Деятельность Г.А. Потемкина в Могилевской губернии

 
В последнее время подверглась переоценке в исторической литературе деятельность Г.А. Потемкина. Он характеризуется как один из самых выдающихся политиков и управленцев в истории российского государства. Сбылось пророчество А.С. Пушкина, который в 1822 г. писал, что имя Потемкина будет отмечено рукою истории [1, с. 275]. Утратив в 1776 г. статус фаворита императрицы Екатерины II, Потемкин не потерял своего влияния на нее и ни одной из своих должностей — члена Госсовета, вицепрезидента Военной коллегии, генерал-губернатора Новороссии и др. Он становится все более крупной политической фигурой, фактически вторым по влиянию лицом в стране [2, с. 14-16]. Потемкин сыграл важнейшую роль в присоединении в 1783 г. Крыма к Российской империи, после чего получил титул «светлейшего князя Таврического».
Деятельность Г.А. Потемкина была тесно связана и с Могилевщиной. В результате первого раздела Речи Посполитой Екатерина II получила значительный земельный фонд из владений не присягнувших помещиков и перешедших в казну «старостинских и экономических» имений. Он использовался императрицей для раздачи имений высшим военным и гражданским чиновникам. В 1773-1795 гг. было 175 пожалований в белорусских губерниях. Крупные земельные владения получили здесь Г.А. Потемкин, П.А. Румянцев, С.Г. Зорич, П.В. Завадовский и другие видные государственные деятели и полководцы [3, с. 153]. Потемкин, получив в 1776 г. Кричевское староство, основал здесь текстильные, стеклянные, кожевенные, кирпичные, медные и другие предприятия. В Кричеве в 1779 г. был открыт канатный завод, число работников на котором доходило до 288 человек, а объем производства достигал тысячи пудов канатов в неделю. Тогда же было основано стекольное предприятие, выпускавшее изделий более чем на 7 тыс. руб. в год. Еще большим (на 10-12 тыс. руб. в год) был объем производства другого стеклянного предприятия, открытого годом позже в деревне Ушаки. В Кричеве, на реке Забелышанке, начала работать парусинная мануфактура, где было занято более 200 ткачей и вне предприятия более тысячи человек. Выпускалось 40 тыс. аршин парусины в год весом 1190 пудов. В 10 верстах от Кричева был открыт завод по производству извести с 398 работниками, в деревне Вороневая работало кирпичное предприятие, выпускавшее в сухое лето до 2 млн. кирпичей [4, с. 94, 113; 5, с. 262-263].
В те годы для России особенно необходимым стал выход в Черное море и на повестку дня была поставлена задача постройки Черноморского флота. Вся административная и хозяйственная часть по строительству флота была поручена Г.А. Потемкину. Имея неограниченный государственный кредит, граф мобилизовал на строительство флота и средства своих обширных имений, раскинувшихся по берегам Днепра более чем на 100 верст (в том числе в Могилевской губернии на 45,5 версты) [6, с. 34]. Основной базой по снабжению строившегося флота всеми необходимыми материалами — строевым и мачтовым лесом, парусиной, канатами и пр. — было Кричевское графство. Высота самой большой корабельной мачты (грот-мачты) достигала 177 вершков. Она была прочнее, если получалась из одного дерева («однодеревка»). Такие деревья были в Кричевском графстве. В «Экономических примечаниях» к генеральному межеванию указывалось, что здесь «леса строевого также довольно, который в отрубе от 7 до 12 вершков, вышиной до 12 саженей» [6, с. 35-36], т. е. 566 вершков — А.Д.
Уже в 1779 г. лес начали сплавлять по Сожу и Днепру в Херсон. Одновременно двинулись на юг байдаки, груженые парусиной, канатами, фитилем, паклей и другим корабельным такелажем, изготовленным на кричевских предприятиях. Движению судов мешали пороги, начинавшиеся от Кременчуга. Потемкин в июле 1783 г. обеспокоенно писал в Черноморское адмиралтейство: «Справьтесь и дайте знать… нет ли какого известия о судах с досками и канатами из Кричева отправленных; прошли ли они пороги и где теперь находятся.» [7, с. 334]. По его поручению подрядчик М.Л. Фалеев произвел частичную очистку фарватера Днепра, а из среды запорожского войска было учреждено лоцманское общество для провода транспортов через оставшиеся пороги [8, с.870]. К 1 октября 1785 г. в Херсон было доставлено из Кричева корабельных материалов на 214 тыс. 597 руб., в 1786 г. еще на 32 тыс. 889 руб., а в 1789 г. — на 279 тыс. 364 руб. [6, с. 41, 43].Стремясь ускорить строительство флота, граф передал в адмиралтейство более 1300 крестьян из своих имений [2, с. 22].
Г.А. Потемкин действовал в Кричевском графстве как крупный предприниматель. Часть своих предприятий он сдавал в аренду иностранцам. Английскому торговому обществу были отданы «на десятилетний откуп» объединенное стекольное предприятие, кожевенный завод в деревне Задоб- рость и медный в деревне Грязивецкая Рудня [4, с. 113-115]. Являясь одной из центральных фигур в системе власти Российской империи, Потемкин прекрасно понимал преимущества государства, в котором процветают земледелие, мануфактуры и торговля. Именно в этих областях опыт англичан мог быть использован Россией, стремившейся упрочить свое положение в ряду мировых держав. Поэтому Потемкин был проводником курса на упрочение русско-английских политических и экономических связей [9;10]. Летом 1784
г. он направил в Кричев английского инженера Сэмуэла Бентама, приехавшего в 1780 г. в Россию и служившего в последние месяцы в чине подполковника в Херсоне. Графу нужны были способные инженеры, корабельные мастера, предприниматели, и англичанин соединял все это в одном лице. С. Бентам стал управляющим имения, территория которого превышала площадь любого английского графства, включала пять местечек и 145 деревень (нынешние Кричевский, Климовичский, Хотимский, Костюковичский и Краснопольский районы — А.Д.), всего 14 тыс. душ мужского пола. Вскоре Потемкин объявил С. Бентаму, что желает создать в Кричеве крупный промышленный и торговый центр — «целую английскую колонию», которая будет иметь привилегии [11, с. 294, 297].
В начале 1786 г. в кричевское имение приехал и старший брат инженера — английский философ, юрист и экономист Иеремия Бентам. Живя более года в деревне Задобрость около Кричева, он знакомился с ходом хозяйственного строительства, работал над своим «Кодексом», сводом гражданского права, трактатом «О вреде ростовщичества» и версией сочинения «О судебных доказательствах». Одной идеей он был обязан брату: Сэмюэл предложил построить новую фабрику так, чтобы управляющий мог видеть всех работников с центрального наблюдательного пункта. Иеремия решил применить эту идею для устройства тюрем и с утра до ночи работал над «Панопти- коном». Он жаждал встретиться со знаменитым Потемкиным, ждал, когда тот посетит имение. Но светлейший князь, сильно занятый делами в Новороссии, не смог приехать. Некоторые историки утверждают, что Потемкин и И. Бентам вели долгие философские споры, но ничто не подтверждает факта их встречи, ибо, если бы она состоялась, мыслитель не преминул бы ее описать [11; 12, с. 233-236].
Еще в 1783 г. Потемкин задумал создать в Кричеве верфь для постройки речных судов (яхт, байдаков и пр.). В связи с этим он просил вицеадмирала Ф.А. Клокачева дать знать ему, нельзя ли строить в Кричеве катера, подобные делаемым в Ахтьяре (сейчас Севастополь — А.Д). Клокачев в ответ на просьбу поручил капитану Коковцеву составить карту течения Днепра от Смоленска до Черного моря с означением глубины фарватера [7, с. 337, 357]. В марте 1785 г. Потемкин предписал вице-адмиралу Я.Ф. Сухотину немедленно прислать ему сведения «сколько потребно прислать Черноморскому флоту, каких именно мелких судов, дабы благовременно мог я приступить к построению оных на реке Сож, где учреждается ныне верфь» [7, с. 367]. В 1786 г. на Кричевской верфи была построена днепровская речная флотилия из 13 яхт и 12 гребных судов. Они могли плыть под парусами и на веслах и предназначались для путешествия Екатерины II в Крым в 1787 г. [6, с. 42]. Небольшая верфь по постройке соляных судов имелась в д. Гроновой, около Кричева; работали на ней «переведенные в Кричев колголемские мужики» [4, с. 108]. К прибытию императрицы в 1787 г. в Севастополь на рейде стоял выстроенный Черноморский флот, состоящий из 3 линейных кораблей, 12 фрегатов, 3 бомбардирских судов, 2 брандеров, 20 мелких судов. К флоту были присоединены построенные в Кричеве военная гребная флотилия и переоборудованная в военные галеры речная флотилия [6, с. 41]. Команда построенной в Кричеве, откуда была и большая часть ее экипажа, галеры «Десна» во главе с капитаном Д. Ломбардом прославилась в русско-турецкой войне 1787 — 1791 гг. [13, с. 391]. Следует отметить, что уроженцами Могилевщины в значительной степени был укомплектован личный состав Черноморского флота, они составили значительную часть населения Херсона, Николаева и других новых портов. Люди, переселявшиеся в черноморские гавани, освобождались от крепостной зависимости [14, с. 114].
Постепенно улучшалась жизнь и в Кричевском имении. Потемкину удалось снизить смертность, воспользовавшись советами его швейцарского врача Бера. Мужское население за несколько лет увеличилось с 14 до 21 тыс.
Однако в 1787 г. Потемкин продал кричевское имение со всеми предприятиями за 900 тыс. руб., чтобы приобрести более обширное имение в Киевском воеводстве Речи Посполитой. Внезапная продажа того, что он так долго лелеял, должна была иметь серьезные политические причины. Скорее всего, Потемкин хотел оказывать большее влияние на ход событий в Речи Посполитой, в которой имел свой интерес, учитывая его шляхетские корни (предки в XV в. переехали на Смоленщину). Некоторые предприятия граф перевел в свои кременчугские земли, другие оставил новым владельцам. После продажи имения жители Кричева попытались собрать деньги, чтобы С. Бентам мог купить этот , но у них ничего не получилось [11, с. 304305]. В 1787 г. английская колония в Кричеве перестала существовать.
Одной из крупнейших мануфактур восточной Беларуси была казенная суконная «фабрика», созданная в 1785 г. Потемкиным в другом его имении в Могилевской губернии — Дубровне. Она предназначалась для перевода в строившийся Екатеринослав. Перевод был задержан начавшейся в 1787 г. русско-турецкой войной. На предприятии работали не только крепостные, но и много иностранцев, главным образом чулочников из Франконии, привлеченных манифестом русской императрицы. Мануфактура отличалась значительным разделением труда, что видно из сохранившихся ведомостей о произведенных работах и выплаченных заработках. Основные операции оплачивались сдельно — с мотка шерсти или с куска сукна; часть рабочих состояла на месячном жаловании. Сырьем служила овечья и верблюжья шерсть, для производства тонких сукон она привозилась из-за границы. С 1 октября 1786 г. по 1 января 1789 г. на предприятии было выпущено 31 052 аршина сукна [15, с. 231-233; 16; 17]. После смерти в декабре 1791 г. Г.А. Потемкина Екатерина II 30 мая 1793 г. предписала генерал-прокурору А.Н. Самойлову перевести весной 1794 г. мануфактуру в Екатеринослав. К этому времени на ней работало 659 «душ обоего пола», в том числе 56 иностранцев, однако 237 числилось в бегах, 155 временно не имели работы. К фабрике было приписано 1336 «душ обоего пола… фабричных крестьян» [15, с.233- 234]. 14 июня 1794 г. могилевский губернатор С.К. Вязмитинов сообщал генерал-губернатору Новороссии П.А. Зубову, что «крестьянские семейства Дубровенской суконной. фабрики, по открытии первого подножного корму, из прежних своих жилищ в Екатеринослав отправлены» [18, с. 205, 208]. Двумя годами раньше императрица в указе вице-адмиралу Н.С. Мордвинову поручила создать на Днепре ниже порогов канатный завод и «обратить с кричевского завода собственных покойного князя мастеровых людей» [19, с. 500]. Завод был открыт в Херсоне и принадлежал казне [15, с. 244].
Предпринимательская деятельность Г. А. Потемкина в Беларуси коснулась и сельскохозяйственного производства. Помимо других нововведений, С. Бентам предложил ввезти в Кричев картофель. Первый урожай собрали в 1787 г., и граф приказал сажать картофель и в других своих поместьях. Картофель пытались сажать и ранее, но Потемкин первый стал систематически распространять посадки картофеля в своих имениях и, возможно, благодаря его распоряжениям этот корнеплод стал основой рациона россиян и белорусов [11, с. 296]. В Беларуси и в Новороссии граф пытался воспользоваться новейшими достижениями агрономической науки. Поощряя изучение «английского земледелия», Потемкин освобождал от денежных повинностей мещан, получивших агрономическое образование. В 1787 г. он вызвал в Крым кричевских мещан Ивана Сапонкевича, Герасима Козлова и Степана Грибницкого, которых еще в 1781 г. посылал в Англию для обучения земледелию. Их подготовкой занимался Артур Юнг, эсквайр, автор многих исследований в различных областях сельского хозяйства [9, с. 23].
В имениях Потемкина широко применяли технические новшества. Управляющий дубровенским имением Шталь прислал в 1790 г. в Петербург в Вольное экономическое общество (ВЭО) сушильни, заведенной им по распоряжению Потемкина, где «молотьба с успехом производится, мало идет дров, зерно хорошо сохнет и чистится» [20, с. 143-144]. Из всех нововведений в сельском хозяйстве России конца XVIII в. важнее всего были попытки перехода к многопольной системе. Одной из первых она была заведена в дубровенском имении Потемкина. Об этом сообщил управляющий Шталь в 1790 г. на страницах «Трудов ВЭО» [20, с. 141-142]. Из приведенного в журнале описания видно, что в Дубровне была введена голштинская выгонная система, которую пропагандировал в «Трудах ВЭО» русский агроном А.Т. Болотов. Четырехпольная система в белорусском имении явилась «одной из наиболее ранних попыток технических улучшений в сельском хозяйстве» [21, с.162].Травосеяние в данном имении стало одним из первых, если не первым введением кормовых трав в России. Видный русский ученый-агроном А.В. Советов писал, что «травосеяние представляет побудительные причины знакомиться с научной стороной сельского хозяйства… вводит в полеводство новые растения, которые требуют другой обработки земли, другой сноровки при посеве, уборке, вообще изменяют прежний образ хозяйства» [22, с. 34-35].
Следует отметить прогрессивность взглядов Г.А. Потемкина. По мнению историков, он являлся сторонником отмены крепостного права. Им был санкционирован прием в поселенцы в Новороссии беглых крестьян. Покушение на право безраздельного распоряжения крестьянами стало главной причиной дворянского недовольства административной деятельностью Потемкина. Однако во имя соображений государственной необходимости заселения новых территорий пришлось поступиться некоторыми принципами дворянской монополии. Потемкинский курс был продиктован в первую очередь заботами освоения края. Вместе с тем, факты свидетельствуют о гуманизме Г.А. Потемкина. Так, он писал управляющему своего имения: «Все находящиеся в купленном мною у князя Любомирского польском имении виселицы предписываю тотчас приказать сломать, не оставляя и знаку оных» [23, с. 317].
Таким образом, деятельность Г.А. Потемкина способствовала развитию производительных сил Могилевской губернии, включению ее в единую хозяйственную систему Российской империи. В последние годы в Кричеве восстановлен дворец графа Потемкина, построенный в 1780-е гг. по проекту видного русского архитектора И.Е. Старова. Тем самым сохраняется историко-культурное наследие и память о видном российском государственном деятеле, имевшем непосредственное отношение и к экономическому развитию могилевского края.
Список литературы и источников:
1.Пушкин, А.С. Собрание сочинений: в 10 т. / А.С. Пушкин. — М., 1981. — Т. 7. — 400 с.
2.Шляпникова, Е.А. Государственная деятельность Г.А. Потемкина: автореф. дис… д-ра ист. наук: 07.00.02 / Воронеж. гос. ун-т. — Воронеж, 1998.
-35 с.
3.Дубовик, А.К. Из истории развития предпринимательства в Восточной Беларуси в 70 — 80-е гг. XVIII в. (на примере деятельности Г.А. Потемкина) / А.К. Дубовик, Е.А. Дубовик // Труды БГТУ. Сер. 5. Политология, философия, , филология. — 2007. — Вып. XV. — с. 153-156.
4.Мейер, А. Описание Кричевского графства, или бывшего староства / А. Мейер // старина: Сборник статей «Могилевских губернских ведомостей». — 1901. — Вып. 2. — С. 86-187.
5.Романовский, Н.Т. Развитие мануфактурной промышленности в Белоруссии: вторая половина XVIII — первая половина XIX века / Н.Т. Романовский. — Минск: БГУ, 1966. — 425 с.
6.Закалинская, Е.П. Вотчинные хозяйства Могилевской губернии во второй половине XVIII века / Е.П. Закалинская. — , 1958. — 80 с.
7.Материалы для истории губернского города Херсона (Ордеры светлейшего князя Г.А. Потемкина) // Записки императорского Одесского общества истории и древностей. — 1879. — Т. 11. — С. 324-377.
8.Памяти М.Л. Фалеева // Исторический вестник. — 1892. — Т. L. — С. 869871.
9.Болотина, Н.Ю. Английские пристрастия князя Г.А. Потемкина: дань моде или государственные интересы / Н.Ю. Болотина // Философский век. Вып.19. Россия и Британия в эпоху Просвещения. — СПб., 2002. — Ч. 1. — С.21- 25.
10.Дубовик, Е.А. Из истории российско — английских связей в 80-е годы XVIII в. (на примере Кричевского имения Г.А. Потемкина) / Е.А. Дубовик, С.В. Зенченко // Европа: актуальные проблемы этнокультуры. Материалы Междунар. научн.-теорет. конф. — Мн., 2008. — С. 76 — 78.
11.Себаг-Монтефиоре, С. Потемкин: пер. с англ. / С. Себаг-Монтефиоре.
-М.: Вагригус, 2003. — 558 с.
12.Покровский, П. Бентам и его время / П. Покровский. — Петроград, 1916. — 688 с.
13.Кротков, А.С. Повседневная запись замечательных событий в русском флоте / А. Кротков. — СПб., 1893. — 529 с.
14.Трещенок, Я.И. История Беларуси: учеб. пособие для студентов вузов / Я.И. Трещенок. — Могилев: МГУ, 2003. — Ч. 1. — 174 с.
15.Дружинина, Е.И. Северное Причерноморье в 1775 — 1800 гг. / Е.И. Дружинина. — М.: изд-во Акад. наук СССР, 1959. — 279 с.
16.Пажитнов, К. На казенной суконной и шелково-чулочной фабрике / К. Пажитнов // Труд в России. — Л., 1924. — Вып. II. — С. 32-37.
17.Из бумаг князя Потемкина-Таврического // Русский архив, 1865. — Изд. 2-е. — М., 1866. — С. 745-766.
18.Матэрыялы да гісторыі мануфактуры Беларусі ў часы распаду федалізму. — Менск: выд-ва Бел. акад. навук, 1934-1935. — № 2. — 380 с.
19.Об увольнении из Морского ведомства Черноморских адмиралтейских селений // Морской сборник. — 1860. — № 4. — Отд. II.
20.Продолжение трудов Вольного экономического общества. — 1790. — Ч. XII.
21.Сивков, К.В. Новые явления в технике и организации сельского хозяйства России во второй половине XVIII в. / К.В. Сивков // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы 1959 г. — М., 1961. — С. 153-162.
22.Советов, А.В. Избранные сочинения / А.В. Советов. — М., 1950. — 447 с.
23.Романович-Словатинский, А. Дворянство в России от начала XVIII в. до отмены крепостного права / А. Романович-Словатинский. — СПб., 1870. — 562 с.

А.К. Дубовик (Минск, Беларусь)
УО «Белорусский национальный технический университет»

Источник