• Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 22:58
Фоторобот слуги народа со слов самого народа
В течении последних пяти месяцев, публикуя заметки на тему выборов, государственного управления и вообще государственного строительства, старательно фиксировал требования, которые выдвигают комментаторы к чиновникам и примеры, которые они считают достойными подражания.


Всего отобрал 3225 комментариев с 4х ресурсов, где публиковал заметки по указанной теме, и всю предновогоднюю неделю потратил на анализ полученной информации, результаты которого готов представить:
1. Народ не приемлет любой возможности обогащения за счет нахождения на государственной службе и, в качестве образцов, достойных для подражания, постоянно приводит результаты более, чем скромных посмертных описей имущества Ленина и Сталина.
2. Люди желают видеть чиновниками тех, для кого служение государству или идее, на которой строится государство, является Главной и Единственной целью жизни. Наиболее достойные примеры самозабвения, которые приводят комментаторы, это смерть президента Альенде с автоматом в руках и сталинское “я солдата на фельдмаршала не меняю”…
3. Как естественное продолжение первого и второго качества, привлекает наших людей то, что в фильме “17 мгновений весны” обозначалось в личных делах фразой “беспощаден к врагам Рейха”. Здесь безусловным лидером является президент Сингапура Ли Куан Ю с императивом о борьбе с коррупцией, которая может быть эффективной в том случае, если сначала посадить двух своих лучших друзей.
4. Безусловным требованием к руководителю является наличие у него достижений которые вызывают зависть цивилизационных конкурентов” и которыми можно гордиться, как общенациональными, даже если эти достижения не увеличивают собственный комфорт и безопасность отдельно взятого гражданина
Резюмируя информацию:
Смотрю я на суммированные требования к чиновникам, которые поддерживают, думаю, большинство читающих этот материал, и рисую в уме идеальный портрет слуги народа со слов самого народа. И с какой стороны не начинаю его рисовать, совсем как в анекдоте, у меня всё время получается пулемёт… Точнее , как говорил Иоанн Златоуст:

«Тот, кто властвует над гневом, и завистью, и сребролюбием, и сладострастием, и прочими пороками, постоянно имея в виду и заботясь, как бы не допустить душу подпасть под власть гнусных страстей и не предать разум в рабство этой тяжкой тирании, но всегда соблюдать ум выше всего, поставив над страстями страх Божий»

Одним словом, как не крути, но наше гражданское общество хочет видеть на государственных постах людей, соответствующих характеристикам особ монашествующих, то есть людей, взявший на себя подвиг ни много ни мало противостояния злу, которое есть в мире, и принявших на себя, как минимум два из трех существующих обетов:
- Нестяжания, то есть сознательный отказ от материальных благ,
- Послушания, поведение человека, характеризующееся добровольным сознательным подчинением своей воли другой воле.В большинстве этических традиций рассматривается как добродетель
Кстати, в отличие от западной, в русской классической литературе я нигде не встречал образа развратного монаха или монаха-пьяницы, и даже совсем наоборот:

Монах – это тот, кто возвышает жертву до единственного принципа, на котором он сосредотачивает всю свою жизнь. Он постоянно жертвует собой; он не живет для себя, но для Бога и ради дела рук Божиих – ради всего человечества.
Написал, представил Госдуму и правительство, сплошь состоящую из чернецов, где на парковке вместо лимузинов – посохи, и подумал – а может быть так и выглядел бы для “наших западных партнеров” апокалипсис и армагеддон в одном флаконе?
В. Авагян: прозреть, чтобы выжить!

Поскольку позади традиционно-любимые нашими народами праздники, то мой пример более чем актуален: вообразите себе человека, который очень плотно покушал и через то даже животом застрадал. По наивности этот человек даёт себе слово, что никогда больше кушать не будет. И действительно, на следующий день «чистит желудок» - ничего, кроме водички, не пьёт. Самые упорные делают то же самое и на третий день… Но не далее, согласитесь…
Человечество – часть биосферы. Оно не только часть биосферы, но, бесспорно, в том числе и часть биосферы. А всякая часть биосферы – это живое существо. Живое существо настроено на пожирание. На поглощение себе подобных. В этом и заключается разгадка тысячелетий войн, геноцидов, порабощений, расчленённых тел и отрубленных голов…

Когда человечество обожралось, как после мировой войны, то оно наивно даёт себе обещание больше не кушать: пузо болит, пищевое отравление… Но день сменяет ночь, и наоборот, и сытое живое существо превращается в голодное. И всё снова начинается, как прежде…

С началом «перестройки» и до наших дней всё менее и менее убедительные пропагандисты пытаются нас убедить, что «Запад завязал с людоедством». Мол, в прошлые (колониальные) эпохи он обожрался, и теперь «ни-ни». Нас убеждают, что на Западе выстроен какой-то суррогатный коммунизм, эрзац-рай по имени «либерально-рыночная демократия». И потому история кончилась – наступили сытые, сонные и спокойные времена, в которых больше нет места захватам, порабощениям, террору, геноцидам и танковым броскам…Вся идеология западников строится на том, что нужно слушаться США, в меньшей степени – их сателлитов и тогда, мол, войны не будет, и бедность исчезнет. Наступят мир и безопасность. Как тут не вспомнить слова из первого послания к фессалоникийцам апостола Павла про апокалипсис: «Ибо, когда будут говорить: "мир и безопасность", тогда внезапно постигнет их пагуба…».Какие современные слова, не находите?+++Нельзя остановить войны и геноциды, насилие и порабощение в мире, в котором человек оставлен один на один:
1)С соблазном безграничного личного обогащения.
2)С ужасом безграничного личного обнищания.
А ведь и то, и другое – главные черты рыночной экономики, в которой нет предела ни личным доходам, ни личным убыткам. В этой экономике уровень жизни не устанавливается человеку нормированно, обществом, а достаётся человеку путём личных усилий и стечения личных обстоятельств. В таких условиях надеяться, что алчные остановят успешно начатое наступление против ближних – очень наивно. Да и не забывайте о другой мотивации: страхе обнищания. Ты можешь получить всё, не оставив другим ничего. Ты можешь не получить ничего – если другой заберёт себе всё. Вот и основание для бесконечной и яростной грызни людей, которые без нормированного распределения отнюдь не могут доверять друг другу. Не могут – даже если бы захотели! В сущности, эта вечная война вытекает из самой природы биоса: личное поглощение означает гибель, или, как минимум, вытеснение других, также стремящихся к поглощению. Вы стремитесь брать от жизни всё, сталкиваетесь с себе подобным, и начинается эпическая битва, приз в которой – взятое от жизни «всё» (а другим оставленное «ничего»).Наверное (хочется верить) – войну между людьми, войну всех против всех, можно остановить, введя достаточно жёстко нормированное распределение благ. При этом нужно заранее понимать, что уровень жизни будет, как теремок в сказке:-Он не низок, не высок…Но уж никак не в силах остановить геноциды либерально-рыночная демократия, главный принцип которой – «не пойман – не вор». В этой системе человек ведёт жестокую игру, при которой ни размеры выигрыша, ни размеры проигрыша заранее неизвестны. И все благонамеренные декларации оказываются «подельником, стоящим на стрёме».Декларативно выборы существуют для выявления воли населения. Фактически же они давно превратились в серпентарий, где пауки в банке пожирают друг друга, а население стало безвольным заложником их криминальных игр. Демократический миф, как пособник на стрёме, обслуживает олигархию заговора, прикрывает её и весь её произвол.

Так рождается обозначенная в Библии «тайна беззакония» - сочетаемая с «явью законности»: формально неизменные процедуры - меняют свой смысл на противоположный.

Стоит плоская картонная декорация, изображающая пастушков и пастушек идиллической Аркадии, а за ней брызжет кровь и визжат в темноте пожираемые каннибалами люди…
В. Авагян: прозреть, чтобы выжить!

Но нам предлагают не отводить взгляд от плоскости декорации, даже если её всю забрызгали кровью прячущиеся за ней монстры…+++Нам бесстыдно лгали, что поглотительный процесс остался в прошлом. Нам врали, что премии за скальпы и коллекции мумифицированных голов остались в прошлом.
В. Авагян: прозреть, чтобы выжить!

Нас пытались убедить, что сложившиеся границы и нации – сложились окончательно и неизменно, и отныне будут мирно сосуществовать, не поглощая друг друга…

В. Авагян: прозреть, чтобы выжить!
Но всё это – демагогия, не подкреплённая ни фактами, ни простой логикой. С какой это стати живое вдруг прекратит кушать? Нация, как биологическое существо, может обуздать животные начала в себе, если в ней торжествует духовный (религиозный, идеологический) приоритет. Никаким другим образом (без торжества ноосферы) биологическую природу переделать невозможно!Вот человек, стремящийся к богатству: а где он его возьмёт? Он хочет брать от жизни «всё» – а откуда брать-то? Трофей, как продукт захвата – кратчайший и самый эффективный путь. Жажда к обогащению кормит как внутреннюю агрессию в человеке, так и внешнюю экспансию империй.Американцы – одна их самых меркантильных наций на земле, привыкшая всё мерить долларами – рвутся к мировой власти вовсе не с целью построить свой вариант коммунизма, рая каждому на земле. Они рвутся к мировой власти, чтобы в мировом масштабе поглощать и пожирать. Оттого их владычество в принципе не может принести ни мира, ни безопасности, в крике о которых порвала себе рот прозападная пропаганда.

Покорность Западу не приобщает народ к его уровню жизни, а делает жертвой. Именно для поддержания высокого уровня жизни у себя (и его наращивания) – снижают уровень жизни у других. По простейшей формуле – «меньше им – больше мне»…

Попытки влиться в семью европейских народов постоянно заканчиваются ПОЖИРАНИЕМ адаптированного. Это же не на Украине началось, где вестернизация обернулась массовым вымиранием. До Украины этим путём ходила Югославия[1], Мексика[2], Болгария[3], Греция[4], Руанда[5], и многие другие наивные страны и народы.

Всякий раз начиналось с «дружбы» и открытых дверей – заканчивалось пожиранием наивных хозяев кровожадными «гостями».

Очень поэтично сказал об этом великий Р. Киплинг на самой заре ХХ века:...Они в минувшую смуту нам сулили покой и мир,
Возвестив: сложите оружие, и сойдемся на братский пир!
Мы сложили оружие; нас схватили и продали в рабы;
И Азбучные боги сказали: Всяк — виновник своей судьбы...
Можно рассматривать в этом контексте хоть Аргентину[6], хоть Таиланд, но зачем далеко ходить, когда перед глазами горький опыт России[7]?
Если отбросить тонны и километры макулатурной болтовни, дешёвой демагогии и очковтирательства, то видна очевидная реальность: в мире есть вампир и доноры, завидный уровень сытости вампира неразрывно связан с истощением донорских организмов. Всякий раз национальная «элита» пытается перенять на Западе опыт завидного обогащения, и всякий раз этот опыт заключён в формуле: «грабь больше, оттаскивай подальше». Появление у нас олигархов на крови и смерти государства и народа – далеко не уникальное явление. Аргентина или Индонезия похожи в этом смысле, как две капли воды…+++
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю

Кто владеет прошлым – владеет будущим. Эта мысль не нова, и всё же опровергнуть её до сих пор не получилось. Одним из самых действенных способов манипуляции человеческим сознанием является взывание к «голосу крови» — мол, десятки и десятки поколений предков хотят от тебя чего-то.
«Политика, направленная в прошлое»
Одной из особенностей национализма является то, что я назвал бы «фиксацией на прошлом». При этом морально верный и логичный посыл о необходимости помнить прошлое сторонники националистического дискурса доводят до абсурда и истерии. Одним из их излюбленных приёмов является осовременивание истории, когда для придания дополнительного героического блеска событиям весьма отдаленных времен придаются современные смыслы, исторические деятели и их поступки подгоняются под современные мифы и клише. Вспомнить хотя бы нацистских идеологов, убеждавших, что войны Рима с Карфагеном были ничем иным, как борьбой нордической и семитской рас. Это, конечно, крайний пример, но у нас перед глазами множество иных.
Одним из самых мифологизированных здесь является наследие средневековых государств – будь то Киевская Русь, Великое Княжество Литовское, Первое Болгарское царство или империя Карла Великого. Они включали в себя более чем одно современное государство, и простор для спекуляций открывается огромный.
Но прежде чем разбираться «где чье», следует пристальнее взглянуть на эпоху стыка варварства и феодализма. Тогда сразу прояснится, по меньшей мере, два факта. Первое – большинства ныне существующих народов ни в этническом, ни в политическом смысле этого слова еще не сложилось в конце первого тысячелетия нашей эры. Факт, который особенно неприятен дизайнерам националистических мифов, но тем не менее совершенно неоспорим. Иные этнические границы, иное, по сравнению с современным, самосознание, иные языки – все это уже делает аналогии с современностью спорными. Второе – мотивация и система ценностей средневековых людей, мягко говоря, отличались от современных.
Взять хотя бы наших соседей. Земгалы и курши были в то время полноценными племенными народностями с собственным самосознанием и даже языками, которые, однако, впоследствии стали кирпичиками в построении самосознания и идентичности латышей и литовцев. Причем, кровь тех же земгалов течет и в тех, и в других. Христианское мосарабское население Юга Испании было враждебно жителям севера – астурийцам и потомкам вестготов – теперь их праправнуки считают себя испанцами. В то же время современные скандинавские народы еще не сложились как отдельные единицы, и делились по племенному признаку – как даны, гёты, свеи, а вовсе не как датчане, шведы, норвежцы. Многие живые тогда народы позже подверглись полной ассимиляции – полабские славяне, ятвяги, меря, мещера, далматы, бургунды. Примеры можно множить. Очевидно лишь одно – не только политическая, но и этническая карта Европы тысячелетней давности была в корне иной.
Иным был и принцип построения государств, идея о легитимности власти. Крупнейшие государства раннего средневековья создавались силой меча и личной харизмой влиятельных племенных вождей. После чего происходило усвоение варварскими вождями основ более высокой культуры (таковой в Европе была только греко-римская). При этом этнические границы менялись и сплавлялись самым причудливым образом.
От франков к Франции и не только
Проследим для примера за формированием нескольких крупных раннесредневековых государств.
В конце V в. н.э. германское племя франков разгромило последний осколок Римской империи в Галлии и создало на его месте собственное Франкское королевство. Его основателем был классический германский вождь Хлодвиг. Потомки Хлодвига, прозванные Меровингами, активно расширяли границы его королевства. Что характерно, столь нежно любимый современными националистами «принцип национальности» вообще никого не заботил – Меровинги включали в своё королевство и земли, где говорили на романских диалектах, и территории, заселенные германскими племенами. В эпоху максимального расширения при Карле Великом Франкское государство включало в себя практически всю территорию нынешней Франции, большую часть Германии, а также часть Испании и Италии.
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю

Все это порождает вопрос «как делить наследие?». Меровинги и Каролинги были германским по происхождению родами – значительная часть франков растворилась в романском населении, передав ему своё имя. Вопрос, был ли «римский император» Карл Великий всё-таки германским Карлом или французским Шарлеманом, не разрешен до сих пор и вряд ли может быть разрешен в принципе. Как и трудно найти момент, когда германец Хлодвиг превратился во француза Луи.
То же было и в Восточной Европе. Попыток строить крупные государства было предпринято несколько – хотя бы держава Само. Но относительно устойчивыми оказались лишь некоторые. В частности, земли «пути из варяг в греки», где проживали преимущественно славянские, но также балтские и угро-финнские племена, были, при активном участии норманнской аристократии объединены в единое государство со столицей в Киеве. Наследием этого государства являются Киев и Минск, Владимир и Чернигов, имя «Русь» и восточное православие «русского обряда». И, как часто бывает, вокруг «раздела наследия» кипят нешуточные страсти.
Давайте вспомним, как строилась Киевская держава. По законам своего времени – силой меча и соображениями о последующем удобстве сосуществования. Показателен хотя бы такой момент – князь Святослав Игоревич после одного из успешных походов на юг заявил о своём желании перенести столицу на Дунай. Летописец приписывает ему объяснение мотивов – мол, сходятся все торговые пути, и «сидеть» там куда выгоднее, чем в Киеве. С точки зрения современных патриотов полнейшая аморальность – как, польстившись на выгоду, бросить родную землю! Но осуждать Святослава нет никакого смысла – он был человеком своего времени. По тогдашним понятиям главнейшая задача монарха – заботиться о расширении своих владений, приращении сил и богатств, что он и старался делать. Никто из современников и не подумал бы кинуть в него за это камень. Такие примеры можно множить до бесконечности – иные условия, иной образ мыслей, иная мораль. Что не мешает националистическим «диванным историкам» выдавать перлы в духе «князь N был первым евроинтегратором» или «так в тысяча мохнатом году началась первая российско-белорусская война».
«Национализация» истории
Самые острые, и при этом наиболее бессмысленные в своей неразрешимости, споры возникают при попытках «национализировать» наследие средневековых государств. Что характерно, основное их поле – Восточная Европа, особенно после распада СССР. Что ж, это во многом объяснимо – крах больших проектов привел к росту региональных национализмов, которые чаще всего строятся на восхвалении «великого прошлого» и культе вражды к соседям и родичам. Недостаток же свершений в настоящем можно компенсировать только их поиском в прошлом. Формы же это принимает иногда совершенно карикатурные.
Помнится мне разговор с одним знакомым минским журналистом. Он возмущенно сказал: «Как это мы вообще позволяем литовцам красть нашу историю и молчим?». На моё недоумение пояснил: «Гедимин, Витовт, Ольгерд – ведь это же наши белорусские князья, а они объявляют их своими. Почему наши? Но Литва и была тогда Беларусью. Где, например, находится Новогрудок?».
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю
Сложно спорить с ребяческими доводами. Как, например, объяснить таким людям, что, во-первых, на то время не существовало ничего похожего на современную литовско-белорусскую границу, и даже этническая карта была иной. Скажем, не были еще окончательно ославянены ятвяги Западной Беларуси. Что первые литовские князья имели действительно чисто литовские имена, которые никак не истолковываются по-белорусски, но имеют прозрачные балтские корни (vyt- (vyt/vyd isvydo) + taut- (tauta) – увидел + народ — «видящий народ»). Что, наконец, создания национальной литовской или тем более белорусской державы вообще не было в планах Гедимина и Гедиминовичей – не рассуждали в то время такими категориями. Они просто расширяли свои владения, сколько могли, пока набравшаяся сил Москва не стала им противовесом на Востоке, а Польша – на Западе. Конечно, вопрос о сочетании в их государстве балтского (литовского) и славянского (русского) очень интересен, но разрешать его должны историки, а не истеричные псевдопатриоты с вечно ущемленным нервом в области национального достоинства.
Впрочем, если у нас такие демарши удел немногочисленных, но горластых национал-патриотов, то на соседней Украине застарелые комплексы, подпитанные ультранационализмом, дают самые причудливые плоды. Наследие Киевской Руси объявлено только и исключительно украинским, попытки критиковать этот тезис могут иметь для историка серьезные последствия. А политики, в том числе высшего эшелона власти, поражают мир безграмотными утверждениями.
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю

«Украинская княгиня Ольга» — та, что родилась под Псковом в норманнской семье и была замужем за таким же скандинавом Ингваром (Игорем)? Их это не волнует. «Владимир Святославич – украинский князь, которого пытается присвоить Россия» — но ведь он же до Киева правил в Новгороде, а, сев на киевском престоле, стал князем не Украины, а всей державы от Черного моря до Балтики? Да, украинский, и Россия к нему никакого отношения не имеет. А поход Андрея Боголюбского на Киев в 1186 году был «московско-украинской войной», даром, что в войске Боголюбского были дружины из Чернигова, Новгород-Северского, Волыни и Полоччины, а сам князь был внуком Владимира Мономаха. Разубеждать этих людей бесполезно – националистические мифы, построенные на безграмотности и передергиваниях фактов, давно превратились в их головах в квазирелигиозные догмы.
Впрочем, такие конфликты возникают не только на землях восточных славян. Скажем, разделение восточной (собственно болгарской) и македонской ветвей болгарского народа в XIX-первой половине XX века привело к яростным спорам об идентичности многих исторических деятелей – от царя Самуила до Гоце Делчева. Помнится, как в одной статье на македонском ресурсе я прочитал гневный пассаж о том, как «болгары присвоили себе нашу македонскую историю» и ощутил во рту едкую оскому от знакомой до боли глупости.
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю
Первое Болгарское царство
Мерки сегодняшнего дня неприменимы даже для семнадцатого века, не говоря о десятом. Разумный человек должен это понимать. Невозможно мысленно прочертить современные границы в прошлом, приписать людям средневековья современную идейную мотивацию. Но можно (и нужно) понимать историю достаточно хорошо для иммунитета к такого рода спекуляциям.
Евгений Саржин, историк
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 08:18
Пророссийских публицистов судят в Минске: 03.01.2018 день деcятый

12:54 — Большинство присутствующих в зале удивлено тем, что обвинение, по сути, повторно зачитывает тексты статей, так как это уже было сделано в первые дни заседания суда. Также удивляет, что сегодняшнее заседание продлилось лишь до обеденного перерыва. Создаётся впечатление, что процесс намеренно затягивается.

12:51 — Прокурор продолжил зачитывать сравнения черновиков статей обвиняемых с опубликованными вариантами. Причём чаще всего он отмечает, что значимых изменений в текст внесено не было. После чего было объявлено, что заседание суда на сегодня окончено. Продолжение — завтра, 4 января, в 10:00.

12:25 — Прокурор зачитал ее в черновом варианте, обнаруженном на компьютере Дмитрия Алимкина, чтобы сравнить, какие вносились изменения в сравнении с опубликованным вариантом текста.

12:05 — Прокурор зачитывает статью Аллы Бронь «Белорусские вышиванцы, добро пожаловать в средневековье», опубликованную на сайте агентства «Регнум».

11:44 — Заседание возобновилось. Прокурор продолжает зачитывать материалы дела.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:29 — Суд объявил десятиминутный перерыв.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:27 — Павловец комментирует протокол осмотра вещдоков — в частности, таблицу, в которую он вносил названия публикаций и иногда сумму гонораров за статьи. «Я не ожидал, что для того, чтобы писать авторскую аналитику, нужно быть инивидуальным предпринимателем», — заявил он суду.

11:12 — Павловец также отметил ряд моментов, в том числе он обратил внимание суда и обвинителя на то, что Иванова говорила, что должно было быть проведено лингвистическое и социокультурное исследование текстов статей. Однако, со слов Ивановой, оно проведено не было.

11:16 — Алимкин взял слово, отметив, что не понимает, для чего зачитывалась его переписка с женой с просьбой зайти в домоуправление.

11:06 — Слово взял Сергей Шиптенко. Он обратил внимание на то, что у Республиканской экспертной комиссии не было методологии проведения таких исследований на тот момент. Он сказал, что склонен считать, что протокол РЭК, датированный 8 декабря 2016 года, был составлен задним числом, а все 11 лиц, указанных в документах, не присутствовали на момент голосования и принятия экспертного заключения. «Мы скорее всего имеем дело с фальсификацией документов, с должностным подлогом», — сказал Шиптенко. РЭК, по его словам, проводит экспертизы «мелким оптом, скопом». Так, как отметил публицист, по Артуру Григорьеву (псевдоним, приписываемый Шиптенко — EADaily) были сделаны выводы сразу по трем публикациям, и на основании того, что там были найдены «признаки экстремизма», на следующий день был арестован гражданин Шиптенко, в то время, как экспертиза проводилась по Артуру Григрьеву. «Была спешка. РЭК работала как пожарная команда, и, возможно, с точки зрения закона все было не совсем чисто» (Шиптенко). Адвокат Шиптенко Мария Игнатенко отметила, что протоколы РЭК не являются именно протоколами с процессуальной и любой другой формальной точки зрения, поскольку протокол должен отражать ход процедуры, события, мероприятия, процесса, но протоколы РЭК не отражают ничего, они просто констатируют факт доклада. «Соответственно, данные документы лишь называются протоколами заседания, но не являются таковыми», — заключила Игнатенко.

10:56 — Слово взяла адвокат Павловца Кристина Марчук, отметив, что по Павлу Юринцеву и Николаю Радову (псевдонимы, приписываемые Юрию Павловцу — EADaily) проходило только одно заседание, хотя эксперты на тот момент не знали (об этом же ранее говорила и председатель экспертной комиссии Елена Иванова), что это один и тот же человек. Кроме того, эксперты должны были быть за три дня уведомлены о начале заседания, но со дня, когда Ананич направила запрос на проведение экспертизы, до даты заседания не прошло трех дней. То есть процедура была нарушена — это также во время допроса признавала Иванова.

10:53 — Зачитываются протоколы заседаний Комиссии при Мининформе, причем во все дни заседаний фигурируют одни и те же фамилии экспертов. На слух даже сложно определить, о каком именно заседании идет речь. Перечисленные протоколы звучат так, будто они сделаны под копирку.

10:41 — Зачитываются материалы Мининформа, в которых экс-министр информации Лилия Ананич просит в как можно более короткие сроки провести экспертизу материалов, размещённых на ряде ресурсов, в том числе EADaily.

10:38 — Юрия Павловца просят прокомментировать написанное им «чистосердечное признание». Он говорит, что хотел донести свою точку зрения до следствия, но следователь не хотел долгое время проводить никаких бесед. Павловцу сказали, что документ под названием, к примеру, «обращение» не подойдет, и нужно «признание». Прокурор предложил не зачитывать документ, и судья попросил Юрия Павловца самого прокомментировать написанное. Павловец сказал, что в «признании» пишет о том, что в районе 2010 года начал публицистическую деятельность, которая продолжалась до его задержания, что писал в российских и белорусских СМИ. В своих статьях критиковал действия властей Белоруссии и националистической оппозиции. В «признании» написал также, что было в каждой из статей, сообщив, что никаких договоренностей о публикациях не велось, и никакого злого умысла также не было.

10:22 — Зачитывается переписка между пользователями «Себо (а) ина» и «Юкла» по поводу переводов, в переписке также фигурируют ссылки на статьи на ряде белорусских сайтов — «Naviny.by», «Белорусский партизан».

10:16 — Заседание началось с зачитывания протоколов обыска и перечисления вещественных доказательств. В том числе прокурором зачитываются сообщения родственника одного из обвиняемых с просьбой взять справку из домоуправления.
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 00:47
Пророссийских публицистов судят в Минске: 27.12.2017 день седьмой

16:50 — В заседании объявлен перерыв до 10 утра 28 декабря.

16:28 — Прокурор спрашивает, о каких средствах идет речь, когда Зотов спрашивает в переписке «о налоговой». Шиптенко отвечает, что здесь обсуждаются его вопросы по поводу долга Зотова, с которым он был хорошо знаком, что следует из данных им ранее показаний, а также из показаний его матери.

16:26 — «Что такое „внештатник“», — строго спрашивает прокурор у Шиптенко, поскольку в его переписке есть это слово. «Внештатник — это тот, кто не состоит в штате агентства и не может рассчитывать на денежное вознаграждаение за публикацию своих текстов», — отвечает Шиптенко. «А кто такой Модест Алексеевич?» — спрашивает судья. «Неустановленное лицо», — отвечает Шиптенко.

16:21 — Прокурор зачитывает переписку Шиптенко, где он пишет своему собеседнику: «Если мне за статьи хоть что-то заплатят, то часть выручки пропьем». Прокурор: «Кто вам за статьи не платил, от кого вы деньги ждали?». «Да хоть от кого-нибудь. А вот видите как нескладно — ни продать ничего, ни разжечь, ни возбудить не получилось», — иронизирует Шиптенко.

16: 16 — Прокурор зачитывает переписку, из которой следует, что Шиптенко не платили гонораров. «Никогда и ни копейки», — говорится в этой переписке.

16:14 — Прокурор интересуется, кто скрывается за ником «Зорг» в переписке Шиптенко. «Это может быть Владимир Зотов, а может быть и не он», — говорит Шиптенко. Он поясняет, что и с его адреса кто угодно мог писать. Прокурор уточняет, кто, например? «Да теща хотя бы», — сказал Шиптенко.

15:55 — Адвокат Шиптенко говорит, что тексты публикаций были зачитаны прокурором не полностью, а некоторые части рассматриваемой публикации просто выпадали из текста. «Я была поражена, что не был устранен этот недочет», — сказала Мария Игнатенко.
Прокурор продолжает зачитывать протоколы осмотра документов, браузеров, историю сообщений в «скайпе», файлы, свидетельствующие об использовании программы «Вайбер», и прочее.

15:50 — Марчук также обратила внимание, что в переписке по поводу статьи из обвинения Павловца (трилогии на «Регнуме») между Павловцем и Игорем Павловским не ведется никакого обсуждения, никто не предлагает писать мягче или жестче, не указывается — за деньги или не за деньги. Павловец просто констатирует «вот статья, вот вторая часть» Он присылает ее Павловскому, и там даже нет информации о том, что присылает ее для опубликования.

15:42 — Кристина Марчук взяла слово, она отмечает, что тот факт, что после следственной экспертизы из обвинения Павловца отпало несколько статей, ставит под сомнение компетентность первоначально проведенной экспертизы. Выводы экспертов, как отмечает Марчук, носят вероятностный характер. «Обоснования никакого, одни сплошные рассуждения», — характеризует экспертизу Марчук. Причем, по ее словам, рассуждения достоточно ненаучного толка.

15:33 — Зачитывается протокол обыска Шиптенко, как отмечает прокурор, среди прочего были обнаружены книги.

15:28 — Прокурор: «Кто такой Арсений Баринов?». Шиптенко: «Я думаю, что он из той же реальности, что и Артур Григорьев». «А Зорг, видимо, это персонаж из „Пятого элемента“, известного произведения Люка Бессона», — предположил Шиптенко.

15:25 — Прокурор: «Что вы имели в виду, когда писали „накропал текстик, прикрепляю“?». Шиптенко отвечает, что следствие не доказало, что под псевдонимом «Григорьев» писал он. По его словам, он компилировал и редактировал приписываемые ему тексты.

15:21 — «Что касается денег». Шиптенко пояснил, что и ранее говорил, что речь идет о деньгах, которые возвращались в качестве возврата долга. «Что касается фразы „давай будешь Артуром Григорьевым“ (фраза Владимира Зотова из переписки), то она подтверждает мои показания, что это не я придумал псевдоним, а мой коллега, и что под этим псевдонимом компилировались разные мысли, причем не обязательно мои», — сказал Шиптенко.

15:19 — Судья просит пояснить Шиптенко озвученную переписку.

15:15 — Прокурор зачитывает скриншоты переписок между Шиптенко и «Гремлином Зорг», а также Арсением Бариновым.

15:13 — Судья отмечает, что этой статьи нет в деле и прочтение ее можно пропустить. Шиптенко берет слово и говорит «об анекдотической ситуации»: Экспертная комиссия по оценке информационной продукции на предмет экстремизма (РЭК), не имеюшая статуса экспертного органа, признает эту публикацию экстремистской, а потом члены РЭК не находят в ней экстремизма. Суд решает не оглашать эту статью, поскольку она убрана из окончательного обвинения.

15:09 — Продолжается исследование письменных материалов. Прокурор зачитывает публикации, в данный момент — одну из статей Артура Григорьева о «маниловщине».

15:02 — Адвокат Шиптенко Мария Игнатенко просит приложить документы, поясняющие, что в инкриминируемых ее подзащитному публикациях, где говорится что некоторая символика («Погоня» в том числе) использовалась коллаборационистами, всего лишь перечисляются исторические факты. А значит, выводы госэкпертов о том, что эти заявления циничны, носят экспрессивный и субъективный характер. То есть историки (в частности, из национального архива Белоруссии) подтвердили, что данные символы действительно использовались коллаборационистами и ее подзащитный Шиптенко не передергивает историческую информацию.

14:52 — Допрос свидетеля Горбацевича завершился. Суд удовлетворил ходатайство Кристины Марчук о приобщении новых документов к делу. В частности, документы об иске Павловца о защите чести и достоинства к Мининформу Белоруссии. Она напомнинает, что это единственный случай, когда отказались возбудить дело по иску о защите чести и достоинства.

14:49 — Вопрос Алимкина. «Вы считаете приличным, когда вам вопрос задают на одном языке, а вы отвечаете на другом? Но вопрос в другом — вы разместили свой пересказ моей статьи и ссылку на него. Не кажется ли вам, что вы тоже должны быть здесь за размещение экстремистского материала? — поинтересовался Алимкин. — Ваше личное отношение к России, к русским, ко всему, что связано с Россией, изменилось после прочтения моей статьи?». Горбацевич отвечает, что Алимкин писал не про Россию, а про Белоруссию. Но отношение к России его личное не изменилось. Павловец спрашивает: «Вы рассматривали мои статьи на „Нашей Ниве“?». Горбацевич ответил, что не рассматривал. «Единственный вопрос как к человеку, который является одним из представителей патриотического крыла. У нас есть культурно-исторические символы, которые ранее находились под запретом государства — бело-красный флаг, герб „Погоня“?». Он согласился, что они действительно находились под запретом. Павловец: «По-вашему, если в России будет происходить рост национализма, это будет положительным образом рассмотрено?». Горбацевич отвечает, что как Россия будет реагировать, не берется сам сказать.

14:34 — «По каким причинам, аспектам, маркерам у вас возникла ассоциация между текстом Шитпенко о вышиванках и нацисткими шествиями?» — спрашивает адвокат. Но Горбацевич говорит, что не помнит дословно текста. В зале суда у присутствующих возникают вопросы: «Так, а почему его вызвали свидетелем, если он не может сказать?». Ранее Горбацевич пояснял, что следователь Мацкевич рассказывал ему, что именно его статьи стали катализатором дела, поэтому его и позвали свидетелем.

14:32 — Вопросы задает адвокат Шиптенко Мария Игнатенко. «Вы считаете себя идейным оппонентом обвиняемых?». Горбацевич отвечает, что их идеи он не поддерживает, однако говорит, что в том, что он писал об этом деле, не было субъективизма. Адвокат спрашивает, что его возмутило в статьях Шиптенко? Но Горбацевич не помнит, о чем статьи Шиптенко. Он также не может сказать конкретно, что его возмутило в публикациях Шиптенко.

14:29 — Горбацевича спрашивают: «Где вы узрели призывы к разжиганию вражды?». Он говорит, что не может сказать, потому что это компетенция прокуратуры.

14:21 — «Как вы оказались в числе свидетелей по этому делу?» — спрашивает адвокат Алимкина. Горбацевич отвечает, что и сам до конца не понимает, почему его привлекли свидетелем.

14:17 — Выяснилось, что Горбацевич не писал никаких заявлений, он писал об этом деле после обращения в генпрокуратуру Рабенка, то есть писал в своем СМИ.

14:15 — Из зала суда за съемку удалили одного из слушателей. «Фашистов надо знать в лицо», — отметил он. «Аккуратнее в замечаниях», — сказал судья.

14:08 — Вызвали свидетеля Артема Горбацевича, журналиста белорусского издания «Наша нива», он выступает на белорусском языке.

12:43 — В заседании суда объявлен перерыв до 14:00.

12:05 — Зачитывается экспертиза статей Артура Григорьева (приписываемых Сергею Шиптенко) «Вместе против России: союз власти и национализма в Белоруссии», «Белорусская маниловщина» и «Этнический национализм по украинскому образцу».

12:01 — Геращенко подтвердил, что нужно отделять зерна от плевел, то есть одни и те же процессы могут быть направлены на сохранение ценностей или на разобщение с Россией, что пытаются сделать некоторые силы.

11:59 — Павловец: Как по вашему, в РБ в настоящий момент происходит белорусизация? Положительный это момент или отрицательный? По словам Геращенко, если речь идет о сохранении белорусского наследия, белорусского языка, то это одна ситуация. Но если белорусизация направлена на то, чтобы показать, что мы не такие как русские, то это «плохая белорусизация», отметил он.

11:55 — Павловец: Иванова (госэксперт — EADaily) сказала, что видела в моих статьях «пропаганду разжигания вражды». Можно ли пропагандировать разжигание? — Я думаю, что это не очень корректная формулировка со стороны эксперта (Геращенко).

11:53 — Вопрос Павловца: для того, чтобы манипулировать сознанием, я должен обладать соответствующей техникой? — Безусловно да, интуитивно этого не получится сделать (Геращенко).

11:50 — Геращенко: Ни в одной из публикаций я не заметил разжигания.

11:47 — Алимкин: «У меня небольшое уточнение. Слово „недонарод“ было только у Марии Захаровой. У меня такого слова не было. Откуда она его взяла — вопрос к ней». По его словам, даже среди его «эмоциональных» высказываний не было ничего подобного.

11:41 — Вопрос адвоката Шиптенко: как психолог, заметили ли вы в тексте использование каких-то манипулятивных приемов и техник? — Как психолог я могу сказать, что такие техники мы используем ежедневно. Если я хочу понравиться жене, я ее поцелую — это тоже манипуляция (Геращенко).

11:37 — Геращенко говорит, что резкие высказывания публицистов находились в пределах журналистских норм. Что касается экспрессивных высказываний Алимкина, то тут, по словам свидетеля, важен контекст.

11:35 — Характеризует Павловца: честный, порядочный, говорящий правду, ничего негативного я о нем сказать не могу. Я хочу сказать, что не вижу факта экстремизма и разжигания вражды, особенно на фоне публикаций оппонентов — люди, которые говорят «москалей на ножи», остаются безнаказанными (Геращенко).

11:33 — По его словам, он был редактором газеты «Наше православие». Даёт характеристику Шиптенко — искренний, порядочный, честный человек, обладающий большим запасом знаний, отрицательных черт я не вижу. Разве что стремление говорить правду иногда становится в нашем обществе отрицательным качеством.

11:23 — Вызывается следующий свидетель — глава Координационного совета российских соотечественников в Белоруссии Андрей Геращенко.

10:51 — Кристина Марчук спрашивает: где в законе о СМИ говорится о том, что любой представитель СМИ должен получать аккредитацию? Она просит сформулировать, кто считается журналистом. По словам Поздняка, это лицо, которое прибыло на территорию РБ по редакционному заданию иностранного СМИ. В ответ на вопрос о последствиях запрещенной деятельности, Поздняк говорит, что министерство в праве отказывать в аккредитации, по его словам, деятельность без аккредитации подпадает под административный кодекс РБ.

10:42 — Прокурор спрашивает о штрафных санкциях для лиц, у которых просрочена аккредитация. Косвенно можно осудить по статье об отсутствии аккредитации, но человек может работать, например, из Москвы. Поэтому мы можем только косвенно предполагать, что он работает на территории Белоруссии, сказал Поздняк. Для разовой работы тоже нужно получить временную аккредитацию, сообщает он.

10:41 — Предствители «Регнума» и «Ленты» получали аккредитацию, Шиптенко также был аккредитован.

10:38 — По его словам, любая информация и любая тема, освещающаяся в РБ, должна публиковаться лишь после получения аккредитации (даже если в иностранном СМИ опубликована статья о драниках).

10:35 — Вызывается свидетель Поздняк, советник юстиции министерства иностранных дел. По его словам, «Регнум» и «Ленте.ру» в Белоруссии была предоставлена аккредитация, EADaily — нет. Любой представитель СМИ обязан пройти процедуру аккредитации при министерстве иностранных дел, говорит Поздняк.

10:34 — Судья удовлетворил ходатайство о вызове свидетеля, но отказал в приобщении публикаций («высказывания Рабенка не относятся к предмету рассмотрения»).

10:32 — Адвокат Кристина Марчук отмечает: «Я хочу сказать, что сегодня ночью зачитывались его (Рабенка — EADaily) опусами. Кроме того, Рабенок — профессиональный жалобщик, и возникает вопрос — а судьи кто?» В связи с этим она поинтересовалась, почему не были вызваны экс-глава Мининформа Ананич и её зам Матусевич, которые были бы более авторитетными свидетелями обвинения. Сергей Шиптенко в свою очередь отмечает, что вызывать в качестве свидетеля идейного оппонента — это «все равно, что вызвать волка на судебный процесс над зайцем».

10:29 — Прокурор не видит необходимости в приобщении публикаций о высказываниях Рабенка и в вызове свидетеля.

10:25 — Игнатенко говорит, что ей поступило обращение от представителя читательской аудитории Самвела Саакяна, который хочет дать показания в части обстоятельств, которые ему известны (в частности, в части реакции читательской аудитории на публикации). Он не получил ответа суда на свое заявление, в котором указал, что хочет быть допрошен в качестве свидетеля. Коль скоро мы допрашиваем Рабенка и Горбацевича (ещё один свидетель обвинения — EADaily), мы можем допросить лицо (читателя), которое само выражает желание высказаться, говорит адвокат.

10:21 — Сторона защиты просит приобщить к делу интернет-публикации со ссылками на высказывания Рабенка.

10:19 — «Это радикальный идейный оппонент обвиняемых, и эту деятельность он вел достаточно давно. Каким образом он может быть свидетелем, причем основным и единственным по сути?» (Игнатенко)

10:17 — «Достаточно странно, что это основной свидетель обвинения. Если мы говорим о свободе, то выступление в качестве основного свидетеля такого радикального и агрессивного лица не имеет права на какое-либо существование», — сказала Мария Игнатенко.

10:16 — Сам Рабенок, по её словам, называет себя русофобом и экстремистом.
Кроме того, в текстах Рабенка присутствуют оскорбления действующей власти и президента. По словам адвоката, эти высказывания несопоставимы с теми, что инкриминируются подзащитным.

10:14 — Адвокат Мария Игнатенко ходатайствует (она отмечает, что это общее мнение) о приобщении документов. Она говорит, что впечатленная вчерашним выступлением свидетеля обвинения Рабенка, написавшего заявление на статью Алимкина, защита нашла публикацию со скриншотами его высказываний. В частности, Рабенок писал, что «мы будем есть на завтрак русскоязычных девушек», говорит адвокат.

10:11 — Адвокат Сергея Шиптенко перед допросом свидетелй просит зачитать цитаты Дениса Рабенка, написавшего заявление в прокуратуру на Дмитрия Алимкина. Известно, что Рабенок часто публиковал крайне радикальные и провокационные посты в соцсетях.
Двойные стандарты США. Никарагуанский прецедент...
Многие эксперты полагают, что процесс в Международном суде ООН по иску Никарагуа к Соединенным Штатам навсегда закрепил на самом высоком международном уровне порочную практику двойных стандартов.


Сандинистская революция (или герилья) – цепь событий, завершившаяся в июле 1979 года свержением режима Анастасио Сомосы в Никарагуа. Наиболее известным лидером этой революции является Даниэль Ортега.
Основная движущая сила революции, сандинисты, названные так в честь видного революционера 20-30-х годов Аугусто Сезара Сандино. Знамя Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) имело, как и флаг Сандино, черно-красную расцветку.

Двойные стандарты США. Никарагуанский прецедент...

После победы Сандинистской революции возглавил Правительственную хунту национальной реконструкции (20 июля 1979 года), которое с 1980 начало строительство социализма в Никарагуа. От СССР Даниэль Ортега получил 50 танков Т-54, 250 военных советников и 125 млн долларов. СССР также оказал сандинистам дипломатическую поддержку.
С марта 1981 года Даниэль Ортега избран координатором Руководящего совета СФНО. В 1982 году в связи с активизацией деятельности антисандинистских партизан (т. н. «контрас»), поддерживаемых США, правительство Ортеги ввело в стране чрезвычайное положение, действовавшее до 1988 года.
В ноябре 1984 года Ортега был избран президентом Никарагуа и официально вступил на этот пост 10 января 1985 года.

Двойные стандарты США. Никарагуанский прецедент...

Гражданская война в Никарагуа, Война с Контрас (исп. La guerra con la Contras) — вооружённый конфликт в Никарагуа 1980-х годов между марксистским правительством СФНО и антикоммунистическими вооружёнными формированиями Контрас. Являлась важным элементом глобальной Холодной войны.
Активная фаза боевых действий длилась с 1981 по 1988 год. Военный перевес оставался за правительством, но атаки контрас вынудили правительство к политическому компромиссу. Война завершилась мирным Соглашением Сапоа и проведением в Никарагуа свободных выборов 1990 года, на которых победу одержала невооружённая оппозиция.
--------------------------------------

В начале 80-х годов прошлого века США показали Никарагуа, что для решения своих задач они готовы использовать самый широкий набор средств. Недовольство Вашингтона падением правительства никарагуанского диктатора Сомосы вылилось в минирование портов страны, в регулярные вторжения в воздушное пространство Никарагуа, а также в оказание финансовой и военной помощи антиправительственным группировкам контрас.
Никарагуа уже 9 апреля 1984 года подала иск в Международный суд ООН. В документе говорилось, что американцы нарушили свои обязательства не применять силу. США вменялись в вину многочисленные действия, которые нарушали принцип неприменения силы и угрозы силой в международных отношениях. В ответ американцы заявили, что просто воспользовались своим правом на самооборону.
Фактически, действия США в Никарагуа подтверждали разделение зон влияния, которое было принято в «постялтинском» мире, отмечает директор Института национальных кризисов Николай Сорокин. Но при этом выяснилось, что американцы, прежде всего, нарушали именно американские законы, продолжает эксперт:

«Финансируя контрас, американцы нарушали свои собственные внутренние законы. В результате этого возник очень мощный скандал при президенте Рейгане, который был формальным поводом для возможного импичмента президента. Тогда все это удалось приглушить.
Но финансирование боевиков контрас с целью свержения президента Ортеги, конечно, происходило в рамках нарушения собственных внутренних американских законов. Формально международное право также было нарушено. Но в связи с разделением мира на зоны ответственности, ничего с этим поделать, фактически, было совершенно невозможно».

Работая над этим делом, Международный суд разъяснил всему миру право, которое регулирует применение силы в международных отношениях. Особенно в тех случаях, когда речь заходит о сложных взаимосвязях между понятиями «международное нападение», «вмешательство», «коллективная самооборона» и «акт агрессии».
Американцам сразу не понравилось решение суда признать свою юрисдикцию на рассмотрение этого дела, поэтому они отказались участвовать в процессе. Однако этот отказ никак не повлиял на судей: они продолжили рассматривать дело без представителей США.
Еще больше Вашингтону не понравилось принятое решение: американцев обвинили в том, что они нарушили международно-правовые обязательства: не вмешиваться в дела другого государства, не применять силу в его отношении и не посягать на его суверенитет.
Хоть решение и было на стороне Никарагуа, американцы сумели выйти сухими из воды, констатирует доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Кира Сазонова:

«Решение Международного суда ООН 1986 года – одиозное, как минимум. По той причине, что суд вынес решение в пользу маленькой страны Никарагуа, которая обвиняла американцев, на наш взгляд, в обыденной вещи. Она обвиняла американскую сторону в том, что та финансировала и всячески поддерживала так называемых никарагуанских контрас – оппозицию в Никарагуа. И сделала все, чтобы привести эту оппозицию к власти.
Суд признал, что действительно, у американцев не просто налицо вина, суд присудил даже компенсацию никарагуанской стороне. В данном случае, очень показательно как повели себя американцы. Они просто ничего не стали делать, подождали какое-то время.
В итоге к власти в Никарагуа в результате переворота вновь пришло проамериканское правительство. И долг, присужденный международным органом правосудия, фактически, простили».

Немалую роль сыграл и тот факт, что США – член Совета Безопасности ООН, а значит, имелись очевидные преимущества, которыми они не преминули воспользоваться, продолжает правозащитник и адвокат Михаил Салкин:

«Формально суд вынес решение в пользу Никарагуа, признал, что действия США, сотрудников ЦРУ были незаконны, они вмешивались во внутренние дела Никарагуа.
Но это решение суда не было исполнимо: никакой компенсации страна не получила, потому что США, будучи членом Совета Безопасности, обладают правом вето. И резолюцию ООН, которая должна была обязать выплатить компенсацию, они банально заблокировали».

Многие эксперты отмечают, что этот судебный процесс навсегда закрепил на самом высоком международном уровне порочную практику двойных стандартов.
Позиция США, которые с самого начала откровенно игнорировали это расследование, доказала многим, что Вашингтон не собирается играть по общим правилам, а, наоборот, готов писать эти правила для других и даже требовать их беспрекословного выполнения.
Друг моего врага

Внезапно возобновившиеся бои в Нагорном Карабахе, с большим количеством погибших (по некоторым данным – несколько сотен), стали потрясением для всех стран бывшего СССР. Саргсян назвал столкновение самым масштабным за последние двадцать лет. Срочное вмешательство Лаврова и Медведева, создание войск национальной гвардии говорят о том, что в России считают ситуацию очень серьёзной.
Неожиданность и размеры этой трагедии должны заставить пересмотреть всю стратегию отношений на постсоветском пространстве. Очевидно, что сложившаяся в нём расстановка сил чрезвычайно нестабильна и способна спровоцировать конфликты по всему периметру российских границ. Если бывшие республики могут в одночасье скатиться к таким кровавым конфликтам, значит, вся политическая обстановка в них нуждается в немедленном изменении.
Удар в спину непредсказуем. От него невозможно защититься, потому что его наносит тот, кого считают союзником.
Удары по России готовятся особенно тщательно. Они всегда наносятся оттуда, откуда их не ждут.
Нам, бывшим советским гражданам, уже много лет внушают искажённую картину того, что происходит на пространстве разрушенного Советского Союза. Все попытки донести правду замарываются и опровергаются. Такое впечатление, что на этот счёт существует настоящий заговор молчания.
Нет сомнений в том, что это делается намеренно. Цель этой лжи – очередной удар по России.
Основой нового проекта по развалу нашей общей Родины стала наша русская доверчивость, стремление судить других по себе и видеть в них лучшее. Как писал Иван Ильин, для того, чтобы верно предвидеть события и не поддаваться столь свойственным русской душе сентиментальным иллюзиям, нам нужны трезвость и зоркость.
Большинство проблем на постсоветском пространстве происходит из-за нежелания признать несколько непреложных фактов:
1) республиками погибшего СССР управляют вовсе не проживающие в них братские народы и их лидеры. В 1990-е годы вся политическая элита Содружества и Прибалтики была поставлена под управление транснациональных корпораций;
2) тогда же владельцы глобальных концернов захватили ресурсы, наиболее значимые предприятия, всю экономику на постсоветских территориях и начали диктовать им политический курс. Сценарий интервенций осуществился в точном соответствии с «Исповедью экономического убийцы» Дж.Перкинса;
3) из всех обломков Советского Союза одна лишь Россия оказалась достаточно сильной, чтобы освободиться от внешнего управления. Остальные республики до сих пор находятся под властью мировых экономических элит;
4) владельцы трансконтинентальных компаний – основной противник России в мире. Таким образом, всё постсоветское пространство, окружающее Российскую Федерацию, находится в руках её смертельного врага.
5) в каждой из республик (исключений среди них нет!), усилиями «западных друзей», создана та или иная конфликтная ситуация. Вот лишь основные из последних «достижений»: «вышиваночные» националистические выступления в Белоруссии (https://aftershock.news/?q=nod... попытка переворота в Молдавии; волнения на юге Казахстана с провокационным убийством ребёнка (http://ytro.kz/ubiystvo-rebenk... конфликт на узбекско-киргизской границе во «взрывоопасной» Ферганской долине; возобновление боёв в Нагорном Карабахе.
Надо сказать, что Россией предпринимаются просто титанические усилия по изменению ситуации. Загнать глядящих на сторону Лукашенко и Назарбаева в ЕАЭС, более того – заставить их принять туда Киргизию и Армению с их нерешёнными территориальными спорами, было под силу только Путину. ОДКБ, ограничившая военное влияние Америки в регионе, недаром воспринята в США как противовес НАТО. ШОС, «каспийская пятёрка» и «Шёлковый путь», каждая в своём роде, тоже являются болезненным щелчком по носу обнаглевшей мировой элите.
Кроме того, Владимиром Путиным были сделаны поистине гениальные шаги – присоединение Крыма и подписание минских соглашений, остановившие запланированные Госдепом захват Черноморского флота и полномасштабную войну на Украине.
Все эти инициативы и проекты обладают мощнейшим потенциалом. Заложенная в них энергия настолько велика, что способна навсегда изменить конфигурацию сил во всём регионе. Если бы все эти начинания были реализованы так, как они задуманы, на Украине, в странах ЕАЭС и примыкающей к ним Средней Азии американскому гегемону уже был бы положен конец. А мы бы сейчас быстрыми темпами двигались к СССР-2.
Но этого не происходит. Наши ожидания раз за разом обманываются. Инициативы затухают, проекты затормаживаются и замораживаются. Их эффективность месяц за месяцем падает в разы, сходя на нет и даже превращаясь в свою противоположность. И именно регулярность этого разочарования наконец заставила заподозрить в интеграционном процессе что-то неладное и неестественное.
Евразийский союз, как и СНГ, застрял на торговых преференциях и упрощённом режиме трудовой миграции. Несмотря на льготный режим для российского бизнеса, в «бывших» львиная доля производства по добыче и переработке ресурсов, крупные промышленные предприятия по-прежнему находятся в руках глобальных корпораций.
Обществу регулярно вешают на уши густую лапшу насчёт совместных с РФ предприятий на постсоветской территории. Действительно, в числовом выражении их довольно много. Другое дело качество. Сотрудничество между РФ и СНГ (ЕАЭС) в реальности ограничивается АПК, мелкими и не очень удачными проектами в области лёгкой промышленности и производства оборудования.
В 90-е было не до того. Но с тех пор прошло не одно десятилетие. Экономический рычаг влияния у России на «бывших» весьма значителен – в большинстве из них РФ основной торговый партнёр, предоставляющий им уйму скидок, – но никак не использован. Неужели за это время в России не появилось предпринимателей, способных выдавить противника с приграничных территорий или хотя бы начать этот процесс?
Не говоря об упущенных финансовых выгодах, в руках врага находятся стратегически важные объекты, владение которыми определяет политику любой постсоветской республики. Кажется, целью ЕАЭС должно было быть именно ослабление экономического влияния Америки в соседних с Россией странах. Но, как видим, этого не случилось.
Почему с Китаем, с Индонезией, Малайзией или с далёкой Южной Америкой взаимовыгодные экономические соглашения осуществляются куда удачнее? Ведь в той же Аргентине США тоже окопались прочно и давно. Тем не менее, удалось воспользоваться моментом и продвинуть там крупные российские проекты. А в ЕАЭС, преподнесённом как прямо-таки братский союз, ничего подобного не получается.
Сложнейший проект минских соглашений, наверняка потребовавший не одного месяца подготовки, с огромным трудом проведён в жизнь Владимиром Путиным ценой 16-часовых переговоров. Его реализация, пусть даже неполная, могла решить раз навсегда не только проблему Донбасса, но и повернуть весь курс украинской политики. Использовав этот рычаг давления, можно было запросто прибрать к рукам брошенного Америкой бесхозного конфетника и заставить его переформатировать государственное устройство Украины в нужном для себя направлении. Вместо этого был включен «режим ожидания» , и ему позволили спустить минские договорённости на тормозах.
ЛДНР, на которые было возложено построение пророссийского государства или хотя бы региона, погрязли в местечковых криминальных разборках, чем не замедлили воспользоваться Киев и его владельцы. Кажется, уже никто не сомневается, что реализацию Минска-2 тормозят обе стороны, потому что Донбасс, формально ни перед кем не отчитывающийся, в материальном отношении сидит на шее у России. Подобное положение его, по-видимому, устраивает больше всего.
Такое впечатление, что некая группа ответственных товарищей сознательно пропустила нужный момент и загнала весь план в тупик. Причём как в Киеве, так и в Новороссии. И коль даже Борис Грызлов не смог повернуть ситуацию, значит, дело совсем дрянь.
Да и в наглой энергоблокаде Крыма тоже есть что-то странное. Как-то не верится, чтобы Россия не могла избавить своих новоиспечённых граждан от подобных неприятностей. Просто этим нужно было вовремя заняться и не доводить вопрос до крайности. Но никто, очевидно, не занялся.
Карабахский конфликт вроде бы был почти решён. Во всяком случае, позапрошлым летом в Сочи стороны высказали взаимные претензии в присутствии Владимира Путина, после чего обстановка стабилизировалась. Как она могла вдруг, практически за несколько часов, обостриться вплоть до новых боёв и значительных жертв? Наверняка в «горячей» зоне у российской границы были и наши наблюдатели. Наверняка аналитики читали о неожиданно дружеских контактах Эрдогана с Алиевым. Выходит, кто-то не сделал выводы, или сделал, но не те.
Перечень примеров можно продолжать. Ничего не делается для русских «неграждан» в Прибалтике. Не предпринимается никаких усилий для искоренения там фашизма, лишь с возмущением констатируются участившиеся факты эсэсовских маршей. Не используется потенциал миротворческого контингента в Приднестровье – угроза военных столкновений там не отступает.
Никаких более-менее серьёзных совместных с Россией культурных проектов на постсоветском пространстве нет. Если вам скажут, что они якобы осуществляются – это неправда. Менталитет населения власти неуклонно поворачивают в сторону Запада. Переписывается наша общая история, в новом прочтении которой Россия предстаёт агрессором, а Европа и США – благодетелями. Вытравляются названия городов, улиц, имеющие отношение к России и СССР. Для кого переводили на латиницу узбекский, туркменский, азербайджанский, молдавский языки и собираются сделать то же самое с казахским? Для узбеков, казахов и молдаван? Нет. Нечего, кроме неудобств, им это не несёт. Это делается для врага.
Вы знаете, что во многих «бывших» вся документация должна переводиться на английский? Ваша покорная слуга в бытность свою на кафедре Восточно-Казахстанского университета самолично переводила факультетские отчёты на язык Британских островов. Так что сведения из первых рук.
Мало того. В обычных средних школах республик некоторые предметы ведутся тоже на английском (http://www.government.kz/ru/no... Чтобы подрастающие граждане не знали ни предмета, ни языка. В так называемых турецких школах и лицеях обучение тоже ведётся на турецком и английском, а не на родном языке. С учётом отношения Турции к ИГИЛ, очень показательный факт, Никаких программ по продвижению русского языка, российской науки и искусства в республиках нет, либо они не работают. Всё это никак не способствует пророссийским настроениям.
Это привело к тому, что в Сирии и Египте, Бог знает где находящихся, люди, не знающие русского, свободно выходят на улицы с портретами Путина. А в странах-союзницах лишнее слово в похвалу российского президента может стоить вам работы. Попробуйте пройдитесь в майке с Путиным, и не где-нибудь во враждебной Украине, а в «дружественной» республике. Или скажите во всеуслышание, что Путин – это гений. Сразу поймёте, о чём речь.
При более внимательном изучении российской тактики в пост-СССР открываются ещё более удивительные факты.
Во-первых, любая попытка рассказать о масштабах американской экспансии в странах бывшего СССР встречает недоумённое молчание или яростное сопротивление. Табу снято только с Украины и Прибалтики. Осмелившийся заговорить тут же обвиняется в национализме, экстремизме, терроризме, стремлении поссорить братские народы и прочих грехах. Хотя в данном случае самое опасное – это молчание и незнание.
Во-вторых, регулярно делаются бодрые и, как было сказано выше, ни на чём не основанные заявления о состоянии и перспективах торговли (см. высказывания представителей ТПП: http://www.logistics.ru/customs/news/prezident-tpp-rf-sergey-katyrin-sodruzhestvo-zhivet-rabotaet-izmenyaetsya) и всех типов сотрудничества на постсоветском пространстве.
В-третьих, периодически запускаются проекты, призванные восстановить престиж России в республиках, вроде общего учебника по истории СНГ, или программ по развитию русского языка. Все эти благие намерения тихо исчезают, не начавшись. Чтобы убедиться, поговорите об истории России и СССР с таджиками, узбеками, казахами, молдаванами. По-русски.
Таким образом, в политике России на постсоветском пространстве вырисовывается одна и та же схема:
1) принимается решение, во всех отношениях правильное;
2) пропускается удобный момент его реализации;
3) проект либо останавливается, либо вообще проваливается.
Ни одно из начинаний, направленных на настоящее, а не формальное, объединение пост-СССР, не доведено до ощутимого результата.
Это объясняют тем, что Россия не вмешивается в дела суверенных государств. Однако на деле в подобной постановке вопроса – одно противоречие на другом. Нас пытаются убедить в том, что это, мол, правила игры. Давайте разберёмся, чьей игры.
Россия два десятилетия не вмешивалась в дела Украины. Это невмешательство привело к тому, что ей пришлось в авральном порядке провести в Крыму референдум и поднять на уши всю Европу для принуждения Порошенко к минским договорённостям. И до сего времени на Донбасс отправляются гумконвои.
Грузины долго твердили о российской оккупации и изменниках-осетинах и абхазцах. Потом напали на Цхинвал. России пришлось срочно ввести танки и свернуть войну за пять дней.
Никто не вмешивался в киргизские дела, пока «друзья» не затеяли там очередной цветочный бум. Цветы завяли, когда Россия откликнулась на призыв и помогла своими ВС.
Долго не вмешивались и в армяно-азербайджанские тёрки с Нагорным Карабахом. Вопрос висел, стрелял и убивал до тех пор, пока Путин не усадил рядом с собой Алиева и Саргсяна. Нынешнюю провокацию, по-видимому, тоже никто не собирается решать, кроме России.
Что-то это не вяжется с отстранённостью и невмешательством. То есть Россия действительно не вмешивается. Её вынуждают вмешиваться. Против её воли и желания. С большими жертвами и издержками для неё. Когда часто уже, откровенно говоря, поздно.
Но у любого здравомыслящего гражданина здесь должен возникнуть вопрос: а что, раньше вмешаться было никак нельзя? Когда это было вовремя и по своему желанию, а не по чужому?
Никто из историков и политологов не знал, что Саакашвили собирается уничтожить пророссийские области в Грузии? Да об этом знали все, кто там живёт.
Никакой прагматичный аналитик не видел «цветных» признаков в Киргизии? Спросите-ка жителей Оша, что видели они.
Неужели нельзя было догадаться, что Эрдоган не просто так контактирует с Алиевым? И дело кончится Карабахом?
И наконец, ни один российский психолог не смог предсказать поведение Януковича во время майдана? Его мог в деталях расписать любой украинец.
Такое впечатление, что кто-то постоянно твердит: давайте не будем лезть в «бывшие», это не наше государство. Но вот интересно, почему в Сирию можно, а в Туркменистан, обманувший русских с двойным гражданством, нельзя. Или надо ждать, пока и там разыграется что-то вроде ИГИЛ, Карабаха или Донбасса?
Возможно, по этому поводу существовали определённые договорённости между лидерами. Чтобы, так сказать, не обострять и загладить прошлые ошибки в национальной политике СССР. Возможно, 20 и 15 лет назад это имело какой-то смысл.
Но теперь эта установка превратилась в бред. Похоже, что груз этих ошибок кем-то используется как предлог для политики демонстративного невмешательства. Потому что в результате Россия всё равно вынуждена вмешиваться в дела «бывших» ради своей безопасности. Только не на своих условиях. А на условиях, навязанных врагом и выгодных ему. Не может быть, чтобы это было в интересах России. И не может быть, чтобы это было случайностью.
Ещё одно уточнение. Невмешательство работало до изобретения ИГИЛ. Террористы – это идеальный инструмент для создания нестабильности, угроз и вооружённых конфликтов в любой стране мира. Они легко просачивается через границы, быстро внедряется в социальную среду. В бывших республиках терроризм наверняка встречает очень слабое сопротивление. Иначе быть не может – в слабом государстве противодействие любым угрозам будет слабым. И теперь такое отстранённое ожидание «пока не рванёт» смерти подобно.
Некоторые пытаются объяснить этот парадокс слабостью России. Но разве Крым и Сирия свидетельствуют о слабости? Разве страна, сумевшая наладить нормальную жизнь в условиях санкций, информационной войны и грязных провокаций, может быть слабой? Да никогда.
Но тогда почему в Сирии успех, а в республиках провал? Почему у России достаточно силы и смелости для присоединения Крыма и не хватает ни того, ни другого, чтобы упрочить своё влияние в пост-СССР?
Ситуация – полнейший абсурд. Как такое вообще могло случиться? Масштабы этого безобразия таковы, что его невозможно списать на наш русский авось, лень и безалаберность. К тому же во всех действиях против России на постсоветском пространстве просматривается чёткая и безжалостная логика.
У «коллег» очень богатый опыт по внедрению в наши ландшафты. Ещё более обширный опыт по засорению наших мозгов. К сожалению, большинство их антироссийских проектов были удачными. Не забудем и о том, что НПО, запрещённые в России, благополучно бытуют во всех республиках. А «наши коллеги» – люди чрезвычайно мстительные, обидчивые. Главное – они по складу психологии должны кровь из носу отработать вложенные средства и добиться успеха.
Отсюда следует единственно правильный вывод.
В российских институтах и ведомствах, отвечающих за контакты на постсоветском пространстве, существуют разветвлённые структуры, активно тормозящие интеграционные процессы.
Следовательно, политика России в советских республиках – это не российская политика. Это новый трансконтинентальный проект. Например, «Кольца анаконды 2.0». Или «план Сороса», по аналогии с «планом Даллеса». И в данный момент именно от этого проекта исходит основная опасность, угрожающая государственности России.
Как известно, «наши коллеги» – непревзойдённые мастера по мозговёртству. Все их действия исходят от двух внешне бесспорных установок:
1) невмешательства и уважения чужого суверенитета,
2) давних ошибок советского Кремля в национальной политике, которые тяжким грузом продолжают висеть над ним по сей день.
Однако эти тезисы доводятся до абсурда. Под их маркой: а) сводятся к нулю все интеграционные процессы в пост-СССР, б) укрепляется американское влияние в бывших республиках, в) готовятся провокации, перевороты, конфликты.
Немного проливает свет на конкретных исполнителей сего «хитрого плана» статья Юрия Баранчика (http://regnum.ru/news/polit/21... где говорится об откровенно антироссийских действиях посольства России (!) в Минске и, как следствие, о провале российской внешней политики в Белоруссии: «Десятки визитов в Минск по линии институтов ЕС и США, и на этом фоне почти полное сворачивание контактов с МИД России».
Но это только посольство и один лишь Минск. А республик четырнадцать. И по каждой есть свой конгломерат деятелей. Кроме того, существует великое множество организаций, занимающихся в целом делами пост-СССР. В них на совместные проекты ставятся люди, которые их провалят. Либо сразу обговариваются условия, при которых эти проекты работать не будут и превратятся в рутину, по сравнению с которой советские партсобрания покажутся качественным «экшеном».
Остаётся главный вопрос. Какова конечная цель проекта?
Кажется, по отдельности Россия справляется с провокациями «друзей». Не даёт начать полномасштабные бои на Донбассе. Старается затушить карабахский конфликт. Мониторит ситуацию в Грузии и Молдавии по мере их периодического обострения. Укрепляет Калининград для предотвращения провокаций со стороны Прибалтики. И так далее.
Однако на войне надо видеть ситуацию глазами врага. И думать его мыслями. Нужно задать себе вопрос: какой вариант, с точки зрения «наших коллег», станет для России гибельным? Какой конфликт она окажется не силах разрешить?
Безбрежное количество вариантов «раскачки» на постсоветском пространстве подсказывает единственно возможный ответ.
Этот фитиль собираются поджечь сразу со всех сторон. Задействованы будут одновременно ВСЕ бывшие советские республики. Потому что нынешнюю Россию может сокрушить только такой сильнейший и подлый удар, нанесённый по всему периметру её границ.
Да, как это ни парадоксально, на самом деле России угрожает не пятая колонна, не экономическая катастрофа, которую с таким упорством предрекает Глазьев. И дело не в расширении НАТО в Восточной Европе, не в информационный атаках на российское руководство. Всё это предсказуемо и известно, а потому от этого можно защититься.
Главная опасность исходит от постсоветских территорий. Во-первых, потому, что они плотно и прочно заняты врагом. Во-вторых, потому, что о масштабах, глубине и качестве этой экспансии российское общество даже не подозревает. И, судя по всему, в полной мере не подозревают и те, кто наверху.
Да, вроде бы существуют договоры о военном сотрудничестве. Но элиты республик захвачены очень давно. Они проходили очень жёсткую проамериканскую мозговую обработку в течение многих лет. Поэтому все меры по вооружённой защите, например, от исламских радикалов в критический момент могут оказаться бесполезными. Или даже изначально недействительными. Проще говоря, все договорённости сдадут с потрохами.
И самое главное. России будут наносить удары в спину те, кого она считает друзьями. Заатлантические политтехнологи убедились в том, что мы верим своим и не ожидаем от них предательства. Су-24 был прощупыванием, помимо прочего, пределов этого нашего исконно русского качества – доверчивости.
Кому-то это покажется преувеличением. Вы не жили в республиках и не знаете, как ловко и незаметно действуют ментальные технологии из-за океана. Только тот, кто видел своими глазами и чувствовал своим сердцем, как осуществляется американская работа с коллективным бессознательным местного населения, может знать, насколько это опасно. Это невероятно страшно – видеть, как вчерашние нормальные люди и друзья вдруг начинают нести внушённую им чушь, даже не подозревая, что поют с чужого голоса.
Увы, мы тут сильно отстаём от «наших друзей». Нам почти нечего им противопоставить. Российская аналитика убога, косна, примитивна и сводится к пропаганде избранной позиции. Зарубежные же методы изощрённы, разнообразны, легко меняют схемы проектов в зависимости от состояния ментальной среды. Если бы было по-другому, враг уже давно был бы вычислен и выдворен с приграничных пространств.
Скажете – опять про хорошего царя и плохих бояр. Если бы бояре – это ещё полбеды. Речь идёт, скорее всего, не о боярах, а о матёрых заморских купцах.
Решение об отказе от российского влияния в республиках было огромной ошибкой. Донбасс и Карабах – её самые кровавые и отнюдь не конечные последствия. Нельзя вечно жить прошлым. Надо реалистично оценивать настоящее и из него, а не из прошедшего, строить будущее.
Необходимо пересмотреть эффективность всех структур и институтов, имеющих отношение к стратегии поведения России на постсоветском пространстве. Ибо, судя по результатам, большинство из них работает против интересов самой России.
Вместо того чтобы гнать по РенТВ всякую чушь про транссексуалов в американской армии и выходки свидомых, лучше бы журналисты занялись анализом ситуации у границ Родины. Почему бы Игорю Прокопенко не рассказать россиянам о жизни их соотечественников в Туркмении, Узбекистане, Азербайджане? Почему бы RT не подсчитать число миллионов русских, покинувших отнюдь не воюющую Украину, «дружественный» Казахстан, и не порассуждать о причинах этого явления? Сколько можно отмахиваться от этих проблем, как от назойливых мух, и в ответ получать майданы, Донбассы и цветные революции, разбираться с которыми всё равно приходится России?
Оказывается, для осознания своих ошибок на постсоветских территориях Донбасса нам оказалось мало. Понадобился ещё Карабах. Неужели нужно ждать чего-то ещё?
«Предобморочное состояние»: в суде по делу белорусских публицистов скоропостижно заболел ещё один эксперт
Заседание началось с объявления о том, что госэксперт Алеся Андреева, с утра присутствовавшая в здании суда, заболела. Судья сообщает, что она принесла справку о том, что у неё гипертонический криз. Напомним, вчера больной была объявлена ещё один автор государственной экспертизы текстов обвиняемых публицистов — Алла Кирдун.

 Адвокат Мария Игнатенко уточняет, в какое точно время у Андреевой приключился криз. «Мы видели и Кирдун, и Андрееву не отличающихся визуально по состоянию здоровья от нормы», — заявила она. В свою очередь, судья объявил, что допрос Аллы Кирдун будет проведён завтра.
У Андреевой, как выяснилось, было диагностировано ещё и «предобморочное состояние».
Дело публицистов: учёные за решёткой, националисты на свободе
26 декабря на процессе по делу белорусских публицистов Сергея Шиптенко, Юрия Павловца и Дмитрия Алимкина были заслушаны показания белорусского националиста Дениса Рабенка. Именно он написал заявление на статью Алимкина в Генпрокуратуру, тем самым фактически положив начало громкому делу. Возмутила Рабенка, по его словам, только статья Алимкина, что он и подтвердил в суде.

Но дело завели на троих авторов, да еще и объединили их в группу с некими «неустановленными лицами» (срок по «групповой» части экстремистской статьи огромный — от пяти до двенадцати лет лишения свободы), хотя, как следует из зачитанной прокурором переписки, все они общались по поводу публикации своих статей с разными редакторами не связанных между собой СМИ. Рабенок, представляющий в Белоруссии оппозиционный лагерь, говорил на белорусском языке, правда, очевидцы после заседания утверждали, что его белорусский был далек от идеала. Стоит отметить, что сам Рабенок позволяет себе весьма радикальные высказываниями в своих аккаунтах в соцсетях, которые нельзя даже сравнить с заявлениями обвиняемых публицистов. Однако на суде он оказался в качестве свидетеля по делу пророссийских авторов, а вовсе не в качестве подсудимого.
«Особенно я настаиваю на том, что Белоруссию необходимо очищать от „русского мира“, даже если с „мясом“ вырывать придется, как в Прибалтике. Иначе потеряем Белоруссию», — писал среди прочего свидетель обвинения. Также, судя по его высказываниям, он является сторонником карательной операции ВСУ на Донбассе, заявляя, что Белоруссия может стать очередной жертвой Кремля, и что «„добровольцы“ с востока „Градами“ будут уничтожать белорусские города и проводить референдум по образованию какой-нибудь Гомельской или Могилевской народной республики».
Из вопросов адвокатов и подсудимых становилось понятно, что статья «о разжигании» (а именно этой статьи касалось заявление Рабенка) притянута за уши, потому что действия, направленные на это самое «разжигание», отсутствовали. «Вы обратились в прокуратуру, чтобы возбудили дело по статье 130. Почему именно эта статья, почему не „оскорбление“, например?», — спросила адвокат Юрия Павловца Кристина Марчук. Она попыталась выяснить, между кем и кем, по мнению Рабенка, разжигалась рознь. Тот ответил, что рознь может разжигаться между населением РФ и Белоруссии, а также внутри многонационального населения Белоруссии. Этот ответ не удовлетворил ни адвоката, ни подсудимых. Позже Шиптенко поинтересовался, как публикации подсудимых могли разжечь рознь между белорусскими латышами и российскими эвенками, к примеру. В свою очередь Алимкин хотел узнать, изменилось ли у Рабенка мнение о России после прочтения статьи, то есть привела ли она к каким-либо последствиям. «Образовалась ли в вас национальная рознь? Национальная, а не личная ко мне», — cпросил о Алимкин. На это Рабенок ответил, что может говорить только за себя в данном случае. Алимкин в ответ заметил, что в статье 130 УК РБ речь идет о нации, а не об отдельном человеке.

Cледующим допрошенным на этом заседании свидетелем оказался кандидат исторических наук Александр Гронский — именно он писал часть научной работы по теме белорусской идентичности с соавторстве с Юрием Павловцем. Позже Павловец взял свою часть этого труда, и на его основе подготовил трилогию для «Регнума» «Как конструировалась белорусская идентичность». Поскольку в основном публикации, в которых эксперты усмотрели признаки экстремизма, носили исторический характер, адвокаты задали историку Гронскому вопросы, связанные с затрагиваемыми их подзащитными темами. Если вы обратитесь к публикациям, которые инкриминируются Шиптенко, то вы увидите, что там затрагиваются исторические персоналии, по которым я задавала вопросы Гронскому», — пояснила EADaily адвокат Мария Игнатенко. Но поскольку именно изложение и характеристика исторических личностей в принадлежащей, по версии следствия, Шиптенко статье, стали предметом оценки со стороны экспертов, защите было важно услышать мнение профессионального историка с ученой степенью.
Так, в одной из вменяемых Сергею Шиптенко статей за авторством Артура Григорьева «Этнический национализм по украинскому образцу: куда идет Белоруссия» автором отмечается, что «белорусами объявляются политические и культурные деятели Польши, которые занимают все больше места в белорусской государственной пропаганде». В частности, он указывает, что «белорусом был объявлен польский композитор Михал Огинский», а также участник антироссийского восстания Тадеуш Костюшко.

«Особый размах приобрела пропагандистская кампания возвеличивания польских магнатов Радзивиллов, которые искусственно превращены в важнейших героев белорусской истории», — пишет Артур Григорьев (следствие считает его псевдонимом Шиптенко). По его словам, «за последние несколько лет Радзивиллы из непримечательных провинциальных феодалов превратились в икону белорусской государственности». На вопрос адвоката о том, насколько корректно или некорректно именование Радзивиллов «ничем не примечательными местными феодалами», Гронский ответил, что их вполне можно было бы назвать таковыми в общеевропейском контексте. Причем сами они, по словам историка, считали себя поляками, а не белорусами.
Тадеуш Костюшко, как пояснил Гронский, родился на территории современной Белорусии, и в истории он известен преимущественно как руководитель восстания 1794 года против России. «Он требовал вернуть в действие Конституцию 1791 года, где было записано, что это польская земля, а люди, которые там живут, поляки. Причем никаких федераций эта конституция не подразумевала. То есть, это должно было быть сугубо польское государство», — пояснил Гронский.
Вопросы своему коллеге задал и Юрий Павловец. В частности, он поинтересовался, можно ли говорить о том, что в Белоруссии происходит вытеснение русского языка. На что Гронский отметил, что судя даже по замене табличек в метро, об этом говорить справедливо.
После допроса Александра Гронского в суде допросили тестя Юрия Павловца Валерия Приму. Он рассказал об отзывчивости и человечности своего зятя. «В 2009 году в семье случилась беда, у жены онкология. Благодаря Юрию, мы в Минске попали в хорошую больницу. Когда нам говорили, что нужны более эффективные лекарства, дети помогали, давали деньги, даже занимая их, хотя сами тогда они жили в Минске на съёмной квартире», — рассказал Валерий Прима.
Позже, после допроса понятых при обыске Алимкина, адвокат Кристина Марчук попросила суд дать возможность ее подзащитному Юрию Павловцу выступить с пояснениями относительно его исторической трилогии, в которой и были обнаружены «признаки экстремизма». Он разобрал каждый абзац написанного им текста, в котором им преимущественно излагались факты. В частности, в третьей части трилогии Павловец пишет о том, что в 2012 г. на государственном уровне фактически был отменен термин «Отечественная война 1812 г.». Дословная цитата выглядит так: «Например, еще в первой половине 2010 г. в стране прошел ряд увольнений пророссийски настроенных чиновников и преподавателей из вузов, в 2012 г. на государственном уровне фактически был отменен термин „Отечественная война 1812 г.“, а с 2014 года в Белоруссии на День Победы перестали официально носить георгиевские ленточки». Из пояснений Павловца становилось понятным, что он опасался переписывания истории, как это происходит сейчас на Украине. «У меня возникает вопрос — а не произойдет ли то, что произошло на Украине? Не объявите ли вы гражданской войной вначале Первую мировую, а потом и Вторую мировую? Потому что, к сожалению, во Второй мировой войне, в Великой Отечественной войне, были и те, кто воевал на стороне вермахта. Но никому пока еще в голову не приходит так говорить о Великой Отечественной войне. Так что? Должно пройти какое- то количество времени, как после войны 1812 года, чтобы у нас отменили представление об этой войне как о Великой Отечественной?», — задался вопросом Павловец.
Что касается георгиевской ленты, которую заменили на красно-зеленую, то Павловец поинтересовался, почему нельзя было, если даже хотели добавить собственный колорит, использовать, к примеру, двойную ленточку, сохранив ставшую мировым символом (об этом ранее во время допроса говорил Гронский) борьбы с фашизмом георгиевскую ленту. Точно также он прокомментировал и замену в общественном транспорте всех названий на белорусскоязычные. По мнению Павловца, в государстве, где официально признаны два языка, нельзя ущемлять один из них, как это сейчас происходит с русским.
Завершилось заседание суда зачитыванием гособвинителем переписки обвиняемых. В частности, что немаловажно, была озвучена и переписка проходящего по этому делу в группе «с неустановленными лицами» Павловца с заместителем главного редактора «Регнума» Игорем Павловским (ранее Павловец заявлял, что по поводу публикаций он общался конкретно с этим человеком, а не с «неустановленными лицами», и это было известно следствию в том числе и из его переписки). Однако из переписки становится очевидным, что никаких заданий Павловский Павловцу не давал, тема статьи была предложена публицистом самостоятельно, и никакой «заказухи», в которой пытаются обвинить авторов, не было. Переписка представляет собой монолог, где Павловец информирует о том, что он подготовил статьи, никак не согласовывая их тексты и тему.
На этом закончилось очередное заседание по делу публицистов, которое, как и предыдущие, оставило после себя ощущение полной абсурдности происходящего. Оно напоминало политическую дискуссию и диалог, которые проходят в университетских аудиториях, на круглых столах и научных конференциях. Но вот только трое его участников находились в этот момент за решеткой в здании Минского городского суда. Это был, как выразился Сергей Шиптенко, «диалог через клетку». Правда это не мешало тем, кто был внутри этой клетки, выглядеть и на этот раз гораздо более убедительными, чем их оппоненты и обвинители.
Вячеслав Бондаренко: Как менялось отношение к Новому году в СССР

Осталось совсем немного до того момента, когда под звон главных часов страны мы поднимем бокалы с шампанским и встретим 2018-й. Но всегда ли Новый год был объединяющим моментом в жизни страны?..
Как известно, в большинстве стран мира и сейчас главный зимний праздник – это Рождество Христово, но никак не Новый год. В лучшем случае в новогоднюю ночь полагается шататься по ресторанам и радостно кричать на площади под звуки салюта. Рождеству – куда больший почет и уважение: это ёлка, это подарки, это масса традиций, это непременный сбор всей семьи за праздничным столом… Не секрет, что для большинства наших соотечественников подобное распределение «обязанностей» между этими праздниками выглядит как минимум странно. Именно на этом построен весь юмор российской киноленты «Мамы-3» (2014): ее героини искренне не понимают, почему польский город в новогоднюю ночь мирно спит и, естественно, ставят его на уши…
А между тем еще 100 лет назад на этих российских мам с недоумением посмотрели бы в самой России. Главный праздник страны – конечно же, православное Рождество Христово. Рождественская ёлка хоть и была относительно свежим импортным атрибутом (первой ее начала устанавливать жена Николая I императрица Александра Федоровна, немка по национальности – с 1819 года во дворце, а в 1825-м уже для всех), но уже всеми воспринималась как нечто свое, родное. А вот к Новому году отношение было ровное, он считался праздником «навынос», а не семейным.
Все изменилось с началом Первой мировой войны. В приступе общей германофобии не связанный с религией Новый год начал восприниматься как нечто чуждое устоям православной веры. Так, когда в канун 1915 г. немецкие военнопленные в госпитале Саратова устроили праздник с традиционной елкой, русская пресса назвала это «вопиющим фактом», журналистов поддержали Святейший Синод и император Николай II.
Тем не менее после революции большевики на какое-то время взяли новогоднюю ёлку на вооружение – как противовес рождественской. Известно, что в 1918-19 годах в Кремле устраивали новогодние ёлки для детей, в каковых с удовольствием участвовал и Ленин. Но потом новые власти сообразили: в сознании абсолютного большинства людей ёлка ассоциируется все-таки не с иностранным Новым годом, а с родным русским Рождеством. С этого момента и началась решительная борьба со всем рождественским…
Первоначально ёлку пытались «перепрофилировать» — называли ее «Красной», в программы новогодних вечеров середины 1920-х вставляли лекции «Нужна ли человеку религия?», а стихотворные переклички Старого и Нового годов на школьных балах содержали призывы вступать в МОПР и крепить смычку пролетариата всего мира. Но толку от попыток сделать ёлку «своей» пока не было – «религиозные предрассудки» в раннем СССР цвели еще полным цветом, и ёлка упорно продолжала вызывать ассоциации с Рождеством Христовым, а не с атеистическим Новым годом. В итоге решили для простоты ударить по обоим праздникам: запретим атрибуты – и Рождество постепенно отомрет.
Своеобразным рубежом стал 1927 год, 10-летие революции. В этот год отношение к новогодним (и тем более рождественским) праздником меняется в корне: пресса начинает кампанию в духе «Рабочий класс имеет новое летоисчисление – октябрь 1917 г., свой действительно Новый Год, когда впервые тов.Ленин стал у кормила пролетарского государства». В итоге празднование Нового года (и тем более Рождества Христова) было попросту запрещено. Вред праздника специально разъясняли не последние поэты Советского государства:
Под «Рождество Христово» в обед

Старорежимный ёлочный дед

С длинной-предлинной такой бородой

Вылитый сказочный «Дед-Мороз»

С ёлкой под мышкой саночки вёз,

Санки с ребёнком годочков пяти.

Советского тут ничего не найти!
(Демьян Бедный)
Что толку справлять рождество?

Елка — дурням только.

Поставят елкин ствол

и топочут вокруг польки.

Коммунистово рождество —

день Парижской Коммуны.

В нем родилась, и со дня с того

Коммунизм растет юный.
(Владимир Маяковский)
Ёлки сухая розга.

Маячит в глазищи нам.

По шапке деда мороза.

Ангела по зубам!
(Семен Кирсанов)
Только тот, кто друг попов,

Ёлку праздновать готов!

Мы с тобой – враги попам,

Рождества не надо нам.
(Александр Введенский)
Двинулись по улицам зимних городов детские демонстрации с транспарантами: «Родители, не сбивайте нас с толку! Не делайте рождества и ёлку!», появились в продаже открытки: «Не тратьтесь без толку на рождественскую ёлку. Коньки и лыжи куда нам ближе!»… Эта вакханалия продолжалась до конца 1935 года. В антирелигиозном рвении отменили старый календарь вообще: в 1929-м ввели «непрерывку», в 1931-м – «шестидневку». Смысл единственный: упразднить воскресенье как таковое. Даже само это слово заменили «общевыходным». И выходные эти приходились теперь на какие угодно дни прежней недели. Наступает Пасха, а как ты сходишь в храм, если на дворе рабочий день?.. «Шестидневка» держалась до лета 1940-го, когда была снова заменена нормальной неделей.
Общепринятым является мнение, что реабилитировал ёлку Павел Постышев, 1-й секретарь ЦК КП(б)У – Коммунистической партии большевиков Украины. 28 декабря 1935 года в «Правде» появилась его заметка: «В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на новый год своим детям елку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями елку и веселящихся вокруг нее детей богатеев… Какие-то, не иначе как „левые“, загибщики ославили это детское развлечение как буржуазную затею… Следует этому неправильному осуждению елки, которая является прекрасным развлечением для детей, положить конец… устроим хорошую советскую елку во всех городах и колхозах…» Нечего и говорить, что частным мнением самого Постышева эта заметка не являлась – «Правда» печатала только то, что было нужно и получило одобрение на самом верху. Н.С.Хрущёв вспоминал о подоплеке появления этой заметки: «Не помню года и тем более месяца, но вот однажды позвонил мне Сталин и говорит: “Приезжайте в Кремль. Прибыли украинцы, поедете с ними по Москве, покажете город”. Вышли мы, сели в машину Сталина. Поместились все в одной. Ехали и разговаривали. Постышев поднял тогда вопрос: “Товарищ Сталин, вот была бы хорошая традиция и народу понравилась, а детям особенно принесла бы радость — рождественская ёлка. Мы это сейчас осуждаем. А не вернуть ли детям ёлку?” Сталин поддержал его: “Возьмите на себя инициативу, выступите в печати с предложением вернуть детям ёлку, а мы поддержим”. Так это и произошло. Постышев выступил в “Правде”, другие газеты подхватили идею».
Можно себе представить ошаление, с которым читали заметку местные власти. 28 декабря «Правда» рекомендует вернуть ёлку. Тот самый «дикарский» и «поповский» обычай, тот самый «религиозный хлам», с которого «начинается религиозность детей»!.. А что значит «рекомендация» главной газеты СССР, объяснять не нужно. Это приказ, за невыполнение которого спросят строго.
И вернули ёлку поистине молниеносно. За три оставшиеся до наступления Нового года, дня «в школах, детских домах, в дворцах пионеров, в детских клубах, в детских кино и театрах», как и «рекомендовалось» в заметке, были спешно организованы елки. В срочном порядке было налажено производство елочных украшений, свечей и электрических лампочек; в окрестностях городов были вырублены десятки тысяч деревьев, для детей были подготовлены подарки — памятные всем нам новогодние пакеты со сластями. Впереди всех паровозов бежал Харьков, где еще недавно работал Постышев, — там новогодний бал с ёлкой и 1200 пионерами прошел уже 30 декабря 1935-го, через день после публикации заметки в «Правде»!.. Это была отличная «детская» иллюстрация к фразе Сталина «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее», произнесенной на I Всесоюзном совещании стахановцев, состоявшемся незадолго до описываемых нами событий — 17 ноября 1935 года. Тогда же появилась и «Песня советских школьников» на слова Виктора Гусева, цитата из которой «За детство счастливое наше / Спасибо, родная страна!» на долгие годы стала лозунгом, внушаемым советским детям.
Вот так ёлка, которой в 1927-35 годах детей разве что пугали, снова получила постоянную прописку в наших домах. Правда, уже исключительно в качестве новогодней – ведь теперь на ней горела не Вифлеемская звезда, возвещавшая рождение Христа, а красная пятиконечная, а на ветвях висели игрушки, изображавшие красноармейцев и челюскинцев. Рождественские ёлки сохранились разве что в дореволюционной литературе для детей (яркий пример – «Детство Никиты» Алексея Толстого). В 1937-м возобновили традицию главной новогодней ёлки в Доме Союзов (с 1954-го – в Кремле), для чего появилась специальная песня: «Мы весело пляшем / У елки большой. / На родине нашей / Нам так хорошо! Мы весело пляшем, / Мы звонко поем, / И песенку нашу / Мы Сталину шлем!» Тогда же дебютировали и «Советское шампанское», и Дед Мороз в исполнении Михаила Гаркави – антипод буржуазного Санта-Клауса. Образ Деда Мороза существовал задолго до революции (в сказке В.Ф.Одоевского «Мороз Иванович» он фигурирует уже в 1840-х), но с Новым годом он поначалу не ассоциировался никак. Попытки заимствовать у запада «дедушку Николая» ни к чему не привели, и к началу ХХ века Дед Мороз так и не стал официальным символом русского Рождества – ведь сам смысл праздника заключался не в приветствии зимы или нового года. Так что полноценного Деда Мороза (и тем более его внучку Снегурочку) можно считать 100-процентно советской новацией.
Как ни удивительно, сам по себе Новый год достаточно долго оставался в СССР обычным днем. Только 23 декабря 1947-го он был объявлен праздником и выходным – т.е. первый в современной традиции Новый год страна справила в 1948-м. Дополнительный импульс празднованию Нового года придали 1960-е. Именно тогда, в позднехрущёвскую эпоху, было решено окончательно «добить» все религиозные традиции советского народа: венчание должно было полностью вытеснить торжественное бракосочетание (отсюда массовое появление в 1962 г. красивых ЗАГСов), Троицу – День русской березки, Пасху – фестиваль «Музыкальная весна», а Рождество Христово – Новый год. Насколько удались эти задумки, видно невооруженным глазом: венчание и бракосочетание в массовом сознании разведены между собой, так же как и Новый год и Рождество воспринимаются как совершенно разные и чуть ли ни противоположные по смыслу праздники. И то сказать: ведь Рождеству Христову предшествует Рождественский пост с 28 ноября по 6 января. И совместить его с новогодним столом ну никак не получится…