Павел Каторжевский: Изменение Конституции может стать шагом к уничтожению социальных гарантий
Павел Каторжевский: Изменение Конституции может стать шагом к уничтожению социальных гарантий

В минувший День Конституции Александр Лукашенко вновь разразился заявлением о возможном внесении изменений в Основной закон. Заявление произвело едва ли не эффект разорвавшейся бомбы, хотя такие заявления Лукашенко делает не в первый раз и нечто подобное заявлял ещё в 2014 на встрече с судьями Конституционного суда.
Действующая Конституция была принята 15 марта 1994 года, и Лукашенко после своего избрания на первый президентский срок сам заявлял, что она наделяет его «царскими полномочиями», которых ему уже через два года стало не хватать, и в 1996 году был проведён референдум. Бывший депутат Верховного Совета 13-го созыва Виктор Хомич считает, что в результате референдума была принята практически новая Конституция страны, которая закрепила за президентом неограниченную власть. Казалось бы, что ещё может быть нужно Лукашенко? Ведь на данный момент в руках президента сосредоточена вся полнота власти.
Версии относительно этого разные. Оппозиционный политик Николай Статкевич считает, что в Беларуси создаются условия для установления наследственной монархии и «принца» уже готовят. Быть может, такая шальная мысль и закрадывалась в голову Лукашенко, но в силу ряда объективных причин, это невозможно. Уровень развития производственных отношений в Беларуси уже давно перерос тот, который существовал во времена династических монархий. Поэтому версия с передачей власти по наследству не выдерживает никакой критики, а Статкевич, судя по всему, просто пытается привлечь новых сторонников, озвучивая самые малопривлекательные варианты развития событий, которые вряд ли устроят даже тех, кто действующую власть по тем или иным причинам поддерживает.
Ещё одна версия, связанная с обеспечением устойчивости системы во время транзита власти, выглядит гораздо более убедительно, но всё же она поверхностна и не учитывает экономические интересы тех социальных групп, которые представляет Лукашенко. Одним из возможных изменений в Конституции действительно может стать увеличение срока полномочий президента с 5 до 7 лет, а полномочий депутатов обеих палат парламента и местных советов с 4 до 5 лет. Но это не имеет абсолютно никакого смысла, если Лукашенко можно запросто переизбрать на очередной срок и без конституционного референдума (в крайнем случае – найти точно такую же фигуру вместо него), а вслед за этим «назначить» управляемый состав парламента и местных Советов депутатов. Из этого можно сделать вывод, что Беларусь ожидают реформы, которые потенциально могут вызвать недовольство населения и во время которых устраивать себе лишнюю «встряску» система не станет, как и любой перестраивающийся общественный организм не станет подвергать себя потрясениям, пока процесс изменений не будет завершён.

Наиболее вероятно, что изменение Конституции может повлечь за собой уничтожение социальных гарантий, таких как бесплатное среднее образование и бесплатная медицина, которые сохранились не иначе, как чудом. Первые признаки того, что власть хочет окончательно сбросить с себя бремя социальных обязательств перед гражданами, появились ещё в 2015 году. Давайте внимательно вчитаемся в предвыборную программу А.Г. Лукашенко, которую он представил на президентских выборах 2015 года. В ней говорится о «сохранении (!) доступности качественной медицины и образования для каждого гражданина», но о сохранении бесплатности медицины и образования речи не идёт. Очередной тревожный звонок послышался в январе 2018 года после внесения изменений в Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества», который был изложен в новой редакции как Декрет №1 «О содействии занятости населения». Министр труда и социальной защиты Ирина Костевич тонко намекнула, что за часть услуг, которые сегодня субсидируются из государственного бюджета, придётся платить.
Здесь уместно вспомнить, что представлял собой Декрет №3 в своём изначальном варианте и разобраться, что произошло в январе 2018 года после внесения изменений и принятия новой редакции.
Декрет №3 ожидаемо и вполне оправданно вызвал бурю эмоций, как у левых, так и у правых разной степени оппозиционности. Примечательно, что в оценке «налога на тунеядство» полностью сошлись провластные левые и оппозиционные правые. И те и другие бросились сравнивать Декрет№3 с борьбой с тунеядством в СССР, с той лишь разницей, что одни поддержали, а вторые осудили подобную экономическую меру. Но подобное сравнение не совсем корректно, если не сказать, что совсем некорректно. Беларусь – страна с рыночной экономикой, а рыночная экономика всегда является верной спутницей такого понятия как «естественный уровень безработицы». В Беларуси он составляет 6% при общем количестве экономически активного населения 4 491,7 тыс. человек (2017), то есть почти четыре с половиной миллиона. Стоит также отметить, что процент «естественного уровня безработицы» всегда даётся экономистами. Проще говоря, как правило, нам озвучивают тот уровень естественной безработицы, который должен быть в идеале, а не тот, который есть на самом деле. И, разумеется, в условиях экономических кризисов этот процент неизбежно превышается по естественным экономическим причинам, т.е. из-за самого кризиса. Вводить налог на безработицу, в экономических условиях, в которых безработица (пусть даже самая низкая) неизбежна – это, безусловно, верх цинизма.
К январю 2017 налоговая насчитала приблизительно 400 тысяч «тунеядцев», что не так уж мало для страны с населением приблизительно в 9,5 миллионов человек, что составляет примерно 11% трудоспособного населения. Но, как мы все помним, действие Декрета №3 было приостановлено после социальных протестов февраля-марта 2017, а уже в январе вышла его обновлённая версия – Декрет №1 «О содействии занятости населения».
В любом случае, цель у такого рода экономической меры только одна – максимизировать прибыли как государства, так и частного капитала и заставить граждан работать даже на самой непривлекательной и низкооплачиваемой работе. Тем, кто работать за копейки не хочет, придётся платить. Но за какие услуги? Ведь за наши налоги государство содержит образование, медицину, армию и милицию, МЧС, за услуги которых мы напрямую не платим. Например, в детском саду родители платят только за питание, а образовательные и коммунальные услуги оплачивает государство. Мы не платим за обучение детей в школе. Как первоначальную версию Декрета №3, так и обновлённый Декрет №1 проблематично реализовать без нарушения Конституции. В первом случае речь идёт о нарушении запрета на принуждение к труду, который закреплён в Статье 41 Конституции РБ, во втором случае, придётся искать способ взыскать с неработающих граждан деньги за социальные гарантии, бесплатность которых гарантирована Основным законом.
Поэтому выхода здесь всего два. Первый – изловчиться и придумать способ обойти Конституцию. Как считает экономист Владимир Ковалкин, лечение могут оставить бесплатным, а диагностику для «тунеядцев» могут сделать платной так как в Конституции о диагностике ничего не говорится. Второй выход – изменить Конституцию и утолить жажду прибыли частного капитала за счёт граждан, в довесок переложив на них экономические просчёты власти. Судя по заявлениям, которые в последние пару месяцев делают высшие должностные лица Беларуси, власть склоняется ко второму варианту.
Так что, если Беларусь и останется в некотором смысле «социально-ориентированным» государством, то разве что государством с нетрадиционной социальной ориентацией.
Павел Каторжевский
  • Автор: sidney
  • Автор: 9-04-2018, 18:53
"Липа"- дерево, оно всплывает...

Дело MH17: Неожиданная смена отношения западных политиков к крушению «Боинга» на Донбассе. На Западе постепенно происходит стыдливое признание очевидного факта: "боинг" сбила Украина, единственная имевшая ясный мотив для такого теракта. Глава МИД Австралии Джулия Бишоп заявила, что пока преждевременно говорить о выводах по расследованию катастрофы малазийского Boeing MH17, сбитого в небе над Донбассом в 2014 году.
Так она прокомментировала заявление своего новозеландского коллеги Уинстона Питерса, усомнившегося в том, что Россия ответственна за трагедию. Международные следователи утверждают, что самолёт был сбит ЗРК «Бук» из района, находившегося под контролем ДНР.
Данные российской радиолокационной станции указывают, что запуск произвели с территории, где размещались средства ПВО Украины. По мнению экспертов, на Западе стали понимать, что дело ведётся непрофессионально и намеренно затягивается. Почему политики заговорили о непричастности РФ к катастрофе над Донбассом, выяснял RT.Вообще, нужно отметить, то ли в силу спешки агрессора, то ли в силу общей деградации правящей элиты на Западе - их "липа" становится всё более и более нелепой, всё менее убедительной, всё очевиднее прошита белыми нитками. То у них Россия отработанный шлак в виде Скрипаля убивает - сперва отдав его Англии... Вдогонку, что-ли? Кому нужен отработавший своё и давно раскрытый, и обменяный шпион на пенсии?! То у них Асад собирается применять химическое оружие - непонятно какое и непонятно зачем - как будто специально давая повод себя разбомбить в Дамаске... То ополченцы сбили "боинг"... Зачем?! Понятно, зачем это Украине - чтобы доказать, что ополченцы - террористы. Но ополченцам-то зачем это доказывать? В угоду Украине?!

Если готовишь провокацию с далеко идущими последствиями - нужно ведь придать ей хотя бы тень правдоподобия! Ну чтобы хотя бы наивные поверили! А когда в сотый раз убивают журналиста для запуска Майдана (в Словакии) - по схеме Гонгазде-Немцова - это уже маразм провокаторов...

«Противоречит интересам страны»

Министр иностранных дел Австралии Джулия Бишоп заявила, что пока не стоит говорить о каких-бы то ни было выводах по расследованию международной Совместной следственной группой (ССГ) крушения малазийского Boeing MH17 над Донбассом 17 июля 2014 года. Из 298 погибших 38 были гражданами Австралии.«Расследование продолжается, и, когда оно завершится, его результаты будут переданы обвинителям для юридических действий, которые Австралия также решительно поддерживает, — подчеркнула австралийский министр иностранных дел. — Невозможно составить мнение о доказательствах, поскольку они пока не оглашены».Ранее Бишоп делала куда более уверенные заявления на этот счёт. Так, в октябре 2016 года она утверждала, что необходимо найти виновных в уничтожении самолёта «в российском военном командовании».«В последнее время политика Австралии изменилась, стала менее конфронтационной в отношении России», — отметил в беседе с RT эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.
Политолог связывает это изменение с потерями от антироссийских санкций и уходом с поста премьер-министра в 2015 году выступавшего с антироссийскими заявлениями Тони Эббота.Новое заявление Бишоп прозвучало после того, как её новозеландский коллега Уинстон Питерс в интервью местному изданию Newshub заявил, что доказательств причастности России к уничтожению гражданского самолёта нет.«Вы говорите, что человек, который пустил ракету, сделал это по указанию России. Большая проблема в том, что ваш аргумент с юридической очки зрения тут же провисает, так как у вас нет доказательств этого», — заявил министр иностранных дел Новой Зеландии.
Говоря о предложении возобновить прерванные в 2014 году переговоры о создании зоны свободной торговли с Россией, Питерс подчеркнул, что его страна не может терять время, дожидаясь итогов расследования.«Если по итогам выяснится, что эти инсинуации не имеют фактических подтверждений, то мы просто впустую потратим время, а это не отвечает интересам нашей страны», — отметил министр.«Действительно нет никаких доказательств, — отмечает Александров. — И причастность донбасских ополченцев тоже не доказана. Многое указывает, что это киевский режим сбил самолёт. И новозеландцы, и австралийцы это понимают. Но новозеландцы более свободны в своих высказываниях, а австралийцы всё же связаны с США военным договором АНЗЮС (Новая Зеландия и США разорвали договор о военном сотрудничестве ещё в 1987 году), потому они более осторожны».

Нелегитимное расследование

Уголовное расследование катастрофы Boeing MH17 «Малазийских авиалиний» идёт уже четыре года — с момента создания 4 августа 2014 года Совместной следственной группы, куда вошли представители Австралии, Бельгии, Малайзии, Нидерландов и Украины. 13 октября 2015 года Совет по безопасности Нидерландов опубликовал результаты технического расследования, в котором заявил, что самолёт был сбит ракетой типа «земля-воздух», входящей в состав ЗРК «Бук», «Бук-М1» и «Бук-М1–2». В октябре 2016 года ССГ заявила, что ракета была запущена из района посёлков Первомайское и Снежное, который контролировался ополченцами ДНР.Как отметил в интервью RT эксперт Международной организации гражданской авиации (ИКАО) Виталий Бордунов, ССГ — в принципе нелегитимный институт с точки зрения международного права.«Если бы это были приличные нормальные люди, которые действительно уважали международное право, они бы поступили так, как положено. Украина должна была организовать соответствующее расследование вместе с Малайзией, чего не было сделано», — отмечает эксперт.
По словам Бордунова, катастрофа Boeing MH17 над Донбассом попадает под действие статьи 26 и Приложения 13 Чикагской конвенции о международной гражданской авиации 1944 года. Согласно документу, Украина, как страна где произошла трагедия, должна была заключить соглашение о расследовании с Малайзией, которой принадлежало воздушное судно, а не с Нидерландами, и зарегистрировать его по правилам ИКАО. Соглашение должно было также пройти проверку на соответствие принципам Чикагской конвенции. Такая процедура предполагает контроль над расследованием со стороны ИКАО. Ничего из этого не было сделано.«Эта международная комиссия создана вне рамок международного права, возглавляет её участковый полицейский маленького голландского города, где нет ни специалистов, ничего, — подчёркивает эксперт. — Всё это типично для современной ситуации в мире, если что — виновата Россия. Не важно, что доказательств нет».По словам эксперта, «ИКАО стоит в стороне», а само расследование напоминает скорее «сговор» с целью обвинить Россию.
А. Агафонов. Народ-заговорщик
[h1][/h1]
Безумная логика пропаганды
 
Чем пропаганда отличается от журналистики? Журналиста интересуют факты и информация, а цель пропагандиста — отформатировать мозг своего читателя или зрителя по заранее заданным лекалам, факты при этом вторичны.
  
Прозападная оппозиция имеет в своем распоряжении богатый пропагандистский арсенал, который, к сожалению, медленно, но верно влияет на умы белорусов.
Один из наиболее одиозных пропагандистских сайтов, «Хартия-97», недавно был заблокирован по требованию Министерства информации. Однако, пусть и недоступный в Беларуси без специальных сайтов и программного обеспечения, он продолжает работать, выдавая такие шедевры пропаганды, читая которые сам доктор Геббельс плакал бы от умиления.
Недавно Ирина Халип, редактор этого ресурса, опубликовала материал под названием «Заговор равнодушных». Это настолько яркий пример оголтелой и циничной пропаганды, что мы даже разместили его на «Политринге», чтобы читатели оценили, с чем приходится иметь дело.
Начинается статья с истории о том, как девушку-инвалида не пустили в бар. Те, кто знает меня близко, понимает, что я в этой ситуации не могу быть на стороне администрации заведения. Да и любой нормальный человек, думаю, согласится, что история как минимум с душком. Это — факт, на котором строится статья. Думаете, она о правах инвалидов? Не тут-то было!
Вскользь упомянув об инциденте на Зыбицкой, поток сознания Ирины Халип делает крутой вираж, и автор вспоминает вечеринку «Русским быть модно», которая проводилась в одном из популярных ночных клубов в 2014 году. Организаторов вечеринки она ставит в один ряд с администрацией бара, не пустившей инвалида. И тем, и другим главред «Хартии» с ходу лепит ярлык «жлобьё». Обидел инвалида? — Жлоб! Нравятся русские? — Тоже жлоб! Не ищите логику в этом утверждении, она обращается напрямую к эмоциям, к подсознанию. И люди, не обладающие в должной мере критическим мышлением, на такое могут и повестись.
Вбросив один спорный тезис, Халип развивает свою атаку на сознание читателя. Со жлобьём нужно бороться! Против жлобов нужно проявлять солидарность. Если забыть, кого она называет жлобами, с этим можно и согласиться. Если не забывать — тянет на разжигание межнациональной розни.
Но Халип и не думает останавливаться на этом.
 
«Тогда никто не подвергал сомнению, что бойкотировать заведение нужно. Обсуждали бурно, клялись, что никогда, ни при каких обстоятельствах, даже по приговору суда не переступят порог этого гнусного места», — пишет она, не жалея эпитетов.
 
Простите, о ком речь? Кто клялся, обсуждал и не подвергал сомнению? Несколько сайтов известной направленности и несколько сотен фейсбучных змагаров? Сомневаюсь, что их бойкот мог хоть как-то повлиять на работу ночного клуба. Большинство из них и раньше не посещали это весьма недешёвое заведение. Но в этой фразе есть ещё одна манипуляция сознанием. Важно только наше мнение. Остальные — никто. Такой из неё следует посыл.
Посетителей ночного клуба, проигнорировавших объявленный бойкот, Халип обвиняет в равнодушии. И с этим я согласен на сто процентов. Подавляющему большинству населения наплевать и на самих русофобствующих змагаров, и на их бойкот. Нормального человека в баре интересует выпивка, в ночном клубе — развлечения, и о сомнительных политических кампаниях при посещении этих заведений он думает в последнюю очередь.
Как не думают посетители о том, нравится ли репертуар клуба главному редактору маргинального сайта.
Равнодушие основной части населения к змагарской суете — объективная реальность белорусской политики. Самым разумным для змагаров было бы принять эту реальность, осознать её и попытаться найти общий язык со своим народом. Но у пропаганды свои правила: пропагандисту проще обвинить народ в заговоре, чем признать свою неправоту. И в заголовке своей статье Халип делает именно это.
Давайте оценим извращённую логическую цепочку «Хартии-97». Считать, что русским быть модно — жлобство. Такое же, как оскорблять инвалида. Тех, кто так считает, нужно подвергать травле. Кто не участвует в травле — равнодушный заговорщик. Если отбросить манипуляции и словесную шелуху, именно таков «сухой остаток» статьи Халип. И ведь несмотря на всё безумие этой логической конструкции, некоторые на неё ведутся...
"Всё схвачено!"

В странах Запада правящий заговор давно и окончательно подавил судебную систему. То есть суда в фактическом (не номинальном, а реальном) смысле слова - в Европе и США нет. Правосудие вообще отказалось от следования законам, судей лишили всякого лица,а звонок и приказ из правящей ложи - даже не пытаются скрывать в проституированных судилищах. Такие извращения, как Гаагское судилище или приговор по делу акционеров ЮКОСА (которым оказалась должна миллиарды ими же только что ограбленная Россия) вызывают уже даже не возмущение, а смех. Это не суд, он даже не пытается изображать видимость следования единому для всех закону. Это куражатся гопники в подворотне, до заседания суда уже имеющие от пахана готовый приговор.
Конечно, иметь суд по вызову - очень удобно для властей Запада. Но проблема в том, что смысл существованию суда придаёт репутация. Если её совсем нет, если все знают, что судья, к которому босс мафии отправил дело, решит всё в угоду боссу - зачем вообще нужен судья? Ну пусть босс на месте и решает - быстрее и дешевле...Нет репутации - нет и судебной системы. Раньше на Западе это понимали. Теперь, судя по всему, одичание пришло к тому рубежу, когда отдельно от Госдепа США существующий суд просто ни к чему... Снова это подтвердил Стокгольмский арбитраж - в который теперь за разрешением споров обратится только сумасшедший. Право, как проститутка, работает по звонку, а вместо повязки на глазах - их Фемида в стрингах стриптизёрши. Им приказали из США во всём ублажать Украину - зачем им закон? Или какие-то хотя бы для видимости единые правила? В двух запросах украинцы, в первом случае они выступают покупателем, во втором случае выполняют услуги.Как покупатель Киев требовал снизить объемы поставки и категорически возражал против принципа «бери или плати» (take-or-pay). А как транзитер требовал прямо противоположного: снижать объемы мы не имеем права, то есть, страны, в которые через украинскую территорию газ поставляется, должны «брать или платить». Как ни странно, шведские арбитры противоречия не углядели, хотя оно очевидно. В первом случае они пошли навстречу «Нафтогазу» и снизили контрактный объем с 50 млрд кубометров до пяти. Вот что означают слова из заявления «Газпрома»: «арбитры согласились с аргументами «Нафтогаза» о резком ухудшении состояния украинской экономики, что повлекло снижение спроса на газ и неисполнение обязательств «Нафтогаза» по отбору газа».Другими словами, вошли в положение нэньки и погладили ее по головке.Однако через Украину газ поставляется в другие страны, снижение объемов прокачки не прихоть нашего монополиста, а результат сложных отношений с другими покупателями — Польшей, Словакией, Турцией, Венгрией и т.д. Все они из-за «резкого ухудшения состояния своих экономик» в разное время договаривались с «Газпромом» о снижении объемов.

Из чего следует вывод: каждый покупатель российского газа отныне имеет право снижать закупки — Стокгольмский арбитраж всегда войдет в положение.

Но в то же самое время, если «Газпром», выполняя сниженные заявки покупателей, начнет снижать поставки, Стокгольмский арбитраж его накажет.

Неприкрытый бред, содержащийся в двух взаимоисключающих решениях, говорит только об одном: о политизированности процесса. В итоге все компании, в чьих контрактах значится Стокгольмский арбитраж как место для решения споров, уже пытаются поменять инстанцию — суд, где теперь в открытую в действует телефонное право, доверия вызывать не может.Очень любопытно понаблюдать, как западная Фемида станет изворачиваться, называя черное белым и наоборот». Вот теперь и Амстердам принял решение о передаче крымских артефактов Украине, постановив, что золото скифов, хранившееся в музеях Крыма до его присоединения к России, должно быть возвращено Украине. О таком решении сообщили украинские СМИ со ссылкой на Окружной суд Амстердама, решивший, что эти артефакты - часть культурного наследия Украины, а значит, должны быть переданы этому государству. Таким образом суд подтвердил решение нижестоящей инстанции о возвращении уникальной коллекции из музеев Крыма Киеву.Как пишет сегодня украинская Gazeta.ua, "в решении суда говорится, что крымские артефакты являются частью культурного наследия нашей страны и должны быть незамедлительно переданы Украине". По информации издания, у крымской стороны есть три месяца на то, чтобы обжаловать решение в высшей инстанции. А до тех пор, пока точка в судебных спорах не будет поставлена, скифское золото будет храниться в Нидерландах.
Такую уголовщину трудно увидеть даже в древние века..
«Несостоявшаяся государственность»: как сто лет назад в Белоруссии пытались построить народную республику

9 марта 1918 года в Минске провозгласили создание Белорусской народной республики (БНР). Политическому новообразованию не суждено было стать государством, но и сегодня об этом историческом факте не забыли. И по сей день преемственность БНР — важная часть белорусской националистической идеологии. RT разбирался, почему сто лет назад попытка белорусов обрести независимость от России окончилась неудачей и как миф о БНР соотносится с исторической правдой.

«Несостоявшаяся государственность»


9 марта 1918 года в Минске исполкомом Рады Всебелорусского съезда (разогнанного большевиками в декабре 1917 года собрания представителей политических сил населённых белорусами губерний России. — RT) заявил о создании Белорусской народной республики (БНР) во главе с Верховной радой.
Это был уже второй декрет, вторая Уставная грамота нового государства, которое претендовало на власть в населённых белорусами районах. Однако никакой реальной власти на тот момент самопровозглашённая Белорусская народная республика не имела. Минск с 20 февраля 1918 года контролировали немецкие войска, и провозглашалась республика в условиях немецкой оккупации большинства белорусских территорий.
Первая Уставная грамота, передававшая всю власть исполкому Рады Всебелорусского съезда, принималась в более свободных условиях. Произошло это 20 февраля 1918 года, когда Минск на один день был занят 1-м Польским корпусом генерала Иосифа Довбор-Мусницкого. Поляки даже разрешили вывесить флаги белорусских националистов — бело-красно-белые знамёна. Пришедшие позже немцы такой вольности не позволяли. Они хотя и не стали разгонять интеллигентов, называвших себя властями, но БНР — новую республику — не признали.
Поэтому, когда 23 марта 1918 года Рада БНР провозгласила независимость нового государственного образования, это решение осталось лишь на бумаге. Все властные функции по-прежнему выполняла немецкая оккупационная администрация.
Лишь со второй половины 1918 года органам власти БНР было дозволено осуществлять некоторые административные функции на оккупированных территориях. Независимость БНР не признали ни Советская Россия, ни белые правительства, ни страны Антанты.
«БНР не состоялась, потому что на протяжении тех нескольких месяцев, пока её старались создать, не заработал ряд органов, являющихся необходимыми признаками государственности», — отметил в интервью RT научный сотрудник Института славяноведения РАН Олег Неменский.
С выводом немецких войск в 1919 году руководители БНР отправились в эмиграцию, а в Минске вся власть перешла к правительству образованной ранее Советской Социалистической Республики Беларусь.
Однако эпизодически республика времён немецкой оккупации ещё напоминала о себе. В 1920 году под флагом БНР против советской власти воевал известный авантюрист времён гражданской войны — «батька» Станислав Булак-Балахович, до этого успевший послужить и красным, и белым, и везде отличившийся крайней жестокостью и участием в еврейских погромах.
В том же 1920 году в Слуцком уезде произошло скоротечное антибольшевистское восстание. Формально восставшие ориентировались на эмигрантскую Раду БНР, но реально, как и Балахович, опирались на поддержку поляков.
«БНР была политическим проектом части белорусских элит, оставшихся на территории, оккупированной немцами, которые попытались создать белорусское государство, но этого не получилось. И в 1925 году на съезде Рады БНР было признано, что именно Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР) является единственным субъектом, представляющим интересы белорусского народа на международной арене», — отметил в интервью RT научный сотрудник Института философии Национальной академии наук Беларуси Пётр Петровский.
«В большинстве своём в общественном сознании белорусов БНР попросту нет. Есть только у небольшой группы людей: либо профессиональных историков, либо оппозиционных политиков, которые используют БНР как исторический феномен для своих политических целей, противопоставляя БНР советской государственности», — отмечает эксперт.

«Ранние формы фашизма»


Однако, по словам Олега Неменского, попытки создать БНР в 1918 году, несмотря на их скоротечную историю, имеют достаточно большое значение для современной белорусской националистической оппозиции.
Противники президента Лукашенко традиционно празднуют и 9 марта — провозглашение БНР, и так называемый День воли — 25 марта, когда Рада БНР объявила о независимости страны.
Для них обращение к образу БНР как к образованию альтернативной белорусской государственности позволяет поднять сразу несколько вопросов. Во-первых, вопрос о характере советского периода. Если истоки белорусской государственности в БНР, то СССР надо провозгласить оккупантом по примеру Украины, Польши и стран Прибалтики.
Во-вторых, встаёт вопрос о границах. Территория, на которую претендовала БНР, гораздо шире границ нынешней Республики Беларусь, — туда, в частности, входят российская Смоленщина, польское Подляшье и литовский Вильнюс.
В-третьих, вопрос о государственных символах: нынешние герб и флаг Белоруссии напоминают символику БССР, в то время как после выхода из состава СССР и до прихода к власти Александра Лукашенко страна использовала бело-красно-белый флаг (гамма, соответствующая флагу Польши. — RT) и герб «Погоня», дублировавший герб соседней Литвы. Оба символа использовала и БНР.
Кроме того, существует языковой вопрос. На территории БНР государственным языком провозглашался только белорусский, а не белорусский и русский, как сейчас.
«Наконец, это вопрос об интеграции с Европой и объединении с Россией, — отмечает Олег Неменский. — Немцам были выгодны любые движения, которые отрывали эту территорию от России. А в самом статусе оккупированной Германией территории можно увидеть и интеграцию с Европой».
По мнению эксперта, одной из главных причин образования БНР был вакуум власти, возникший после распада Российской империи. Как и в соседней Украине, в Белоруссии местные националисты попытались создать своё государство. И хотя ранее белорусский национализм не был столь русофобским, как национализм украинский, именно деятели БНР пытались его радикализировать по примеру Украины.
«Стоит отметить, что так называемый премьер-министр БНР Вацлав Ластовский пытался называть белорусов кривичами, действуя так же, как украинские националисты, переименовавшие местное население в украинцев. Главное, чтобы не звучал общий корень со словом «русские», — утверждает эксперт.
По его словам, хотя БНР не пользовалась массовой поддержкой населения (большинство белорусов о ней просто не знали) и не опиралась на военную силу (за неимением оной), идеология этого образования была близка к тоталитарным движениям XX века. «Если почитать того же Вацлава Ластовского, то можно увидеть, что это ранние формы фашизма. Крайне правое, милитаристское, вождистское государство получилось бы, если бы история дала ему шанс», — утверждает эксперт.

«Всё намного сложнее»


С тем, что миф о Белорусской народной республике сейчас активно эксплуатирует белорусская оппозиция, согласен и Пётр Петровский. Однако, по его словам, историю БНР понимают слишком упрощённо как оппозиционеры, так зачастую и их противники.
«Это продолжение мифа о БНР, который создавал цээрушный Институт изучения СССР в Мюнхене, продвигая идеологемы, направленные на разжигание русофобии и антисоветчины, — отмечает эксперт. — Этот миф не имеет ничего общего с той БНР, которая была на самом деле».
Так, политолог подчёркивает, что, хотя сейчас наследниками БНР себя провозглашают сторонники западных ценностей, рынка и частной собственности, большинство в Раде БНР изначально занимали белорусские социалисты-революционеры, настаивавшие на социализации земли. «Также там были российские монархисты и западнорусы типа Ефима Карского», — отмечает Петровский.
«Более того, Рада БНР направила осенью 1918 года письмо лично Деникину, где заявляла, что при поддержке Деникиным БНР она отменит акт о провозглашении независимости и будет выступать за федеративную Россию», — подчеркнул эксперт.
Он отметил, что в переписке с Радой БНР по вопросам церковной жизни в Белоруссии состоял и патриарх Тихон, тогдашний предстоятель Русской православной церкви, который «благословил труды всего правительства Белорусской народной республики».
«Представители БНР пытались общаться со всеми, и большевиками в том числе», — отметил Олег Неменский. По его словам, такие контакты были вызваны безуспешными попытками добиться международного признания.
В апреле 1918 года несколько представителей Рады БНР во главе с поляком Романом Скирмунтом отправили телеграмму германскому кайзеру Вильгельму II, заявив, что видят будущее Белоруссии под немецкой опекой. Позже предпринимались попытки связаться с французами и британцами.
«На сегодняшний день БНР больше является жупелом и формой манипуляции, — считает Пётр Петровский. — И это никоим образом не связано с исторической БНР, которая существовала в 1918—1925 годах, когда всё было намного сложнее».

Сделано в ЦРУ


Организация, именующая себя Белорусской народной республикой, существует до сих пор. Сейчас её возглавляет гражданка Канады Ивонка Сурвилла, в 1997 году сменившая на этом посту Иосифа Сажича, который служил полицаем на оккупированных немцами территориях в годы Великой Отечественной войны. В год столетия БНР «Верховная рада» призывает активно бороться с «пророссийским режимом Лукашенко».
«Что касается той Рады БНР, что находится за границей, то никакого отношения к первоначальной БНР она не имеет, — отмечает Пётр Петровский. — Ни один её член ни на каком этапе не был связан с первоначальной БНР. Она была создана в 1947 году на средства ЦРУ США из числа эмигрантов, которые сотрудничали с фашистами в 1941—1945 годах, и использовалась как инструмент борьбы с СССР и социалистическим блоком в конкретной ситуации Белоруссии в рамках холодной войны».
Несмотря на антигосударственную риторику современных «наследников» БНР, в 2018 году власти Минска согласовали проведение митинга и концерта оппозиции 25 марта — в день провозглашения независимости республики. Также на здании, где в 1918 году заседал исполком Рады Всебелорусского съезда и было принято решение о создании БНР, поместят мемориальную доску.
«Нынешняя белорусская власть старается быть представительницей всего белорусского общества, а ради этого пытается показаться симпатичной самым разным его группам: и пророссийскому большинству, и антироссийскому меньшинству», — отметил Олег Неменский.
Однако, по словам эксперта, хотя с точки зрения простой политической конъюнктуры это разумно, такое потворство националистам не сулит ничего хорошего белорусскому руководству. «Те, кто ходит с флагами БНР, никогда не будут сторонниками Лукашенко», — подчеркнул политолог.
Александр Бовдунов
  • Автор: sidney
  • Автор: 9-04-2018, 00:58
Они ничего не поняли и ничему не научились
Обеспеченные люди... недешевое университетское образование... наличие свободного времени... То есть  в наличии имеются все условия для неторопливого и скрупулёзного анализа аналогий и тенденций, но вот как-то не получается от слова "совсем"...
Нужно уметь извлекать уроки из истории и учиться на её опыте. «Опыт – это то, что ты получаешь, не получив того, что хотел…» В 1917м российская элита, радостно свалившая самодержца в феврале, получила совсем не то, что хотела, уже в том же году, в Октябре.


А ведь свои же их предупреждали:

Только у нас в годину исключительного народного горя наблюдается исключительная вакханалия цены на предметы первой необходимости, как точно рассчитанный план загасить народную энергию и патриотизм и вызвать тяжелую внутреннюю смуту. Либеральные купцы и промышленники на общегосударственном бедствии набивают себе карманы. Глядя на бар, ошалели у нас и мужики, предпочитающие закапывать в землю, но не продавать по установленным ценам, хлеб». (Новый год// Петроградские Ведомости. 1917, 1(14)января).

Опираясь на краткие отчеты о финансовых результатах крупных промышленных предприятий за прошлый год, автор одной из буржуазно-либеральных газет «Русское слово», при поисках ответа на извечный вопрос «Кому на Руси жить хорошо» приходит в недоумение от обнаруженных сведений:
«Они прямо ослепляют и оглушают. Оказывается, что для русских промышленников нет и не может быть большего счастья, как подвизаться во времена общего государственного и народного несчастья. Они должны приносить горячие моления за ниспослание небом войны и ждать всеми силами возможно долгого ее продолжения. Они делают за разными кулисами, в обществе разных лицедеев под аккомпанемент пушечного гула великолепные, грандиозные операции и прямо давят замученное великими бедствиями и экономическими недомоганиями население своими сказочными барышами. Теперь время изворотливых и счастливых единиц. Единицы, засучив рукава, чинно и с полным достоинством обирают с небывалым успехом и триумфом все 180 миллионов русского народа. Это проходит у нас незаметно, но это как Божий день ясно, когда вы заглянете внутрь упомянутого, промышленного эдема и хотя бегло разберетесь в нем».
Далее автор приводит конкретные примеры крупных промышленников, которым удалось заметно увеличить свои капиталы за время войны: «Скромные, умеренные барыши больших капиталистов в прежние годы, — прибыль в 8, 10, 12 %, — почти совершенно выходит из моды. Их заменила подавляющая, можно бы сказать, развращающая доходность больших окладочных денег. Теперь, заурядная их прибыль в 70, 80, 90 %...
Читая их официальное перечисление, вы только должны сплошь удивляться. Акционерное общество меднопрокатного завода какого-то Розенкранца, например, при основном капитале в 10 милл. имело чистой прибыли 7, 1 миллионов. Товарищество мануфактуры какой-то А. Каретниковой, орудуя капиталом в 3, 7 миллионов, нажило чистой прибыли 2, 4 милл. . Годичная прибыль почти равнялась капиталу, от которого она произошла Далее еще лучше. Прибыль обходит капитал и оставляет его позади себя, где-то в отдалении. Тверская мануфактура бумажных изделий, например, очистила прибыли 9,9. милл. При капитале в 6 милл. Товарищество латунного завода, распоряжаясь капиталом в 10 милл., нажило на нем прибыли почти 16 миллионов » и так далее
«Вот, – заключает автор, – кому на Руси жить хорошо». Пока Россия, «обобранная экономической и политической разрухой ходит по земле босиком, только одна ее крупная промышленность в красных сапожках щеголяет» (Кому теперь на Руси жить хорошо!//Русское слово. 1916, 30 дек.).
«Можно ли представить себе чего-нибудь более неуместное, как эти встречи с фраками, салфетками и декольте, — ныне, когда решается судьба мира, отчизны, братьев, — наших кровных?» (Старое и новое//Петроградские ведомости.1917, 1 (14) янв.).
«Из затраченных государством на войну десятков миллиардов рублей более половины находится в распоряжении торгово-промышленного класса», – сообщали Московские Ведомости (1917, 7 февраля).

Социальную базу для революций 1917го были заботливо и тщательно подготовлены правящими дворянским и купеческим сословиями, представители которых вели себя точно также как и сегодня, 101 год спустя.
Сегодня, как и 100 лет назад, Россия находится в состоянии войны. Сегодня, как и 100 лет назад, вопрос для всей страны ставится незамысловато и прямо – быть или не быть?
Современная российская элита ведет себя также, как и 100 лет назад - купается в роскоши, презирает собственный народ, да еще и фрондирует, изображая из себя революционеров... Они ничего не поняли и ничему не научились…
  • Автор: sidney
  • Автор: 8-04-2018, 22:05
В.Авагян: Билет в будущее

Либерализм – враг диалектики. Конечно, он у диалектики не единственный враг, среди врагов либерализма тоже далеко не все учитывают диалектические особенности жизни. Ну, то отдельный разговор, поговорим, когда будет время – а пока о том, как грубо попирается диалектика в либерализме. Социальный смысл диалектики в том, что у всякого положительного, позитивного явления – непременно есть и сопутствующие ему, и даже неотделимые от него отрицательные стороны. Или, грубее говоря – «за всё приходится платить». Речь, конечно, не о деньгах, которые суть – не платеж, а лишь платежные средства (одни из множества). Речь о неизбежной расплате за каждое удобство в жизни, о том, что счастье не даётся просто так, а отвоёвывается в упорной борьбе со слепым и безмозглым естеством.
А естество – следует в своей слепоте закону накопления энтропии[1]. Враждебность либерализма к диалектике в том, что либерализм:
1. Истерически-нетерпим к недостаткам в системе материального снабжения и бытового комфорта.
2. Предельно терпим к недостаткам и слабостям человеческой личности и образования.
Правда же жизни в том, что невозможно создать идеальное снабжение для не-идеальных людей. Люди социально-одичавшие, разнузданные, оглушенные антикультурой, алкоголем и наркотиками, капризные и слабоумные не могут ни создать, ни поддерживать сложной и эффективной системы снабжения.Потребительская среда вокруг человека неразрывно связана с личными качествами самого человека в обществе. Она улучшается вместе с ростом человеческих положительных качеств, и ухудшается параллельно их падению. Если у человека бессистемное (клиповое, кусочковое) мышление примата и поведение примата – то и условия жизни вокруг него будут стремиться к первобытным, которые свойственны приматам. Разлагая личность человека своей абсолютной нетребовательностью (все требования либерализма к человеку сводятся к уплате им, совершенно обезличенным, требуемой суммы денег) - либерализм, конечно же, разлагает и производительные силы, и производственные отношения.При этом выдвигаются совершенно сумасшедшие, мракобесные теории – что, мол, рынок сам всё отрегулирует, а человек сам решит – кем и каким ему быть в режиме полной свободы, предоставляемой чуть ли не с колыбели (запрет на применение любого насилия, даже морально-психологического, при воспитании ребёнка).На самом деле (и мы уже видим это) – ничто само по себе не отрегулируется, если осознанно не регулировать, и никто ничего сам в детстве не выберет, кроме худшего.+++Жизнь состоит из элементов точно так же, как машина из деталей. Если вынуть из механизма важную шестерёнку, то он встанет. Встанет, даже если 99% комплектации на месте. А вот 1% нет! И всё! Различие только в том, что машина может подождать, пока её доукомплектуют, а жизнь – нет. Никакие будущие блага, в любом их количестве – ничему не помогут человеку, который УЖЕ умер от нехватки чего-то наиважнейшего и необходимейшего…Жизнь должна быть укомплектована. Но в рыночной экономике идеологи и практики не хотят подгонять производство под нужды людей. Они хотят наоборот, подогнать количество людей под нужды производства. Вот, скажем, есть 100 человек, и 50 необходимых для жизни комплектов. Что предложит плановик? Сжав зубы от нехваток, в условиях временного дефицита, довести количество комплектов до 100. А что предложит рыночник? Сократить количество людей до 50 – тогда комплектов сразу всем хватит! Оставшимся…

Как рыночник борется с низким уровнем оплаты труда? Мы это видели сто раз, что в Академии Наук, что за заводе: он предлагает СОКРАТИТЬ персонал, и ЗА СЧЁТ ЭТОГО увеличить денежное довольствие оставшимся. Мол, если можно обойтись без такого количества людей, то зачем его терпеть? Меньше народу – больше кислороду…

То есть в приоритете находится имеющийся уровень, а люди – расходный материал для его обеспечения. Легче людей угробить, чем уровень производства увеличивать…
+++Финансовые возможности – ставятся перед физической, материальной необходимостью. Острота вашей потребности в пище, одежде, жилье, транспорте-ничто; ваша платежеспособность – всё. Так реальная нужда подменяется зловещей финансовой тенью: блага получают не те, кому они нужнее всего, а те, кому они, может быть, совсем не нужны, но им всучили за деньги путём рекламного обмана, каким-то извращённым маркетинговым вывертом…Безмозглая туча известной басни пронеслась над жаждущей нивой и пролилась обильно над морем, и без неё полным воды. Но на то она и безмозглое явление природы. Люди, поступающие подобно этой туче – уравнивают себя именно с безмозглыми стихиями, и свою экономику (рыночного типа) превращают в безмозглую стихию, наряду с землетрясениями, вулканами, наводнениями и ураганами…А человека – в примата, который, вместо того, чтобы подчинить природу своей воле – как первобытный дикарь лишь проклинает её и поклоняется ей…+++На самом деле – нельзя говорить о будущем, не говоря о человеке будущего. Каким будет человек (ответственным или безответственным) – таким будет и будущее. У «никакого» человека, который ни рыба, ни мясо – нет никакого будущего.Воспитание же есть, в грубом смысле, дрессировка качеств вопреки естеству. Человек будущего отличается от дикаря отсутствием внезапных потребительских капризов, умением строить свою жизнь вперёд надолго. Плановая экономика имеет идеалом не планирующее государство, а планирующего человека и планирующее домохозяйство.Такой человек – за годы вперёд знающий количество потребного ему пшена или туалетной бумаги – дикарю кажется скучным, ущербным, холодно-рассудочным. Диалектически расплата за стабильность и отсутствие голодоморов, внезапных, как цунами, гуманитарных и экономических катастроф (и кризисов) заключается в эмоциональном обеднении жизни, перестройки интересов человеческой личности.Всё меньше в ней удельный вес тёмных, связанных с инстинктами, страстей, всё больше – интерес к высоким материям, творческим и созидательным. Этот путь – магистральный для европейской (христианской) цивилизации, путь от зверя к Богу. Всё меньше зверя остаётся в желаниях, и всё больше вы них Творца. Когда дикарь смотрит на такое из своих джунглей – его это шокирует и пугает. Дикарь боится точных расчётов и ненавидит их. В этом отражается инфантильность психики либерального дикаря. Он не знает, чего ему нужно будет через год, и даже через день. «А вдруг я захочу того-этого, а в заявку оно не вписано?!» Инфантильность тут в том, что ребёнок капризничает и требует у родителей, чего ему взбредёт внезапно в голову. Взрослея – человек учится отвечать за свои поступки и стабилизировать свои желания. Уже не о нём заботятся, как было в детстве – а наоборот, он заботится о других. Если человек умственно и духовно не повзрослел, то он изводит своими потребительскими капризами (главным образом, их внезапностью) и себя, и других. Это непосредственность дикаря, не умеющего управлять своими желаниями, не умеющего держать эмоции в узде. Для такого дикого человека отвратительно и невыносимо (и, как он считает, неестественно) – рассчитывать в граммах и долях процентов потребности и иметь терпение дождаться исполнения заказа.Он хочет «всего и сразу», как он думает – но на самом деле не всего, а того, что ему внезапно приспичило.
  • Автор: sidney
  • Автор: 8-04-2018, 17:21
Русский язык. Ползучая дискриминация
Когда белорусские или украинские националисты начинают писать о том, что дискриминация русского языка – это выдумки русских шовинистов, то мне становится тревожно. Ибо после подобных заявлений практически сразу же следуют действия, которые полностью подтверждают опасения противников этнического национализма.

 
Известная петиция «Гражданского согласия» по поводу русского языка на улицах белорусских городов наделала много шума в рядах оппозиционной общественности. В адрес ее организаторов посыпались многочисленные угрозы и оскорбления. Некой общей суммой негодования стала статья на «Радио Свобода», которая сравнила сторонников петиции с «первыми зелеными человечками».
По большому счету, на этот раз националисты не особенно церемонились с эвфемизмами, описывая свое отношение к русскому языку. По всей видимости, им надоело прикрываться терминологией толерантности. Поэтому оппозиционный журналист упомянул про 200 лет русификации, про диверсантов НКВД, уничтожающих белорусские школы, а также о том, что с петиций начинается дестабилизация, подобная событиям в Крыму и на Донбассе.
Как это уже неоднократно бывало ранее, о своей вине в подобных событиях националисты скромно умолчали.
Ваш покорный слуга решил высказать собственное мнение о подобных искажениях действительности, дабы показать, как вроде бы невинные вещи могут приводить к катастрофическим последствиям.
С первого взгляда кажется, что русскому языку в Беларуси действительно ничего не угрожает. На нем говорит подавляющее большинство населения, издаются книги, выступают чиновники. Одним словом, настоящий ад для белорусского этнического шовиниста.
Но благодаря чему сложилась подобная ситуация? Я отвечу – все это стало возможным лишь благодаря референдуму 1995 года.
Вы должны понимать, что русский язык в нашей стране не уничтожен только потому, что у власти сейчас находятся не те, кто рассуждал о «мове оккупантов» в 1991-94 гг.
Чтобы отклонить досужие разговоры о демократии в языковом вопросе, я замечу, что, говоря о дискриминации белорусского языка, националисты вовсе не выступают за равноправие. Их желание – полностью изжить русский язык из всех сфер жизни. При этом они прямым текстом заявляют, что после прихода к власти полностью отменят результаты референдума 1995 года.
В отличие от одиозной «языковой полиции» Случаков и им подобных, за русский язык буквально некому заступиться. Его могут унижать даже на публичных мероприятиях, как это произошло с Чергинцом.
Вы когда - нибудь слышали о предложениях лишить белорусский язык статуса государственного? Думаю, что инициатора подобного заявления националисты заставили бы пройти через все круги ада. В отношении же русского языка призывы о запрете звучат постоянно.
Хорошей иллюстрацией «равноправного» отношения белорусских националистов к русскому языку служит реклама symbal.by, в которой утверждается, что языком только лижут, а «мовой» разговаривают. Сложно сказать, знают ли создатели подобного «креатива» о том, что в соседней Польше также предпочитают «лизать»?
Одним словом, не имея возможности расправиться с русским языком открыто, белорусские националисты всячески пытаются поставить его в унизительное положение, сравнивая русскоговорящих с необразованными людьми, которым чужды национальные интересы. Мол, если бы любил Беларусь, то непременно говорил бы исключительно по-белорусски.
И за примерами далеко ходить не нужно. В соседней Украине в 2014 году много смеялись по поводу дискриминации русскоязычных. А сейчас там приняли новый закон об образовании и всячески изгоняют русский язык из всех сфер жизни. Поэтому любые заявления белорусских сторонников Майдана о том, что бояться нечего, слушать совершенно не стоит. Поверьте, отвечать за эту ложь в будущем никто не будет.
Русский язык в Беларуси требует нашего участия. От того, сможем ли мы остановить белорусский национализм сейчас, зависит, будем ли мы жить в нормальной стране, где нет места дискриминации, или в том месте, где языковая полиция Случака станет нашей реальностью.

Евгений Константинов
  • Автор: sidney
  • Автор: 8-04-2018, 14:28
В Белоруссии перестали делать экспертизы по экстремизму
После суда над тремя публицистами Юрием Павловцом, Сергеем Шиптенко и Дмитрием Алимкиным, обвиненными в разжигании межнациональной вражды между белорусами и русскими, в Белоруссии перестали проводить психолингвистические экспертизы по выявлению признаков проявления экстремизма. Это следует из полученных ответов на запросы родственников осуждённых, сделанных в Государственный комитет судебных экспертиз и Национальную Академию наук Белоруссии.

Согласно ответу из ГКСЭ РБ от 02.02.2018 г., «в настоящее время в Государственном комитете психолингвистические экспертизы не проводятся. За консультацией о возможности проведения лингвистических экспертизы можете обратиться в ГНУ Центр исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии Белоруссии». После обращения в предлагаемую ГКСЭ организацию, с просьбой прояснить, проводится ли в ней экспертиза по оценке информационной продукции на предмет наличия или (отсутствия) в ней признаков проявления экстремизма, какой эксперт ее проводит, сертифицирован ли он, можно ли провести данное исследование на платной основе и какая методология используется при проведении данной экспертизы, был получен ответ, аналогичный предыдущему. Так, администрация Центра прислала электронное сообщение со следующим ответом: «В связи с Вашим обращением государственное научное учреждение „Центр исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси“ сообщает, что не имеет возможности произвести психолого-лингвистическую экспертизу, поскольку в центре нет специалистов, имеющих познания по оценке информационной продукции на предмет наличия или (отсутствия) в ней признаков проявления экстремизма».

Исходя из вышеперечисленных ответов, становится очевидно, что в Белоруссии на сегодняшний день не только нет методики проведения психолого-лингвистических экспертиз на предмет определения в них признаков проявления экстремизма, но и аттестованных экспертов, а сами экспертизы после громкого дела троих публицистов и вовсе перестала проводиться.

Как сообщало EADaily, 2 февраля Шиптенко, Павловец и Алимкин были признаны белорусским судом виновными в «разжигании межнациональной розни в составе группы лиц» (причем группу, по мнению суда, составили не сами публицисты, а каждый из них по отдельности вместе с выпускающими редакторами российских СМИ) и приговорены к пяти годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на три года. До этого публицисты, в своих статьях резко критиковавшие сближение белорусских властей с радикальным национализмом и постепенное взращивание в Белоруссии откровенной русофобии, провели в СИЗО 14 месяцев. Павловца и Шиптенко также обвиняли в «незаконной предпринимательской деятельности», под которой, как выяснилось, подразумевалось получение гонораров от различных изданий за написание авторских публикаций. Однако затем прокурор отказался от обвинения по этой статье.

В вовремя судебного разбирательства эксперты Алла Кирдун, Галина Гатальская и Алеся Андреева были уволены из ГКСЭ. Вместе с ними лишились своих должностей целый ряд персоналий, так или иначе связанных с фабрикацией «дела публицистов»: министр информации Лилия Ананич (по странному совпадению она была отправлена в отставку буквально на следующий день после обнародования заключения Роскомнадзора, согласно которому никакого «экстремизма» в текстах Шиптенко, Павловца и Алимкина нет), руководители официального издания администрации Лукашенко «Советская Белоруссия» Павел Якубович и Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько, «ушел» со своей должности и Андрей Тетюев, начальник научно-практического центра ГКСЭ, где проводилась экспертиза.

Приговор, который был вынесен троим публицистам судьей Минского городского суда Игорем Любовицким, принявшим на себя ответственность за осуждение Шиптенко, Павловца и Алимкина на пять лет лишения свободы, оставляет больше вопросов, чем ответов. Тем более, что основывается он на экспертизе, проведенной в ГКСЭ, где после увольнения Кирдун, Андреевой и Гатальской не осталось ни одного человека, способного исследовать тексты на наличие в них признаков экстремизма.

Примечателен и тот факт, что до настоящего времени все статьи авторов так и не были признаны каким-либо судом Белоруссии «экстремистскими», что является обязательным процессуальным действием согласно белорусскому законодательству. Они находятся в свободном доступе и могут быть прочитаны широкой читательской аудиторией России и сопредельных стран, которую ныне уволенные Кирдун, Андреева и Гатальская называли в своем «исследовании» «не способной к критическому мышлению».
Архетипы БНР. Дорогами политических фантазмов
 Что скрывается за мифологией БНР?

Многие считают дату 25 марта 1918 г. точкой отсчёта белорусской независимости. В этот день была принята третья Уставная грамота, провозгласившая независимость появившейся незадолго до этого Белорусской Народной Республики (БНР). Однако внимание этой дате уделяется чрезмерное, и оно несопоставимо с достигнутыми результатами. БНР государством так и не стала, а о политической самостоятельности «бээнэровцам» пришлось забыть.

    БНР не была юридически оформлена Всебелорусским учредительным съездом;
    БНР не имела Конституции;
    БНР не имела высших и местных органов власти и управления;
    БНР не имела государственного бюджета;
    БНР не имела налогово-финансовой системы;
    БНР не имела армии, милиции или полиции;
    БНР не имела судебной системы;
    БНР не имела государственных границ;
    БНР не была признана ни одним другим государством.

Факт провозглашения независимости используется сегодня вовсе не для того, чтобы вспомнить о благородных порывах белорусской интеллигенции. Он используется для того, чтобы раскрутить некий проект (условно названный «БНР»), который ещё предстоит реализовать. Иными словами, когда мы говорим о 25 марта, мы говорим не о независимости, а о «БНР», не о прошлом, а о будущем, не об истории, а о политике. Дела далёкого прошлого нужны здесь лишь постольку, поскольку они связаны с современностью. Если так, то БНР требуется рассматривать сквозь призму смыслов, которыми вышита её мифология. Поговорим об архетипах БНР.
№ 1. БНР — архетип антигосударственности

Кому-то это покажется странным. Как так! Ведь долгое время с маниакальной настойчивостью нам внушали обратное и старательно строили для БНР фасад государственности. Этот фасад так важен для мифологии БНР, потому что он маскирует самое главное: БНР — проект антигосударственный.

    Первоначально вполне искреннее стремление белорусской интеллигенции к независимости выродилось в чудовищный антигосударственный эксперимент, направленный на демонтаж существующей власти, будь то в СССР или в современной Беларуси.

Отсюда перманентное желание, если не выглядеть как государство, то хотя бы как-то связать себя с государственностью. Ради этого председатель нынешней Рады БНР Ивонка Сурвилла пошла на беспрецедентный шаг. Она сказала, что если бы не было БНР, не появилась бы и БССР. Но ведь для пропитанной ненавистью к советскому прошлому сегодняшней БНР такое заявление — это кощунство. И кощунство было совершено с вполне определённой целью: получить право первородства. Поэтому идеологи БНР не просто поставили своё чадо в один ряд с красной республикой. Они сказали, что это чадо — её исток.
№ 2. БНР — архетип майдана

Сегодняшняя мифология БНР насквозь пронизана майданом. Она была таковой с первых же дней прихода к власти Александра Лукашенко, а её арсенал был взят оппозицией на борьбу лично против него. И не стоит питать иллюзий, что исполнительная власть сумеет вычистить коннотации, которые десятилетиями создавались вокруг образов БНР. Они открывают дорогу радикальному национализму, в рамках которого постулируется тезис об ошибочности «красного пути» БССР и «красного миропорядка» в целом. А судьба репрессированных деятелей БНР даёт возможность редуцировать проект БССР к террору и репрессиям. За этим маячит опасная для белорусской государственности мифология — мифология оккупации и десоветизации, по рецептам которой живут в Польше, Прибалтике и на Украине.

В таком случае «бээнэровский» дискурс имеет два измерения. Первое — для обывателя. В красиво упакованной обёртке ему преподносят преемственность нашей государственности по линии БНР — БССР — РБ. И вот он доволен и радостно аплодирует, думая, что наконец-то настал долгожданный час примирения, а о склоках прошлых времён можно забыть. Но наш дорогой друг и не подозревает о существовании второго измерения.

Второе измерение предназначено для «посвящённых», и в нём выстраивается совершенно другая преемственность: БНР — РБ. БССР здесь — период оккупации, когда режим в несколько заходов размочил ратующий за «незалежность» актив. В этом дискурсе героями становятся все те, кто был против советской власти. Тем же, кто её защищал, отводится место на помойке истории, а не в пантеоне БНР. Но в Беларуси во время Великой Отечественной войны подавляющее большинство поддержало советскую власть, и многие защищали её с оружием в руках. Из бывших партизан сформировалась белорусская партийная элита, а наиболее яркой фигурой послевоенной истории нашей страны является Первый секретарь ЦК КПБ Пётр Машеров (1918–1980 гг.) — доброволец Красной армии, подпольщик и партизан. Нам же навязывают псевдоисторический конструкт, делающий героями полицаев, эсэсовцев, смотрителей концлагерей, шпионов ЦРУ и прочую мразь.

    Потворствуя «бээнэровцам», власть рискует делегитимизировать саму себя, так как в матрице БНР ей отведено место наследницы якобы оккупационного советского режима. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Мощнейшим инструментом формирования антигосударственных взглядов является символика БНР. Нет никаких сомнений в том, что если в Беларуси произойдёт майдан, то его символами будут бело-красно-белый флаг и «Погоня». Да, их эстетический антураж привлекает многих белорусов. Да, эта символика заняла своё место в белорусской массовой культуре. Однако она претендует на нечто большее, чем быть просто историко-культурным или развлекательным феноменом. Она хочет быть знаменем майдана.
№ 3. БНР — архетип внешней зависимости

Провозглашённая БНР независимость с первых же дней оказалась фикцией. Независимость от России она мгновенно променяла на зависимость от Германии. Об этом прямым текстом говорится в телеграмме Рады немецкому кайзеру Вильгельму II от 25 апреля 1918 г.: «Только под защитой Германской империи видит край свою добрую судьбу в будущем».

Заданная в телеграмме линия прошла красной нитью по всей дальнейшей политической деятельности БНР.

    По сути, история БНР — это история клиентелы, обречённой искать покровителей на чужбине. Но покровительство требует лояльности и определённой внешнеполитической ориентации.
В результате БНР превратилась в пешку на Великой шахматной доске, заигравшись в большую политику и став инструментом реализации чужих геополитических замыслов.
№ 4. БНР — архетип антироссийскости

Изначально БНР выступала как антироссийский проект. Об этом прямо говорится в третьей Уставной грамоте: «Теперь мы, Рада Белоруской Народной Республики, сбрасываем с родного края последнее ярмо государственной зависимости, который насильно набросили российские цари на наш вольный и независимый край». Поэтому внутри БНР всегда существовала питательная среда для взращивания антироссийских взглядов. Именно бывшие деятели БНР, по мнению историка Олега Романько, и подготовили советский вариант истории Беларуси, «основной тенденцией которого явилось выпячивание и подчёркивание самых незначительных проявлений сепаратизма в дореволюционное время». Советская Россия ответила «бээнэровцам» той же монетой. Сначала были репрессированы осевшие в БССР деятели БНР, а потом и те, кого судьба занесла в Польшу и Прибалтику.

    Риторика сегодняшних «бээнэровцев» ещё более антироссийская и радикальная. Многие до сих пор живут категориями сталинских времён, продолжают бороться с канувшими в лету призраками советского прошлого, во всём видят ярмо оккупации и спекулируют на несуществующей российской угрозе.

№ 5. БНР — архетип предательства

Этот архетип особенно ярко проявился в военные и послевоенные годы. Многие представители антисоветского националистического движения во время Великой Отечественной войны добровольно пошли на сотрудничество с гитлеровцами, а в годы холодной войны влились в ряды БНР, возрождённой в 1947 г.

Удивительно, что в одной из наиболее пострадавших от гитлеровцев и их пособников стран нет энциклопедии «Белорусы на службе Третьего рейха и ЦРУ». Назрела необходимость обобщить имеющийся по этой теме материал: перечислить в алфавитном порядке активистов коллаборационистского движения, представить краткие биографические сведения о них, зафиксировать факты участия либо соучастия в преступлениях против жителей Беларуси, раскрыть особенности деятельности против белорусского государства в военные и послевоенные годы, сопроводить текст визуальным материалом, прежде всего фотографиями. Как бы мы ни относились к этому идеологически, исторически такая книга будет важным подспорьем для объективной оценки антисоветского движения в БССР. В противном случае мы будем читать справочники и энциклопедии, в которых воспеваются борцы против коммунизма и тоталитарной советской системы и в которых ни слова не напишут про роль этих гадов в истреблении белорусского народа.

Кстати, создатель бело-красно-белого флага Клавдий Дуж-Душевский (1891–1959 гг.) предпочёл тихую работу инженера-строителя в Третьем рейхе, отказавшись от должности бургомистра Минска. Возможно, Клавдий хотел иметь поменьше общего с нацистами. В 1943 г. за укрывательство евреев он даже попал в концлагерь, где просидел четыре месяца. Но это уже не имело ни малейшего значения.

    Фашистский проект на белорусской земле шёл полным ходом, и рисовался он бело-красно-белой гаммой флага БНР.

№ 6. БНР — архетип поражения

Планы создания независимого государства разбились о реальность в первые же месяцы существования «республики». Далее в БНР начались разброд и шатания, а её актив рассыпало по совершенно разным сторонам. Кто-то оказался в БССР, кто-то в Литве, кто-то в Польше, кто-то в Чехословакии, кто-то в США. И отречение БНР от самой себя в 1925 г. с торжественной декларацией о «прекращении существования правительства БНР и признании Минска единым центром национально-государственного возрождения Беларуси» — закономерный итог первой БНР.

    Итак, с самого начала БНР не была успешна, а любые её политические начинания терпели крах.

Даже тогда, когда символы БНР были государственными (1991–1995 гг.), страна переживала тяжелейший период своей истории, а это время навсегда впечаталось в сознание белорусского народа как годы нищеты и разрухи. Конечно, с точки зрения объективного положения дел, символика к этому имела отношение весьма опосредованное. Однако это хорошее дополнение к выстроенному здесь символическому ряду, которое, пусть даже и на уровне символа, но обрамляет атрибутику БНР ореолом вечного поражения.
№ 7. БНР — архетип зависти

Завершим перечень архетипов зарисовкой о зависти. Нынешний «бээнэровец» проливает слёзы по прошлому, которого никогда не существовало. «Ах, как было бы хорошо, если хотя бы разочек у БНР получилось!» — вздыхает он, с печалью взирая на старушку-Европу. И чем пристальнее он всматривается в фантасмагорические дали, тем больше завидует соседям вокруг Синеокой. Он завидует Прибалтике и Польше, которые проскочили-таки в Евросоюз. Он завидует Украине, где состоялся долгожданный майдан, а страна стремительно опустилась в околоевропейский рай. Он завидует богатой землёй и ресурсами России, которая создала империю, присоединив в том числе и Великое когда-то княжество Литовское, и Польшу. А что было создано под бело-красно-белым флагом? И нашему дорогому «бээнэровцу» остаётся лишь смаковать третью Уставную грамоту, где Белосток, Вильно, Смоленск и Чернигов объявлены белорусскими землями. «Ах, если бы это было нашим, какими тогда мы были бы великими!» — мечтательно восклицает наш друг, погружаясь в сон истории.

Подведём итог. Состоявшаяся 25 марта заявка БНР на независимость должна сохраняться в исторической памяти как событие, которое когда-то произошло. Этот факт должен быть зафиксирован и положен в копилку истории, но не более того. Если говорить о праздновании белорусской государственности, то для этого больше подходит дата 1 января 1919 г. — день образования БССР, в рамках которой страна сформировала свои нынешние границы и преемницей которой является Республика Беларусь.