Анатолий Матвиенко: Грядёт год смеха и надувания щёк

Анатолий Матвиенко: Грядёт год смеха и надувания щёк
Анатолий Матвиенко: Грядёт год смеха и надувания щёк
В марте следующего года исполнится сто лет со дня премьеры политический комедии под названием «БНР», и можно заранее готовиться к уморительным мероприятиям, которые наверняка уготовила немногочисленная часть белорусского населения, считающая провозглашение БНР хоть сколько-то значимым событием. Будут митинги, речи, шествия, а если какое-то из этих сборищ разгонит ОМОН – то вообще праздник какой-то.
Мы услышим, что вот тогда-то имела место настоящая белорусская государственность, демократия и эта… как её бишь… воля народа, не чета нынешней диктатуре. Поржём от души, глядя на важные от сознания собственной значимости лица бело-красно-белых господ, уверенных, что они-то действительно являются восприемниками тех «славных» традиций 100-летней давности, куда уж лузерам-большевикам, объявившим Беларусь государством на месяцы позже…
Я ошибся. Хохмочки про БНР начались заранее.
Тут сделаю небольшое отступление, как раз на тему ха-ха. Закончился открытый чемпионат по юмору в Украине, именуемый «Лига смеха», по моему мнению – гораздо более удачный, чем современный российский КВН, белорусская команда выступала, но в финал не пробилась. Вдруг узнаю, что около сотни лет назад в Украину уже ездила команда белорусских юмористов, причём – с тем же результатом, без заметного успеха. На мой взгляд, те паны выглядели на порядок смешнее: они, важные такие, судя по фото 20-х годов – при усах, тросточках и шляпах, на полном серьёзе отрекомендовались делегацией Рады БНР и принялись обсуждать с Центральной Украинской Радой демаркацию границ, более того, имели наглость отжимать у украинцев некоторые «свои» территории.
Я не понимаю деятелей УНР, какого лешего они тратили время на коллектив белорусской самодеятельности, поскольку Украина официально не признала БНР в качестве государства – всё же в Киеве сидели люди адекватные. Это сейчас, когда националистическая трескотня из очень немногочисленных, но очень громких глоток привлекла внимание к «великой исторической роли БНР», некоторым может показаться, что игрушечная республика действительно существовала как государство, но в 1918 году всё же было очевидно!Думал написать подробнее ближе к «славному» юбилею БНР, однако недавняя публикация на ресурсе svaboda.org, названная «Першая беларуская дыпляматычная місія. Як ішлі перамовы пра разьмежаваньне БНР і УНР», подтолкнула изменить решение. Особенно улыбнул заголовок одной из частей «100 год украінскай і беларускай дыпляматыі адзначаюць па-рознаму», там нет ни слова – что же считать точкой отсчёта белорусской дипломатии, зато есть масса сожалений, что эпохальные переговоры группы самозванцев с киевскими властями у нас не принято вспоминать с волнительным придыханием, не ценим, мол, великие свершения предков.
Начну с самого простого: кого представляла белорусская команда. А никого. Вообще. Разве что самих себя.
После разгона Всебелорусского съезда большевиками группа депутатов продолжила политическую возню и в марте 1918 года объявила о создании «независимого» государства. Поклонники легенды о «великой исторической роли БНР» усматривают связь между волей белорусского народа, избравшего депутатов Всебелорусского съезда, и полномочностью Рады БНР сей народ представлять, скромно умалчивая об одном факте: «отцами» мертворождённого политического ребёнка стали выходцы из БСГ (Белорусская социалистическая громада), партии, с треском провалившей выборы. Несмотря на активную избирательную компанию в губерниях, не занятых кайзеровской армией, и Калужской губернии России, где скучились белорусские беженцы, Громада набрала воистину «громадное» количество голосов – менее одного процента. Эти данные недавно озвучил декан факультета философии и социальных наук БГУ Вадим Гигин на страницах издания «СБ Беларусь сегодня». Если говорить прямо, без экивоков, белорусы просто отправили на три буквы желающих ими рулить громадовцев, но в составе руководства БНР в качестве выразителей народных чаяний замелькали всё те же лица: Иосиф Воронко, Александр Адамович, Полута Бодунова, Томаш Гриб, Вацлав Ластовский, Антон Луцкевич и многие другие. Они самые, посланные подальше и без хлеба. Это примерно так же смешно, как если бы Михаил Горбачёв, набравший на президентских выборах в России менее процента голосов в 1996 году, радостно воскликнул: «Ур-ра, Раиса Максимовна! Я снова – президент! Покажу всем, кто есть ху…»Горбачёву понадобился провал в избирательной компании, чтобы осознать бесперспективность своих претензий на власть. Выходцам из БСГ первого урока оказалось мало.
Итак, белорусский народ те бесцеремонные индивидуумы не представляли. А кого? Независимое государство? Властные структуры? Некое территориальное единство? Но вертикаль власти в БНР не сформировалась, страну оккупировала германская армия и жёстко её контролировала, не считаясь с вождями «республики»… Много позже, во времена «Слуцкага збойнага чыну» бэнээровцы вдруг получили властный инструмент – целое войско. Вот только им было бандформирование Булат-Балаховича, поставившее рекорд мародёрства и бесчинств, пока «патриотов» не перестреляли и не перевешали большевики, люди отнюдь не щепетильные в выборе средств.
Сто лет назад… По сравнению с вечностью – минута. А ведь в европейских летописях есть упоминание о граде Полоцке в конце пятого – начале шестого века нашей эры, позволю себе пофантазировать: какую-то дипломатию вели полоцкие правители? И Кревская уния, во многом определившая развитие средневековой Восточной Европы, была подписана на нашей земле в 1385 году князем литвинов, причём, как ни крути, литвины – одни из основных предков современных белорусов! Не знаю, что имела в виду свободовская журналистка, она тему юбилея дипломатии обозначила, но соскочила с неё, не раскрыв (её профессиональная квалификация – тема отдельного разговора), вот только история белорусской дипломатии уходит в глубину веков гораздо дальше.
Бело-красно-белые самозванцы из БНР – чудики сравнительно безобидные, поигравшие в государственность и сдувшиеся. Но их идейные последователи, что под той же бело-красно-белой ветошью лобзались с нацистскими оккупантами и всячески старались им угодить, ничего кроме омерзения не вызывают. Поэтому смех по поводу бело-красно-белых исторических вывертов – грустный.
Но закончу всё же на весёлой ноте. Та же Алена Лiтвiнава из «Свабоды» пишет:
«Ва Ўкраіне пачатак гісторыі нацыянальнае дыпляматыі вядуць ад лістапада 1917 году, калі была абвешчаная Ўкраінская Народная Рэспубліка. Падмуркам такога стаўленьня да гісторыі стала перадача ў жніўні 1992 году апошнім прэзыдэнтам Украінскай Народнай Рэспублікі на выгнаньні Міколам Плаўюком сваіх паўнамоцтваў прэзыдэнту Ўкраіны Леаніду Краўчуку. Улады Беларусі аналягічныя падзеі на беларускай тэрыторыі пакідаюць дасьледчыкам ды гісторыкам, хоць і пачынаюць «угледжваць» у тых часах першыя спробы самавызначэньня беларусаў. Але пераемнасьці не прадбачыцца — Рада БНР дагэтуль дзейнічае на выгнаньні».
Я на секунду представил себе преемственность нынешней государственной власти от БНР… Как её реализовать? Дам волю фантазии. Прилетает, например, откуда-то из-за океана потомок давно съехавших в Канаду или США белорусов, торжественно, как индейскую трубку мира (надо же чтить традиции новой родины), протягивает Президенту Беларуси бело-красно-белый флажок и круглую печать Рады БНР. Лукашенко принимает их дрожащими руками, чмокает флажок, шепчет непослушными от волнения губами: «Ай, как хорошо! Вот теперь мы законное государство, а я – легитимный правитель, не то, что минуту назад… Научите меня всему, истинные выразители чаяний народных… За ваших прадедов сто лет назад так много народа проголосовало… Почти один процент белорусов! Я только жалкие восемьдесят три набрал…»

Наш руководитель – человек адекватный и, думаю, политического фарса не устроит. В здравомыслии тех, кто считает необходимым изобразить преемство реального, независимого, утвердившегося государства от химеры, простите, сомневаюсь.
Политринг

Другие новости по теме

Поделиться новостью

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.