-фальсификат «маde in Тайвань». Когда придут к власти люди, поставленные из американского посольства, они вам очень доступно объяснят, что вы, на самом деле, никакие не герои.
[1] Опубликован и доступен здесь: https://denliteraturi.ru/article/4883 [2] В теории А. Леонидова эту проблему, теоретически, могла бы решить РОБОТОТЕХНИКА. Если у каждого человека будет по несколько роботов, то грузчик превратится, как минимум, в бригадира, будет уже начальством, а не чернорабочим. Но эта теория писателя-романтика попросту жалкая в своей предельной умозрительности, отрыва от жизни. Какая робототехника в современном мире?! В нём рабовладение стремительно возрождается, а Леонидов про каких-то роботов… Все уж «с ярмарки», а оторванный от жизни писатель собрался «на ярмарку»…
Экономика и Мы

Источник