Украинский кризис: хаотизация и иррационализм будут нарастать

Украинский фактор стал важной составляющей российской внутриполитической повестки дня. С одной стороны, Украина и для нас, и для Белоруссии стала антипримером того, как не нужно делать, а с другой стороны она выступила тормозом позитивных изменений в российской политической системе, связанных с развитием гражданского сектора и горизонтальных связей.
Когда запускается процесс конфронтации, система должна защищаться. Запад удивительным образом сам создает путем своей провокативной пропаганды из России Мордор. Включается провокативная конфликтаная ситуация: вы хотите Мордор? — вы Мордор получаете.
Другое дело, что никого на самом деле не волнует, что собой представляет современная Российская Федерация, которая не имеет ничего общего с тем ужасающим образом, который доминирует сегодня на Западе. А на Украине именно этот негативный мифологизированный образ России как «страны-агрессора» стал одних из основ существования нынешнего украинского политического режима — убери этот образ врага, и все посыплется.
Это определяющий фактор их легитимизации, и это тот главный товар, который Украина активно продает вовне.
На протяжении всего периода, предшествующего нынешнему кризису, когда происходил процесс перетаскивания Украины либо на Запад, либо на восток, мы предупреждали наших украинских партнеров о высоких социально-экономических издержках европейской модели интеграции. Приводя в пример в том числе и историю с прибалтийским опытом евроинтеграции. Пытались рационально это объяснить. Нас не слушали. Пытались в том числе договориться с Европой. Нас тоже не слушали. В итоге Украину фактически разорвали. При этом развеиваются и наши дальнейшие надежды на то, что люди, узнав на себе все эти высокие издержки, выражающиеся в том числе в резком снижении уровня жизни, в конце концов поймут, что они заблуждались.
Если в Прибалтике интеграция в евроатлантические структуры привела к массовому выезду граждан этих стран в более развитые государства ЕС, то на Украине, «застрявшей» на евроинтеграционном пути, наблюдается удивительный процесс попыток «индивидуального членства» в ЕС, когда люди после пресловутого «безвиза» пытаются войти в Европу через «задний проход» и осуществить европейскую мечту на своем личном уровне, демонстрируя поразительную готовность к понижению социального статуса и к отказу от связи с родиной.
Но это пространство никуда не денется. Оно будет рядом с нами. И вероятней всего, в том числе через миграционный фактор, тлеющий здесь конфликт будет расширяться, захватывая и Россию, и Беларусь, и Европу.
Нужно называть вещи своими именами. С точки зрения геополитики украинский конфликт — американский давно проверенный вариант удержания территории через управляемый конфликт с целью ослабления России и Германии. В целом Европы, но Германии прежде всего — как возможного союзника России.
И здесь можно лишь удивиться живучести старых англосаксонских геополитических доктрин — Маккиндер оказывается пугающе современным.
Поэтому мы наблюдаем со стороны США поддержку на Украине того режима, который показал свою полную несостоятельность. Режима, который держится исключительно на западных дотациях, информационных манипуляциях, на восстановлении авторитарной системы управления при значимом радикальном националистическом факторе.
Порошенко прошел тот же путь, что и Янукович. И это воспроизведение украинской политической матрицы: на волне популизма переход к «демократизации» политической системы в виде парламентско-президентской модели и затем резкая заточка системы «под себя» и свое окружение, восстановление президентской модели с «любыми друзями», «семьей», «винницкими» и пр. клановыми вариантами.
Американцам, по большому счету, все равно — главное, чтобы во главе системы сидел «их сукин сын», желательно управляемый и весьма желательно контролируемый, в том числе — в смысле контроля над ресурсами. А здесь с Порошенко очевидные проблемы. Поэтому мы видим историю с НАБУ, цирк с Саакашвили и подготовку новых претендентов на президентское кресло, таких как Вакарчук и пр.
При этом, с одной стороны, мы видим, как — особенно в западном информационном пространстве — пропагандистски гипертрофируется российская угроза, где-то намеренно, где-то уже на общей параноидальной волне просто элементарно переоцениваются российские возможности; с другой стороны — мы точно так же переоцениваем возможности американцев и слишком многого от них ждем.
Да, нужно признать, что существует жесткая, последовательная, стратегически выверенная политика, направленная на достижение долгосрочных американских интересов.
Но сегодня в условиях политического кризиса в США происходит хаотизация системы принятия решений, где значимыми становятся частные интересы и даже иррациональные факторы. Вся история с Трампом, от которого в России ждали ослабления санкционного давления и урегулирования конфликта, будет определяться американской внутриполитической повесткой дня, связанной с необходимостью президента США доказывать, что он — не «рука Москвы».
Именно с этим связана нынешняя жесткая позиция его администрации по Украине, это во многом повлияло на резко антироссийские и антикитайские положения недавно обнародованной новой Стратегии национальной безопасности США.
С этим же связана и провокативная позиция Волкера в отношении России, фактически направленная на срыв Минского процесса. Здесь также явно присутствует и личный мотив, связанный с желанием Волкера закрепится в американском политическом истеблишменте за счет востребованной сегодня милитаристской риторики.
С учетом того, что политическая элита США расколота и происходит впечатление, что по той же Украине действуют несколько американских акторов, зачастую не сверяющих свои действия друг с другом, хаотизация и иррационализм будут нарастать и определять усиление конфронтационной составляющей в американо-российских отношениях вокруг Украины и не только.
В этом отношении перспективы на 2018 г. не выглядят радужными. Очевидно, будут попытки американцев повлиять на ход избирательного процесса накануне президентских выборов. Особенной активности можно ждать в феврале. Но если по этому поводу на той же Украине есть какие-то иллюзии, мы их готовы развеять.
Да, Россия испытывает определенные трудности. Да, возможно, есть какое-то недовольство. Но эти трудности и это недовольство явно не тех масштабов, которые могли бы повлиять на устойчивость политической системы.
В России есть достаточно консолидированное общество, управляемая система власти. В России уже сегодня обеспечен управляемый переход через период уловного «транзита власти», мы знаем имя «нового» президента. И все попытки внешнего давления будут жестко пресекаться.
В этом отношении мы прошли тот путь, который в Беларуси доказал свою эффективность.
Система будет себя защищать. Да, возможно, это связано с издержками более жесткой политической вертикали, но это во многом и заслуга наших западных партнеров, принципиально не желавших принимать в расчет естественные интересы России в том регионе, который для нее является приоритетным, да и вообще просто не желавшей сильной России.
И последнее, что касается Европы и наших перспектив.
Очевидно, что все эти проблемы — это не только проблемы Украины, России, Белоруссии. Европа точно так же является здесь страдательной стороной. На самом деле точно так же, как у нас, особенно на государственном уровне, в чем-то до конца не осознавая всех обстоятельств, связанных с Украиной, Европа, занятая своими внутренними, миграционными и прочими проблемами, еще не поняла, что такое Украина для нее и для всей системы общеевропейской безопасности.
Для Европы, по большому счету, все только начинается. И понимание нами всего того клубка проблем, который несет за собой украинский кризис, дает новые возможности диалога с теми европейскими коллегами, которые готовы к этому диалогу. А таковых, я уверен — в Европе достаточно много.
И эти совместные интересы должны привести нас к каким-то новым, нестандартным шагам, в том числе направленным на развитие горизонтальных связей на уровне экспертного сообщества.
Из выступления 22 декабря в Минске на круглом столе «Украина, Россия, Беларусь и Европейский союз: безопасность, интеграция, ценности», прошедшего под эгидой общественной инициативы «Гражданский форум: Беларусь, Украина, Россия».
Робо сапиенс

Наука в XXI веке будет все больше сосредотачиваться на человеке, и это повод для серьезного беспокойства. Видимые успехи в создании искусственных органов, появление универсальных биочипов, прорыв в сопряжении электроники и живой материи — подобные открытия призваны, на первый взгляд, помочь тем, кому не обойтись без радикального вмешательства. Вместе с тем мы слышим о достижениях биоинженерии, возможности создания «таблетки от старости», разработке искусственного интеллекта. Все эти направления связаны: их объясняет новое учение, которое получило название «трансгуманизм».



Генеральная идея звучит просто: хомо сапиенс — не конечная фаза эволюции и не «венец творения». Человек должен сам выйти на новый эволюционный виток, доразвив себя до киборга, а затем и вовсе — перенеся свое сознание в компьютерный носитель. Фантазия? Очевидно. Но известный публицист и футуролог Фрэнсис Фукуяма почему-то назвал ее «самой опасной идеей в мире».
Базовая мысль не нова. Немецкий философ Фридрих Ницше устами своего героя Заратустры постулировал: «Человек есть нечто, что следует преодолеть». Нового Homo, как известно, попытались выковать из старого в прошлом веке, но успехом масштабные проекты «переустройства нашей косной природы» не увенчались. Сегодняшние ницшеанцы опираются на научные открытия и технические прорывы второй половины XX столетия. Поступь научного прогресса действительно впечатляет: с одной стороны, ЭВМ — микроэлектроника — интернет — искусственный интеллект, а с другой — открытие ДНК — расшифровка генома — генная инженерия. Обе ветви развития хорошо дополнили друг друга.
Казалось бы, прекрасно: прогресс не остановился, у землян есть шансы жить дольше, стать лучше. Как не порадоваться, например, успехам протезирования. Скажем, Luke arm — протез руки, позволяющий своему владельцу осязать предметы. Или бионические «конечности», которыми можно двигать, лишь подумав об этом. Сегодня это уже целая индустрия.
В токийском университете доводится до ума устройство RatCar —«крысомобиль». В отвечающий за моторику раздел мозга парализованного грызуна вшиты электроды, соединенные напрямую с колесным устройством. Мозговым усилием крыса может катить тележку в нужном направлении. При переносе разработки на обездвиженного человека мы получаем нечто, ранее невозможное. Очевидно, все это — вполне морально оправданная помощь людям с ограниченными возможностями. Но киборгизация имеет свою логику развития. Так, уже разрабатываются протезы для бегунов или альпинистов: эти «части тела», по задумке инженеров, должны стать гораздо совершеннее естественных конечностей. Создан протез для музыканта-ударника, позволяющий выбивать немыслимые синкопы.
А почему бы не придать своему телу и мозгу некоторые новые функции? Нил Харбиссон, британский музыкант и художник, с рождения не различающий цвета, решил необычным образом поправить изъян. В его мозг вмонтировали специальный датчик, позволяющий слышать цвет (включая ультрафиолетовый и инфракрасный спектры) как звук. Из головы этого первого официального киборга торчит антенна. В 2010 году Харбиссон основал международное общество Cyborg Foundation. Цель организации — помочь всем желающим стать киборгами. Причем многим не нужна медицинская помощь. Скажем, на Западе стало уже почти привычным вживление в руку электронных биочипов — от информационных, с полным набором личных данных, до служебных пропусков и транспортных карт.
Прорывными направлениями науки занимаются и в калифорнийской Силиконовой долине, и в Массачусетском технологическом университете, и в других мощных научных центрах. Президент компаний SpaceX и Tesla Илон Маск разрекламировал недавно проект Neuralink по разработке нейрокомпьютерных интерфейсов, призванных связать человеческий и машинный мозг. Конечная цель — усовершенствованные люди. Похожими разработками занят американский же бизнесмен-мормон Брайан Джонсон, возглавляющий корпорацию Kernel. Культовый американский изобретатель и футуролог Рэй Курцвейл, которого называют гуру трансгуманизма за пропаганду «цифрового бессмертия» в результате переноса человеческого сознания на компьютерные носители, стал несколько лет назад техническим директором компании Google. Практически одновременно компания запустила проект Calico, ставящий целью победу над старением с полуторамиллиардным бюджетом и непрозрачнй для наблюдателей.
Очевидно, что часть подобных исследований ведется за закрытыми и «полузакрытыми» дверями ВПК. Так, скажем, продолжаются попытки объединить методы генной и электронной инженерии. Например, стало известно об идее «выращивать» интерфейс «мозг-компьютер» прямо из серого вещества внутри черепной коробки. К этому добавляются сообщения о генетических химерах, создаваемых в лабораториях, вроде светящихся кроликов. Генетики шутят? Но на каком-то этапе многих наблюдателей, в том числе с научными степенями, такие экзерсисы перестали вдохновлять и забавлять, а начали нешуточно тревожить. Все чаще звучит вопрос: куда идет человечество?
Невидимая рука, железная пята

Всё стремительно меняется в этом мире, неизменным остаётся одно — привычка сетовать на стремительно меняющиеся времена. Между тем, развитие часто идёт даже не по спирали, а по кольцу — подтверждая известную максиму о том, что новое — это хорошо забытое старое.
Вот, например, в двадцать первом веке энтузиасты на полном серьёзе восторгаются «невидимой рукой рынка» — метафорой, вброшенной в коллективное сознательное и бессознательное добрейшим Адамом Смитом почти четверть тысячелетия назад.
Речь идёт о том, что свободный, ничем не ограниченный и не регулируемый рынок, как совокупность маленьких индивидуальных эгоистических воль, в конечном итоге станет реализовывать интерес всего общества в целом.
В страшных сказках нашего детства была злая чёрная рука, в сказках детства современной экономики — добрая невидимая. И в эти сказки, как видим, продолжают верить, причём верить со всем возможным фанатизмом.
Самоорганизация посредством рынка, считают последователи мистера Смита, и есть лучшая организация общества. Не нужно тупых чиновников, не нужно поганых фискалов, не нужно алчных бюрократов. Продавцы разберутся сами, ведь их благосостояние возможно именно путём удовлетворения потребностей составляющей это самое общество клиентуры.
Надо отдать должное Адаму, этому первочеловеку современной экономической теории. Образ невидимой руки поистине великолепен, и громадная доля здравого смысла в его рассуждениях очевидна. Иное дело, что есть, конечно, масса самых разных «но».
Во-первых, конкуренция индивидов неизбежно сменяется конкуренцией монополий, а там совсем другие законы, которые вовсе не об интересах непритязательной массовки. Фискалы и вырастают из рынка, и не только они. Кто помнит девяностые, тот знает: где ларьки, там и братки, а у братков свой интерес. И «свободный рынок» очень скоро становится совсем не свободным.
Во-вторых, мистер Смит говорил о производителях, современная же экономика едва ли не в большей степени виртуальна, обеспечиваемая изощрёнными банковскими играми. Образно говоря, современную экономику делают те самые братки от коммерческих монополий, рубясь с друг другом в танчики.
В-третьих, потребности у человека тоже разные бывают. Может быть и потребность в морду дать, и потребность кокаина нюхнуть. Делать каждую потребность предметом рыночных услуг было бы довольно опрометчиво.
В-четвёртых… да что в-четвёртых, можно сколько угодно разоблачать мечту о свободном рынке, но она живёт и будет жить, потому что любая мечта бессмертна. Просто задумаемся о том, к чему ведёт наши многострадальные земли приоритет коммерческой прибыли и экономической целесообразности.
В историческом смысле совсем недавно — двадцать пять лет назад (это в сто раз фактически меньше, чем срок с момента, когда Адам Смит запустил свой мем) распался Советский Союз. Гигантские куски общенародной собственности были моментально растащены между не такими уж и многочисленными «эффективными собственниками».
Они, да, принялись эффективно и быстро делить собственность. Однако создавали её никак не они, а весь многострадальный и многонациональный советский народ. У них, у эффективных, не было ни опыта капиталистического управления, ни какой-либо привязанности к своей добыче. Что такое для Чубайса план ГОЭЛРО?
Одно дело, если ваш завод построил, выбиваясь из сил, ещё прапрадедушка, и с детских лет строгий папа учил, как с ним управляться. Совсем другое — если вы хапнули завод на историческую халяву, не очень-то представляете, как он работает, а самое главное, совсем не уверены, что у вас сейчас не перехапнет его кто-то более сильный и прыткий.
Жизнь такая штука: как пришло, так и уйдёт. Полученную собственность следовало максимально эффективно использовать, как можно быстрее выжав из неё как можно больше. Вовсе продать, если получится. О каком-либо дальнейшем развитии, функционировании «приватизированных» предприятий в «народно-хозяйственной системе», как выражался проклятый Совок, в большинстве случаев речи не шло. На языке эффективных собственников это называлось по-быструхе срубить бабла.
Срубленное «бабло» не имело никакого смысла вкладывать в экономику полуразрушенной родины. Эффективные собственники, которых лучше по окончанию сруба называть уже эффективными менеджерами, сами довели её до такого состояния и прекрасно знали ей цену.
Да и вообще — рыночная, должная обслуживать деньги капиталиста экономическая инфраструктура стала создаваться на территории бывшего социалистического государства только после 1991 года, с самого начала заточенная прежде всего на криминальные аферы.
А вот на вожделенном Западе она отстраивалась веками, и манила тысячами полезных механизмов, примочек, переходов, ниш и этажей. Только дурак предпочёл бы вкладывать свои деньги в долгосрочные проекты в постсоветском криминальном хаосе, когда через границу сверкала такая прекрасная конструкция.
То есть вырученные на распиле советских предприятий деньги предсказуемо уходили из страны.
Теперь давайте посмотрим на современную экономику глазами самых эффективных её менеджеров.
Мы более-менее «поднялись» в тучные (это для массовки они тощие, а для нас ещё какие тучные) годы. Что-то распродали, что-то оставили функционировать по остаточному принципу. Деньги наши работают не здесь, работников здесь у нас тоже не так уж много. В конце концов, если уж и создавать производство, то там, где выгодно тепло и сухо, а не в этих богом забытых ветрах и снегах. За одно отопление отдашь сколько.
Помимо наших работников, пока мы их до конца не выжали, нам нужны ещё слуги, повара, лекари, гувернанты для наших детей, работники увеселительных заведений (не хлебом единым, но и зрелищами также). Нужны ремонтники и сантехники. Строители, пожалуй что, и не нужны, новые дома лучше строить в более благополучных странах.
Нужна полиция. Именно полиция, жандармерия, вооружённые люди на страже нашей собственности. Вовсе неслучайно в большинстве бывших советских республик милиция была переименована.
Остальные — а это львиная часть населения — для нас бесполезны. Не просто бесполезны, но и прямо убыточны. Это лишние рты, как мало в них ни клади.
Нужно заботиться, чтобы эти лишние люди не бунтовали, отстёгивать им на зарплаты и, что совсем возмутительно, на пенсии. Да, мы платим каждому из них гроши, но учитывая то, сколько их всё ещё остаётся, они представляют собой серьёзную статью расхода.
Эту статью расходов нужно оптимизировать, что проще всего сделать, попросту сократив их. Естественным образом должны уйти самые слабые. Старики должны помереть, а дети рождаться лишь в том количестве, в каком их требует рынок. Рынок же требует немного, он у нас не самый развитый.
Такое сокращение и есть главная цель «реформ» от Латинской Америки до бывшего СССР. Как оно происходит, многие давно ощущают на своей шкуре. Ничего личного, сказал бы дон Корлеоне, только бизнес. Невидимая рука, сказал бы Адам Смит. Железная пята, сказал бы Джек Лондон.
Да, у рынка не только невидимая рука, но и железная пята. Вот о чём следует помнить его апологетам в странах далеко не первого эшелона. Если строить жизнь общества по правилам базара, который ему не принадлежит, благополучия этому обществу не видать, как маздакиту торжества зардуштакана. Тезис вроде бы понятный и очевидный, блестяще подтверждённый годами рыночной практики. Но вот до апологетов не доходит почему-то.
А может, и доходит. Не зря ведь любят они вспоминать о Моисее, сорок лет водившем евреев по пустыне, пока не вымрут те, кто сознательно пошёл за ним. «Я, Господь, говорю, и так и сделаю со всем сим злым обществом, восставшим против Меня: в пустыне сей все они погибнут и перемрут». Те, для кого Господь — свободный рынок, продолжают возносить к нему молитвы, пока Он карает невидимой рукой.
Товарищеские советы коллеге Антону Благину.
Антон Павлович!
Позовольте дать вам несколько советов, которые наверняка облегчат вашу писательскую и блоггерскую жизнь.
КОНТ, безусловно, площадка, где есть свобода слова. Здесь вы правы.
Но дело в том, Антон Павлович, что свобода слова не предполагает враньё. Это совсем не одно и то же.
Перейдём к делу.
Вот это - картинка с цитатами Сталина и Горбачёва, которую вы привели в своём замечательном посте:


https://cont.ws/@antonblagin/7...
Антон Павлович, таких слов И.В. Сталин НИКОГДА И НИГДЕ не говорил. То есть - от слова совсем!
Вот подлинные слова Сталина на том заседании Политбюро:
Ведь расстрелянные враги народа основной своей задачей ставили свержение советского строя, восстановление капитализма и власти буржуазии в СССР, который бы в этом случае превратился в сырьевой придаток Запада, а советский народ – в жалких рабов мирового империализма. Важное место в планах врагов народа занимали: подрыв экономической и военной мощи СССР, содействие иностранным агрессорам в деле нападения на СССР, подготовка военного поражения СССР.
Поэтому, несмотря на всю правильность этих слов, попытка приписать Сталину чужие мысли есть, м-м... недобросовестность. Или, проще говоря, враньё!
Улучшать на свой лад И.В. Сталина не надо. Он и так неплох.
Мало того, что он никогда так не говорил, он ещё и не мог так сказать. Товарищ Сталин не отличался витиевато-романтическим стилем изложения и предпочитал стихам прозу.
"Презренные,  банда, холопские...." и прочие красивые слова он вообще не употреблял, тем более, на официальных мероприятиях. Он же не был членом Союза Писателей.
Всё это сказано к тому, что цитировать товарища Сталина, конечно, можно и нужно. Но перед этим крайне полезно было бы прочитать товарища Сталина. Хотя бы бегло, по диагонали. Хотя бы для себя. Чтобы в будущем не писать от его имени ваши собственные, м-м-... глупости. Понимаю, что ваша аудитория не страдает повышенной начитанностью и взыскательностью и в основном реагирует на слово "жыды". Но их тоже надо уважать. Это же ваши читатели!
Для вашего удобства ниже приведена ссылка на полный текст-стенограмму того самого заседания Политбюро в конце мая 1941 года.
https://studfiles.net/preview/...
Но всё это, как говорится, только пол-дела.
Вторая половина состоит в том, что и М.С. Горбачёв НИКОГДА и НИГДЕ таких слов не говорил.
Причин тут несколько, Антон Павлович.
Во-первых, в Турции НЕТ американских университетов. Совсем. Есть турецкий университет "Гирне". Но он находится не в Турции, а на турецкой части Кипра.
Товарищеские советы коллеге Антону Благину.

А в самой Турции есть только несколько кампусов. Т.е. филиалов. Они маленькие. Никакого грандиозного события такого масштаба там просто не могло бы произойти. Не поместилось бы. В Турции есть университеты куда более солидные.
Но и это - не всё.
В 1999 году Горбачёв вообще не был в Турции. И я не думаю, что он вообще где-то был, поскольку всё время находился в Мюнстере, в Германии, рядом со смертельно больной Р.М. Горбачёвой, которая умерла 20 сентября 1999 года.
Во всём мировом интернете нет ни единого указания на визит Горбачёва в Турцию в 99-м году.
Он там был в 1995 году. Но и тогда не выступал ни в каком университете. Тот визит освещался в турецкой прессе очень подробно.
Горбачёв безусловно заслуживает осуждения, как очень слабый политик. Но осуждать его (и кого-то другого) надо честно, Антон Павлович. Без вранья.
Понимаю вашу горячую любовь к еврейскому народу. Но даже с учётом такой любви называть Горбачёва евреем означает опять врать читателям.
Еврейского в Михаиле Сергеевиче было ровно столько же, сколько в вас.
Бороться с сионизмом, конечно, надо! Но надо это святое дело делать как-то тщательнЕЕ. Проверять всякие цитаты на подлинность, а то ведь, знаете, в интернете много чего можно найти. В основном - враньё, конечно. А вы его тиражируете.
Вот поэтому вас и не читают на таких "известных про-славянских сайтах как "Крамола" и "Ящик Пандоры" (цы). Им просто тоже надоело унылое старое враньё, Антон Павлович.
Они его по телевизору каждый день видят. Заходят от него отдохнуть в интернет, а тут вы - тут как тут. И врёте.
И чтобы вы мне поверили полностью, привожу вам ссылку и скриншот с моей собственной статьи на этой самой "пандоре".

Товарищеские советы коллеге Антону Благину.


https://pandoraopen.ru/2017-02...
Как видите - читают! И комментируют ! И даже благодарят.
Потому что видят люди, где правда, а где враньё.
Читатели вообще враньё не любят, Антон Павлович.
Это я вам, как блоггер блоггеру говорю, по секрету.
И надеюсь, он поможет вам в вашей нелёгкой мессианской деятельности.
Виктор Юдин: Никакого восстания в ноябре 1920 в Слуцком уезде не было. А что было?
Виктор Юдин: Никакого восстания в ноябре 1920 в Слуцком уезде не было. А что было?

В очередной раз отметились на Слуцкім збройным чыне. Но сколько же можно выдумывать истории. Ну что же посмотрим за ходом событий.
12 октября 1920 г. Советская Россия и Украина, с одной стороны, и Польша – с другой заключают между собой перемирие и предварительный договор. По условиям перемирия, военные действия должны будут прекратиться 18 октября в 24 часа.
В это время Слуцкий уезд занят польскими войсками, которые по договору о перемирии готовились отойти за демаркационную линию. Красной Армии и советской власти в Слуцком уезде даже близко не было. Части Красной Армии должны были занять Слуцк и уезд в соответствии с договором о перемирии.
Наивысшая рада БНР, естественно, не без участия восставшей из пепла Польши, решила сформировать почти «армию», чтобы противостоять Красной Армии, по крайней мере, в Слуцком уезде.
В занятом польскими войсками Слуцке 15 – 16 ноября 1920 г. по инициативе судьи Владимира Прокулевича был собран съезд представителей волостей и местечек, на котором присутствовали от города 107 делегатов, от волостей – 15 делегатов с правом решающего голоса и 10 с правом совещательного голоса. Собрание проходило в большом зале дома Эдварда Войниловича (основателя Красного костела в Минске). А как пишет в своих воспоминаниях один из участников событий штабс-капитан Антон Андреевич Сокол-Кутыловский в Слуцке на съезде были «наши воинские чины и интеллигенция». Судья В. Прокулевич сообщил делегатам съезда: «Польские власти сообщили мне, что они отходят, и мы можем делать все, что считаем необходимым. Никакой власти в городе нет. Необходимо организовать охрану общественного порядка».
Съезд принял решение из взятых на учет военнообязанных организовать воинскую часть. За три дня была сформирована бригада в составе двух полков. Съезд избрал Слуцкую белорусскую раду в составе 17 человек, а также выразил протест против вступления в границы Слуцкого уезда Красной Армии. Провозгласив лозунг «независимости Беларуси в ее этнографических границах», съезд решительно возражал против передачи Слуцкого уезда Белорусской ССР и требовал оставить его в границах Польши.
Вот, кстати, надо вспомянуть генерала Станислава Булак-Балаховича, от которого на Слуцком съезде тоже была делегация. Генерал требовал признать свое верховенство, но съезд требование отклонил. Тут несколько слов следует сказать что Станислава Булак-Балаховича в это время во второй раз объявили о создании БНР. Генерал Булак-Балахович в Мозыре, 12 ноября 1920 года провозгласил создание Белорусской Народной Республики, а себя объявил главнокомандующим всеми вооруженными силами на территории Беларуси. Все правительства главнокомандующим объявлялись вне закона. Вне закона объявлялись Наивысшая рада БНР, которая место пребывания имела в Литве, Народная рада БНР, которая место пребывания имела в Польше и правительство Червякова, которое было связано с Москвой. В Слуцке сторонников генерала Булак-Балаховича не поддержали.
Вывод польских войск начался после подписания специального соглашения (14 ноября) – с 22 ноября. Польские войска отходили за линию фронта медленно. Не по 20 километров в сутки, как это предусматривалось условиями перемирия, а по 10 км. или немногим более того. 24 ноября 1920 года польские войска оставили Слуцк. Вслед за поляками Рада Случчины приняла решение, а командование Слуцкой бригады издало приказ 24 ноября оставить Слуцк и отходить по дорогам, ведущим на запад, и собираться в Семежево. Слуцк был оставлен под вечер в тот же день. «Когда нам стало известно, – пишет А.А.Сокол-Кутыловский, – что Красная Армия 22 ноября, согласно условиям договора о перемирии, начала приближаться к демаркационной линии г. Слуцка, бригада вслед за польским войском начала отходить на запад к шоссе Слуцк – Романово на большом расстоянии от советских войск. Столкновения с Красной Армией не было, ни с одной, ни с другой стороны не было сделано ни одного выстрела. Поэтому не было ни раненых, ни убитых».
Соединения Красной Армии неспеша продвигались вперед. 26 ноября последние польские солдаты отошли за линию границы. 29 ноября 1920 г. советские войска вышли на новую демаркационную линию: Вызна – Ленино, заняв Слуцк. К концу ноября они вышли на линию от Ленино по реке Случь до Турова и остановились там по условиям перемирия. В сводке полевого штаба Красной Армии от 29 ноября сообщалось, что части Красной Армии заняли город Слуцк.
Между государственной границей и демаркационной линией советских войск образовалась 15-километровая нейтральная полоса. Она не была занята подразделениями Красной Армии. Такая же 15-километровая нейтральная зона была и на польской стороне государственной границы. В нейтральной зоне (30 километрах) не должны были находиться ни советские войска, ни польские. Формально здесь действовала местная милиция, организованная каждой из двух сторон на своей территории для сохранения порядка.
В районе городка Семежево (примерно в 8 километрах от государственной границы в 15-километровой нейтральной зоне с советской стороны) окончательно были сформированы оба полка Слуцкой бригады. Это формирование, как свидетельствовала гродненская газета «Белорусское слово» и как потом подтвердил командир бригады А. Сокол-Кутыловский, первоначально состояла из четырех тысяч человек. Но вместе с резервом она насчитывала 10 тысяч человек.
Все Слуцкое восстание сводилось к тому, что из нейтральной 30-километровой зоны, где по договоренностям не должно было быть ни советских, ни польских частей, совершались налеты, как сейчас говорят, незаконных воинских формирований на советскую сторону.
Из нейтральной полосы 27 ноября, подразделения 1-го Слуцкого полка совершили налет на позиции 8-й дивизии советских войск. Налеты на позиции советских войск продолжались и в последующие дни. Части советских войск, соблюдая договоренности, отступающего после налета в нейтральную полосу противника не преследовали.
Командование 16-й армии советских войск решило очистить нейтральную зону от повстанцев и обратилось к польским властям за разрешением на ввод войск в нейтральную зону. Польские власти дали разрешение на вход советских войск в нейтральную зону 4 декабря, сроком на три дня. Операция не принесла желаемого результата, правда 30 офицеров и 400 солдат Слуцкой бригады ушедших на польскую территорию были польскими солдатами обезоружены.
После возвращения советских войск из нейтральной зоны на демаркационную линию повстанцы снова начали нападать на передовые части Красной Армии. Обычно это были ночные налеты. В ночь на 10 декабря повстанцы напали на деревни Кривоселки и Новоселки, в ночь на 12 декабря – на деревню Старина. В ночь на 13 декабря солдаты 1-го Слуцкого полка и кавалерийского отряда после жестокого боя заняли местечко Семежево. Но потом повстанцы с боем вынуждены были отступить.
Собрав значительные силы, утром 19 декабря части Красной Армии начали наступление, чтобы ликвидировать в нейтральной полосе вооруженные формирования. В этот же день красными была занята Вызна. 20 декабря они были оттеснены к реке Морочь.
Польская делегация на мирных переговорах в Риге снова дала согласие на введение советских войск в нейтральную зону, даже на польскую территорию, чтобы преследовать повстанцев и там. Штаб Слуцкой бригады был вынужден перебраться в деревню Заостровечье (ныне Клецкий район), у реки Лань, за которой стояли польские войска. В эту деревню собирались повстанцы из разбитых отрядов.Рада Слутчины приняла решение о переходе реки, так как уже не хватало ни боеприпасов, ни продовольствия. 28 декабря 1920 г. Слуцкая бригада перешла реку Лань. 31 декабря на территорию, контролируемую Польшей, перешел последний отряд слуцких повстанцев. Однако днем окончания Слуцкого восстания считается 28 декабря. За рекой бригада сложила оружие и была интернирована.
Командир Слуцкой бригады и даже диктатор Антон Сокол-Кутыловский категорично заявлял, что «никакого восстания в Слуцком уезде не было». А он был прав. Никакой обороны бригада не держала и имеющимися силами не могла держать. Просто в течение целого месяца из нейтральной зоны Слуцкая бригада совершала налеты на советскую территорию. Было ли это восстание? Наверное, было, с разрешения оккупационных польских властей. Были ли это боевые действия? Наверное, были, если считать налеты из нейтральной полосы на советскую территорию боевыми действиями.
А как хочется, чтобы было. Вот и ездят каждый год. Согласитесь, осеннюю резню Булак-Балаховича праздновать это как-то некрасиво, ведь сами деятели БНР открестились от генерала.
Виктор Юдин
  • Автор: sidney
  • Автор: 5-01-2018, 14:00
Анатолий Матвиенко: Итоги уходящего года
Анатолий Матвиенко: Итоги уходящего года

Новый год – это повод подвести некоторые итоги уходящих двенадцати месяцев, как глобальные, так и в области, где специализируешься. А также личные, немаловажные для каждого.

Главная новость уходящего года в мировой политике одна – с юго-востока Украины нет новостей о радикальном изменении ситуации. По крайней мере, это важно для меня, белоруса по гражданству и менталитету, одновременно на четверть украинца по крови. Так как моя мать – русская, порой кажется, что линия фронта прошла где-то внутри души…

С началом эпопеи «Крым наш» и войны в Донбассе белорусское общество поделилось на сторонников Москвы (их стабильно больше) и Киева. Сотни, если даже не тысячи наших соотечественников воевали или продолжают стрелять как в рядах ВСУ, так и в формированиях сепаратистов. Появились первые уголовные дела против граждан Беларуси, сражавшихся за официальную украинскую власть или против неё.

Итог года по Украине один: Минские соглашения буксуют. Вывод из этого также один: никто не в состоянии предложить альтернативы.

В соглашениях Минск-2 закреплены абсолютно невыполнимые для киевского истеблишмента условия о внесении изменений в законодательство, за которые не проголосует никакой состав Верховной Рады. В тех же соглашениях закреплена выгодная для Москвы и пророссийских руководителей ДНР-ЛНР последовательность действий: сначала корректировка украинских законов, потом передача границы под контроль киевских властей. Соответственно, Москва и Донецк терпеливо ждут несбыточного. А несбыточного можно ожидать бесконечно долго, пока длится вялотекущая война, продолжающая уносить человеческие жизни.

Россия в 2017 году окончательно акклиматизировалась к санкциям, наложенным вследствие украинских событий. Некоторый рост цен на нефть укрепил экономику. Внешним давлением невозможно подвигнуть российских лидеров изменить политику в Украине.

Остаётся одна надежда – выход из ситуации найдёт команда Путина. Возможно, это слишком оптимистичное предположение, но у других обличённых властью лиц шансов переменить обстановку ещё меньше. Тем более что следующий год – год президентских выборов в России, фаворит прежний, нуждающийся в максимальной поддержке электората и, в принципе, не чуждый неожиданных поворотов.

А ещё я с интересом и тревогой наблюдаю за телодвижениями Михаила Саакашвили. Он способен взорвать хрупкое равновесие в Украине вплоть до нового Майдана. Или постепенно выпустить пар в свисток как Надежда Савченко. Что получится из этого – увидим.

Беларусь настригла некоторое количество купонов на ситуации с санкциями и антисанкциями, но этот ресурс исчерпан. Нам было бы на руку снижение напряжённости конфликта россиян с Евросоюзом и США.

Политика в отношениях с США так или иначе связана с феноменом Трампа. Антироссийский вектор нынешней вашингтонской администрации рикошетом бьёт и по Беларуси, но по-человечески я понимаю мистера президента, он столько получил шишек из-за «руки Москвы» в ходе выборов, что вынужден проводить чрезвычайно жёсткую политику, доказывая избирателям: я не ставленник Путина.

В Беларуси потепление. За год прибавилось дружеских нот в контактах с Евросоюзом, но потепление не материализовалось в долгожданном снижении сборов при оформлении шенгенской визы. А моя как раз истекла.

Экономическая либерализация последних месяцев просто шокирует. Изысканно-вежливые налоговые инспектора, предупредительные таможенники и учтивые ОБЭПовцы, напуганные президентской реформаторской инициативой, резко контрастируют с белорусскими банковскими служащими и продавцами в магазинах советского образца, те хамят гражданам в прежнем режиме.

Кстати – о культуре, но не о бытовой, с ней по-прежнему не очень, а о высокой. Как писатель, я остановлюсь сугубо на литературе, ибо в одной публикации не объять необъятного.

С большой помпой отпраздновали 500-летие белорусского книгопечатания, хотя 500 лет назад Беларуси не существовало, а подданный литовского вильнюсского князя напечатал в Праге «Библию руску». В ходе празднеств белорусской писательнице Людмиле Рублевской выдали Национальную литературную премию за лучшее прозаическое произведение, изданное в 2016 году, хотя оно напечатано в журнале «Полымя» ещё в 2015 году и никак не претендовало на серьёзный вклад в отечественную словесность даже самим названием – «роман приключенческий и фантасмагорический». В общем, был официоз, трубили фанфары, но не хватило… Мне даже сформулировать трудно, чего именно. Душевности? Возможно. Я бы сказал – попсовости, донесения до масс в наглядной, занимательной, пусть в даже развлекательной форме, насколько важным было для Восточной Европы развитие полиграфии.

Скорина – фигура легендированная, она могла использоваться для укрепления отношений с Литвой, главным наследником ВКЛ и по названию, и по гербу, и по владению исторической столицей. А также с Украиной, Польшей, Чехией. Но почему-то львиная доля энергии (и денег) потрачена на приватизацию Скорины как исключительно белорусского деятеля.

Некоторую неуклюжесть в планировании скориновских торжеств по линии Министерства информации, курирующего белорусский книжный мир, я связываю с персоной прежнего министра и хочу надеяться, что назначенный в этом году руководитель министерства проявит себя ярче. Писатель на должности министра книгопечатания – это действительно незаурядное событие года.

О книжных делах текущих. Увы, в глобальном масштабе ничего нового. Весной состоялся съезд оппозиционного Союза белорусских писателей, и с трибуны съезда прозвучал единственный рецепт насаждения мовы и мовоязычной литературы: прымус (принуждение). Редкая по оригинальности идея… А уж какая плодотворная – закачаешься.

Член СБП Людмила Рублевская в рамках государственного учреждения созвала малый съезд писателей-оппозиционеров, отчёт о нём можно прочесть здесь. Называется публикация «Як наладзiць сувязь памiж беларускiм пiсьменнiкам i чытачом?» (Как наладить связь между белорусским писателем и читателем?) Эта публикация – тоже своего рода подведение итогов.

Отдам должное собеседникам Рублевской: они анализировали случаи успешного продвижения книг и не пытались обосновать большевистский прямолинейный метод – прымус. Участники встречи рассуждали о том, как бы это с белорусской литературой выйти на международный рынок, причём – понимая нереальность затеи. Адам Глобус: «Спадзявацца, што мы прыйдзем на той рынак са сваёй бульбiнай i нас там чакаюць?». (Надеяться, что мы придём на свой рынок со своей картофелиной, и нас там ждут?»). Пикантность заключается в том, что белорусской литературой они считают исключительно плоды творчества языкового меньшинства – мовного. И, естественно, только из своего круга, оппозиционного. Виктор Жибуль прямо заявил: «Трэба пашыраць саму беларускую мову, тады будзе большая цiкавасць i да беларускай лiтаратуры». (Надо расширять сам белорусский язык, тогда будет больший интерес и к белорусской литературе). Но если преобладающая масса белорусов говорит и читает по-русски, а основной рынок сбыта – русскоязычный, то правильно ли вообще делать акцент на мове? Пусть читатель хотя бы вообще обратит взор на белорусское…

Он и обращает. Минский писатель Анатолий Дроздов выпустил в текущем году очень успешную дилогию «Реваншист», прекрасно встреченную читателем в нескольких странах, в т.ч. в Беларуси. Ольга Громыко продолжает линию «Космобиолухов». Естественно, самые востребованные наши литераторы печатаются в России. Конечно же – по-русски, чтобы было доступно и россиянам, и белорусам, и украинцам, и казахам, и русскоязычному населению Грузии, Молдовы, прибалтийских республик, Израиля, многих других стран… Публикуются они часто, много, приличными тиражами и за хорошие гонорары. Но не относятся к оппозиции, состоят в лояльном к правительству Союзе писателей Беларуси и пишут по-русски, поэтому не стоят упоминания.

Подобных «круглому столу» у Рублевской мероприятий в течение года проходило много. На некоторых из них, в том числе – и среди членов Союза писателей Беларуси, звучали обычные претензии: государство не финансирует, читатели не покупают книги.

Абсолютному большинству недовольных не приходит в голов, по моему предположению, самая простая, лежащая на поверхности мысль: написать, наконец, хорошую книгу, интересную, обладающую художественной ценностью, реально читателю нужную…

Я не могу сказать, что в полной мере это реализовал. Но пытаюсь. В конце года в московском издательстве «Вече» вышел мой пятнадцатый роман за пять лет пребывания в литературе. Естественно, гонорарный, как и прежние. Литература – это профессия, работать ради одной только любви к искусству также глупо, как и писать исключительно ради денег. Последняя книга для меня важна тем, что это – первое моё крупное реалистическое произведение, на любимую историческую тематику. Всяких приключенческих фантасмагорий я уже настрочил четырнадцать томов, не считая принятых к изданию книг и вышедших в периодике отдельных повестей. А также рассказов, очерков, публицистических статей, в том числе – и на беларускай мове.

Каждый литератор подводит итоги года для себя лично. Каждый выбирает своё. Можно гундосить на весь свет, что читатели тупые и не принимают с восторгом очередную нетленку, жадное государство не даёт субсидии, не менее жадные западные спонсоры урезали подачки на «демократическую» литературу… Или можно просто сесть за ноутбук, чтобы написать книгу для читателя.

Мой выбор – второй, итоги года показывают, что этот выбор правильный.
Человечество всё глупеет и глупеет
Промелькнула новость, которую массовый журналист оценить не смог и не обсуждал, ввиду причины, которая в этой новости и рассматривается. (Хотя, к примеру, А. Баранов на ФОРУМмск эту новость заметил, но об его комментарии ниже). А сама новость вот о чём.
Уже не только континентально-европейские (скажем, финны), но британские ученые утверждают в статье, опубликованной в международном научном журнале «Intelligence» («Умственные способности»), что человечество неустанно глупеет. Я не склонен придавать IQ какое-то особое значение, но, как сегодня выясняет наука, средний IQ жителей «стран первого мира» падает уже 40 лет, а это, вместе с другими наблюдениями, как ни крути, а действительно какой-то показатель оглупления населения.

А ведь с начала прошлого века было ситуация была прямо противоположной - уровень IQ каждого нового поколения людей в среднем увеличивался на 3 пункта каждое десятилетие. Эта тенденция, получивший имя «эффект Флинна», в честь его первооткрывателя, психолога Джеймса Флинна, оставалась постоянной почти век, и связывалась с ростом уровня образования и медицины. А вот теперь, как сказано выше, 30–40 лет назад эффект Флинна перестал работать, и уровень IQ начал падать со скоростью примерно в 7 пунктов.
Британские учёные уверяют, что причина в увеличении числа пожилых людей, «проходивших тесты на сообразительность» - на определение IQ. И подводят теорию, что некая «рабочая» память у пожилых людей хуже, чем у детей и взрослых, а «некая» эпизодическая» память с возрастом ухудшается не так сильно. Соответственно, снижение общемирового уровня IQ они объясняют тем, что население всех стран первого мира, а также России и Китая, сегодня стремительно стареет. (Типа того, почему в странах «первого мира» число курящих снижается, а смертность от рака растёт, - это, оказывается, потому, что люди стареют. Раньше не старели - молодыми умирали от простуды. А теперь стареют и умирают от рака. Причём, всё больше и больше умирают от рака и в молодости).
Итак, старение - это объяснение британскими «учёными» оглупления населения Европы.
Ну, на то они и британские учёные.
Дебилы меня попрекают, что я делаю выводы по многим областям знания, - бедные дебилы, самостоятельно не способные разобраться ни в чём, поэтому искренне не понимают, как так можно. Не имея школьного образования (аттестат зрелости его не заменяет), эти дебилы не могут понять, что уже школьное образование (а не бумажки об этом образовании) даёт возможность судить о многом из того, о чём дебилы и понятия не имеют.
К примеру, возьмём эти исследования британских учёных и спросим себя - ну при чём тут память к уму? Ведь известно, что самая выдающаяся память была у полного идиота, и хорошей памятью как раз и отличаются дебилы. То есть, эти британские «учёные» тупят уже в том, что объясняют факт оглупления дефектами памяти. Но и это не всё.
Я был и остаюсь по своей профессии исследователем, поэтому мне сразу же виден дичайший непрофессионализм этих «исследований». У британских «учёных» явно не хватило ума проводить тесты, выделяя отдельно группы по возрасту, - для исследователей это вопиющая глупость. Эти британские «учёные» или жулики, или специально смешали результаты исследований. Ведь очевидно, что тестировать надо было все возрасты отдельно, и только потом сравнивать их с такими же возрастами прежних лет, иначе из этих данных следует ещё более крутой вывод. Смотрите, с возрастом люди умнеют, и если тесты показали падение IQ на 7 пунктов в смешанной группе, в которой стариков больше, чем было раньше, то это означает, что на самом деле падение IQ у молодых ещё круче, скажем, на 17 пунктов.
Да, конечно, реальная жизнь показывает, что если раньше с годами люди в своём большинстве становились старыми мудрецами, то сегодня в своём большинстве люди с годами становятся старыми мудаками. Однако люди становятся старыми мудаками именно потому, что они мудаками стали ещё в молодости.
Так в чём же дело с падением IQ?
Упомянутый в начале А. Баранов считает, что виной во всём уровень образования: «…уровень образования снижается, и не только в России, но и в развитых странах в целом». В принципе это так - образование это важный фактор, - но только следовало бы разъяснить, в чём именно дефект нашего образования?
И я начну не с ухудшения образования, а того, что с начала прошлого века уровень IQ рос. Почему он рос?
А потому, что ум нужен не для игр, а для решения жизненных задач, а с начала прошлого века резко росла производительность труда за счёт усложнения решений жизненно важных задач. Если тому же крестьянину до конца XIX века требовалось решать задачи, как управиться с землёй и домашними животными, то уже в начале ХХ века к этим задачам добавились задачи использования трактора, автомашины и прочей техники. Если рабочему раньше хватало ручного инструмента и приёмов работы с ним, то теперь потребовалось освоить и станки, и необычную для него точность изготовления изделий. Соответственно, усложнялись задачи и инженеров. Вот люди и умнели.
Но, скажут мне, ведь сегодня техника ещё сложнее. Правильно, но она уже сконструирована, построена и эксплуатируется на основе разделения труда, при котором для отдельных операций достаточно и обезьяны. Если раньше масса людей в отдельности занималась решением всех задач производительного труда сразу в комплексе многих операций такого труда, то сегодня таких людей осталось немного, а массы «белых» и «синих воротничков» исполняют только отдельные операции, сути которых они часто и не понимают.
Много ли сидящих за рулём автомобиля хотя бы принципиально понимает, как он устроен и как работает? Как устроен и как работает телефон или компьютер? Да что там техника, многие ли знают проблемы фирмы, в которой они работают, скажем, «менеджерами по продажам»?
Как-то недавно делал покупки на базаре у продавщицы, причем, не молодой, а уже в годах, которая торговала вряд ли более, чем двумя десятками товара (овощи и растительное масло). И выяснилось, что даже при таком скудном ассортименте задач для решения, этот «менеджер по продажам» не представляет себе, какие параметры качества должны быть у её товара - не представляет, как продаваемый ею товар был получен, не представляет, что именно ей нужно рекламировать покупателям. Не знает того, что знал бы крестьянин, произведший этот товар и продающий его. То есть, этот «менеджер» оказался узким специалистом. Специалистом по накладыванию товара в пакеты и отсчитыванию сдачи.
И повторю, оно и без британских учёных видно, что общий культурный уровень (способность использовать знания), а с ним и уровень умственных способностей в среднем всего населения резко упал, в том числе, упал и из-за уже помянутого Барановым дефекта образования, ставшего определяющим фактором оглупления.
А тут речь вот о чём.
Ещё в конце XIX века массы людей (особенно у англосаксов) учились не в учебных заведениях, а непосредственно у дела, у жизни, в связи с чем эти люди не испытывали оглупления латинской системой образования, которая в конце ХХ века стала обязательной для всех. Вы правильно прочли - нынешняя система образования, принятая во всём мире, ОГЛУПЛЯЕТ молодых людей.
Повторю то, о чём пишу практически регулярно. Принципиально дело обстоит так.
Человек отличается от животного интеллектом и человеческой моралью. Главное – интеллект, без интеллекта человек не воспримет и мораль – не поймет ее необходимость для себя. Ребенок рождается животным, но животным с зачатками человеческого интеллекта. Наша задача не развить этот интеллект, а помочь ребенку самому его развить. Казалось бы, какая разница? Разница в том, что без стремления самого ребенка мы его интеллект на разовьем, это же его интеллект, а не наш.
Отсюда кардинальная ошибка, совершенная человечеством, - человечество приняло латинскую систему образования (развития интеллекта), согласно которой учитель (преподаватель) сообщает ребенку (обучающемуся) знания и заставляет его эти знания запомнить. В результате, ребенок не развивает свой интеллект, а делает одолжение тому, кто заставляет его запоминать знания. И делает это одолжение точно так же, как и животное заучивает то, что его заставляет делать дрессировщик. Да, ребенок, пока он мал, это животное, но то, что мы методы обучения животных применяем к будущему человеку, это ошибка, хуже преступления. При нынешней системе образования для ребенка (обучающегося), как и для животного, получаемые знания становятся обузой, нужной не ему, а тому, кто его заставляет их получать. А обузу, понятное дело, стараются иметь поменьше. В результате и в лучшем случае, обучающийся запомнит слова, описывающие знания, а в общем случае - и их забудет после экзамена. И в любом случае, обучающийся не будет уметь самостоятельно использовать полученные знания. А без умения использовать знания, знание только слов, описывающих знания, бессмысленны.
Подобную систему образования можно было бы считать бесполезной, если бы она не была убийственно вредной. Ведь при этой, принятой и у нас латинской системе образования, обучающийся получает не образование, а некие справки – аттестаты, дипломы. А вместе с этими справками получает уверенность в том, что он умный, что он что-то знает, хотя на самом деле остается неспособным мыслить самостоятельно ни по какому вопросу, кроме узких вопросов своей работы, да вопросов быта. По остальным вопросам, в том числе и по вопросам общественной жизни, такой образованный болван пользуется штампами, заученными у того, кого он считает умным. Поэтому оболванить такого образованца очень просто. Нужно только показать ему на экране телевизора голову, назвать эту голову «мудрецом» или «профессионалом», и образованный болван будет делать то, что говорит этот «мудрец», не соображая, что именно он делает, но с уверенностью, что он все делает правильно.
Полагаю, что со взрослыми людьми уже ничего сделать невозможно. Эти люди оскорбятся от самой мысли о том, что они глупы, поскольку они точно знают (да и дипломы у них есть), что они умны. Посему с ними пусть будет, как есть, а детей нужно спасать изменением принципа образования.
Главный принцип нужной реформы образования: человек должен самостоятельно учиться, самостоятельно искать знания всю жизнь и самостоятельно уметь ими пользоваться. На то он и человек. Учиться – это его долг, прежде всего, перед самим собой. Общество и государство обязаны снять любые препятствия в получении человеком знаний, но не обязаны насильно его обучать.
И молодое поколение и детей нужно спасать, отказавшись от латинской системы образования – от заучивания знаний. Заменив ее системой, при которой обучающие (учителя, преподаватели) будут только помогать обучающимся в самостоятельном получении знаний и, главное, помогать обучающимся в умении пользоваться знаниями самостоятельно. Разумеется, над обучением детей нужно установить контроль, полагаю, даже законодательно, обязав их посещать школу, однако принципы школьного образования надо изменить – ученика никто не должен учить, он сам должен учиться.
И пока мы эту реформу не произведём, человечество будет продолжать глупеть и глупеть.
Как эту реформу произвести - это отдельная тема, описанная мною не раз. А сейчас я ограничусь темой статьи - ограничусь приведенным объяснением данных о падении уровня IQ у народов «первого мира». Нынешнее образование делает из людей дебилов. И это факт, который подтвердили и британские учёные.
Болтуны vs упыри

Кошмар 90-х одарил нас доселе обильно представленными отморозками, для которых весь мир – банкет, а Вселенная должна существовать лишь до того момента, когда они сдохнут: потом не нужна, и пусть сгинет! Эти отморозки «пропили Космос» не только в том смысле, что космическую отрасль, но и в более широком. То есть - замкнув весь мир на своих извращённых и кратковременных капризах. Не о них разговор. Их позиция понятна – «после нас хоть потоп», воровство без оглядки и бегство подальше от ограбленных мест…
Чрезмерный апокалиптический энтузиазм отморозков, их деструктивная воровская психология хамов, разрушителей и временщиков оттолкнула от них умеренную часть сотрудников их аппарата. Сформировалось (приняв обличие путинской системы) некое движение «за нормальную буржуазную демократию», отвергающее крайности и перегибы совсем уж густопсовой собчатины, но в целом стремящееся «не менять курса».Когда слушаешь или читаешь не только Путина, но и например, его уполномоченного по правам бизнеса, Титова, или других умеренных, то за ворохом словес распознаёшь их «символ веры». Суть его примерно такая:-Демократию нельзя вводить сразу, будет «кессонная болезнь». Нужно вводить потихоньку, гомеопатическими дозами, двигаясь медленно, но верно. Не сейчас, и не завтра – но послезавтра, устаканятся отношения, отрастут «институты», выработается гражданская ответственность бизнеса и всё такое прочее. Сформируется гражданское общество – а это дело не одного дня. Аккуратно мы, Титовы, разминируем наше прошлое, помня, что сапёр ошибается один раз, перепрограммируем социальную среду… Чего же мы ждём в итоге? Мы ждём некоего народного счастья, выраженного в формуле «все друг друга любят, никто никого не «кидает». Хорошо обеспеченные благами и правами люди будут наслаждаться жизнью и нас добрым словом поминать в учебниках истории…В каком-то смысле для истории и цивилизации такая позиция, при всей её очевидной благонамеренности, опаснее, чем пaнковский цинизм либеральных отморозков, криминальных до копчика. Ибо с отморозков что возьмёшь? Они очевидные отбросы общества, если общество не найдёт в себе силы от них освободится, то они сами (со временем) сбегут с ворованным, и мы хотя бы таким способом от них избавимся…

Мечта о «нормальной буржуазной демократии в итоге» - это не глухо замурованный тупик, как у либерал-отморозков, а длинный тоннель с ложными огнями вдали.

Это путь, который может очень долго дарить надежды, давать силы преодолевать «временные» трудности, «рецидивы проклятого прошлого», в надежде дойти туда… куда нельзя дойти!+++Коммунисты изображали царя Николая II зверским выродком, который не хотел давать народу нормальной жизни «исключительно из жестокости и по чистой злобе». Свидетельствую, как историк: это совсем не так. Царь был вполне добродушным и гуманным человеком, и он не то, чтобы не хотел дать народу жить благополучно. Он просто не знал, как этого добиться. Это издержки воспитания, образования, ставшие для царя роковыми: он не те книжки читал, вместо политэкономии учил иностранные языки в огромных количествах. А они – лишь дублирование единой мысли, преломление одной и той же смысловой фразы…Царь очень хотел облегчить жизнь народу, но не понимал, как изловчиться это сделать. Созданные им комиссии по улучшению рабочего или крестьянского быта заседали десятилетиями. Иногда они находили мелкие решения, дававшие некоторое облегчение, но не более того. Царь не находил решений, которые потом нашёл Сталин (в общем-то, такой же царь, только не наследственный). Общая причина такой должностной нерасторопности царя – в том, что он не понимал корней социальной несправедливости. Он думал, что это «неустройство жизни», а это прямо наоборот: её устройство.Есть некоторые несправедливости, возникшие случайно, по ошибке. Их можно вычислить и безболезненно удалить, чем и занимается вся демократическая согласительная система. Но речь идёт о малой и второстепенной группе несправедливостей. Главная же и первостепенная их группа лоббируется мощнейшей энергетикой выгоды наиболее сильных и волевых членов общества.И вот по этим, главным, несправедливостям никакая согласительная комиссия ничего согласовать не сможет. Нельзя уговорить наиболее сильных, волевых, хищных по характеру членов общества согласится на прямую им невыгоду. Их можно только превентивно сломать (пока они тебя не сломали), а самых упорных – уничтожить (пока они тебя не уничтожили). Когда царь Николай хотел повысить рабочим зарплаты – его тут же убеждали, что это разрушит промышленность в России и свернёт начавшуюся индустриализацию. Когда царь хотел сократить рабочий день на фабрике – уверяли, что это обрушит экономику. Когда царь хотел дать землю крестьянам – выяснялось, что это «разорит культурные хозяйства» и «уничтожит культуру, сосредоточенную в поместьях». За что бы ни принимался несчастный последний царь – всюду ему били по рукам, «доказав как дважды два», что это невозможно, и приведёт к коллапсу экономики.В итоге бедолаге приходилось признать, что существующая экономическая система – наилучшая из возможных, а помогать он мог только из личных средств, посылая голодающим деньги на закупку продовольствия (естественно, этого катастрофически не хватало).
Куда падают ракеты?

У либералов праздник: ракета-носитель «Союз-2.1б» с космодрома Восточный упала! Она должна была доставить на орбиту 19 спутников, включая «Метеор-М». Но аппарат не обнаружили на целевой орбите. Разгонный блок «Фрегат» вместе со спутником упал в Атлантический океан. Причиной этого могла стать ошибка в полетном задании ракеты и разгонного блока.
Либеральная радиостанция «Эхо Москвы» радостно публикует стихи лидера группы «Ленинград» Сергея Шнурова. Ранее в провале пуска протодиакон Андрей Кураев на либеральном ТВ «Дождь» злорадно обвинил священника, проводившего обряд освящения ракеты[1]. «Очень странно, что церковь вроде предоставляет услуги, но никогда не отвечает за качество этих услуг», — сказал Кураев. А вот что думает превзошедший всех академиков в физмате и сопромате матерщинник Шнур:
Видно мы не домолились где-то
Или в пост поели жирного гуся,
Что не может православная ракета
На орбиту выйти, спутники неся[2].
Интересно, что либералам омерзительна отнюдь не вся советская практика. Захлёбываясь желчной слюной они ненавидят всё, что было в СССР светлого. Но мракобесная советская антирелигиозная компания их вполне устраивает, и доселе служит поводом для подражания. Либералы считают совершенно оправданным и даже очевидным противопоставление науки и веры.

Они не понимают, что любая наука – продукт веры, смертельно зависимый от своего вероисповедного фундамента. Проще говоря, уберите религию – исчезнет и наука. Более научно выражаясь - наука не может быть обоснована с опорой на саму себя.

Можно рационально организовать какой-либо процесс. Но нельзя рационально объяснить, почему ты рационально организуешь этот процесс (привет теореме Гёделя[3]!). Например, советская экономика была ярчайшим примером как торжества рационализма, так и краха обоснования этого рационализма. Всё распределяли по уму – а потом всё сломали и пьяно сокрушили – не понимая: а зачем в безумной Вселенной что-то делать по уму?Конечно, кроме веры есть ещё и изуверство – но атеисты постоянно смешивают их (хотя наибольшее изуверство заложено как раз в безверии).

Сама же вера, если утверждать её в чистом виде, есть ВИДЕНИЕ НЕВИДИМОГО и ЗНАНИЕ О НЕПОСТИЖИМОМ.

У психически-здорового человека есть очень много вещей, которые он не ощущает своими органами чувств; и, тем не менее, не сомневается в его существовании. Это касается как Антарктиды, на которой он никогда не был, так и Любви, чувстве, которое нельзя пощупать.Если человек ничего, кроме непосредственно-воспринимаемого органами чувств, не признаёт – это тяжёлое психическое расстройство. Такой человек не может быть не только монахом, но и математиком.

В этом смысле монашество и математика совершенно идентичны, ибо их абстракции нельзя руками пощупать, «персты вложить».

В СССР любили сравнивать – сколько ДнепроГЭСов можно выстроить на суммы пожертвований «отсталых граждан» на религиозные организации. И не понимали в таком тупом противопоставлении, что духовное растление человека уничтожает не только религиозные организации, но и потенциальные ДнепроГЭСы, космодромы и Академии.Есть звериная жажда наживы. А есть вера – обобщённая мыслительная деятельность, существующая не ради наживы, а ради самой себя. Из этого рождается и познание, существующее не ради «разводки лохов», а ради самого себя, познание ради познания.

Абстрактная мыслительная деятельность, лежащая в основе наук – имеет очевидное религиозно-аскетическое происхождение. Недаром ведь великих учёных так часто упрекают в непрактичности и бытовой беспомощности!

Так что высмеивая молитву о «православной ракете», Шнур, ТВ «Дождь», Радио «Эхо Москвы» и прочая либеральная шушера на самом деле показывают своё непонимание жизни. Тут нечего гоготать: недомолились – и наука «посыпалась». Сейчас я вам подробно и основательно, с присущим мне занудством «капитана очевидности» разложу по полочкам этот механизм взаимосвязи.+++У многих из нас даже сегодня очень примитивное представление о науке. Людям кажется, что всё дело в ассигнованиях. Ученые не могут начать исследования без денег. Дать им денег на исследования – и тотчас же закипит работа в лабораториях, на полигонах и т.п.

Таким образом, в учёном видят робота, которого можно включить кнопкой.

Но учёный – как и представитель любой другой профессии – не механизм. Он не включается кнопкой и не выключается ею. Для своей деятельности на благо общества он нуждается во внутренней мотивации. Если вы даёте ему возможность что-то делать – вовсе не факт, что он этой возможностью воспользуется.Представьте, что вы президент России. Назначая кого-то куда-то, вы видите в назначенце свой инструмент. Но назначенец, наоборот, видит свой инструмент в вас! Он с вашей помощью хочет решить какие-то свои задачи. И весь вопрос – какие именно задачи он с опорой на вас собирается решать.
  • Автор: sidney
  • Автор: 4-01-2018, 19:30
«Белорусы — это литвины!»: разбор одной исторической фальсификации

В соответствии с литвинской теорией белорусы — это литвины, а Белоруссия — это Литва. Термины «белорусы» и «Белоруссия» гордым литвинам навязал кровавый российский царизм. А современные литовцы — это на самом деле «жмудины» или «летувисы».
На самом деле литвинизм построен на произвольном жонглировании историческими терминами. Термин «литвин» имеет несколько значений: как этноним, политоним и идеологема (нас интересуют два первых значения).
«Литвин» как этническое понятие
Как этноним термин «литвин» обозначает предков современных литовцев, проживавших в Аукштайтии (Литва традиционно делится на Аукштайтию — «высокую землю», от литовского aukstas — «высокий», и Жемайтию — «нижнюю землю», от литовского zemas — «нижний»). Из древнерусских летописей известно племя литва. В Повести временных лет сказано: «А вот другие народы, дающие дань Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливы, — эти говорят на своих языках, они — от колена Иафета и живут в северных странах». То есть литва (предки аукштайтов) стоит в ряду языческих и некрещеных племён, которые платят дань Руси. В это время предки белорусов составляли неотъемлемую часть русского этнокультурного пространства и уже были крещены, как и все остальные восточнославянские племена.
Литовцы же были крещены последними в Европе — в 1387 году. Вот что об этом сообщает польский хронист Ян Длугош в своей «Истории Польши»: «Этот огонь, почитавшийся варварами как вечный и сохранявшийся в Вильно, главном городе и столице народа, где жрец, называвшийся на их языке «знич», берёг его и питал усердным подкладыванием дров (а также давал ответы молящимся, вопрошавшим божество о будущем ходе вещей, будто бы получая их от Бога), король Владислав (Ягайло, находившийся на польском престоле с 1386 по 1434 год. — Прим. авт.) распорядился потушить на глазах у варваров. Капище и жертвенник, на котором совершалось заклание жертв, король также приказал разрушить; сверх того, он повелел вырубить рощи в лесах, почитавшиеся священными, и сломать в них ограды; а ужей и гадов, которые имелись в каждом доме в качестве домашних богов, перебить и уничтожить. При этом варвары только плачем и стенаниями провожали ниспровержение и гибель своих ложных богов и божеств, не осмеливаясь роптать на повеление короля.
Когда же были сломаны и уничтожены идолы и литовцы воочию убедились в ложности своих богов и поняли, что были до того времени жертвами обмана, всё литовское племя и народ согласились, отрекшись от древнего заблуждения, охотно и с покорной преданностью принять христианскую веру".
Далее Длугош пишет о происхождении литовцев и их языке:
«Хотя и мало известно, ибо никто из писателей не сохранил об этом сведений, каким образом, откуда и когда литовские (аукштайты. — Прим. авт.) и самагитские (жемайты. — Прим. авт.) племена пришли в те северные области, в которых они теперь обитают, а также от какого племени они ведут свой род и начало, однако правдоподобным кажется предположение, которое ведёт к заключению (имея в виду как звуковой состав языка, так и сходные обороты речи), что литовцы и самагитты — латинского происхождения; и если они и не произошли от римлян, то, во всяком случае, от какого-то племени латинского имени…
Вместе с жёнами, скотом и домочадцами литовцы пришли на обширные и пустынные пространства, доступные одним зверям, почти постоянно подверженные жгучим морозам и называемые у писателей «пущи», в северную страну, которую они по отчему и древнему имени [Италия] назвали Литалией (ныне она, вследствие некоторого изменения, называется поляками и русскими Литва)…"
В данном отрывке польский хронист воспроизводит средневековую литовскую легенду о якобы римском происхождении литовского племени. Известный мемуарист-этнограф XVI века Михалон Литвин писал: «Мы, литвины, происходим от италийцев, и в наших жилах течёт италийская кровь. У нас — римские обычаи и обряды, у нас — собственный, наполовину латинский язык, который отличается от русинского языка (то есть от западнорусского, на котором написаны Статуты ВКЛ. — Прим. авт.)». Такого же мнения придерживались Матвей Меховский, Матей Стрыйковский и многие другие летописцы. Здесь же отметим то, что Длугош говорит о единстве происхождения литовцев (аукштайтов) и самагитов (жемайтов) — двух ветвей, на которые делится сегодня литовский этнос.
А вот отрывок документа из материалов Тевтонского ордена, который использовался на арбитражном процессе 1412 года:
«А также, что замок Виллена (hus Willune) прусские братья завоевали 11 лет тому назад от неверных и врагов нашей веры литовцев (Littowen), которые назывались аукштайтами (Austenten), а предводителями у них были Сурмин, Матейко и Гаштольд. А также, что вышеуказанные предводители, у которых был отвоёван замок Виллена, как уже писалось, были литовцами, и их род и теперь зовётся литовками и литовцами, и живут они в Литве, в Кульве вблизи Вилькомира (czu Colwa bi Wilkenberg), а не в Жемайтской (Samayten) земле. Также, что и замок Виллена до его завоевания прусскими братьями, как уже говорилось, удерживался и обеспечивался литовцами, которые назывались и теперь себя называют аукштайтами (Awstayten), а не жемайтами (Samayten)».
Приведём также характерное свидетельство Матея Стрыйковского, первого историографа Великого княжества Литовского (1582 год):
«Литва тогда и старые пруссы, жемайты, курляндцы, латыши, ятвяги, из одного народа, с помощью одинаковых обычаев, как бытовых, так и военных, всегда выполняли церемонии в честь своих одинаковых богов или использовали языческие обряды.
*Боги литовские, жемайтские, самбийские, латышские и прусские*
А вот главные боги, которые имели эти народы:
1. Окопирнос, бог неба и земли.
2. Свайтестикс, бог света.
3. Аушлавис, бог немощных, больных и здоровых.
4. Атримпос, бог моря, прудов, водоёмов и озер.
5. Протримпос, бог рек и всех текущих вод…".
Как видим, Стрыйковский ставит литву в один ряд с другими балтскими племенами (жемайтами, пруссами, латышами, самбийцами) и приводит примеры их общих богов.
О том, что балтское племя литва — предки аукштайтов, свидетельствует и археология. Археологам известна культура восточнолитовских курганов, чья восточная граница практически совпадает с современной границей между Литовской Республикой и Республикой Беларусь. Этническая атрибуция населения указанной археологической культуры не вызывает сомнений: это то самое племя, которое фигурирует в древнерусских летописях под именем «литва» и занимает территорию, соответствующую площади расселения аукштайтов.
Местоположение Литвы хорошо иллюстрирует Ипатьевская летопись. В записи за 1263 год говорится, что Войшелк, сын Миндовга, заложил Лавришевский монастырь на Немане «между Литвой и Новогрудком». К тому времени Новогрудок входил в состав Великого княжества Литовского, но этнически это была русская земля, подчинённая литовцам. Собственно Литва располагалась на территории современной Литовской Республики и чуть-чуть заходила на северо-запад современной Белоруссии. Впоследствии за землёй Новогрудчины закрепились наименования Чёрная Русь и Чёрная Россия.
Пограничный город Гродно, расположенный к западу от Новогрудка, относит к Руси немецкий хронист XIV века Виганд Марбургский, описывая поход 1364 года: «Маршалек созывает войско иностранцев для обложения Гродна, намереваясь идти также против русинов».
Таким образом, современное белорусское Понеманье — русская земля, Чёрная Русь, а не мифическая «древняя Литва» или что-то иное в этом роде. Литовцы занимали некоторые земли современной Белоруссии на северо-западе, однако основным ареалом их проживания была территория нынешней Литовской Республики. Это опровергает псевдоисторическую теорию местечковых националистов о том, что «древняя Литва располагалась между Минском и Новогрудком». Автором этой теории был исследователь-дилетант из Минского пединститута Микола Ермолович. Критически к этой теории относятся даже некоторые белорусские историки националистической ориентации. Например, Олег Дернович пишет: «Ермолович просто взял пограничные точки топонимов „Литва“, да и то не все, и обвёл их. Поэтому у него и получилось, что историческая Литва — это где-то рядом с Минском. Но подобные топонимы возникают именно на пограничной территории, а не на основной! В академической среде концепция Ермоловича непопулярна. Здесь много сторонников его идей вы не найдёте».
«Литвин» как политическое понятие
Как политоним термин «литвин» обозначал всех подданных Великого княжества Литовского вне зависимости от их этнической и конфессиональной принадлежности. На этом часто спекулируют местечковые националисты. Проводя аналогии, можно сказать, что политоним «литвин» — аналог современных терминов «россиянин», «казахстанец», «латвиец». Разумеется, применение политонима «россиянин» не предполагает того, что, к примеру, татарин является славянином или «истинным русским». Это очевидно для всех здравомыслящих людей. Однако местечковые националисты игнорируют эту прописную истину и причудливым образом смешивают этноним с политонимом.
В письменной традиции Московской Руси XVI—XVII вв.еков термин «литвин» употреблялся в отношении всех подданных великого князя литовского, независимо от их происхождения. Приведём пример: «И апреля в 11 день литвин шляхтич Семён Судовской пытан, и с пытки говорил те же речи, что и в роспросе сказывал». Очевидно, что этот шляхтич — русский (русин) по своему этническому происхождению и самосознанию. То же самое относится к термину «литовский язык», который применялся московскими писцами в отношении западнорусского литературного языка. Называя западнорусский язык «литовским», москвитяне указывали на то, что эта русская литературная традиция распространена в Великом княжестве Литовском и несколько отличается от московской литературной традиции (в частности лексикой, так как в западнорусском языке было много полонизмов).
Литвинами москвитяне называли выходцев не только с территории современной Беларуси, но и с территории Украины: «В нынешнем, государь, 131-м году декабря 6 день приехали в Путивль из Литовской земли, из Лубен, 2 чорных старца, сказалися монастыря Преображенья Господа Бога Спаса нашего». Этот документ датируется 1622 годом, и речь в нём идёт о городке Лубны (ныне Полтавская область Украины). Данная территория ещё со времён Люблинской унии входила в состав Короны Польской, а не Великого княжества Литовского, но в сознании московских людей эти территории оставались Литвой. Ещё пример: «Севский воевода Михаил Еропкин в отписке, полученной в Розряде 29 марта, доносил: «марта в 15 д. переехал на твоё государево… имя в Севеск из Новагородка-Северскаго литвин». Новгород-Северский — город в нынешней Черниговской области Украины. Если исходить из логики местечковых националистов, Украина — тоже Литва, а украинцы — литвины. Полагаем, украинским «свідомим громадянам» такой расклад не понравится.
Характерен пример русского первопечатника Франциска Скорины, издавшего в 1517 году «Библию русскую». В известных нам документальных свидетельствах о его жизни и деятельности он 7 раз назван русином («господин Франциск, сын покойного господина Луки Скорины из Полоцка, русин…») и лишь один раз литвином — когда шло перечисление студентов из разных концов Европы: «Матей из Семниклош, Андрей из Зинты, Иоанн из Горав, Томаш из Подляшья, Франциск из Полоцка, литвин».
«Свядомые» интеллектуалы часто говорят, что русин — это обозначение православных людей. Однако анализ исторических источников опровергает эту теорию. Если русин — это православный, то как быть с протестантами Симоном Будным и Василием Тяпинским? Первый издал в 1562 году «Катехизис… для простых людей языка русского». Второй прямо заявлял, что он «не итальянец, не немец, не доктор и не может считаться попом», он обычный «русин… своей Руси услугуючи». То есть протестант Тяпинский чётко обозначил своё русское этническое самосознание.
Жители Московской Руси имели такое же самосознание, как русские жители ВКЛ. Так, тверской купец Афанасий Никитин в «Хождении за три моря» называет себя русином: «А в том в Чюнере ханъ у меня взял жеребца, а увядал, что яз не бесерменянин — русинъ». В повести о взятии Казани Иваном IV Грозным, написанной в 1564—1566 годах, мы читаем: «Рустей же силе велице суще и всегда казанцев прогоняху, биюще: на единаго бо казанца сто русинов, а на два дв?сте <> Како бо можаху битися казанцы с такими рускими силами многими, яко быти на единаго казанца русинов 50! <> И воина же русина, приведшаго царя, и други его, сребром и златом ис казны своея понемалу одаривъ и св?тлая портища подавъ имъ, и паки отпусти их на с?чю казанцевъ».
Вне всяких сомнений, в источниках есть упоминания и о «русской вере» (православии), и сам термин «русин» используется для обозначения конфессиональной принадлежности, однако конфессионим является производным от этнонима, а не наоборот. Иначе выходит полный абсурд: придётся признать существование «православного языка» (непонятно, где же в таком случае «буддистский» или «протестантский» языки).
Об общерусском единстве неоднократно упоминали иностранные авторы, которые видели ситуацию со стороны. К примеру, австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн в своём знаменитом труде «Записки о Московии» (1549 г.) писал: «Из государей, которые ныне правят Руссией, первый — великий князь московский, которому принадлежит большая её часть, вторым является великий князь литовский, третьим — король польский, сейчас владеющий как Польшей, так и Литвой». В первой трети XVI века Великому княжеству Литовскому принадлежали восточнославянские территории Белоруссии, Подляшья, Волыни, Среднего Поднепровья и части Подолья. Корона Польская владела Червонной Русью, Холмщиной и другой частью Подолья с городом Каменцом. Остальные области давно канувшего в Лету Древнерусского государства находились под скипетром московского великого князя (Северная и Северо-Восточная Русь, Северщина, Смоленщина и другие земли).
Под словом «Руссия» Герберштейн понимал следующую территорию: «Руссия граничит с Сарматскими горами (Карпатами. — Прим. авт.) неподалеку от Кракова, а раньше простиралась вдоль реки Тираса, что на языке тамошних жителей именуется Днестром, до Понта Эвксинского (Чёрного моря. — Прим. авт.) и реки Борисфена (Днепра. — Прим. авт.)…» В состав Руссии австриец включал также Среднее Поднепровье с Черкассами и Киевом, «некогда столицей Руссии», Северскую область, междуречье Оки и Волги и земли вплоть до Русского Севера. Кроме того, автор указал, что Литва и Жемайтия (области проживания этнических литовцев) расположены «среди русских». И добавлял при этом: «Весьма многие подданные этих областей, даже в столице Вильне, являются русскими». Очевидно, здесь речь идёт не о подданных московского государя, а о жителях Западной и Юго-Западной Руси (нынешних Белоруссии и Украины).
Согласно Герберштейну, русские территории Московии, ВКЛ и Польши связывает не только общая политическая история IX—XIII вв.еков, но и единство корней. Сразу после описания политического разделения русских земель между московской и польско-литовской монархиями сказано: «О происхождении своём им известно только то, что сообщают их летописи… Этот народ славянский от колена Иафетова». Далее идёт описание русской истории. Следовательно, в начале XVI века восточнославянское население осознавало общность своего происхождения и истории. По крайней мере, внимательный глаз имперского посланника видел именно это. Необходимо добавить, что Герберштейн получал информацию и от московских подданных, и от подданных Великого княжества Литовского и Короны Польской, поэтому мог делать выводы самостоятельно.
Войны между Московской державой и Литвой являлись борьбой за объединение всех русских земель под одной властью. Великое княжество Литовское не являлось исключительно литовским государством: до начала XVII века делопроизводство в стране велось на западнорусском литературном языке, большинство шляхетских родов происходило из древних русских фамилий (Острожские, Сапеги, Ходкевичи, Огинские и многие другие), и до полонизации и окатоличивания они являлись носителями русского самосознания и исповедовали православие. Основную массу населения составляли русские (предки белорусов и украинцев), из девяти воеводств Литвы в первой половине XVI века шесть являлись русскими (Волынское, Киевское, Полоцкое, Новогрудское, Витебское и Подляшское).
Примечательно описание Сигизмундом Герберштейном битвы при Ведроши, состоявшейся в 1500 году. В «Записках о Московии» предводитель литовского войска Константин Острожский назван «русским герцогом», при этом московские воины именуются и московитами, и русскими.
Нельзя обойти стороной проблему иностранного наименования русского государства. Иностранцы, беря пример с поляков, часто называли Московскую Русь Московией, а её жителей — московитами. Однако самоназвание подданных великого князя московского чётко отражено в «Записках» Герберштейна: «Народ этот, говорящий на славянском языке, исповедующий обряд и веру Христову по греческому обычаю, называющий себя на родном языке Russi, а по-латыни именуемый Rhuteni, столь умножился, что-либо изгнал живущие среди него иные племена, либо заставил их жить на свой лад, так что все они называются теперь одним и тем же общим именем „русские“ (Rhuteni)».
Ошибку западноевропейцев в этнониме жителей Великороссии отмечал французский путешественник XVII века Жак Маржерет: «Ошибочно называть их московитами, а не русскими, как делаем не только мы, живущие в отдалении, но и более близкие их соседи. Сами они, когда их спрашивают, какой они нации, отвечают: русские, а если их спрашивают, откуда, они отвечают: из Москвы, Вологды, Рязани или других городов». Он же добавлял: «Нужно также знать, что есть две России, именно: та, что носит титул империи, которую поляки называют Белая Русь, и другая — Чёрная Русь, которой владеет Польское королевство и которая примыкает к Подолии». Стоит пояснить, что иногда иностранные авторы называли Белой Русью Московское государство, а Чёрной Русью считали русские земли, находящиеся под властью Великого княжества Литовского и Королевства Польского. К XVIII веку значение данных терминов поменялось: Белой Русью стали называться земли Восточной и Центральной Белоруссии, а Чёрной Русью — территория верхнего течения Немана. При этом наблюдалась устойчивая тенденция к распространению названия «Белая Русь» на всю территорию нынешней Белоруссии.
***
Таким образом, в начале XVI века термин «Русь» (в различных вариациях: «Руссия», «Россия», «Русская земля» и т. д.) обозначал разделённую между Польшей, Литвой и Москвой территорию расселения восточных славян, а этнонимом «русские» назывались все восточные славяне, расселённые от Карпат до восточных окраин Московской державы. Термины «московит» и «литвин» обозначали подданство, однако под «литвинами» в узком смысле слова понимались этнические литовцы.
Кирилл Аверьянов-Минский