Юлия Чирва: Крым наш тоже
Юлия Чирва: Крым наш тоже
– «Что делать?» – спросил нетерпеливый петербургский юноша.
– Как что делать: если это лето – чистить ягоды и варить варенье;
если зима – пить с эти вареньем чай.

Василий Розанов

Как-то на одной из либеральных тусовок, на которую я имела неосторожность попасть, на кофе-паузе при знакомстве меня вместо того, чтобы спросить: «Какая сфера моих исследовательских интересов, какую организацию я представляю, почему меня заинтересовала конференция по инклюзии и социальному бизнесу?» - задали один вопрос: «Чей Крым?»

Меня тогда удивило, что на Беларуси есть люди, которые оценивают тебя по тому, как ты относишься к тем или иным событиям в истории, а не по тому, что ты делаешь, чем занимаешься, какой у тебя характер и умение ладить с людьми.

Крым разделили не только украинское общество, он внес разлад в российские круги общественных деятелей. Оказывается, среди белорусских либералов отношение к людям тоже завит от отношение к ситуации по Крыму.

А ведь белорусам в глубине души так хочется спокойно жить на своем маленьком мирном и стабильном хуторке. Посмотрите белорусское телевидение: для нас посевная, уборочная, дожинки намного важнее того, кто что сказал о том, чей или не чей Крым. Посмотрите, для нашей желтой прессы самыми важными и страшными войнами являются молочные битвы и сражения по доказательству того, что это мы производим белорусский пармезан и белорусские креветки.

Мы, белорусы - мирные люди, почему нас все время хотят втянуть в обсуждение каких-то международных конфликтов, спрашивают нашего мнения, требуют заявлений. Дайте нам спокойно выращивать хлеб, растить детей, жить спокойной семейной размеренной жизнью. Помните, как Цезарь Гай Аврелий Валерий Диоклетиан Август, придя к власти, навел порядок в Римской империи, а потом оставил все дела и удалился в провинцию, где на досуге удачно сочетал занятия философией и сельским хозяйством. Пока Диоклетиан вел здоровый образ жизни в Сплите, империя под бездарным управлением цезаря Дазы приходила в упадок. Когда римляне пришли просить Диоклетиан вернуться, он не согласился.

- Но почему?! - зарыдали сограждане.

- Если бы вы видели, какую капусту я вырастил в Сплите, вы бы не спрашивали, - ответил бывший император.

И вот когда белорусов пытаются втянуть в политические баталии и информационную войну «кто что сказал, не сказал, не сказал, но подумал, даже не подумал, а намеривался подумать», то они, естественно, всячески стараются уйти от ненужной болтовни. Они просто реальными действиями показывают свою позицию без лишних слов.

Приближается 18 марта, юбилей возвращения Крыма в состав России, естественно, что это событие не обойдет стороной и белорусские дискуссионные площадки. Либеральное «кола» получит возможность еще раз напомнить о себе, выступить с протестом, вспомнить старые обиды, перепугаться и начать пугать других вторжением «вежливых людей», начнут искать тех, кто считает, что Крым наш, то есть их.

Что этому противопоставить? Можно попробовать историю. Но на оппозиционных деятелей общепринятая истина - historia est magistra vita не действует, поэтому приходится в аргументации использовать подход dura lex sed lex, а если и это не возымеет успеха, тогда, извините: хозяин-барин может остаться при своем мнении, если ему очевидность не указ.

Итак, начнем с истории. Оставим исторические очерки из окраинских учебников о том, что древние укры выкопали Русское море (в VI—XVII веках, как в русских, так и в арабских, итальянских и иных источниках благодаря активному мореплаванию славян использовалось название «Русское море»: в «Повести временных лет» говорится: «А Дънепрь вътечеть в Понтьское море трьми жерелы, еже море словеть Руськое…»), так вот до того, как стать русским, Черное море, Понт Аксинский (греч. ?????? ??????), принадлежало сверхдержаве того времени – Риму. Так что, по логике либералов, итальянцы имеют на Крым больше всего прав, но почему-то об этом не заявляют.

В IX– X вв. походы наших предков сделали Черное море «Русским». Кстати, среди этих предков были кривичи, которые вместе в Олегом и Игорем ходили на Византию (так что отдых в Крыму – это многовековая белорусская традиция, а размещение на берегах Черного моря американских военных баз может препятствовать туристическим интересам белорусов). С нашими предками византийцы договорились: поделились своими культурными достижениями, обменялись опытом, послав братьев Мефодия и Кирилла просвещать славян. Ученики Кирилла и Мефодия принесли нам не только письменность, но и новые принципы государственного устройства, основанного на христианских основах. Так мы стали единоверцами Византии, а Херсон теперь для нас является не только крещенской купелью князя Владимира, но и купелью просвещения всех славянских племен, объединенных в единое государство – Киевскую Русь. Киев – мать городов русских, именно он стал объединять наш народ в единое целое. Именно единство наших славянских племен дало толчок для культурного и экономического развития.

Три века – с 1475 по 1774 г. Черное море было внутренним водоемом османов. Из государств, отсеченных османской империей от этого моря, существенно пострадала Россия – почти 1/3 ее европейской территории принадлежала черноморскому бассейну. Походы Ивана Грозного 1556-1559 г.г., В. В. Голицина 1687, 1689г., Петра I 1711 г., Миниха и Ласси 1736 - 1737 свидетельствовали о том, что русские всегда помнили: Крым наш, и выход к Черному морю – это не личные амбиции, а стратегическая задача - вернуть исторические рубежи.
И только в XVIII в., когда сложились геополитические условия, у России появился морской флот, начались первые победы – «Румяновкая война» 1768 – 1774 г.г. Победы на суше и Черноморского флота на морях в конце XVII – начале XIX в. привели к тому, что Российская Империя вернула и объединила в единое целое все древнерусские земли, в том числе Малороссию и причерноморскую Новороссию. Русский парусный морской флот вышел на второе место в мире после британского.

Естественно, это не устраивало сильных мира сего того времени. Коалиция европейских держав и Турция в 1853 – 1856 г.г. потеснили Россию на Балтийском и Черном морях. После революции 1917 г. начались уступки и потери территорий разрушенной в результате государственного переворота Российский Империи. Были заключены мирные договора с Османской империей (1918), советско-турецкий договор о дружбе (1921), о нейтралитете и ненападении (1925), о паритете вооружений на Черном море (1931).

Победа в Великой Отечественной Войне нашего народа, героизм защитников Севастополя- символа русской славы - вновь вернули России (СССР) контроль не только над Черным морем, но и позволила контролировать Эгейское, Адриатическое моря и восточное Средиземноморье.

Крым оставался предметом зависти и заветной целью западных держав. На Ялтинской конференции, где решалась судьбы послевоенных границ, Черчилль и Рузвельт просили передать им Крым в обмен на такую же по размерам территорию в Европе. Естественно, что Сталин на это не согласился. Трудно поверить, что глава Советского Союза иллюстрировал свой отказ неприличным жестом - фигой, но эту басню передают из рук в руки. Достоверно же известно, что Крым очень понравился европейской делегации. У. Черчилль писал: «Когда мы пересекли горы и спустились к черному морю, мы почувствовали тепло, яркий солнечный свет. Климат здесь очень мягкий». Хотя ранее, в поисках причин, почему бы не ехать в Крым, премьер-министр заявлял, что «там вши, свирепствует тиф и погода мерзкая». А вот Рузвельту очень понравился русский борщ, но все ожидания превзошли настоящие большие бутерброды, обильно намазанные маслом и икрой, которые он приказал делать вместо традиционных для англичан и американцев крошечных сэндвичей». Кстати, есть предание, что предок Рузвельта погиб в Крыму и похоронен в «долине смерти» (Балаклава). Вообще многие европейцы могут похвастаться тем, что останки их предков покоятся на крымской земле. А причиной тому упрямство: лучше всего в русский Крым ездить в качестве гостей и туристов – и борщом накормят и бутербродами с икрой угостят, а вот в качестве военных действующей армии лучше не рисковать.
Итак, Крым наш по единственному пока законному и действующему до сего дня Ялтинскому соглашению.

Скрытый государственный переворот и приход к власти Хрущева сделали возможным осуществить незаконное присоединение Крыма к УССР. Об этом много говорилось и писалось в 2014 году, но для тех, кто сомневается, чей Крым, повторим еще раз.

Крымская область, а тем более Севастополь, который в отличие от Крымской области, никто и никогда Украине не дарил, были присоединены с нарушением всех норм международного права. Пребывание Крымской области в составе УССР с 1954 по 1991 год было незаконным. Передача этой области в состав Украины была проведена с таким грубым нарушением конституционных норм Советского Союза, что могла считаться юридически недействительной с самого начала. Статья 14 Конституции СССР отдавала утверждение изменений границ между союзными республиками Верховному Совету СССР, а статья 18 декларировала, что «территория союзных республик не может быть изменена без их согласия». Мы знаем, что референдума о присоединении Крыма к УССР так и не провели. Кстати, референдум 2014 года – это не только формальность, но и восстановление справедливости по незаконному решению 1954 года.

Факты грубого нарушения конституционных норм СССР при юридическом оформлении передачи Крымской области из состава России в состав Украины были утверждены Постановлением Верховного Совета РФ от 21 мая 1992 года «О правовой оценке решений высших органов государственной власти РСФСР по изменению статуса Крыма, принятых в 1954 году». В 2014 году Крыму, так же как и сейчас Новороссии, грозил геноцид. Население Крыма приняло единственное и правильное решение – провести референдум.

Как нам, белорусам, относится к тому, что мировое сообщество в лице англо-саксонского меньшинства требует от всех не признавать законность присоединения Крыма? Мы же люди умные, образованные, знаем историю, разбираемся в законах. Мы прекрасно видим, что истерия вокруг Крыма – это злоба из-за того, что не удалось разместить на этой территории НАТОвские военные базы, а, следовательно, не достигнута основная цель государственного перевороте на Украине.

Официальный Минск, как в народе говорят, «не лез перад батькай у пекла», делал «размывчатые» заявления, а на деле не предпринимал никаких недружественных шагов в отношении России: санкции не вводил, никто не истерил, как Прибалтика, по поводу и без повода. Спокойно ждали, придерживаясь тактики Кутузова: яблоко должно поспеть, тогда само упадет. Когда сложились благоприятные обстоятельства, и считающие себя мировым сообществом европейские лидеры стали понимать, что Крым – это несбыточная мечта не только их дедов и прадедов, но и их самих, страсти поутихли; и вот, только тогда с нашей стороны стали предприниматься шаги косвенного признания Крыма русским. Белорусская делегация не поддержала резолюцию о правах человека в Крыму от 19 ноября прошлого года. А это уже не слова, а реальные действия.

Белорусский МИД соблюдает осторожность, в своих пресс-релизах и публичных заявлениях не называет Крым российским или украинским. На картах и школьных атласах белорусских издателей Крым всегда гармонирует по цвету с Украиной. За этим пристально следит армия доносителей и доносчиков, которые быстро бы подняли «гвалт», если бы встретили карты с другой версией. Официально о торговле с Крымом громко не говорят, но торгуют.

Что же мешает признать Крым и сотрудничать с этим регионом РФ? Слабость, многовекторность или кредиторская задолженность МВФ? Трудно сказать однозначно.

Конечно, время – это лучшее средство для разрешения сложившейся ситуации, нужно ли торопить события? В юриспруденции есть примеры, когда исторически сложившиеся традиции становятся общепринятыми нормами – закон на основании традиции. Таким было афинское право.

Ждать от ветра погоды – тоже метод, но нам кажется, что инициатива о признании РБ Крыма в составе РФ должна идти от белорусского народа. Можно инициировать, нет, не референдум, а общереспубликанское социологическое исследование о том, как белорусский народ относится к ситуации по Крыму. Должны быть налажены экономические и культурные связи на уровне малого бизнеса и общественных организаций. Главное, что белорусский народ считает Севастополь русским городом, а Крым российским. Возможно, что по инициативе патриотических объединений начнется сбор подписей по поддержке данных инициатив, ведь согласно белорусской Конституции (Статья 3) «Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ», и народ может осуществлять «свою власть непосредственно», т.е. без посредников.

Юлия Чирва