• Автор: sidney
  • Автор: 14-08-2017, 18:03
Запад: лгуны в законе

В детстве много читая о ранних цивилизациях, как исторических, так и художественных книг, я с ранних лет вынес устойчивое ощущение древности, как смешения объективного с субъективным. Для примитивного древнего человека не существовало никакой объективной реальности, он, оказавшись у власти, видел только то, что хотел видеть, и разрешал другим видеть только то, что считал нужным показывать. Так возникли многие цивилизации-тупички, восточные или индейские, в которых первые шаги развития разума упёрлись в потолок произвола, и всякий прогресс заглох навсегда.
Иногда эти тупички со специфической культурой были сметены европейскими завоевателями (как инки), иногда сами сгинули в никуда ещё до появления европейцев (как майя). Отсюда вывод: развитую человеческую цивилизацию создаёт способность отделять объективную реальность от собственных похотей и самодурства.
Человек перестаёт быть богом для самого себя (высшей непогрешимой инстанцией, творящей само бытие) – и передаёт статус Бога иной личности. Или, более философски выражаясь, человек в процессе умственного развития осознаёт свою относительность и передаёт статус Абсолюта во-вне себя. Он больше не пуп земли, а скромный служитель высших начал, которые полагает предшествующими ему, и существующими после него. Цивилизация не может существовать, не решив проблему отношения вечного и временного. Если древние владыки – родня, коллеги, дети, а то и отцы богов, то становление монотеизма выталкивает человеческое «эго» из центра Вселенной.Уже древние мудрецы сочиняли об этом притчи, пытаясь осмыслить грань между объективной реальностью и капризами тирании. Например, «называть оленя лошадью» - эта пословица весьма известна в Китае. Во время правления сына Цинь Шихуанди, которого звали Ху Хаем, власть захватил канцлер Чжао Гао. Канцлер притащил во дворец оленя и назвал его лошадью. Министрам была предоставлена свобода выбора в разрешении спора.
Одни согласились с канцлером и назвали оленя лошадью, другие отмолчались, третьи назвали оленя оленем. После Чжао Гао уничтожил всех, кто посмел называть вещи своими именами.

Он считал их недостаточно лояльными абсолютизму. Воля власти должна стать выше очевидности! Если велено, к примеру, называть «демократией» фашистский, террористический режим – то не выпендривайтесь…

Неудивительно, что в стране, в которой оленей называли лошадьми начался развал. Император был свергнут восстанием, а история стала притчей о подонках во власти…+++

Если становление цивилизации отделяло объективную реальность от домыслов тирании, то кризис цивилизации (глобальный) выражается в обратном процессе. Запад очевидным образом покушается на реальность. Он хочет заменить реальность на своё мнение, причём в режиме монополии.

Негритянский актёр играет в историческом фильме роль Маннергейма: оленя назвали лошадью, повторяйте! Украинские фашисты являются борцами за народовластие, повторяйте! Сбитый украинцами «боинг» сбила Россия – повторяйте!Факты вопиют, топорщатся, скрежещут – тем хуже для фактов. Неутверждённый Западом факт фактом не считается. Наоборот, любая небылица – когда она утверждена – получает статус факта и подменяет собой объективную реальность: «раз МЫ это сказали, значит, это факт».Как и у фараона, у американских банкиров их мнение не требует доказательств.