Ничего личного – просто бизнес

Ничего личного – просто бизнес

Святослав Князев

На фоне истории с гибелью при задержании полицией в США неоднократно судимого Джорджа Флойда и конфликтов с расовым подтекстом в западном обществе стало считаться признаком хорошего тона демонстрировать подчеркнутую деликатность в отношении расовых меньшинств. Однако хватило толерантности, как выясняется, не надолго.
Как мы помним, так называемым активистам даже дали возможность погромить застрахованные магазины в американских мегаполисах, а также – предоставили им возможность снести памятники ряду «неугодных» исторических деятелей в Соединенных Штатах и Европе. Под снос, в частности, пошли монументы Джорджу Вашингтону и Христофору Колумбу. Не обошлось и без курьезов – так под горячую руку борцам с расизмом попал памятник бойцам 54-го Массачусетского добровольческого пехотного полка, укомплектованного темнокожими солдатами.
Белые политики и бизнесмены тем временем всеми силами изображали сочувствие Джорджу Флойду и раскаяние за грехи предков – становились на колени, поддерживали акции по целованию ног темнокожим и писали проникновенные посты в фейсбуке.
Но, как оказалось, когда речь идет о больших деньгах, права меньшинств оказываются забыты, а тяжелое историческое наследие не имеет никакого значения…
В Австралии вот уже несколько месяцев обсуждается проблема уничтожения могущественными транснациональными горнодобывающими корпорациями уникальных археологических памятников, сакральных для местных аборигенов.
В мае англо-австралийская Rio Tinto (третья по величине горнодобывающая транснациональная корпорация в мире) с целью расширения рудника по добыче железной руды уничтожила остатки древнего поселения аборигенов в ущелье Джуукан (западноавстралийский регион Пилбара). И речь шла вовсе не о самоуправстве. Бизнесмены действовали, формально следуя букве австралийского закона, а именно – акта Западной Австралии о наследии аборигенов. Нормативная база, прописывающая процедуру снятия с учета археологических памятников, была принята еще в 1972 году, и с тех пор ее никто не менял. Она позволяет промышленникам после переговоров с местным населениям и проведения раскопок уничтожать памятники и использовать «освободившуюся» землю по своему собственному усмотрению. В данном случае пещеры, в которых жили и совершали ритуалы предки современных аборигенов, попросту взорвали, чтобы получить доступ к заветной руде. Причем в этой истории просматриваются сразу несколько очень некрасивых аспектов.
Во-первых, еще в 2014 году бизнесмены получили отчеты археологов, свидетельствующие о том, что памятники в Джуукане – уникальны для своего региона, и весьма редки в национальных масштабах. Люди в этих пещерах появились около 46 тыс. лет назад. С тех пор накопился богатый археологический материал. Например, там был обнаружен сделанный 4 тыс. лет назад ремень, сплетенный из человеческих волос. Анализ ДНК позволил подтвердить, что древние обитатели Джуукана были прямыми предками современных жителей региона. Один из памятников, по мнению археологов, вообще мог перевернуть представления о раннем этапе присутствия человека в Австралии. Однако отчеты так и не были опубликованы.
Во-вторых, у Rio Tinto существовало как минимум четыре плана проведения разрушительных работ в ущелье. Три из них могли позволить хотя бы частично сохранить культурное наследие аборигенов, однако именно четвертый вариант давал возможность компании добраться до дополнительного месторождения руды с запасами на 135 млн долларов. Поэтому руководство компании даже не потрудилось уведомить аборигенов о том, что у проекта есть альтернативные варианты.
Более того, всего через четыре дня после разрушения пещер в Джуукане компания BHP также получила разрешение на снос археологических памятников в Пилбаре. Ради расширения железного рудника стоимостью 4,5 млрд долларов под снос должны пойти около 40 культурных объектов.
По информации СМИ, возраст одного из них составляет не менее 60 тыс. лет.
Всего же с 2010 по 2020 год Комитет по культурному наследию аборигенов рассмотрел 463 заявки от горнодобывающих компаний, и ни по одной из них не дал отказа, рекомендовав профильному министру согласовать все. А с 2008 по 2015 года порядка 3200 австралийских памятников археологии были сняты с учета.
При этом в значительной части случаев речь идет именно о промышленном регионе Пилбар.
Только после того, как началась шумиха в прессе, руководство Rio Tinto заявило, что сожалеет о случившемся и пообещало разобраться в ситуации, а в BHP гарантировали проведение дополнительных консультаций с аборигенами.
Был поднят вопрос о парламентском расследовании, по итогам которого законодатели смогли бы ужесточить законодательство о защите культурного наследия страны. Однако данная идея совершенно не понравились менеджменту горнодобывающих компаний. Как пишет Guardian, представители BHP и Rio Tinto заявили, что федеральное правительство не должно вмешиваться в процесс управления объектами культурного наследия коренных народов. Произошедшее в Джуукане они попытались представить случайностью, которая больше не повторится.
«Горнодобывающая промышленность очень эффективно лоббирует свои коммерческие интересы и признает, что временами ей нужно пойти на незначительные уступки перед лицом общественного беспокойства, если она хочет сохранить свое привилегированное положение в получении лицензий независимо от земельных интересов коренных народов», – цитирует издание слова почетного профессора Австралийского национального университета Джона Альтмана.
По мнению адвоката Грега Макинтайра, «какие бы соглашения у вас ни были, любое правительство будет считать, что миллиарды долларов или железная руда для них дороже, чем наследие аборигенов».
В последние несколько дней горнодобывающие компании подверглись критике со стороны общественников, от них поспешили публично откреститься несколько инвесторов, кого-то из менеджеров даже, возможно, уволят. И, что дальше? Судя по тому, как спокойно чувствовали себя компании все это время, их владельцы полагают, что им ничего не грозит.
И здесь мы приходим к сути BLM и всех других подобных западных «движений». Вся их активность сконцентрирована в тех сегментах человеческой деятельности, где она не принесет никакого существенного ущерба крупным игрокам мировой экономики.
Теневым воротилам, скорее всего «ни холодно, ни жарко» от сноса памятника Колумбу и уличных перестрелок в Чикаго. Зато туда, где «делаются деньги», «профессиональные активисты» остерегаются даже оборачиваться. Поэтому стоит индейцам в США или Канаде возмутиться прокладкой нефтепроводов по их священным землям, как в дело идет спецназ, жестоко разгоняющий «смутьянов». Ничего личного – просто бизнес.
«Столетие»

Источник