• Автор: sidney
  • Автор: 10-02-2018, 23:03
Валерий Ухналев: Праздник или дата истории?

В этом году — столетие образования БНР. Определенные националистические организации Беларуси уже начали кампанию организации по этому случаю «национального праздника всех белорусов». Одной из составляющих подготовки к празднованию этой даты является просвещение жителей республики о значении данного события в становлении белорусской государственности. События марта 1918 года могли дать толчок созданию белорусской государственности, но в реальности этого не произошло. В том варианте, в котором пытались создать это государство деятели, стоявшие у истоков создания БНР, она не могла быть реализована. Вектор развития ими был найден в антироссийской политике и тесной коллаборации с немецкими оккупантами. Поэтому, по сути того, что произошло в действительности (вне зависимости от того, что планировалось), БНР оказалась глубоко антинациональным и антибелорусским проектом. Это государственное образование, эти деятели не признавались простыми белорусами.
До Великой Октябрьской Социалистической Hеволюции на территории Беларуси не было организаций, которые ставили бы своей целью отделение от России и создание самостоятельного белорусского государства. Максимум их требований в то время – это национально-территориальная автономия в составе Российской республики. Это же подтвердил и состоявшийся в декабре Всебелорусский съезд. Но стратегия БНР, когда она была создана, оказалась антироссийской. 25 марта 1918 г. Исполком Рады Всебелорусского съезда издал 3-ю Уставную грамоту, в которой заявлял о полном разрыве отношений с Россией и провозглашал независимость БНР.
О подоплеке провозглашения независимости БНР Митрофан Довнар-Запольский писал: «Прынцып адзінства з цэнтральнай Савецкай Расіяй, які быў абавязковым для Рады як пастанова 1-га з’езда… мог шкодна адбіцца на сітуацыі Рады ў вачах нямецкіх акупантаў». О своей лояльности к оккупантам делегация Народного Секретариата (так до ноября 1918 г. называлось правительство БНР) заявила на четвёртый день после занятия Минска. Однако оккупационные власти отказались признать власть Рады и правительства БНР. Немцы заявили, что в соответствии с законами и обычаями войны законная власть на занятых ими территориях принадлежит исключительно немецкому военному командованию.
О реальной независимости под немецким сапогом не было и речи. «Панства прыгону і шчэпцы здзеку – вось яе існасць», – характеризовала «независимость» под оккупацией газета «Дзянніца» – орган Белорусского национального комиссариата. Все принципы, которые в соответствии с 1-й и 2-й Уставными грамотами деятели БНР обещали защищать, были отброшены – вводилась предварительная цензура, распространение газет объявлялось преступным и строго запрещалось, запрещалось проведение собраний без специального разрешения, восстанавливалась частная собственность, земля возвращалась прежним владельцам – помещикам, 8-часовой рабочий день ликвидировался, людей хватали на улицах и вывозили на принудительные работы. Жители мужского пола должны были, сняв шапки, кланяться немецким офицерам. Ноты с протестом против бесчинств немецких оккупантов в Берлин посылала, однако, не Рада БНР. Голос в защиту белорусского населения возвысил ленинский Совет Народных Комиссаров. 13 мая Георгий Чичерин передал дипломатическому представителю Германии Мирбаху ноту протеста, в которой сообщал об ужасном положении мирного населения в оккупированной Беларуси, о насилиях, погромах, истязаниях, расстрелах, варварском обращении с рабочими, грабежах и сожжении деревень немецкими отрядами.
Отказ защищать белорусское население от насилия оккупантов был продиктован прямой заинтересованностью Рады и Народного Секретариата в признании БНР со стороны Германии. Один за одним в Берлин посылались мемориалы с описанием «интересов Германии» в Беларуси. Ныне от Германского правительства зависит, говорилось в одном из них, «обратить симпатии нашего народа к Германии или же обратить симпатии и взоры нашего народа в другую сторону, быть может менее благоприятную для германских интересов». Другая сторона – это, не трудно догадаться, Советская Россия. Она стала надеждой для изнывающего под немецкой оккупацией белорусского народа. Меньшевик Григорий Аронсон, несмотря на резкое неприятие большевизма, был вынужден признать: «В обстановке оккупации… естественно созревала атмосфера сочувствия к большевикам. Ориентация на Россию для всего края, задушенного оккупационным режимом, усиливала в массах и передавала одиночкам большевистские иллюзии». Большевики стали организаторами революционно-освободительной борьбы белорусского народа против оккупантов. Таким образом, они на деле способствоали национальной консолидации белорусов.
25 апреля 1918 г. германскому императору Вильгельму II секретно была послана печально знаменитая телеграмма со словами «глубочайшей благодарности за освобождение Беларуси Немецкими войсками». В тексте телеграммы антинациональная позиция Рады БНР воплотилась в ёмкие и ясные законченные формулировки. «Только под защитой Германской империи видит край свою добрую долю в будущем», — отмечалось в телеграмме. Деятели БНР вместо опоры на белорусский народ предпочли коллаборировать с немецкими оккупантами, т.е. теми, кто в глазах местного населения был врагом и захватчиком.
Причину, по которой некоторые историки и эксперты почитают эту дату, следует искать в документах, которые тогда принимались. Следуя строго букве этих документов, БНР провозглашала свою независимость от России. Вот это и есть главный момент, объединяющий сегодняшних приверженцев этой даты. Если же брать идейную сторону тех людей, которые провозглашали БНР, то в большинстве они являются абсолютными идеологическими противниками современных сторонников даты 25 марта. Практически все, кто создавал БНР, были представителями либо левоцентристских, либо вообще левых социалистических, марксистских партий и движений.
Считается, что главной силой в белорусском национальном движении была Белорусская социалистическая громада (БСГ). Именно её члены были создателями БНР. В первое правительство БНР вошли представители БСГ, социалистов-революционеров и еврейских социалистических организаций. Однако многие из них не могли принять предлагаемую стратегию дальнейшего развития Беларуси и в начале апреля 1918-го из правительства вышли, а в Раду были кооптированы правые белорусские политики.
Дата 25 марта, безусловно, является исторической, поскольку это событие имело место в новейшей истории Беларуси. Но мероприятия, посвященные этой дате, в последние годы были не столько в честь образованию БНР, сколько против нынешней власти. На митинги выходили люди недовольные своим положением и политикой белорусских властей, независимо от их идеологических предпочтений и взглядов на историческое прошлое. Но после того как представители националистических организаций вышли с портретами фашистов Бандеры и Шухевича, нормальные граждане Беларуси стараются держаться подальше от такого «праздника». Наши сторонники БНР показали свое истинное лицо и своих героев. Уверен, что их деятельность по «просвещению» жителей Беларуси в отношении «национального праздника всех белорусов» закончится немногочисленным собранием их сторонников. У белорусского народа другие праздники.
Валерий Ухналев, заместитель председателя БПЛ «Справедливый мир»
А. Леонидов: диагностика - мать лечения...

Есть всё же некоторые точки, опираясь на которые, можно даже либералов привести к общему пониманию вопросов. Напомню, что научность, как таковая – требует выработки единой позиции ВСЕХ мыслителей по изученному вопросу, до появления которой вопрос считается недостаточно изученной. Это отражено в принципе «2х2=4», который един для всех школ, и не оспаривается ни в Австралии, ни на Аляске. При этом ожесточённость дискуссии, не желающей искать общих для всех оснований свидетельствует прежде всего о личной заинтересованности кого-то из оппонентов, о попытках обмануть в свою пользу. Когда мы хотим найти истину, то мы её находим, как в случае с «дважды два».
Если же мы десятилетиями не можем найти истины в вопросах изучения общественного устройства – это означает, что в дискуссию влезли аферисты, не желающие по личным мотивам никакой истины искать и находить.
Стремясь донести до дорогих читателей свои размышления о теории права, я ни в коей мере не стремлюсь ни с кем конфликтовать, а наоборот, предлагаю подумать объективно. Неожиданно помогла мне в этом одна из видных «говорящих голов» современного российского либерализма Екатерина Шульман. Она в своих рассуждениях подошла к той же двери, что и я, но только с другой стороны. И теперь осталось только найти ключ. Приведу цитату: «Оптимистическое завершение: все-таки без веры в религиозное происхождение власти устойчивую долгосрочную деспотию трудно у себя завести. А вера – это в нашем секулярном, десакрализованном, рациональном мире, как-то ее маловато. Люди стали слишком эгоистичны и привержены ценностям потребления для того, чтобы верить, что, действительно, есть другие люди, такие же, как они, но у которых есть почему-то священное право ими управлять, не сообразуясь с какими-то писаными норами права[1].С одной стороны, похвальная точность наблюдений, которая даёт надежду на долгожданный консенсус. С другой – прискорбный волюнтаризм выводов… Ведь выводы одной из самых умных и образованных представительниц современного либерализма – наивные, и я бы даже сказал, детские.Пиетет Шульман перед «писаными нормами права» - заставляет спросить: а как она представляет себе их прямое действие? Ну вот написал кто-то где-то что-то, издал в виде брошюры или фолианта. Допустим, шикарно издал, в бархатном переплёте и на мелованной бумаге… И что? Кому, кроме букинистов, это САМО ПО СЕБЕ интересно?Не врите! Я видал законы. Выглядят они все как книги. Их можно поставить на книжную полку или открыть в виде файла. У них нет ни рук, ни ног, чтобы себя защищать. Им нечем держать винтовку конвоира и карающий меч…

В сущности, все они – записная книжка, которую желающий позвонить открывает и находит уточняющую информацию: например, номер телефона, забытое отчество того, с кем хочешь связаться и т.п.

Телефонная книга не может звонить сама. Даже если она электронная. А если сделать такую программу, чтобы робот автоматически звонил всем подряд – то получится спам, стыд и ужас – потому что кому же интересно получать бессмысленные звонки от робота?
Закон, как и телефонная книга, предполагает того, кто хочет позвонить, и того, кто откликнется на вызов. Если их нет, то тогда закон так же бессмысленен, как и телефонная книга вымершего города…Если люди не хотят, чтобы ими управляли другие люди, то есть ведь только один способ их заставить подчинятся: террор и насилие.

То есть, убирая «священное право», как «тёмный предрассудок» средневековья мы попадаем не выше, а ниже средневековья, в первобытные джунгли.

Там действительно нет никакого священного права. Там только одно право – право силы. Надеяться, что люди, не верящие в священное право (то есть в то, что Бог смотрит на их поведение и накажет), поверят в бумажное право (в то, что неодушевлённая бумажка их видит и властвует над ними) – детская наивность.Случится то, что и случилось «в нашем секулярном, десакрализованном…, где люди стали слишком эгоистичны и привержены ценностям потребления»: бумажным законом начнут вертеть в любую сторону, выдумывая ему лично-выгодные толкования, попутно и параллельно вообще игнорируя его, если совсем уж не получается выгодное толкование подобрать.Если госпожа Шульман понимает под «законом» зоологическое стремление молодого агрессивного Собчака выгнать старого и поглупевшего Лигачёва из его властного кабинета, «право» США вторгаться в любую страну, когда США этого захочется – тогда должен отметить ненужность термина «закон». Возможность зоологического произвола и зоологического насилия сильного над слабым (игры кошки с мышкой) никто не отрицает, но это обозначается термином «произвол» и не требует никакого термина-синонима.Но я лично понимаю закон, как запрещение зла и поощрение добра, в том виде, в каком добро и зло понимаемы в сакральной сфере общества. То есть там, где они абстрагированы, обобщены, и отделены от конкретно-ситуационной выгоды. И здесь важно не только то, что закон и сакральная сфера (представления о священном и неприкосновенном) неразделимы, не только то, что не может быть формального закона без нравственных табу.

Важно и то, что закон требует себе гаранта, находящегося над ним!

Ну, допустим, вы приняли закон, что кошкам запрещено есть мышей. Допустим, через день закон нарушен, и очередная мышь съедена. К кому взывать и апеллировать-то? К мышам? Так они эту ситуацию всегда ненавидели – просто ничего поделать не могут. К котам? Смешно…Очевидно, что для соблюдения закона между мышами и котами должна лежать собака, которая, с одной стороны, не ест мышей, а с другой стороны – сильнее котов. Если она сама есть мышей – то она станет просто ещё одним котом.
А если она слабее котов – то она станет просто ещё одной мышью…
Примерно такие рассуждения привели Г. Гегеля к его известной мысли о том, что прусская монархия выше буржуазных демократий, и вообще высшая из возможных форм власти. Обычно Гегеля за это называли смешным подлизой, и не более того. Но, согласитесь, Гегель не глупый человек… Он не стал бы просто подхалимничать без всякого смысла, только оттого, что жил в Пруссии!А смысл такой, что монархия кайзера разделяет рабочих и работодателей, являясь верховным арбитром. А в буржуазных демократиях власть в руках тех же самых работодателей, в чьих руках и рабочие. Но если работодатель сам рассматривает поданный против него иск – то о каком правосудии можно говорить? Это же будет шемякин суд…Человек, который считает, что его права нарушены, не может обращаться к тому, кто, как он считает, его права нарушил. Он должен обращаться куда-то на сторону! То есть кайзер в системе Гегеля является активным субъектом, который действует непосредственно и лично. А бумажный закон – это пассивный объект, который может, в лучшем случае, действовать только опосредованно и обезличено. А чаще всего вообще не действует никак!Если, например, идёт сражение, и одна сторона выигрывает у другой, то как, без вмешательства третьей стороны, можно остановить полный разгром проигрывающей стороны? Но ведь общество – это битва. Один человек приходит и говорит: «это моя земля». Другой говорит – «нет, моя». Они дерутся. Кто-то в драке побеждает. Он и становится реальным обладателем земли, на которую претендуют ВСЕ. При чём тут закон, и где ему тут зацепиться?Именно поэтому первоначальные формы законодательства были связаны с апелляцией к Небу, к Богу – как наивысшей из всех возможных и предполагаемых сил. Суть их была такой: «вот ты меня сейчас убьёшь, а Бог увидит и накажет! Он сильнее тебя, хоть ты сильнее меня…»И на некоторых, предрасположенных веровать в Бога, победителей это действовало. Они останавливали занесённый для удара топор и не добивали поверженного. А на других не действовало. И так тоже очень часто бывало…Весь фашизм вытекает из насмешки над победителями, остановленными в своей расправе страхом божьим! Атеист смеётся:-Ха, ха, ха! Вот вы суеверные дураки! Вам наплели про кары небесные, вы и раскисли… Не добили и не доели того, кого имели техническую возможность добить и доесть…Это же огромный философский вопрос, поставленный, например В. Высоцким в песне «Тот, который не стрелял». Почему нас не убили те, кто мог убить? Ведь могли же, но почему-то сдержались… Почему мы не убили тех, кого мы могли убить?Этот философский вопрос шире теории права, но он касается, в том числе, и теории права непосредственно.+++Можно написать какие угодно законы и осуществлять под их сенью какое угодно беззаконие. Потому что важен не закон, а благодать. Важен тот, кто трактует закон. Активно-действующий субъект, с руками, ногами и винтовкой. Если этот субъект безблагодатен, то он самый лучший из законов вывернет наизнанку…Оттого мы и наблюдаем идущую быстрыми темпами фашизацию мира в наши дни – то есть стремление победителей сделать свой произвол законом. Ведь фашизм, если в двух словах – неограниченность воли победителя, не скованная изнутри никакими «древними химерами совести».+++Детская наивность анализа Е. Шульман проявляется в том, что она ждёт от деспотии написания на лбу слова «деспотия». То есть надеется, что деспотия сама себя таковой признает, и всем другим себя так звать разрешит. Тогда диалог будет построен таким образом:-Вы деспотия?
-Да.
-Закон запрещает деспотию, идите вон…
А что будет, если деспотия вдруг ответит «нет»? Скажет – нет, я не деспотия! И что тогда?! - По бумажному закону деспотия запрещена, и прекрасно, а я не деспотия, и ко мне этот закон не относится…Что, выборы? Да я проведу для вас выборы? Считайте, что уже вчера провела! Вчера провела, и меня выбрали подавляющим большинством голосов… Что, многопартийность? Да ради Бога! Сколько вам партий открыть? Две? Четыре? Могу десять…Подсчёт голосов? Вот тут наступает полный коллапс демократической логики.Дело в том, что если власть сама будет подсчитывать голоса, то она может смухлевать. И это всем понятно.Но если кто-то другой ВМЕСТО власти будет подсчитывать голоса – то ведь и он сможет смухлевать. И это тоже всем понятно!Более того, как доказал опыт «цветных путчей» для узурпатора власти и кровавой хунты самый простой способ легитимизации – захват в свои руки подсчёта голосов у прежней госвласти. И вот с этим что делать?Мы, конечно, придумаем, что с этим делать, если сперва дружно, всем научным сообществом, примем вышесказанное к сведения и положим объективное знание в начало процессов осмысления общества.А пока посылки исследователей строятся на галлюцинациях – и все выводы с таких посылок будут наркоманские, что и доказывает история либеральной мысли в России…
  • Автор: sidney
  • Автор: 10-02-2018, 05:40
Ах, как трудно умирать в 19 лет …


Может быть сейчас что-то банальное напишу, а ведь действительно самые мудрые хоть и очень жестокие строчки : солдатами не рождаются — солдатами умирают ….И дело тут не в правителях (хотя почти всегда они и являются зачинщиками конфликтов) или поглумиться над чьими то чувствами. Потому что там, на войне есть только жизнь и смерть и ничего лишнего. В память обо всех достойных погибшим героям, которые погибли трагически возможно даже случайно, вечная память вам!!! Нет страшней войны, чем междоусобица.Лучше расстаться друзьями, чем враждовать. Чечню надо было отделить, раз хотели этого чеченцы. Пусть они жили бы так, как хотели жить. Наших ребят сгубили ни за что. Впрочем, у нас всегда страшно не берегли людей. И вот теперь непонятно кто выиграл от смертей солдат и офицеров, героев и орденоносцев. Сами они лежат костьми под землёй, матери их и отцы…О них я говорить не стану вовсе. Не надо людям детей своих переживать. Россия — это люди. Не квадратные километры, не нефть и алмазы под землёй, а мы с вами. Политики погубили людей ради сказок о «величии». Они сохранили кусок земли, но пустили кровь России — убив её детей. Чеченцы теперь живут под властью Кадырова. Они тоже страдают. Они тоже не выиграли. Что тут говорить, умеем мы остаться у разбитого корыта. Светлая память всем. Вы господа Украинцы еще не поняли, что вы наделали? Вы разбудили богов войны ! Они идут под знаменем Перуна! Под присмотром Сварога и Богородицы ! И вам теперь не один год молиться , чтоб они простили вас! Ибо «Европопа» уже понимает, что зря это сделали! И вас хотят оставить крайними (украинцами)! Ибо, только простив вас замороченных и заблудших у вас будет будущее! Без богов славянских вам не видать сути! Покайтесь! И прощены будете!
Ах, как трудно умирать в 19 лет …
Страшно когда людям, говорящим на одном языке живущим в одной стране приходится брать в руки оружие и стрелять друг в друга, кому-то за дом и близких кому-то за присягу. И все одинаковы, правы и так же нет. Правды нет и историю пишут, победители, но сейчас историю пишут все. Я всегда буду скорбеть по ребятам, которые погибли в конфликтах в своей стране, потому что это неправильно.«Если выживу, я этим “сволочам” скажу все, что о них думаю…» Это были его последние слова. Из-за угла донеслось: «С Новым годом! Получите подарочек…» — и… прилетела граната. Крутясь и шурша по щебню, вплотную подкатилась к нам. Взрыв! Я почти ничего не почувствовал — только шею обожгло. А комбриг уронил голову.Через некоторое время к нам пробились остатки одного из взводов третьей роты во главе с начальником артиллерии бригады полковником Сащенко. Они пригнали с собой «Волгу», в багажник которой и погрузили тело мертвого комбрига. Я же с группой бойцов остался прикрывать их отход. В салоне «Волги» пассажиров было, как сельдей в бочке. Медленно двинулась она в сторону Дома печати. Метров через сто остановилась — лопнула шина. И тут уж боевики никому живым из машины не дали выйти». Это было в первую чеченскую.Страшно — это в темном подвале,Страшно — это тень на стене,Страшно — это ночью дворами,Страшно — это где-то во сне.А молодым умирать не страшно,Страшно умереть молодым.Страшно, как бы не ошибиться,Страшно — это первый укол.Страшно неудачно влюбиться,Страшно, если он не пришел.А молодым умирать не страшно,Страшно умереть молодым.Страшно в первый раз на аборте,Страшно — ты один, а их пять.Страшно жить с торпедой в аорте,Страшно каждый день умирать.А молодым умирать не страшно,Страшно умереть молодым.Тот кто не знал войны, лучше её не знать никогда! Это были мои первые строки написанные на войне. Мира Вам!!!
Тадеуш Костюшко. Новый- старый миф
В белорусской националистической мифологии восстание 1794 года занимает особое место. Оно было украдено из польской истории, предельно мифологизировано и идеализировано. Пожалуй, из всех неудобных моментов истории Речи Посполитой фигура Тадеуша Костюшко наиболее удобна для создания легенды о государстве двух народов, разрушенном Российской империей. В данной статье я постараюсь развенчать все наиболее известные домыслы на этот счет, последовательно приводя действительные факты из реальной истории. Если возникнет необходимость, вы всегда можете их перепроверить с помощью научной литературы.

В современных белорусских реалиях Минкульт утвердил разрешение на установку памятника Костюшко. Разрешению было дано известному белорусскому националисту Глебу Лободенко, который известен «прогрессивной» общественности как создатель курсов «Мова нанова». С помощью краундфандинга на сайте Talaka.by он собрал более 22 тысяч белорусских рублей, пообещав жертвователям увековечить их имена на специальной табличке.
Сразу оговорюсь, что фигура Тадеуша Костюшка не вызывает у меня никакого негатива. Он славно воевал за независимость США, пытался спасти от распада Речь Посполитую.  Поэтому я лишь хочу обратить внимание на то, что у этой истории есть один неприятный для белорусских жертвователей момент. Польский герой был сторонником конституции 3 мая 1791 года, которая полностью упраздняла Великое княжество Литовское. Фактически речь идет об окончательной ассимиляции белорусских и украинских земель и создании унитарного польского государства.
Соответственно, «Полонецкий универсал», который издал Костюшко во время восстания 1794 года, не содержал даже намека на какую – то автономию. Польский главнокомандующий всего лишь собирался восстановить границы Речи Посполитой 1772 года.
Есть и еще один существенный момент, на который стоит обратить внимание. Если мы посмотрим карту боевых действий восставших, то отметим, что белорусские земли ими практически не затронуты. При этом современные Польша и Литва представлены достаточно полно. О чем это может говорить?
Я думаю, что дело прежде всего в тотальном равнодушии местного населения к тем лозунгам, которые выдвигались польскими повстанцами в 1794, 1830-31, 1863-64 гг. Здесь не было чего-то даже отдаленно напоминающего испанскую геррилью времен Наполеона или русскую партизанщину Отечественной войны 1812 года. В лучшем случае оружие в руки брала шляхта и некоторая часть мещан. Этим объясняется традиционная малочисленность повстанцев, которые бродили по белорусским землям, как по чужой территории. С их уходом крестьяне не скрывались от русских войск в окрестных лесах, чтобы нападать на обозы и воинские подразделения.
Одним словом, странные восстания на белорусской земле.
Чтобы хоть как-то подкрепить свои мифы о роли белорусов в восстании 1794 года, националисты придумали целые легенды о невероятном зверстве русских солдат Суворова на белорусской территории. Некоторые из этих легенд были аргументированно опровергнуты белорусским историком Александром Гронским, опубликовавшим статью Формирование образа врага из исторических персонажей (на примере личности А.В.Суворова)
Город Кобрин, который белорусские националисты «вырезали» с помощью Суворова, был великому полководцу подарен после подавления восстания. Исходя из оппозиционной мифологии, вы можете достойно оценить шутку Екатерины II…
Откуда же растут ноги у националистической концепции восстания 1794 года?
Думаю, что не нужно быть великим историком, чтобы понять, что появление Костюшко в белорусской истории связано с польским влиянием на белорусскую оппозицию. Безусловно, Варшава чрезвычайно заинтересована в общих воспоминаниях о первой Речи Посполитой. Не стоит забывать, что поляки прекрасно помнят, чем завершилось их многовековое противостояние с Россией. Поэтому еще в XIX столетии они за неимением собственной государственности всячески поддерживали любые антироссийские движения на территории украинских и белорусских земель. Без этого фактора «со стороны» белорусские и украинские националисты не смогли бы сформировать собственные мифы.
Впрочем, поляки достаточно критично относятся к предложениям некоторых белорусских оппозиционеров представить Костюшко «белорусом».
Мне сложно сказать, под каким соусом Минкульт подаст новый памятник Костюшко. Какие речи прозвучат на его открытии. Я не знаю, какой нейтральный текст можно поместить на табличке, чтобы он не возбуждал межнациональной розни. Абсурдно, если памятник будет позиционировать Костюшко белорусским патриотом. Впрочем, в первый ли раз складывается такая ситуация?
По факту, единственное, что есть в запасе у белорусских националистов – это место рождения нашего героя. Оппозиции безразлично, кем себя считал Костюшко, она привыкла перевирать факты. Ну а белорусскому чиновнику можно поставить памятник в виде похвалы глупости и конформизму. Идеология для него уже не имеет значения. Главное, чтобы люди на митинги не выходили…
Ю. Скиданов: дань ордынская, дань бескрайняя...

Сверхдоходами от экспорта сырья по-прежнему кредитуют США...
Начало 2018 года принесло изменения в систему финансовой безопасности страны: прекратил функционирование Резервный фонд, в котором наряду с Фондом национального благосостояния (ФНБ) хранились сверхдоходы, полученные от экспорта нефти и газа. Последний транш на сумму около триллиона рублей был перечислен в декабре на сокращение дефицита федерального бюджета.

Доллары вместо заводов

Такой исход был предопределён в июле, когда были утверждены поправки в федеральный бюджет, согласно которым средства Резервного фонда в 2017 году было решено направить в федеральный бюджет, компенсируя его дополнительные расходы на поддержку пенсионной системы. Напомним, что этот фонд был создан вместе с ФНБ в 2008 году, заменив существовавший с 2004 года Стабилизационный фонд. Такая схема «складирования» сырьевых доходов была предложена Алексеем Кудриным, тогда министром финансов РФ, с целью иметь резервы, по его буквальному выражению, «на чёрный день».Наступил ли этот чёрный день в декабре 2017 и насколько эффективна в целом такая концепция финансовой безопасности? Об этом в пресс-центре «Парламентской газеты» размышляли первый заместитель председателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов и Артём Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю и взаимодействию с общественными советами. Эксперты были едины в том, что резервные фонды, безусловно, необходимы в современной экономике, поскольку они гарантируют её стабильность и защищённость от разного рода неожиданностей, в том числе и внешнеполитического характера.
Однако эффективность и направленность расходов из этих фондов получила диаметрально противоположные оценки. В самом деле, последний транш из Резервного фонда компенсировал в конечном итоге нехватку средств в Пенсионном фонде России (ПФР). Это, по мнению Артёма Кирьянова, вполне оправданно: непрофессионализм управленцев из ПФР вкупе с негативными явлениями в экономике поставили под угрозу выплату пенсий и, как следствие, социальную стабильность в обществе. Государство обязано было вмешаться, используя резервы, которые и создавались на такой случай.У Михаила Емельянова другое мнение: если бы ресурсы фонда в своё время направили на сооружение высокотехнологичных производств, то сегодня они обеспечивали бы и поступления в Пенсионный фонд, соответствуя системе солидарной ответственности поколений, и гарантировали бы рабочие места десяткам тысяч наших сограждан. Простой расчёт: в Резервном фонде в лучшие времена было сосредоточено до 140 миллиардов долларов, что эквивалентно примерно 8,5 триллиона рублей (60 тысяч на среднего россиянина, включая младенцев и стариков) или половине доходов федерального бюджета!

Платим дань Вашингтону

На эти деньги можно было бы построить тысячу крупных предприятий с числом работающих до полутора тысяч человек или сто системообразующих производственно-транспортных структур, каждая из которых могла бы занять до 30 тысяч человек! При условии минимальной рентабельности в 15 процентов фонд мог бы получать около триллиона рублей в год от таких вложений. Хватило бы и на пенсии, и на образование, и на медицину.Однако, по мнению депутата, была изначально совершена стратегическая ошибка: доходы от продажи национальных природных ресурсов были вложены в американские ценные бумаги под низкий процент. И именно американская экономика получила дешёвый кредит, позволяющий развивать мощности четвёртой промышленной революции и повышать занятость своего населения.Возражения Артёма Кирьянова были лапидарны: да, теоретически возможно было развить экономику, напитав её экспортными доходами из Резервного фонда, но на практике это обернулось бы потерей средств — не получили бы ни денег, ни заводов вследствие того, что не была сформирована привлекательная инвестиционная среда и отсутствовал жёсткий правовой контроль за подобными инвестициями. Что же касается вложений в американские долговые расписки, то такие траты, по мнению Кирьянова, — дань, которую все страны платят США, вынуждаемые режимом международных экономических отношений, сложившимся после Второй мировой войны.
Можно ли усовершенствовать функционирование оставшегося в единственном числе ФНБ? Артём Кирьянов убежден, что Правительство вполне адекватно и профессионально расходует резервные средства, оперативно реагируя на финансовые неожиданности и с учётом реального положения дел в экономике. Михаил Емельянов, напротив, считает, что расходы фонда необходимо сделать прозрачными и предсказуемыми на многие годы, возможно, поставив под более действенный контроль Федерального Собрания или Счётной палаты. И совершенно необходимо отказаться от вложений в доллары или ценные бумаги США в пользу инвестиций в отечественную экономику. Надо учитывать опыт Казахстана, Ирана, Ливии, чьи суверенные фонды, номинированные в долларах, оказались либо заблокированными, либо просто реквизированными по решению администрации США. Вряд ли такая перспектива соответствует долгосрочным интересам России.Юрий Скиданов, pnp.ru.
  • Автор: sidney
  • Автор: 9-02-2018, 21:20
Анатолий Тихон: Как аккумуляторный завод «зарядил батарейки» брестских блогеров
Анатолий Тихон: Как аккумуляторный завод «зарядил батарейки» брестских блогеров
https://politring.com/uploads/posts/2018-01/1516195713_10376260_985138034833338_6293013133136360923_n.jpg
Внимание жителей новогоднего Бреста уже несколько недель удерживает полемика вокруг строительства аккумуляторного завода компании «АйПауэр» на территории СЭЗ «Брест». Страсти накалились до такой степени, что в социальных сетях уже «запахло» нешуточными разборками.

Для того чтобы ввести в курс дела непосвященного читателя приведу хронологию событий:

23.11.2017 ООО «Аньхойская Внешнеэкономическая Строительная Корпорация» из города Хэфэй, провинции Аньхой в КНР выиграла тендер и стала генеральным подрядчиком для строительства объекта «Аккумуляторный завод ООО «АйПауэр».
Декабрь 2017 года началось строительство предприятия. (можно фото дать: паспорт и площадка)
5 января жители прилегающих к стройплощадке деревень и общественные активисты встретились с руководством будущего завода и представителями районной власти на территории СЭЗ «Брест» у ворот новостройки.

12 января в администрации СЭЗ «Брест» прошла пресс-конференция, на которой руководство завода и эксперты отвечающие за экологическую составляющую проекта предприятия ответили на вопросы о безопасности производства для окружающей среды.
15 января в Доме культуры посёлка Тельмы (в пригороде Бреста) прошло общественное обсуждение строительства завода. В финале зампред Брестского райисполкома Николай Коршенков откровенно признался залу, что не по всем вопросам они «были готовы» и пообещал ответить на оставшиеся вопросы в течение двух недель.
  • Автор: sidney
  • Автор: 9-02-2018, 09:41
Андрей Иванов. Как Наша Нива разжигает ненависть
Травить своих политических оппонентов давно уже стало для белорусских националистов доброй традицией. В прежних публикациях я неоднократно описывал случаи, когда оппозиционные СМИ целенаправленно разжигали ненависть к инакомыслящим, используя для этого социальные сети.
На этот раз очередь дошла до моего хорошего знакомого - политолога и преподавателя Института бизнеса Белорусского государственного университета Андрея Иванова, который в 2016 году принимал участие в парламентских выборах. Я был его начальником штаба, поэтому превосходно знаю не только политическую программу Андрея, но и его общие жизненные установки.
«Наша Нива» взялась за Иванова всерьез. Она не только опубликовала выдержки из его выступлений https://nn.by/?c=ar&i=202749&lang=ru , но и обратилась в общество «Знание», где Андрей преподает, чтобы выяснить, продолжает ли он там работать. https://nn.by/?c=ar&i=202789&lang=ru
Боюсь делать предположения, но в последнее время мы неоднократно были свидетелями того, как подобный интерес становился причиной для настоящих репрессий в отношении человека.
Я далеко не во всем согласен с Андреем в отношении прошлого Беларуси и программы КОБ, которой он придерживается, однако однозначно могу утверждать, что свои взгляды он никому не навязывает. Кроме того, он активно выступает против деградации белорусского общества, недостатки которого конструктивно критикует. У него много лекций, посвященных борьбе с пьянством и наркоманией, он ездит по стране с семинарами о здоровом образе жизни. Андрей не только другим пропагандирует ценности здоровой семьи, но и сам служит примером для окружающих.
Публикация на «Нашей Ниве» уже принесла свои плоды. Белорусский нацист Славомир Адамович опубликовал на стене Иванова пост с угрозами, где предложил Андрею или покинуть страну, или погибнуть от руки неизвестных. Я считаю, что это обязано стать поводом для возбуждения уголовного дела.


 
По неизвестной причине «Наш Нива» дает ссылку на профиль Андрея в социальных сетях. Логично предположить, что после этого на его страницу начнется «паломничество» националистов со всей Беларуси. Сложно сказать, отдает ли себе отчет автор статьи Артем Гарбацевич, что в случае возникновения реальной угрозы Иванову, его публикация будет рассматриваться, как призыв к расправе?
Андрей Иванов. Как Наша Нива разжигает ненависть


 
Сам Гарбацевич известен тем, что занимается на «Нашей Ниве» проблематикой взаимоотношений с Россией. Он проходил свидетелем по «Делу регнумцев», а также неоднократно комментировал деятельность славянофильских организаций в Беларуси.
В последнее время агрессия националистов возрастает. Сложно сказать, с чем это связано. Думаю, что не в последнюю очередь данную пассионарность можно объяснить наличием у оппозиции определенных иллюзий, что им удастся окончательно покончить с «Русским миром» в Беларуси. Именно поэтому она так не разборчива в средствах. В свете этого вопрос о «надуманности» угрозы со стороны националистов представляется мне абсурдным. Здесь и сейчас судят людей за симпатии к славянскому братству, здесь и сейчас устраивают травлю преподавателей. А ваш покорный слуга тратит все свое свободное время на походы в суд, чтобы поддержать единомышленников. Я очень надеюсь, что за Иванова мне переживать не придется. Все-таки рано или поздно этому беспределу должен быть положен предел…
Под Маском скрытое

В последние три-четыре года в дискуссиях, касающихся развития космонавтики, часто упоминается Илон Маск. Действительно, личность неординарная, явно не обделенная талантами. Дела и громкие, подчас очень спорные выступления Маска не оставляют равнодушными ни специалистов, ни общественность.

Известный американский бизнесмен в области астронавтики (и не только), надо отметить, весьма высоко поднял планку разработки новых технологий и устройств. Чего же добивается Маск, каковы его цели? И кто он на самом деле: гениальный менеджер, талантливый изобретатель, выскочка-авантюрист, технологический провокатор или все вместе взятое в одном лице?
Его недавнее выступление относительно создания на Марсе крупного поселения, рассчитанного на миллион жителей, с предварительным показом ролика, как это будет происходить, впечатлило многих, однако относительно предложенного проекта сразу же возникла масса вопросов как чисто технического, так и гуманитарного характера.

Первое, что сразу приходит на ум: вся эта затея – чистой воды авантюра. Но так могут думать только те, кто не следит за деятельностью Маска. Ведь специалисты прекрасно понимают, что освоение Марса по объективным причинам никак не состоится в ближайшем будущем. Реально это середина ХХI века и далее, а колонизация Красной планеты вообще дело ХХII века.

Так чем же тогда является марсианский проект? Ответ на поверхности. И хотя на первый взгляд это, повторим, выглядит авантюрой, на деле – элементарный блеф. Ведь в чем отличие этих двух понятий? Авантюра – необдуманное, спонтанное действие. Блеф – хорошо продуманная и тонко просчитанная комбинация. Маск не авантюрист, он прагматик до мозга костей. Может быть, в душе немного провокатор, но все свои слова и действия он просчитывает на несколько ходов вперед.
Под Маском скрытое


Предложенный им марсианский проект – хитрая комбинация, преследующая несколько целей. Во-первых, за громкими амбициозными планами всегда легче скрыть свои ошибки, просчеты и неудачи, от которых никто не застрахован. Во-вторых, есть чисто финансовый интерес. Был сделан классический психологический ход: проси миллиардов сто – глядишь, один и дадут. А то в американском конгрессе уже стали косо поглядывать на новые частные фирмы, которые вышли на рынок космических запусков, потеснив таких грандов, как «Боинг» и «Локхид». Ведь могут и финансирования лишить. Поэтому Маск и сделал упреждающий информационный выпад, чтобы подстраховаться от возможных негативных последствий, а блефовать он умеет.

Болезненные успехи

При всех талантах Илон Маск остается живым человеком, а людям, как известно, свойственно ошибаться. Создав компанию SpaceX, он сразу же развил такой фантастический темп работы, какой до этого вообще не был свойственен космической отрасли, ей по определению присущ здоровый консерватизм. Профессиональная деятельность умело сдабривалась мощной пиар-кампанией. Многие СМИ настолько очаровались обаятельным и энергичным бизнесменом, что были готовы считать его богом космонавтики.
Под Маском скрытое


Поначалу все шло просто идеально: старт за стартом, контракт за контрактом. За доставкой грузов для МКС SpaceX получает разрешение на запуски военных спутников и наконец вершина – марсианский проект. Однако жизнь вносит коррективы в любые планы. Безмятежный и уверенный космический курс Маска начал давать сбои. Легкость первых стартов и доля везения подействовали, как дурман. Ничто не предвещало беды, но…
Юрий Глушаков: Пару слов в защиту Белорусской Народной Республики
Юрий Глушаков: Пару слов в защиту Белорусской Народной Республики
С приближением 100-летия БНР количество публикаций на эту тему начинает возрастать. А к старым мифам добавляются новые, иногда – не менее шокирующие…

БНФ против БНР?

Мифологии так много, что здесь мы рассмотрим для начала только один сюжет. Хорошо известно, что в старой историографии утверждалось, будто БНР было исключительно делом рук «буржуазных националистов». Сегодня же хорошо известно – и на Первом Белорусском съезде в декабре 1917 года, и в составе БНР доминировали левые – как умереннее социалисты, так и крайние радикалы. Вроде белорусских эсеров с их установкой на мировую революцию. 1-я Уставная грамота БНР провозгласила уничтожение частной собственности на землю и установление 8-часового рабочего дня, что было в те годы одними из главных требований социалистической программы-«минимум».
Правда, в рядах нынешних белорусских политических партий эти и подобные факты, по понятным причинам, предпочитают игнорировать. А накануне юбилея пошли еще дальше. Оказывается, БНР не смогло стать реальным государством и обрести международного признания… из-за белорусских социалистов, в нее входивших. Так, в одной из недавних лекций профессор Алесь Смолянчук заявил следующее:
«Сацыялістычнае дактрынэрства фактычна зьнішчыла магчымасьць паразуменьня розных палітычных сілаў у беларускім руху. Але галоўным чынам Скірмунт прайграў таму, што Нямеччына была супраць, зазначае прафэсар Смалянчук. Ён удакладняе: «Немцы, на якіх Скірмунт спадзяваўся, калі пачалося фармаваньне ягонага досыць сур’ёзнага ўраду, далі зразумець, што яны не пацерпяць гэтага. Іх цалкам задавальнялі ўрады сацыялістаў, якія ня мелі шанцаў на міжнароднай арэне».
Консервативный польско-белорусский политик Роман Скирмунт – глава одного из правительства БНР в 1918 года.

Возможно, издание исказило слова уважаемого профессора? Или вырвало их из контекста? Допускаем это. Но и без этой публикации отождествление социалистической БНР с едва ли не нынешним консервативным БНФ – и без того широко распространенный миф…

«Я-я, Кемска волость…»

Что же произошло в том далеком 1918 году? Неужели некий «социал-доктринер» Воронко подсидел в правительственном кресле очень «серьезного» политика Скирмунта? И именно из-за этого дела в Беларуси пошли наперекосяк?

Начнем с «социалистического доктринерства». Язепа Воронку и членов его правительства, сменивших консервативный кабинет Романа Скирмунта, очень трудно назвать левыми радикалами или догматиками. Это были очень умеренные деятели из правого крыла партии «Белорусская социалистическая громада». Такие себе социал-демократы европейского толка. Отставку же команды Скирмунта вызвало отсутствие его поддержки не только в Раде (парламенте) БНР, но и в целом в белорусском обществе, излишним «доктринерством» никогда не страдавшем.
А все началось с телеграммы, отправленной Радой 25 апреля 1918 года по инициативе Скирмунта германскому императору Вильгельму II. В ней говорилось: «Только под опекой Германского государства видит Рада добрую волю своей страны в будущем».

Сие послание, скорее всего, не было инициативой только господина Скирмунта. Например, что схожий документ был подготовлен на имя немецкого «государя императора» Литовской Тарибой - по «совету друзей» из Берлина. Аналогичное предложение от немцев могло придти и здесь.

Представьте себе Беларусь в 1918 году. Почти вся ее территория оккупирована германской армией. Немцы обложили белорусских крестьян, и без того истощенных многолетней мировой войной, непомерными продовольственными поборами. Белорусское сало, картофель и хлеб вагонами вывозят «нах фатерланд». Не согласных – безжалостно шомполуют. Рабочие в городах также обязаны исправно работать на победу германской империи. Пытающихся бастовать арестовывают тысячами и отравляют в концлагерь, устроенный оккупантами в Брестской крепости. Конечно, немцы в 1918 году еще не дошли до уровня зверств Второй мировой войны. Но все равно, пойманных партизан и повстанцев немцы вешают прямо на площадях. Как, например, они поступили впоследствии с участниками Горвальского восстания.
И вот на этом фоне группа публичных политиков отбивает в Берлин телеграмму – дескать, навеки с вами. Политическое самоубийство? Как сказать. Для подобных Скирмунту помещиков немцы были действительно «избавителями» - они возвращали им землю и в дальнейшем обещались защищать от собственных, белорусских крестьян.

Но телеграмма кайзеру стала крупнейшей политической ошибкой, которая аукается сторонникам БНР до сих пор. Сразу же после этого злосчастного телеграфирования по Беларуси и России пошла волна возмущения – «буржуазные Рады во главе с фон Скирмунтом продают Беларусь немцам». Разумеется, большевистская пресса охотно подхватила эту тему.
Что до «социалистического доктринерства», то уж оно никак не могло уничтожить «возможность взаимопонимания различных сил в белорусском движении». Хотя бы по той причине, что почти все эти политические силы сами были социалистическими. Кем был Роман Скирмунт?
Скирмунты - родовитая фамилия, владевшая поместьями как в Польше, так и в Беларуси. Сам Роман Скирмунт свою политическую деятельность также начинал в числе депутатов царской Государственной Думы от «польского кола». Его дядя Константин Скирмунт, например, в последующем был министром иностранных дел Польши. Лишь незадолго до описываемых событий Роман Скирмунт вдруг почувствовал себя «политическим белорусом». Однако никаких серьезных партийных структур ни за Скирмунтом, ни за ему подобными «буржуазными» политиками, в то время не стояло. По причине почти полного отсутствия белорусской национальной буржуазии как таковой. Крупные собственники в белорусских городах и местечках были представлены преимущественно лицами еврейской, польской либо русской национальности. Русскими либо поляками было и подавляющее большинство помещиков.
Белорусская же национальная идея опиралась на крестьянство и разночинную демократическую интеллигенцию. Поэтому и основными политическими партиями БНР была Белорусская социалистическая Громада и вышедшие из ее рядов Белорусская партия социалистов-революционеров, Белорусская социал-демократическая партия и Белорусская партия социалистов-федералистов. «Отцом» БНР и декларации о независимости Беларуси был социалист-громадовец Антон Луцевич.

Естественно, левые социалисты в Раде, возмущенные «кайзеровской телеграммой», в знак протеста стали выходить из нее. Например, так ушел будущий лидер белорусских эсеров Томаш Гриб. Скирмунт же, умело воспользовавшись им же спровоцированным кризисом, стал премьер-министром.

Признав себя вассалом Германской империи, Роман Скирмунт принялся рубить последний сук, на котором все держалось. В мае 1918 года на заседании Секретариата заявил об отмене аграрной программы 1-й Уставной грамоты БНР. Той самой, что предполагало в Беларуси переход земли в руки народа. Это было социальная основа, на которую только и могла опираться БНР в крестьянской Беларуси. Тогда даже оставшиеся в Раде умеренные социалисты уже не могли стерпеть такой переворот, и объявили Скирмунту отставку. Можно ли это назвать «доктринерством»? Скорее – элементарным здравым смыслом.
Более того, если бы социальная программа Белорусской Народной Республики была бы развернута еще шире – она бы наверняка получила значительно большую поддержку народа. Именно наиболее левая партия БНР – белорусские эсеры, и стала впоследствии самой массовой белоруской партией.

Кайзер и социализм

Не менее спорным представляется и следующий тезис о том, что падение «серьезного» правительства Скирмунта было предопределено отказом немцев в его поддержке. Дескать, германцам для международной изоляции БНР гораздо удобнее было иметь дело с его социалистическим правительством. Давайте снова посмотрим на факты.

Белорусская Народная республика была не единственным государством, возникшим либо пытавшимся сформироваться на подконтрольных Германии бывших территориях Российской империи. Но везде немецкие оккупанты делали выбор в пользу предельно консервативных режимов. Например, в Литве при поддержке немцев у власти утвердились Тариба во главе с националистом и будущим диктатором Антанасом Сметоной. В Латвии и Эстонии германцы вообще пошли на установление марионеточного Балтийского герцогства. Или взять, к примеру, Польшу. Уже на что пан Юзеф Пилсудский был лоялен и германскому, и австро-венгерскому императорам. Давно порвал со своим буйным революционным прошлым, а сколько «москалей» перебили его бравые легионеры на Восточном фронте? Но одно неосторожное слово – и бывший социалист Пилсудский молниеносно оказался в немецкой тюрьме, а в занятой ими Польше германцы основную ставку делают на польские монархические элементы провозглашенного ими в 1916 году Королевства Польского. Большим другом Германии был атаман Краснов, правивший на занятом немцами Дону.
Украина – здесь власть социалистической УНР была провозглашена самостоятельно, но правительство украинского социал-демократа Винниченко пошло на союз с Германией – ввиду столкновений с Советской Россией. Покровительство германского императора дорого обошлось УНР – 28 апреля 1918 года немцы производят государственный переворот и устанавливают в Украине монархический режим гетмана Скоропадского. Крупный помещик двух губерний Павло Скоропадский был куда более «социально близкий» германским юнкерам, чем марксисты Петлюра и Винниченко. На такую же «социальную близость» мог рассчитывать и выходец из польско-белорусской аристократии Роман Скирмунт.

Тогда же почему, вопреки своей обычной политике, именно в Беларуси император Германии Вильгельм вдруг захотел «поддержать» ненавистных ему социалистов? А не отчаянно славшего ему сигналы полной лояльности ультраконсерватора Скирмунта? Что бы дать немецкой левой социал-демократии, и без того все сильнее раскачивавшей трон Гогенцолленрнов, еще один внешний пример для подражания? Непонятно.

Впрочем, все попытки объяснит неудачи правительств БНР чьей-то злокозненной волей, происками или неправильной расстановкой «кадров» - уже сами по себе сродни конспирологии. В бурное время революций и гражданских войн побеждает тот, кто объективно может и хочет победить, за кем идет большинство народа. Никакие сослагательные наклонения тут не принимаются.
А вот фраза про то, что на международной арене правительства социалистов не имели никаких шансов – это чистой воды правда. Как впрочем, не имели там самостоятельных шансов на успех и никакие другие белорусские правительства – консерваторов или даже большевиков.
Немецкие оккупационные власти также не признали ни одно из правительств БНР. Они вообще не желали образования никакой Беларуси, хотя первоначально и заигрывали с белорусским движением. Планы у немцев в отношении белорусских земель были разные и все время менялись. По свидетельствам ксендза Гадлевского, первоначально они вообще намеревались оставить Беларусь в составе России – как коридор для немецких товаров из Восточной Пруссии, прямиком попадающих на русские рынки без транзитных государств.
Уже в начале 1918 года южную Беларусь немцы передали Украине. На оставшихся территориях имперские германские власти больше делали ставку на «Великую» Польшу. Для них польские националисты были гораздо более реальной силой. Это ведь поднявший мятеж корпус Довбор-Мусницкого помог немцам занять Минск. И уже вскоре немцы вместе с поляками срывали бело-красно-белые и вывески «БНР» с минских улиц.

После разгрома и капитуляции Германии Польша снова оказалась в фаворе – на этот раз у Франции и Англии. И опять ставка была сделана на Речь Посполитую, как на надежный антисоветский форпост. Аннексия Западной Беларуси, Западной Украины и Виленской Литвы была признана державами Антанты по умолчанию, а с делегациями БНР никто даже не захотел говорить. Таковы реалии «реал политик».

Единственным государством в мире, признавшим право Беларуси на самоопределение, стала Советская Россия. Можно много спорить, была ли БССР государством в полном смысле этого слова – или протогосударством, частью конфедеративного государства СССР с высокой степенью автономии. В любом случае, мировая история еще не знала автономий, являвшихся учредителями и членами ООН. Но факт налицо: через все трудности и лихолетья именно здесь белорусский народ обрел невиданные ранее возможности для развития своего языка, культуры, науки, образования, экономики и социальной сферы. Для формирования национального самосознания и своей государственности.

Что касается Белорусской Народной Республики, то эта попытка в силу ряда причин оказалась неудачной. Но, по мнению автора, и к этой части нашей истории следует относиться с уважением. И именно поэтому ее история должна строиться только на фактах и быть свободной от мифов. Как старых, так и новых.
Пророссийских публицистов судят в Минске: 12.01.2018 день 17

15:23 — Заседание суда на сегодня окончено. Продолжение — 15 января, в 10:00.

15:18 — Поскольку вызвать свидетелем представителя налоговой инспекции нельзя (она уже не работает по старому адресу, а новый неизвестен), суд принял решение огласить его показания.

15:16 — Чтение 13 тома дела закончено.

15:03 — Судья спрашивает Шиптенко о несовершеннолетних детях. Тот говорит, что его сыну 14 лет. Сыну Алимкина — 16. До этого была зачитана характеристика Шиптенко, сделанная бывшими коллегами из Академии МВД Белоруссии. Среди недостатков было обозначено, что Шиптенко обладает вспыльчивым характером и не воспринимает критику в свой адрес. Среди достоинств — порядочный, с обострённым чувством справедливости.

14:53 — Прокурор зачитывает ответ «Лента.ру», в котором сообщается, что опубликованные на сайте «Лента.ру» материалы перед публикацией проходят проверку на сооветствие антиэкстремистскому законодательству России, поэтому перед авторами не ставились и не могли ставиться задачи, связанные с подготовкой материалов, разжигающих рознь. Напомним, с этим изданием, согласно версии следствия, сотрудничал Юрий Павловец.

14:44 — Зачитывается характеристика Павловца из БГУИР (Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники, где работает публицист — EADaily). Характеристика положительная.

14:37 — Прокурор переходит к продолжению зачитывания томов уголовного дела. Сейчас зачитывается 13 том (всего их 21). Судья уточняет данные о несовершеннолетних детях обвиняемых. Юрий Павловец уточняет, что его дочери Лизе 11 с половиной лет.

14:32 — Допрос представителя МИД закончен. Адвокат Марчук ходатайствует о приобщении к делу данных, приведённых белорусским политологом Александром Шпаковским, согласно которым в быту белорусский язык используется небольшой частью населения. Напомним, Павловцу ставится в упрёк то, что он якобы искажает информацию о количестве говорящих на «мове». Марчук передаёт суду подборку статей белорусских экспертов и ученых, а также исследование американских специалистов на эту тему (на английском языке). Все они констатируют незначительную степень использования белорусского языка населением. Никто не возражает по поводу приобщения этих публикаций к делу.

14:28 — Алиевич заявляет, что МИД вправе вынести журналисту предостережение за нарушение правил аккредитации (например, если журналист в своих публикациях оскорбляет кого-либо).

14:24 — То есть вопрос аккредитации контролирует руководство соответствующго СМИ? —  переспрашивает адвокат. Алиевич подтверждает, что аккредитация осуществляется по запросу руководства СМИ и присланных им документов.

14:17 — Правильно ли мы трактуем закон, что для получения аккредитации подразумевается, что журналист должен иметь трудовые отношения с иностранным СМИ? Адвокат Игнатенко констатирует, что Алиевич дипломатично уходит от ответа на её вопрос. Тот ссылается на закон и говорит, что ряд вопросов адвоката не входит в его компетенцию.

14:13 — Его просят рассказать об аккредитации журналистов. Он в ответ зачитывает закон, согласно которому осуществление работы журналистов иностранного СМИ без аккредитации запрещается.

14:12 — Заседание возобновляется. Вызывается представитель МИД Белоруссии Иван Алиевич.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

12:37 — Из дискуссии Хлебовца и Гатальской: Насколько большая аудитория пользовалась публикациями? (Хлебовец) — Это огромная аудитория, я сразу скажу (Гатальская). — Чем вы можете подтвердить это обстоятельство? —  Само по себе место, где это все публиковалось, и многие белорусы читают это.
Галина Гатальская. Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

12:31 — Шиптенко был разозлён тем, что Гатальская уходила от ответа на конкретный вопрос, при этом улыбалась, казалась злорадной. Вопреки просьбе адвоката, судья лишил его слова.

12:30 — Объявлен перерыв до 14:00

12:27 — Судья выясняет, «американский мир» — это национальный признак, или нет (Алимкин, по словам Гатальской, разжигал вражду по отношению к «американскому миру»). Гатальская сказала, что нет, не выделяет такого признака.

12:25 — Игнатенко: С учётом того, что вы, вопреки методике Кукушкиной, прогнозируете реакцию адресатов, почему вы не прогнозируете такой вариант реакции, как реакция на предостережение от роста национализма? — По словам Гатальской, в статьях, которые направлены на предостережение, так и пишется — «хотелось бы предостеречь», «вызывают опасность». — Тогда почему «разжигание» вы выводите «имплицитно», а для предостережения ждете каких-то фраз и призывов? (Игнатенко)

12:17 — Вопрос задаёт адвокат Алимкина Хлебовец. Как давно появилась психолого-лингвистическая экспертиза? — В РБ она стала активно использоваться с 2014 года (Гатальская). — Ранее вы проводили подобные исследования, и если проводили, то как часто? — С 2014 года меня пригласили участвовать в проведении, и было проведено порядка двух десятков за это время — с 2014 по сентябрь 2017 года.

12:13 — К вопросам переходит адвокат Юрия Павловца Кристина Марчук. Изменение названий улиц — это действия власти. Когда мы говорим об увольнении пророссийских чиновников, чьи это действия? — Надо добавить, что власти часто выражают мнение народа, а если не выражают, то в конечном итоге ситуация заканчивается конфликтом (Гатальская).

12:11 — Шиптенко спросил Гатальскую, почему она ведёт себя как босячка на привозе. Судья на это заявил, что подсудимый закончил свой допрос из-за оскорбления свидетеля. Адвокат просит дать Шиптенко возможность продолжить, потому что в тексте экспертизы, по её словам, эксперт оскорбляет автора и иронизирует над ним, и если он выражает эмоции при виде эксперта, то не нужно прибегать к таким радикальным средствам. Судья в ответ заявляет, что радикальное средство — это удаление из зала до конца процесса.

12:07 — К вопросам переходит Сергей Шиптенко. Вы сказали, что я пишу «украли европейскую символику — свастику, и вставили ее в вышиванку». Где у меня такой абзац? Гатальская в ответ читает цитату из статьи «Вышиваночное безумие», где говорится о том, что в качестве символа инаковости белорусов используется нечто вроде «широко распространенной индоевропейской символики».

12:01 — Игнатенко спрашивает, почему у ее подзащитного «признаки экстремизма» усмотрели в четырёх публикациях, а ссылаются только на одну. Гатальская говорит, что эта статья является самой яркой. И просит зачитать в подтверждение своих слов о том, как «гиперидентичность» по отношению к властям проецируется на «гиперидентичность» по отношению к белорусам, цитату из другой статьи. Во всех текстах выражена «гиперидентичность» не только по отношению к властям, но к ним «гиперидентичность» выражена ярче, утверждает Гатальская. Вопрос Игнатенко, почему она об этом не пишет в экспертизе, остался без ответа.

11:56 — «Гиперидентичность» — термин из этнопсихологии, говорит адвокат. Какое отношение к этому имеет гиперидентичность в отношении власти? Ранее из пояснений Гатальской вытекало, что у всех авторов она установила разжигание конфликта между двумя разными видами групп: социальной в Белоруссии и национальной в России. Более того, относительно Белоруссии речь идёт о русофобах и конфликте с русофобами. А теперь, если исходить из пояснений Гатальской, вообще получается, что разжигается рознь по отношениею к представителям власти, которая воспринимается экспертом как группа, выделенная по национальному признаку.

11:50 — Адвокат Мария Игнатенко задаёт вопрос: Вы указали, что для констатации признаков разжигания к этнической группе должна быть установлена «гиперидентичность». Но с текстах Григорьева и Шиптенко вы устанавливаете «гиперидентичность» только по отношению к властям. Синонимично ли оно по отношению к этнической группе? —
Возможно, в определенных статьях ярче выделен сдвиг установки «гиперидентичности» по отношению к властям (Гатальская). — Но власти и белорусы — это ведь не одно и то же, спрашивает адвокат. — По отношению к властям и по отношению к белорусам — это разные вещи, подтверждает Гатальская, но отмечает, что «сдвиг в сторону гиперидентичности» присутствует во всех статьях. Игнатенко пытается выяснить, выделяет ли она власти в отдельную группу. Гатальская отвечает, что в данном случае власти тоже являются представителями белорусов (!)

11:42 — Объявлен пятиминутный перерыв.

11:37 — «Вместе с тем в представленных на исследование текстах выражена информация о природной неполноценности группы лиц, выделяемых по признаку национальной принадлежности (о белорусах), и превосходстве над ними другой группы, выделяемой по признаку национальной принадлежности» (выдержка из экспертизы авторства Гатальской). Где у меня говорится о «природной неполноценности» и «превосходстве», спрашивает Павловец. Судья снял вопрос, мотивировав это тем, что суд сказал, что Павловец обвиняется в «разжигании», а не в обвинении кого-то в природной неполноценности.

11:25 — Знаете ли вы о каких-то негативных последствиях моей публикации? (Павловец) — Это не входило в задачу экспертизы (Гатальская). — Знаете ли вы, какие чувства были у аудитории изначально, чтобы давать прогнозы по поводу ее настроений? — С точки зрения конфликтологии это очевидно. — Проводили ли вы исследования, как изменились после моей публикации настроения читательской аудитории? — Планируем провести.

11:07 — «Вы раньше говорили, что русский империализм не давал развиваться Белоруссии» (Павловец). — «Я говорила именно русский империализм, а не русские» (Гатальская). Ранее во время обсуждения она эмоционально заявила, что Павловец дожен нести ответственность за свои слова. Также ранее адвокаты указывали на идеологическую ангажированность госэксперта, проводящего исследования статей своих идейных оппонентов.

11:03 — Гатальская заявила, что война 1812 года для Белоруссии не была Отечественной («Отечественной войны двенадцатого года не было для Белоруссии»), и что Белоруссия «не на добровольных началах» входила в состав как России, так Польши. Правильно ли я вас понимаю, что русские захватили Белоруссию (Павловец)? Судья снял вопрос.

11:00 — «Где я назвал белорусский язык мертвым?» (Павловец) — «Вы пишете, что на нем говорит полтора-два процента» (Гатальская). — «Как может быть мертвым язык, на котором говорит 200?000 белорусов?» (Павловец).

10:56 — Вы говорили, что понимаете разницу между историографией и историей? (Павловец) — У нас с вами не дискуссия на исторические темы, а дискуссия по поводу того, есть ли враждебное отношение, существовал ли белорусский этнос или не существовал, как ориентированы белорусы к русским (Гатальская).

10:53 — «Историю Белоруссии определяет как мифическую» (из экспертизы). Павловец: Слово «определяет» что означает? — Что в тексте у вас есть, что в 90-х годах националистами были созданы мифы (Гатальская) — О чем? Ответьте, если я пишу о мифах. — Вы не пишете, но в контексте статьи это понятно. Павловец спрашивает, какие мифы она имеет в виду. Гатальская говорит, что не знает.

10:49 — «Автор пытается убедить читателя, что эта идентичность искусственно создавалась („конструировалась“) всегда на пике конфликта с русскими (выделяет периоды белорусизации)»,— написано в экспертизе. «Где я выделяю этапы именно белорусизации?» — спрашивает Павловец. Гатальская говорит, что Павловец выделяет эти этапы со времен перестройки. «Где написано, что это этапы белорусизации?» — вновь спрашивает публицист. «Ползучую белорусизацию вы выделяете?» — отвечает Гатальская. Но при этом она не может точно назвать периоды белорусизации, который выделил автор. «Вы выделяете периоды конструирования белорусской идентичности», — заявляет Гатальская. «То есть я этапы белорусизации не выделяю, а выделяю этапы конструирования белорусской идентичности?» — спрашивает Павловец. «Предположим, не выделяете», — признаёт Гатальская. Павловец напоминает ей, что она несет ответственность за составление ложной экспертизы.

10:43 — «Слова о том, что белорусской идентичности не было, по-вашему, являются оскорблением белорусов. А когда появилась белорусская идентичность?» (Павловец) — «У нас с вами не историческая дискуссия, мы не знаем, тысячу лет назад ее не было или сто» (Гатальская). — «А если сто лет назад ее не было, то можно ли говорить о ней?» — «Ну есть же мнение историков о существовании древнебелорусского языка».

10:32 — «Как русские могут воспринимать, если их соплеменников дискриминирует в чужой стране? Вы пишете что в Белоруссии задвинули на задворки пророссийскую группу, и как в России это будет воспринимать?» — спрашивает Гатальская. — «Где я пишу про пророссийскую группу на задворках?» — изумляется Павловец. Гатальская в ответ зачитывает цитату про западнорусистов (представителей возникшего в XIX веке идейного течения — EADaily). «Вы знаете, кто такие западнорусисты?» — спрашивает Павловец. Гатальская отвечает, что, «похоже, это одна из пророссийски ориентированных подгрупп», выделенных Павловцом. — «Похоже? Вы эксперт, вы должны давать точные формулировки», — отмечает Павловец — «Да». На вопрос, кто такие западнорусисты, Гатальская не ответила.

10:26 — Есть ли в в Белоруссии какая-либо националистически настроенная группа? (Павловец) Гатальская отвечает, что не может отнести «нашу молодежь» к националистической, потому что, по ее словам, в России национализм воспринимается как синоним ксенофобии.

10:20 — Павловец спрашивает, в чем состоит вменённая ему «гиперидентичность». Гатальская отвечает, что, в частности, в том, что белорусы не имеют право на свою символику (он якобы об этом пишет). А георгиевская лента это что?- спрашивает Павловец. — Это российская символика, отвечает Гатальская. Напомним, ранее эксперты и историки отмечали, что георгиевская лента является общемировым символом борьбы с фашизмом. И акции с её использованием проводятся в самых разных странах мира, в том числе и в США.

10:19 — Продолжается допрос психолога Галины Гатальской.

10:13 — Заседание суда началось. Адвокат Мария Игнатенко выразила протест по поводу того, что Алле Кирдун дали на ознакомление отзывы российских ученых и экспертов Галяшиной и Кукушкиной, проведших собственное исследование текстов обвиняемых. Игнатенко спросила, что она с ними будет делать — давать отзыв или рецензию на тех, кого они сами назвали своими учителями? И отметила, что у защиты нет таких вопросов. Судья сказал, что у него такие вопросы есть .