• Автор: sidney
  • Автор: 12-08-2017, 09:40
В. Авагян: "стрельба по тарелочкам"...

Удушье у реального сектора экономики без доступных кредитов велико: жесткая, так называемая «антиинфляционная» политика ЦБ РФ с её фактически запретительной ставкой привела к тому, что уровень монетизации экономики составляет около 40 процентов (!), чего недостаточно даже для обслуживания текущих потребностей предприятий, не говоря уже об инвестиционных циклах и обновлении производства.
В итоге ощутимо «просело» строительство, сокращается платежеспособный спрос населения, что привело нас в тупик стагфляции. Стагфляция – отсутствие в обороте денег, из-за которого производство постоянно падает, опережая выморочное и дистрофическое сокращение инфляции.

Преодолеть запретительный барьер высокой ключевой ставки Центробанка не устают требовать не первый год российские промышленники и аграрии.

Например, громадное преимущество западных аграриев, заключается в том, что они, работая на полях США и Европы, получают кредиты под 2-3 процента годовых. Российскому же аграрию коммерческий кредит обойдётся в 18-20 процентов. Это абсолютно убийственное ущемление, пытаясь компенсировать которое, государство субсидирует селу кредит. В итоге он обходится агропрому в 6 процентов. То есть даже в льготном виде в 2-3 раза дороже, чем коммерческий кредит на Западе. Ну, конечно, странно, когда производители еды получают кредиты под 6%, а производители одежды под 18-20%!

Какая принципиальная разница между колбасой и штанами? Почему производство собственной колбасы нужно поддерживать в рамках «обеспечения продовольственной безопасности» державы, а штанов – нет? Голодными в случае шантажа и эмбарго ходить нельзя, а бесштанными – можно, так, что-ли?

Санкции Запада парадоксально сыграли на руку русскому народу. Не верхушке, не «креативному классу» - паразиту, а именно народной массе. Искусственные политические ограничения обусловили естественный экономический рост России, избавив её от навязанной США парадигмы развития в качестве придатка развитым странам Запада по принципу «сырьё в обмен на продовольствие и прочие потребительские товары»[1].