Ирина Терещенко: Нелегитимный гимн

Ирина Терещенко: Нелегитимный гимн
Ирина Терещенко: Нелегитимный гимн

Государственные символы – это установленные конституцией или специальным законом особые исторически сложившиеся отличительные знаки страны. Гимны, как правило, создаются в привязке к значимым историческим событиям или периодам. В них отражаются черты народа, там славят героев, поют о любви к родной природе, угрожают врагам, призывают к миру и так далее. То есть, в гимне всегда присутствует определенный посыл.

Наш государственный гимн начинается с самых главных слов «Мы, беларусы - мiрныя людзi…»

Но фронда и эмигранты не признают ни флага, ни герба, ни гимна нашей страны. У них свои символы: флаг Дуж-Душевского, герб « Пагоня» и гимны « Ваяцкi марш» и «Магутны Божа». Сначала стихотворение «Молитва» Натальи Арсеньевой сделали гимном белорусские эмигранты. А в середине 90-х белорусские оппозиционеры захотели, чтобы «Магутны Божа» стал государственным символом.

Посмотрела на «Белсате» репортаж «20 лет без поэтэссы Натальи Арсеньевой. Почему нужно знать ее творчество?» Цитата: "... Наталья Арсеньева, которую еще советские власти обвинили в коллаборации, до сих пор не реабилитирована. И речь даже не о памятниках поэтессе: стихи Арсеньевой нынешние власти Беларуси просто выбросили из школьной программы. Писательница и литературовед Лидия Савик, которая контактировала с поэтессой-эмигранткой и переиздала ее книгу «Між берагамі», подчеркивает: Наталья Арсеньева действительно буквально жила Беларусью!"

Это замечательно, когда писатели и поэты в эмиграции живут Беларусью. Значит, любят страну, которая вдохновляет их на творчество. А при коммунизме ли, при фашизме ли - не суть. Патриоты они или коллаборанты – не суть.

Или, всё-таки, в этом суть, когда речь идёт об авторе гимна?

Аналогия, конечно, не аргумент. Допущение и фантазии на тему "... если бы... " - тоже. Но в качестве усиления эффекта вполне себе пригодные средства. Позволю себе пофантазировать.

Предположим, завтра обнаружится, что заместитель бургомистра Минска Адам Демидович-Демидецкий был не только коллаборантом, активно и преданно сотрудничающим с оккупационными властями, но и художником, который оставил после себя талантливые акварели.
Вопрос: можно ли ими украсить стены художественной галереи в Беларуси?

Или найдутся неизвестные никому музыкальные произведения ещё одного "патриота"
- начальника управы Минского округа Радослава Островского?

Вопрос: можно ли их исполнять 9 мая или 3 июля возле Ратуши?

Ответ однозначный: нет. Коллаборационизм – это преступление. Коллаборанты - преступники. Проще говоря, предатели и перебежчики, которые с разной мотивацией принимали решение и во время войны переходили к врагу, потому что там безопаснее, сытнее и выгоднее. Этот факт нельзя игнорировать.

Является ли заслуга в науке, журналистике, искусстве тем ластиком, которым можно стереть "неудобные" странички биографии? Нет, не является. Талант и гениальность - не индульгенция. Поэт, художник, актер, сантехник, ассенизатор, академик, вагоновожатый в свободное от работы или творчества время – это обычный человеком со своей гражданской позицией. Или без неё.

Наталья Арсеньева написала в 1943 году красивые слова поэтической молитвы:

«Дай урадлівасць жытнёвым нівам, учынкам нашым пашлі ўмалот!...»

Сильно, талантливо, торжественно! Только портят картину несколько обстоятельств:

- поэтесса работала в это время на оккупированной немцами территории добровольно, без принуждения, сознательно.

- супруг ее Кушель командовал белорусскими частями в составе войск СС. Впоследствии организовал переход белорусских частей на сторону американских войск в конце апреля 1945.

- Арсеньева после эмиграции в США работала на «Радио Свобода», пристанище коллаборантов, диссидентов, националистов.

Дар Божий никак не мешал писательнице, поэтессе, переводчику сотрудничать с нацистской Германией, ровно, как и писать стихи о Сталине. Да, да! Вот пафосные строки, напечатанные ею в газете «Лiтаратура i мастацтва»" в 1940 года.

«Я злажыла б грымотны, магутны, ўрачысты
ГIМН АБ СТАЛIНЕ мудрым, вялікім і чыстым»

Спустя четыре года, в оккупированном Минске, другие строки выходят из-под пера поэтессы. Среди них пронзительная молитва «Магутны Божа». Это напомнило мне историю клятвы Светланы Алексиевич у памятника Дзержинскому.

У Арсеньевой всё-таки были причины ненавидеть советскую власть. Мужа арестовали, её выслали из страны. Правда, потом и Кушеля освободили, и Наталью вернули. В годы войны они оба сделали свой выбор – быть в компании культурной немецкой нации.

Растиражирована единственная извинительная фраза Арсеньевой: «Люди, которые ни за что пострадали от советской власти, а таких было не так уж и мало, встречали немцев с надеждой, как избавителей. Абсолютно никто не думал, что немцы такие нелюди».

Неужели Арсеньева и Кушель не знали, что уже в 1942 году фашисты и полицаи жгли белорусские деревни Борки, Затишье, Дремлево, Тупичицы, Кортелизы вместе с их жителями, 90% которых не были ни жидами, ни коммунистами. Может, и не знали. Не спросишь теперь.
Строчили подробные отчёты педантичные немцы, описывая в подробностях итоги карательных операций «Котбус», «Фриц», «Шаровая молния», «Рысь», «Зимнее волшебство». Писались статьи в «Менской газете», которая с 5 февраля 1942г. стала называться «Беларускай газетай», там печатали свои статьи Наталья Арсеньева, Островский , Кушель. Газета выходила 2 раза в неделю и приносила доход. В рейсмарках.

О чём были очерки и статьи? Об удоях и урожаях? Нет. О том, какой порядок и дисциплину принесли с собой германские власти. В оккупированной Белоруссии издавалось множество коллаборационистских газет и журналов: «Пагоня», Bielaruski holas , «Новы шлях». Эти издания вели антисемитскую, антисоветскую и профашистскую пропаганду. Всё есть в архивах. Например, в статье, опубликованной 25 сентября 1943 года в «Беларускай газеце» после уничтожения Кубе, редактор Владислав Козловский писал: «Сердце сжимает скорбь… Его нет больше среди нас. Генеральный комиссар Вильгельм Кубе был одним из наилучших, наисердечнейших друзей,.. который думал и говорил так, как каждый белорусский националист…».

«Многие представители творческой интеллигенции искренне поверили немцам и увидели в них спасителей от сталинского режима. Наталья Арсеньева, Владимир Клишевич, Масей Сиднев, Микола Равенский и другие заплатили за коллаборационизм» (с)

Как трогательно. Остаётся только не допускать сомнения в искренней наивности истово верующих в Адольфа Алоизовича и его филантропию.

Коллаборанты и « смягчающие обстоятельства» придумали, считая факт сотрудничества с оккупационными властями вкладом в акт спасения белорусского народа от евреев и коммунистов, а также, обратите внимание, «АНГЛО–АМЕРИКАНСКИХ ПЛУТОКРАТОВ». Об этом можно прочитать в «Менскай газете», которую редактировала Арсеньева. Хотя в добровольном плену у американцев они быстренько забыли обо всем. Третьего Рейха не стало. А как же англо-американские плутократы? Они тоже «исчезли». Теперь «молились» на другом языке: «GOD BLESS AMERICA, LAND THAT I LOVE!!!»

Я никого не хочу судить. Раскаяние Арсеньевой могло быть подлинным, от души, настоящим. Просто пытаюсь соотнести важность, значимость, смысл событий с собственными восприятиями и оценками. Лично я не буду петь гимн автора, пусть, несомненно, одаренного, для которой сотрудничество с немцами, уничтожавшими белорусов от младенца до старца, было на тот момент естественным и приемлемым.

Магутны Божа! Уладар сусветаў,
вялікіх сонцаў і сэрц малых!
Над Беларусяй, ціхай і ветлай,
рассып праменні свае хвалы.

Мне нравится это стихотворение. Но... Чем была вдохновлена поэтесса? В какие минуты её посетила муза? Ни в это ли самое время, когда в 1943 году горела деревня Садковщина, помеченная красным крестиком на карте карательной операции "Якоб"?

СБП, Белорусский ПЕН-центр и «Бацькаўшчына» объявили о том, что учреждают литературную премию имени Натальи Арсеньевой при содействии Фонда культуры и образования Орса-Романо и Харитативного фонда Объединения белорусов Великобритании.

Интересно, на церемонии вручения премии члены жюри Ирина Богданович, Лявон Борщевский, Владимир Глазов, Вальжина Морт, Тихон Чернякевич будут вставать под звуки музыки Равенского и петь :"Зрабі магутнай, зрабі шчаслівайкраіну нашу і наш народ!"? Или сделают респект белорусам Великобритании и затянут: "God save our gracious Queen !Long live our noble Queen!"

Ну, что ж, беспринципность в эпоху пост-правды не удивляет. Удивляет неразборчивость ради конъюнктуры. Неужели символы отдельно, а смысл, которые они несут, потом можно придумать? Возможно и так. Пусть оппозиционеры считают своим гимном «Молитву» Арсеньевой. Но большинство белорусов встают, когда звучит торжественная музыка и хор поёт:

Слаўся, зямлі нашай светлае імя,
Слаўся, народаў братэрскі саюз!
Наша любімая маці-Радзіма,
Вечна жыві і квітней, Беларусь!

Ирина Терещенко
Политринг

Другие новости по теме

Поделиться новостью

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.