• Автор: sidney
  • Автор: 3-06-2017, 23:47
Несостоявшаяся история нации

Книга Сергея Сергеева, вызвавшая множество откликов в соцсетях и интеллектуальных изданиях, напоминает шкатулку с двойным дном. В предисловии автор провозглашает, что сей труд «не является очередной историей России, это именно история русской нации». Однако речь пойдет, напротив, об «отсутствии» таковой, и это прямо указывается уже в самом заглавии.
Именно небытие, историческая несостоятельность русских в качестве нации обсуждаются писателем на 550 страницах. В доказательствах Сергеев опирается на собственную трактовку спорного понятия. Утверждает, что нация — не этнокультурная общность, а «политический субъект с зафиксированными юридическими правами». И даже еще яснее: «нация — это пакет прав». Иными словами, сообщество людей, у которых есть конституция. Под такое определение русские заведомо попадают лишь с 17 октября 1905 года, а после 1917-го существуют в данном качестве как «советский народ» или «многонациональная общность россиян».
Подобный подход принят многими западными исследователями и называется «модернизмом». Те, кто его придерживается, настаивают: нации — это политико-правовые группы жителей отдельных территорий, сконструированные после Великой французской революции и прежде не существовавшие. С этим не согласны сторонники традиционного подхода, считающие, что нация — политическое оформление издревле существующего этноса, а принадлежность к ней определяется не «пакетом прав», а рождением и воспитанием. Можно придерживаться одного из этих подходов, но нельзя произвольно жонглировать ими, между тем автор книги позволяет себе именно это.
Если заявляешь, что нация — есть «пакет прав», не имеет смысла рассуждать о несуществовании русской нации в X или XV веке, ибо с модернистской точки зрения никаких наций тогда не было и не могло быть нигде. Однако вместо этой констатации Сергеев упорно пытается доказать отсутствие или неразвитость национального самосознания наших предков. «Был ли на Руси русский народ?» — задается он вопросом. И отвечает — нет. Якобы в «Повести временных лет» и других древних источниках этнонимы «русы» и «русины» встречаются довольно редко, и авторы не осознают соотечественников русскими, хотя легко различают ляхов, чехов и прочих.
Это утверждение не соответствует действительности. В летописи Нестора достаточно употреблений слов «русь», «русский» как этнонима — будь то сообщение под 1051 годом, что Ярослав поставил митрополитом Илариона, «русина», или рассказ 1103 года о битве с половцами на реке Сутени, где действуют русские князья, русские вои, русские сторожи, русские полки и, наконец, прославляется Господь, даровавший победу «людем Русьскым».