Могилёв в историографическом наследии В.Н. Татищева и Н.М. Карамзина

 
Среди историков XVII-XIX вв., стоящих у истоков и создававших российскую историческую науку, имена В.Н. Татищева и Н.М. Карамзина занимают особое место. Крупнейшие представители дворянской историографии не только обнаружили, систематизировали и изучили огромное количество источников, но и на основе предоставляемого ими фактического материала изложили собственные подходы и концепции прошлого России. Их оригинальные версии русской истории были высоко оценены современниками и стали питательной средой для исследований М.М. Щербатова, И.Н. Болтина, М.П. Погодина, М.Т. Каченовского, С.М. Соловьёва. В «Истории Российской с самых древних времён» В.Н. Татищева и «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина отображён ход исторического процесса, протекавшего на огромной территории, во всём, насколько позволяет это научный инструментарий того времени, конкретном многообразии с упоминанием практически всех крупных и просто известных городов Восточной Европы, в том числе и Могилёва. О том какое место и в связи с какими событиями фигурирует Могилёв в главных трудах великих историков XVIII-XIX вв. и будет идти речь в этой статье.
Василий Никитич Татищев (1686-1750гг.) в своей «Истории Российской» приводит множество отдельных фактов, которые современная историческая наука с уже сформировавшейся источниковой базой, не может ни уточнить, ни опровергнуть. Это послужило веским доводом считать, что историк имел в своём распоряжении не сохранившиеся до нашего времени источники, либо сознательно прибегал к вымыслу. Отсюда и полярные оценки «Истории Российской» [1, с. 79], как труда, не заслуживающего внимания [2, с. 21], или же, наоборот, как исследования соответствующие «современным ему представлениям о «гистории» как последовательности событий и «изящном искусстве» изложения этих событий [3, с. 96].
Могилёв упоминается В.Н. Татищевым в связи с событиями войны 15121522 гг. между ВКЛ и Московским государством, когда после взятия войсками Василия III в 1514 г. Смоленска на театре военных действий установилось относительное затишье, и в 1517г. при посредничестве австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна воюющие стороны сели за стол переговоров. Переговоры окончились безрезультатно, ни мира, ни перемирия заключить не удалось и тогда Москва прибегла к военной демонстрации и дважды, в 1518 и 1519г.г. осуществила рейды вглубь территории ВКЛ. «7027 (1519) — найдём мы в главном труде В.Н. Татищева — И поидоша великого князя воеводы из Смоленска к Орше, а от Орши к Могилёву и к Менску. А от Менска пошли прямо к Вильне и всю землю воевали и пленили по самую Вильну и в Креве за 30 вёрст от Вильны» [4, с. 120]. Это было первое упоминание Могилёва в российской историогеографии, оставшееся единственным в творчестве историка, но уже больше не сходившее со страниц трудов его последователей.
Николай Михайлович Карамзин (1766-1826 гг.) по праву считается крупнейшим историком России первой четверти XIX в. заслужившим благодарность современников своим творчеством [5, с. 5-12], а главное сочетанием научности с художественным стилем изложения [6, с. 3-8], что превращало исследователя в талантливого популяризатора исторической науки [7, с. 429-481]. Учёный на страницах своей «Истории государства Российского» достаточно много места уделил Могилёвщине и Могилёву с самых древних времён.
«От сего же племени Славян — пишет Н.М. Карамзин — было два брата, Радим и Вятко, главами Радимичей и Вятичей; первый избрал себе жилище на берегах Сожа в Могилёвской губернии, а второй на Оке в Калужской, Тульской или Орловской» [8, с. 19]. Могилёвщина фигурирует и при описании междуусобиц между наследниками Ярослава Мудрого и при формировании государственной территории Великого княжества Литовского в эпоху потомков Ольгерда [9, с. 56]. Иногда автор не критически относился к источникам, так Рясна и Осечин Воскресенской и Никоновской летописей помещается между Могилёвом и Мстиславлем [10,с.120], хотя эти городки находились в Ржевской земле [11, с. 63].
Особенно часто Могилёв начинает встречаться на страницах главного труда Н.М. Карамзина, когда речь заходит о войнах Великого княжества Литовского и Московского государства, занявших весь XVI в. При этом историк широко цитирует русские летописи и разрядные книги, которые в последствии станут источниковой базой для всех многочисленных работ по исследованию внешней политики России. В разделе о войне 1512-1522 гг. мы можем прочитать: «От 1515 до 1519 г. войско наше стояло на границах в Луках на Вошане, угрожая Полоцку, Мстиславлю, Могилёву» [12, с. 33-34].
Исследуя ход военных действий очередной кампании 1534-1537 гг., Н.М. Карамзин обращает внимание на события осени 1534 г., когда в ответ на наступательные действия «посполитого рушенья» ВКЛ в западной части Московского государства, последовал контрудар и «Другие воеводы, князья Фёдор Телепнёв и Тростенские ходили из Стародуба к Мозырю, Турову, Могилёву, и с таким же успехом: везде жгли, убивали, пленяли и нигде не сражались» [13, с. 17]. В следующем 1535 г. «Сигизмунд не тратил времени в бездействии, дав россиянам волю свирепствовать в восточных пределах Литвы, послал 40 000 воинов в наши собственные южные владения и меж тем как Шуйский сжёг окрестности Кричева, Радомля, Могилёва воеводы литовские пан Юрий Радзивилл, Андрей Немиров, Гетман Ян Тарновский, князь Илья Острожский и наш изменник Симеон Бельский, шли к Стародубу» [13, с. 19].
При описании событий Ливонской войны Могилёв дважды попадает в поле зрения исследователя. В примечании, относящемуся к рейду войск Ивана Грозного 1564 г. Н.М. Карамзин приводит текст погодной записи Александро-
Невской летописи: «Июля в 25 ходили из Смоленска ко Мстиславлю Василий Андреевич Бутурлин, и воевал Мстиславские места, и Кричевские, и Радомльские, и Могилёвские, и в полон взял шляхтич и чёрных людей 4787» [14, с. 24]. В другом примечании, теперь уже о походе 1581 г. автор опирается на данные разрядных книг о действиях московских воевод в пределах восточнобелорусских земель: «Они шед Литовскую землю повоевавли, (уже в марте 1581 по некоторым спискам) а были у Дубровны, и у Покоси, и у Чклова, и у Могилёва, и у Родомля посады пожгли…» [14, с. 123]. В целом же события 1581 г. в Поднепровье представлены историком более детально «Воеводы, смятенные нерешительностью царя, сами опасались действовать решительно; посылали отряды для наблюдения, для защиты границ и только однажды дерзнули вступиться в неприятельскую землю; князья Михайло Катырев Ростовский, Дмитрий Хворостинин, Щербатой, Туренин, Бутурлин, соединясь в Можайске, ходили к Дубровне, Орше, Шклову, Могилёву, Родомлю: выжгли уезды и пасады этих городов: разбили литовцев под стенами Шклова (где в самых воротах пал мужественный Бутурлин) и привели к Смоленску множество пленников» [14, с. 186-187].
К сожалению, хронологический диапазон охвата событий «Истории Российской» В.Н. Татищева и «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина оказался не таким объёмным, как у их последователей второй половины XIX в. В.Н. Татищев завершил изложение событий 1577 годом, Н.М. Карамзин — 1612 г. [15, с. 81], и, вполне вероятно, если бы историки продолжили бы свои исследования, то и Могилёв в их творчестве появлялся гораздо чаще, как это мы можем наблюдать у С.М. Соловьёва [16, с. 92].
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что практически во всех случаях В.Н. Татищев и Н.М. Карамзин упоминают Могилёв в контексте, активизировавшейся в XVI в. на западном направлении, внешней политики России, когда на повестку дня стал вопрос об объединении всех бывших древнерусских земель под властью Москвы, что привело к многочисленным войнам молодой милитаризированной державы с ВКЛ. В этих войнах днепровский выступает как объект внешнеполитических притязаний с позиций одной из воюющих сторон и как крупный оборонительный узел, прикрывающий центральные районы государства — с другой. Геополитически оценка Могилёва XVI в. как форпоста между Западом и Востоком близка к современной. Всё это имеет прямое отношение к нынешней регионолистике и местной историографии и заставляет акцентировать внимание на внешнеполитических факторах развития Могилёва в XVI-XX вв. За исключением войны 1941-1945гг. исследованием этих факторов, их результатов, близких и отдалённых последствий современная историография похвастаться особо не может, а без таких исследований города выглядит неполной. В этой связи заострим внимание ещё на одном обстоятельстве — в многотомных трудах и отдельных работах классиков российской историографии, не говоря уже об историках нашего времени, военное прошлое Могилёва проступает гораздо более отчетливо, чем в трудах белорусских исследователей. Истоки такого внимания и интереса восходят к наследию В.Н. Татищева и
H.М.Карамзина.
Работы историков, особенно Н.М.Карамзина, были хорошо известны в Могилёве. «Историей государства Российского» зачитывались офицеры, размещённой в губернском центре, Главной квартиры 1-ой русской армии, преподаватели и учащиеся Могилёвской мужской гимназии, губернские чиновники и вся городская элита. В областной библиотеке сохранились ещё прижизненные издания историка, в том числе и его главного труда. С «Историей государства Российского» был основательно знаком Н.Г. Гортынский, на неё в качестве источника ссылались авторы «Историко-статистических сведений о городах и местечках Могилёвской губернии» и «Исторического очерка Могилёвской губернии» С.И. Соколов и М.В. Фурсов. Будем надеяться, что ещё не одно поколение могилевчан будет обращаться к наследию классиков российской историографии.
Литература
I.Добрушкин, Е.М. О методике изучения «татищевских известий» / Е.М. Добрушкин // Источниковедение отечественной истории: Сб. статей за 1976г. — М.: «Наука», 1977. — С. 67-79.
2.Толочко, А.П. «История Российская» Василия Татищева: источники и известия / А.П. Толочко. — Москва. — Киев, 2005. — 544 с.
3.Стефанович, П.С. «История Российская» В.Н. Татищева: споры
продолжаются / П.С. Стефанович // Отечественная история. — 2007. — № 3. — С. 88-96.
4.Татищев, В.Н. История Российская. Т. 6 / В.Н. Татищев. — М-Л.: «Наука», 1966. — 434 с.
5.Козлов, В.П. «История государства Российского» Н.М. Карамзина в оценках современников / В.П. Козлов. — М.: «Мысль», 1989. — 212 с.
6.Николай Михайлович Карамзин. 1766-1826. 225 лет со дня рождения: Сборник статей. — М.: «Наука», 1992. — 315 с.
7.Сахаров, А.Н. Бессмертный историограф: Николай Михайлович Карамзин / А.Н. Сахаров // Россия: Народ. Правители. Цивилизация. — М.: ИРИ РАН, 2004. — С. 429-484.
8.Карамзин, Н.М. История государства Российского. — Кн. І, т. 1 / Н.М. Карамзин. — М.: «Книга», 1988. — 156 с.
9.Карамзин, Н.М. История государства Российского. — Кн. ІІ, т. 5 / Н.М. Карамзин. — М.: «Книга», 1989. — 242 с.
10.Карамзин, Н.М. История государства Российского. — Кн. І, прим. к т. 4 (№312) гл. 9. — М.: «Книга», 1988. — 162 с.
11.Янин, В.Л. Новгород и Литва. Пограничные ситуации XIII-XV веков / В.Л. Янин. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1998. — 216 с.
12.Карамзин, Н.М. История государства Российского. — Кн. ІІ, прим. к т. 7 (№201) гл. 2 / Н.М. Карамзин. — М.: «Книга», 1989. — 68 с.
13.Карамзин, Н.М. История государства Российского. — Кн. ІІ, т. 8 / Н.М. Карамзин. — М.: «Книга», 1989. — 188 с.
14.Карамзин, Н.М. История государства Российского. — Кн. ІІІ, т. 9 / Н.М. Карамзин. — М.: «Книга», 1989. — 280 с.
15.Павленко, Н.И. Россия может ими гордиться / Н.И. Павленко // Наука и жизнь. — 1994. — № 1. — С.78-89
16.Сидоренко, Б.И. Могилёв в творчестве С.М. Соловьёва / Б.И. Сидоренко // Гістарычнае і сацыякультурнае развіццё Магілёва. — Могилёв: Могилёвск. укруп. тип. им. С. Соболя, 2007. — С. 87-92

Б. И.Сидоренко г. Могилёв ЧУО «БИП Институт правоведения», Беларусь.

Источник