Баптисты в современной истории Могилева

  

На территории современной Беларуси баптизм появился на рубеже XIX — XX вв. Немного раньше, примерно в 1870-х гг., образовались общины евангельских христиан — родственного баптизму направления, центром становления и развития которого был Петербург. Между баптизмом и евангельским христианством существовали незначительные религиозноидеологические и культовые расхождения. Например, евангельские христиане во время молитвы прикладывали руку к сердцу, обряд водного крещения совершали в бегущей воде, рукоположение пресвитеров считали желательным, но не обязательным. Общины баптистов и евангельских христиан были малочисленны, разобщены и преследовались государством. Их положение несколько улучшилось после 1905-1906 гг., когда им было предоставлено право на свободу вероисповедания. К 1917 г. общины евангелистов и баптистов образовались в Гродно, Гомеле, Черикове, Бобруйске, Минске и Витебске. [1, с. 383, 384, 398]

Примерно в это же время евангелисты появились и в Могилеве. В настоящее время существует две версии истории зарождения евангельско- баптистской общины. Первая — официальная версия, отражена в комплексном конфессиональном исследовании « евангельских христиан-баптистов в СССР», опубликованном в 1989 г. в Москве. Из него следует, что группа была создана в «двадцатые годы» санитарами военного госпиталя И.А. Комаровым, П.Н. Дударевым и В. Ковалевым. Первоначально религиозные собрания устраивались в подвале общежития госпиталя, где проживали санитары, затем проводились в доме К.В.Анисимова.

Эта группа не была единственной. Возможно, существовали и другие. Во всяком случае, «История евангельских христиан-баптистов в СССР»» упоминает, что 1922 г. по поручению Союза баптистов в прибыл С.И.Баранов, который объединил разрозненные группы верующих в общину. В 1926 г. Союз евангельских христиан направил сюда же выпускников Библейских курсов Л.А. Столовича, А.И. Струкова и П.В. Бычкова. [1, с. 386] Вместе с тем, «История евангельских христиан-баптистов в СССР» умалчивает, о том, к какому конкретно союзу — евангельских христиан или баптистов, принадлежала могилевская община. Однозначно решить этот вопрос не представляется возможным в связи с отсутствием документов.

Согласно второй версии, история могилевской общины началась в 1917 г. или годом позже. Несколько прояснить ситуацию позволяет справка об истории возникновении общины евангельских христиан-баптистов в Могилеве, составленная 20 июня 1963 г. со слов старейших ее членов — К.А. Артемовой, И.Т. Дудкина и К.В. Анищенко. Отметим, что справка составлялась на основании воспоминаний и потому не может служить достоверным источником. Тем не менее, содержащиеся в ней сведения представляют определенный исследовательский интерес. Как свидетельствовали верующие, возникновение группы евангельских христиан относится примерно к 1917-1918 гг. У ее основания стояли санитары госпиталя, что не противоречит официальной версии, правда, ни имен, ни фамилий верующие не называли. В то же время они утверждали, что в 1918 г. община была зарегистрирована советскими властями. Молитвенный дом, вплоть до конфискации в 1932 г., располагался по улице Ленинской. Руководителем общины назван С.И. Баранов. Пресвитерские обязанности он исполнял в период с 1918 по 1924 год. В 1924-1927 гг. пресвитером являлся П.В. Бычков, в 1927-1928 гг. — И.Г. Рыбаков, в 1928-1930 гг. — А.И. Струков, в 1930-1931 гг. — снова П.В. Бычков, в 1931 — 1937 гг. — Б.И. Романов. [2] В период с 1937 по 1944 год общину возглавлял житель д. Болоновка Быховского района баптист К.А. Мироненко. Молитвенный дом находился на улице Инженерной.

В 1944 г. в Москве по инициативе государства евангельские христиане и баптисты создали новое религиозное объединение — Всесоюзный Совет Евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ). В него вошли общины евангельских христиан и баптистов. Однако на местах верующие по-прежнему четко определяли свою конфессиональную принадлежность, относя себя или к евангельским христианам, или к баптистам.

В 1944 г. пресвитером Могилевской общины ЕХБ вновь был избран Б.И. Романов. Община действовала без государственной регистрации. В 1946 г. 20 человек, так называемая «двадцатка», обратились с заявлением к уполномоченному Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по Могилевской области о регистрации. 9 октября 1946 г. община была зарегистрирована. [5]

30 января 1948 г. Могилевским городским исполнительным комитетом было передано в пользование общине ЕХБ молитвенное здание по улице Котовского. В типовом договоре, подписанном членами «двадцатки», оговаривалась полная юридическая ответственность верующих за имущество и культовое здание. Также «двадцатка» обязывалась не допускать проведения религиозных обрядов священнослужителями, не прошедшими регистрацию в Совете по делам религиозных культов при СНК СССР. [3]

Официальным документом, подтверждающим факт регистрации, являлась справка, выдававшаяся на определенный срок пресвитерам и диаконам. По истечении указанного в справке времени исполнения обязанностей священнослужителя, документ возвращался уполномоченному Совета по делам религиозных культов при СНК СССР и подшивался в регистрационное дело общины.

27 апреля 1952 г. пресвитер Б.И. Романов в связи с болезнью сложил свои полномочия и его место занял С.Д. Ромашкевич. [4] Однако 19 сентября 1954 г. С.Д. Ромашкевич за «несоответствие» занимаемой должности был досрочно отстранен от исполнения пресвитерских обязанностей. Новым руководителем был избран П.Е. Лабусевич, а диаконом общины — У.Р. Шуст. В этот период времени Могилевская община ЕХБ насчитывала 9 проповедников: П.Е. Лабусевич, У.Р. Шуст, М.А. Томашевский, Б.И. Романов, Т.С. Алексейчиков, Р.П. Москалев, А.П. Михайленко, А.Н. Волков и С.Д. Ромашкевич.

Численность верующих в 1952 г. составляла 110 человек. В 1954 г. в общине состояло уже 208 человек, которые проживали в Могилеве и в 26 населенных пунктах Могилевского и Чаусского районов. Отсутствие в списках членов общины учащихся и студентов отнюдь не означало, что их не было вообще. Руководство общины старалось не показывать их в отчетных документах. Главная причина этого заключалась в стремлении пресвитерско- проповеднического актива избежать конфликта с государством, которое следило за тем, чтобы община ЕХБ не пополнялась учащейся и студенческой молодежью. Тем не менее, ЕХБ всегда располагали резервом в лице так называемых «приближенных» — новообращенных, готовящихся к вступлению в общину посредством обряда водного крещения. Немало среди них было и молодежи.

Могилевская община ЕХБ периодически переживала кризисные явления в религиозной жизни. Из нее выделялись небольшие группы, которые становились основой для развития других религиозных направлений. Например, в 1947-1948 гг. члены общины ЕХБ С.Ф. Салопаева и Н.Г. Салопаев увлеклись учением пятидесятников (Христиан веры евангельской), которое получило широкое распространение на Могилевщине и создали пятидесятническую группу, пополнявшуюся преимущественно выходцами из общины ЕХБ. Так, 5 февраля 1961 г. на заседании церковного совета и «двадцатки» за уклонение в пятидесятничество были «отлучены» от «церковного общения» и исключены из регистрационного списка общины ЕХБ А.Д. Горбылев, П.Д. Горбылев, М.Д. Горбылева, Л.А. Куренкова, С. Лаптенок, А. Порох, А.И. Правдикова и Н.Н. Моисеенко. Факты перехода евангельских христиан и баптистов к пятидесятникам фиксируются на всем протяжении 1970-1980-х гг.

Таблица 1: Количество верующих и социальный состав Могилевской общины ЕХБ в 1956-1965 гг.

1956

1957

195

8

1959

196

0

196

1

196

2

196

3

196

4

196

5

Рабочих и служащих

65

67

71

79

82

82

79

78

80

78

Колхозников

50

53

52

60

41

41

43

43

43

43

Крестьян-

единоличников

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

Учащихся и студентов

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

Домохозяек из рабочих и

служащих

85

87

91

99

82

87

85

84

85

81

Инвалидов и иждивенцев

26

27

27

36

76

75

72

70

78

84

Всего

226

234

241

274

281

285

279

275

286

284

Приближенных

15

0

11

14

11

19

15

17

10

0

Между евангельскими христианами-баптистами и органами государственного управления складывались сложные и противоречивые отношения. В 1940-1980-х гг. местные власти стремились контролировать деятельность общины ЕХБ посредством Совета по делам религий и его уполномоченных, которые систематически вмешивались в жизнь общины в целом, и отдельных ее членов в частности. Уполномоченный визировал списки

кандидатов в пресвитеры и проповедники, в члены исполнительных органов. Если в отношении кандидатов на занятие пресвитерских и иных должностей возникали подозрения в недостаточной лояльности к государству, то такие кандидатуры после процедуры избрания в общине не утверждались уполномоченным по делам религиозных культов. Избранные пресвитеры и диаконы не получали регистрационных справок и не могли осуществлять религиозную деятельность. Если они все же продолжали проводить религиозную работу, то к борьбе с ними привлекались правоохранительные органы.

Руководители ЕХБ не были самостоятельными фигурами в своей деятельности и согласовывали большинство религиозных, организационных и кадровых вопросов с уполномоченным Совета по делам религий по Могилевской области. Например, 21 июня 1969 г. состоялось совещание представителей общин ЕХБ, на котором был избран Совет при старшем пресвитере по Могилевской области. В его состав вошли старший пресвитер по Могилевской области У.Р. Шуст, А.П. Половиков из д. Болоновка Быховского района, А.И. Добровольский из г.п. Белыничи, И.К. Козлов из Могилева и В.М. Гришков из д. Хутор Быховского района. Список членов Совета был передан уполномоченному П.Г. Петрову для последующего утверждения. П.Г. Петров решил, что «пресвитерский Совет может быть оставлен в том составе, в каком он избран на собрании выборщиков».

ЕХБ не имели права без разрешения органов государственной власти проводить обряды водного крещения. Для получения такого разрешения необходимо было представить списки лиц, которые изъявили желание присоединиться к общине. Но даже после выполнения этих условий пресвитер общины не всегда вовремя получал соответствующий документ из облисполкома. Имели место случаи и откровенной волокиты. Так, в начале 1960-х гг. община ЕХБ дважды пыталась получить санкцию властей на проведение обряда водного крещения, однако более месяца Совет по делам религий вообще не давал никакого ответа. Процедура согласования списков кандидатов на участие в совершении обряда водного крещения использовалась властями для воспрепятствования омоложению членского состава общины ЕХБ, повышению ее общеобразовательного уровня. Как правило, процедуру согласования не проходили школьники, учащиеся и студенты, лица с высшим образованием. Разрешительный принцип действовал на всем протяжении 19701980-х гг. Например, 27 июня 1976 г. церковный совет общины ЕХБ обратился к уполномоченному по делам религий за разрешением провести водное крещение 10 июля 1976 г. в 16 часов на р. Днепр в районе пос. Броды. Планировалось крестить 6 человек, в том числе 5 женщин. В 1977 г. было получено разрешение на крещение 9 человек — 5 мужчин и 4 женщин. В 1978 г. было крещено 7 человек, в 1980 г. — 16 человек.

Вмешивались уполномоченные и в другие вопросы религиозной деятельности общины. Например, через пресвитера П.Е. Лабусевича и членов исполнительного органа уполномоченный добился прекращения посещения молитвенного дома детьми дошкольного и школьного возрастов. В июне 1963 г. уполномоченный К. Вербицкий предложил проводить собрания по воскресным дням утром с 9 до 11 часов и с 19 до 21 часов вечером. Церковный совет принял и это условие.

Несмотря на грубое вмешательство уполномоченных в религиозную деятельность общин ЕХБ руководство ВСЕХБ демонстративно занимало верноподданническую позицию, публично заявляя о своей лояльности Советскому государству и коммунистической партии. Политика лавирования между государством с одной стороны, и средним и низшим руководящим звеном евангельско-баптистских общин с другой, породила на рубеже 19501960-х гг. глубокий внутрицерковный кризис, который приобрел системный и повсеместный характер. Руководство ВСЕХБ не смогло преодолеть его и в первой половине 1960-х гг. произошел раскол, в ходе которого образовалась еще одна управленческая структура ЕХБ — Совет Церквей ЕХБ (в настоящее время — Международный Совет Церквей ЕХБ). Советское государство отказалось признать полномочия его членов и в дальнейшем подвергло репрессиям пресвитерско-проповеднический актив СЦЕХБ.

Не избежала раскола и Могилевская община ЕХБ. В 1960-х гг. сторонники СЦЕХБ образовали группу, которая к концу 1980-х гг. насчитывала 83 человека. Многие руководители группы и активисты СЦЕХБ были привлечены к административной и уголовной ответственности, например, С.Д. Ромашкевич, Г.И. Константинов, Л.И. Долбун, Л.С. Курс и др. В 1985 г. Г.И. Константинов привлекался к административной ответственности 4 раза.

К борьбе с группой СЦЕХБ государство подключило и лояльных руководителей общины ЕХБ. За редким исключением, пресвитеры, диаконы и проповедники добросовестно сотрудничали с органами государственной власти, а отдельные из них даже проявляли инициативу. Например, пресвитер Б.И. Романов по своей инициативе информировал уполномоченного Совета по делам религий по Могилевской области П.Г. Петрова по вопросам деятельности группы сторонников СЦЕХБ. В связи с этим уполномоченный считал «целесообразным назначить Романова Б.И. областным пресвитером» и 12 июня 1967 г. Б.И. Романов был зарегистрирован пресвитером ЕХБ по Могилевской области. Обязанности областного пресвитера он исполнял до 21 июня 1969 г.

В 1968 г. старший пресвитер ЕХБ по БССР К.С. Велисейчик провел собрание «двадцатки» по выбору пресвитера Могилевской общины. На эту должность им была предложена кандидатура областного пресвитера Б.И. Романова. Выборы проходили на альтернативной основе. Верующие выдвинули еще три кандидатуры — М.Г. Кривошеина, П.П. Козариза и И.К. Козлова. Однако П.П. Козариз снял свою кандидатуру с голосования. За Б.И. Романова было подано всего 2 голоса, за М.Г. Кривошеина — 1 голос. К.С. Велисейчик предложил проголосовать повторно. 15 человек из 20 поддержали кандидатуру

И.К. Козлова. Таким образом, подавляющим большинством голосов пресвитером был избран И.К. Козлов. 21 августа 1968 г. он был зарегистрирован уполномоченным Совета по делам религий по Могилевской области как пресвитер общины ЕХБ.

В период пресвитерства И.К. Козлова община ЕХБ переехала в новый молитвенный дом, так как в 1968 г., в связи с реконструкцией дороги по улице Котовского, старое здание общины подлежало сносу. Верующие за свой счет приобрели у цыган деревянный дом на окраине города, в поселке Броды, по улице Алтайской. 13 декабря 1968 г. они обратились к уполномоченному с заявлением о перерегистрации молитвенного дома. 24 октября 1969 г. государство заключило с общиной ЕХБ договор о порядке использования культового здания.

Однако не всегда пресвитеры ЕХБ удовлетворяли тем требованиям, которые предъявлял им уполномоченный Совета по делам религий по Могилевской области. Так, пресвитер И.К. Козлов уже через год утратил доверие уполномоченного П.Г. Петрова. П.Г. Петров обвинил И.К. Козлова в активизации религиозной деятельности Могилевской общины ЕХБ, которая проявилась, во-первых, в попытках И.К. Козлова организовать празднование 50- летия ЕХБ в Могилеве, во-вторых, в проведении двух бракосочетаний в помещении молитвенного дома, в-третьих, в разрешении иногородним проповедникам выступать с проповедями на религиозных собраниях общины. Кроме того, И.К. Козлову ставилось в вину создание кружка по изучению религии, за что в 1971 г. он был привлечен к административной ответственности и оштрафован. Более того, с декабря 1971 г. И.К. Козлов был фактически отстранен от исполнения обязанностей пресвитера. Уполномоченный П.Г. Петров сделал вывод о том, что действиями И.К. Козлова руководят У.Р. Шуст и М.А. Томашевский. «С ним невозможно проводить воспитательную работу, — писал П.Г. Петров 6 июля 1972 г., — тупой фанатик <…> в силу крайнего фанатизма, он не в состоянии правильно решать вопросы, связанные с деятельностью религиозного общества». У И.К. Козлова была изъята справка пресвитера, что означало запрет на осуществление религиозной деятельности. Новым пресвитером 8 октября 1972 г. был назначен У.Р. Шуст. Однако П.Г. Петров был недоволен и его деятельностью. Являясь с 23 июня 1969 г. старшим пресвитером ВСЕХБ по Могилевской области, У.Р. Шуст без согласования с уполномоченным часто посещал евангельско-баптистские общины, действующие на территории области. П.Г. Петров был крайне раздражен этим, равно как и тем, что количество обрядов водного крещения в 1971 г. по сравнению с 1970 г. увеличилось в 2 раза. Доведенный до отчаяния придирками У.Р. Шуст явился 1 октября 1971 г. к уполномоченному П.Г. Петрову и сдал справку старшего пресвитера, заявив, что «работать больше не будет». Спустя некоторое время У.Р. Шуст согласился возглавить общину ЕХБ в Могилеве и занять место И.К. Козлова В дальнейшем, 5 февраля 1975 г. У.Р. Шуст вновь был ненадолго назначен старшим пресвитером ЕХБ по Могилевской области.

18 августа 1974 г. состоялось общее собрание членов общины ЕХБ по выдвижению кандидатур на съезд ВСЕХБ. В списке членов общины фигурировало 272 человека, в собрании принял участие 161 человек. Были приглашены также представители СЦЕХБ и пятидесятники. От СЦЕХБ присутствовало 16 человек. Пятидесятники не явились. Представитель СЦЕХБ Т. Макаров заявил, что поскольку руководство СЦЕХБ осуждено и находится в местах лишения свободы, то делегатов на съезд верующие избирать не будут. В этом вопросе Т. Макарова поддержали П.Т. Бродов и С.А. Кохненко. В итоге после голосования на съезд были делегированы только члены общины ЕХБ С.И. Гриневич, У.Р. Шуст, А.Е. Мельников и М.Г. Кривошеин.

25 марта 1979 г. под председательством старшего пресвитера ВСЕХБ по БССР И.В. Букатого состоялось общее собрание общины ЕХБ. Из 293 членов присутствовало 148. Собрание констатировало наличие кризисных явлений в общине. Многие верующие, например С.И. Гриневич, открыто выражали недовольство поведением У.Р. Шуста. В итоге, У.Р. Шуст попросил освободить его от исполнения обязанностей пресвитера, несмотря на то, что И.В. Букатый предложил ему 3 месяца на исправление ситуации. Вместо У.Р. Шуста пресвитером был избран Т.М. Бродов. У.Р. Шуст остался в общине диаконом. 26 марта 1979 г. Т.М. Бродов получил соответствующую регистрационную справку у уполномоченного П.Г. Петрова. Однако в ноябре 1981 г. за публичную поддержку деятельности СЦЕХБ он был лишен места пресвитера.

К середине 1980-х гг. община ЕХБ в Могилеве переживала глубокий системный кризис. Участились случаи перехода верующих к пятидесятникам и в общину СЦЕХБ, где сконцентрировались наиболее подготовленные и авторитетные проповедники и с 1980 г. действовали даже специальные богословские курсы. Пресвитер общины СЦЕХБ Г.И. Константинов превратил Могилев в региональный центр движения сторонников СЦЕХБ, влияние которого территориально распространялось на Могилевскую, Витебскую и Гомельскую области.

Внутрицерковная борьба за власть и влияние на верующих не прибавляло авторитета руководству зарегистрированной общины ЕХБ. Отсутствовал как таковой кадровый резерв. В результате в Минске было принято решение направить в Могилевскую область П.В. Тупчика, пресвитера общины ЕХБ из д. Стриганец Брестской области. 14 апреля 1986 г. он был избран старшим пресвитером ВСЕХБ по Могилевской области.

Но это кадровое назначение не изменило положение дел. К концу 1980-х гг. в общине назрел новый кризис, закончившийся очередным расколом и образованием в 1990 г. новой религиозной общины — церкви евангельских христиан «Вифания». Руководителями новой общины, которая насчитывала 27 человек, стали Д.М. Бродов и П.Т. Бродов. Решением горисполкома «Вифании» было передано пустовавшее многоквартирное жилое здание по улице Лазаренко.

Спустя несколько лет общину ЕХБ покинула еще одна группа верующих во главе с молодежным лидером Д.С. Макутем, которая зарегистрировала устав общины ЕХБ «Возрождение». В дальнейшем Могилевская община ЕХБ восстановила свою численность и перерегистрировалась как «Церковь Эммануил».

В 1991 г. П.Т. Бродовым была создана Христианская благотворительная миссия «Табея», которая до 1998 г. являлась филиалом немецкой миссии «Hilfswerk e.v. Tabea», а затем была перерегистрирована в качестве независимой общественной организации — Христианского благотворительного общества. В 1993 г. в собственность «Табеи» горисполком передал здание бывшего детского сада по улице Чехова. После реконструкции в нем разместились офис миссии, конференц-зал, библиотека, столовая. В течение 10 лет миссия получила из-за рубежа и распределила гуманитарных грузов на сумму свыше 12 миллионов немецких марок. В октябре 2002 г. была зарегистрирована «Тавифа», вторая благотворительная миссия евангельских христиан-баптистов, которую возглавил С.В. Волков. Действуют также благотворительные объединения «Благо» и «Стефанус» во главе с Д.В. Д.В. Концевенко.

В 2008 г. в Могилеве функционировало 6 евангельско-баптистских организаций — «Церковь Эммануил», «Церковь Вифания», «Церковь Возрождение», «Церковь Новая Жизнь», «Церковь Мир Вам» и «Слово Жизни». Кроме миссий «Табея», «Тавифа», «Благо» и «Стефанус», которые занимаются доставкой и распределением гуманитарных грузов, действуют филиалы миссий «Гедеоновы братья» и «Новая Жизнь». «Гедеоновы братья» специализируются на распространении религиозной литературы, а «Новая Жизнь» — на проведении массовых религиозных мероприятий. Например, в период с 11 по 17 декабря 2000 г. сотрудники миссии «Новая Жизнь» организовали в кинотеатрах и Домах культуры демонстрацию художественного фильма «Иисус». Всего состоялось 100 сеансов, которые посетило несколько тысяч зрителей.

По-прежнему отказывается от регистрации Могилевская община МСЦЕХБ. В 2000 г. она объединяла свыше 250 человек. Явочным порядком было построено два молитвенных дома: в 1990 г. введен в эксплуатацию молитвенный дом («палатка») по улице Седова, а в 1999 г. — большой молитвенный дом по ул. Малая Гражданская. Члены МСЦЕХБ придерживаются консервативных религиозных взглядов и поддерживают религиозные отношения с единоверцами из США, Германии, Польши, России, Украины. Их миссионерская деятельность не так активна, как это проявляется в зарегистрированных общинах ЕХБ. Тем не менее, верующие из МСЦЕХБ распространяют религиозную литературу, в 1990-х гг. ими была организована работа 2 выездных библиотек, при общине функционирует воскресная школа.

Евангельско-баптистские организации Могилева прошли сложный путь своего развития, от небольшой по численности религиозной группы до влиятельного института с развитой инфраструктурой. Кроме собственно религиозных организаций, ЕХБ располагают воскресными школами, библиотеками, культовыми зданиями, миссиями, летними оздоровительными детскими лагерями. Численность верующих постоянно увеличивается и не только за счет естественного воспроизводства. Все это свидетельствует о том, что баптизм и евангельское христианство прочно заняли свое место в конфессиональной системе белорусского общества.

Литература и источники:

  1. История евангельских христиан-баптистов в СССР. — М.: Издательство ВСЕХБ, 1989. — 624 с.
  2. Исторические данные о возникновении Могилевской общины ЕХБ // Уполномоченный совета по делам религий при Совете Министров СССР по Могилевской области. — Дело № 8 по регистрации религиозного общества евангельских христиан — баптистов, находящегося в г. Могилеве, ул. Алтайская, 51 а. — Л. 130.
  3. Типовой договор // Уполномоченный совета по делам религий при Совете Министров СССР по Могилевской области. — Дело № 8 по регистрации религиозного общества евангельских христиан — баптистов, находящегося в г. Могилеве, ул. Алтайская, 51 а. — Л. 14 — 15.
  4. Протокол общего собрания Могилевской общины ЕХБ от 27 апреля 1952 года // Уполномоченный совета по делам религий при Совете Министров СССР по Могилевской области. — Дело № 8 по регистрации религиозного общества евангельских христиан — баптистов, находящегося в г. Могилеве, ул. Алтайская, 51 а. — Л. 4.
  5. Справка о регистрации общества ЕХБ в г. Могилеве // Уполномоченный совета по делам религий при Совете Министров СССР по Могилевской области. — Дело № 8 по регистрации религиозного общества евангельских христиан — баптистов, находящегося в г. Могилеве, ул. Алтайская, 51 а. — Л. 18.

О.В. Дьяченко, г. Могилев, УО «МГУ им. А.А. Кулешова», Беларусь

Источник