Украинский кризис: хаотизация и иррационализм будут нарастать

Украинский кризис: хаотизация и иррационализм будут нарастать

Украинский фактор стал важной составляющей российской внутриполитической повестки дня. С одной стороны, Украина и для нас, и для Белоруссии стала антипримером того, как не нужно делать, а с другой стороны она выступила тормозом позитивных изменений в российской политической системе, связанных с развитием гражданского сектора и горизонтальных связей.
Когда запускается процесс конфронтации, система должна защищаться. Запад удивительным образом сам создает путем своей провокативной пропаганды из России Мордор. Включается провокативная конфликтаная ситуация: вы хотите Мордор? — вы Мордор получаете.
Другое дело, что никого на самом деле не волнует, что собой представляет современная Российская Федерация, которая не имеет ничего общего с тем ужасающим образом, который доминирует сегодня на Западе. А на Украине именно этот негативный мифологизированный образ России как «страны-агрессора» стал одних из основ существования нынешнего украинского политического режима — убери этот образ врага, и все посыплется.
Это определяющий фактор их легитимизации, и это тот главный товар, который Украина активно продает вовне.
На протяжении всего периода, предшествующего нынешнему кризису, когда происходил процесс перетаскивания Украины либо на Запад, либо на восток, мы предупреждали наших украинских партнеров о высоких социально-экономических издержках европейской модели интеграции. Приводя в пример в том числе и историю с прибалтийским опытом евроинтеграции. Пытались рационально это объяснить. Нас не слушали. Пытались в том числе договориться с Европой. Нас тоже не слушали. В итоге Украину фактически разорвали. При этом развеиваются и наши дальнейшие надежды на то, что люди, узнав на себе все эти высокие издержки, выражающиеся в том числе в резком снижении уровня жизни, в конце концов поймут, что они заблуждались.
Если в Прибалтике интеграция в евроатлантические структуры привела к массовому выезду граждан этих стран в более развитые государства ЕС, то на Украине, «застрявшей» на евроинтеграционном пути, наблюдается удивительный процесс попыток «индивидуального членства» в ЕС, когда люди после пресловутого «безвиза» пытаются войти в Европу через «задний проход» и осуществить европейскую мечту на своем личном уровне, демонстрируя поразительную готовность к понижению социального статуса и к отказу от связи с родиной.
Но это пространство никуда не денется. Оно будет рядом с нами. И вероятней всего, в том числе через миграционный фактор, тлеющий здесь конфликт будет расширяться, захватывая и Россию, и Беларусь, и Европу.
Нужно называть вещи своими именами. С точки зрения геополитики украинский конфликт — американский давно проверенный вариант удержания территории через управляемый конфликт с целью ослабления России и Германии. В целом Европы, но Германии прежде всего — как возможного союзника России.
И здесь можно лишь удивиться живучести старых англосаксонских геополитических доктрин — Маккиндер оказывается пугающе современным.
Поэтому мы наблюдаем со стороны США поддержку на Украине того режима, который показал свою полную несостоятельность. Режима, который держится исключительно на западных дотациях, информационных манипуляциях, на восстановлении авторитарной системы управления при значимом радикальном националистическом факторе.
Порошенко прошел тот же путь, что и Янукович. И это воспроизведение украинской политической матрицы: на волне популизма переход к «демократизации» политической системы в виде парламентско-президентской модели и затем резкая заточка системы «под себя» и свое окружение, восстановление президентской модели с «любыми друзями», «семьей», «винницкими» и пр. клановыми вариантами.
Американцам, по большому счету, все равно — главное, чтобы во главе системы сидел «их сукин сын», желательно управляемый и весьма желательно контролируемый, в том числе — в смысле контроля над ресурсами. А здесь с Порошенко очевидные проблемы. Поэтому мы видим историю с НАБУ, цирк с Саакашвили и подготовку новых претендентов на президентское кресло, таких как Вакарчук и пр.
При этом, с одной стороны, мы видим, как — особенно в западном информационном пространстве — пропагандистски гипертрофируется российская угроза, где-то намеренно, где-то уже на общей параноидальной волне просто элементарно переоцениваются российские возможности; с другой стороны — мы точно так же переоцениваем возможности американцев и слишком многого от них ждем.
Да, нужно признать, что существует жесткая, последовательная, стратегически выверенная политика, направленная на достижение долгосрочных американских интересов.
Но сегодня в условиях политического кризиса в США происходит хаотизация системы принятия решений, где значимыми становятся частные интересы и даже иррациональные факторы. Вся история с Трампом, от которого в России ждали ослабления санкционного давления и урегулирования конфликта, будет определяться американской внутриполитической повесткой дня, связанной с необходимостью президента США доказывать, что он — не «рука Москвы».
Именно с этим связана нынешняя жесткая позиция его администрации по Украине, это во многом повлияло на резко антироссийские и антикитайские положения недавно обнародованной новой Стратегии национальной безопасности США.
С этим же связана и провокативная позиция Волкера в отношении России, фактически направленная на срыв Минского процесса. Здесь также явно присутствует и личный мотив, связанный с желанием Волкера закрепится в американском политическом истеблишменте за счет востребованной сегодня милитаристской риторики.
С учетом того, что политическая элита США расколота и происходит впечатление, что по той же Украине действуют несколько американских акторов, зачастую не сверяющих свои действия друг с другом, хаотизация и иррационализм будут нарастать и определять усиление конфронтационной составляющей в американо-российских отношениях вокруг Украины и не только.
В этом отношении перспективы на 2018 г. не выглядят радужными. Очевидно, будут попытки американцев повлиять на ход избирательного процесса накануне президентских выборов. Особенной активности можно ждать в феврале. Но если по этому поводу на той же Украине есть какие-то иллюзии, мы их готовы развеять.
Да, Россия испытывает определенные трудности. Да, возможно, есть какое-то недовольство. Но эти трудности и это недовольство явно не тех масштабов, которые могли бы повлиять на устойчивость политической системы.
В России есть достаточно консолидированное общество, управляемая система власти. В России уже сегодня обеспечен управляемый переход через период уловного «транзита власти», мы знаем имя «нового» президента. И все попытки внешнего давления будут жестко пресекаться.
В этом отношении мы прошли тот путь, который в Беларуси доказал свою эффективность.
Система будет себя защищать. Да, возможно, это связано с издержками более жесткой политической вертикали, но это во многом и заслуга наших западных партнеров, принципиально не желавших принимать в расчет естественные интересы России в том регионе, который для нее является приоритетным, да и вообще просто не желавшей сильной России.
И последнее, что касается Европы и наших перспектив.
Очевидно, что все эти проблемы — это не только проблемы Украины, России, Белоруссии. Европа точно так же является здесь страдательной стороной. На самом деле точно так же, как у нас, особенно на государственном уровне, в чем-то до конца не осознавая всех обстоятельств, связанных с Украиной, Европа, занятая своими внутренними, миграционными и прочими проблемами, еще не поняла, что такое Украина для нее и для всей системы общеевропейской безопасности.
Для Европы, по большому счету, все только начинается. И понимание нами всего того клубка проблем, который несет за собой украинский кризис, дает новые возможности диалога с теми европейскими коллегами, которые готовы к этому диалогу. А таковых, я уверен — в Европе достаточно много.
И эти совместные интересы должны привести нас к каким-то новым, нестандартным шагам, в том числе направленным на развитие горизонтальных связей на уровне экспертного сообщества.
Из выступления 22 декабря в Минске на круглом столе «Украина, Россия, Беларусь и Европейский союз: безопасность, интеграция, ценности», прошедшего под эгидой общественной инициативы «Гражданский форум: Беларусь, Украина, Россия».
IMHOclub.by

Другие новости по теме

Поделиться новостью

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.