Ярослав Романчук: Ползучий анаболический рост

Ярослав Романчук: Ползучий анаболический рост

Беларусь в стагнационной ловушке
За январь – сентябрь 2017 г. белорусская экономика приросла на 1,7%. По формальным признакам рецессия в стране закончилась. ВВП находится в зоне положительных значений более двух кварталов подряд. Совмин утверждает, что его план по выходу из кризиса сработал. Министры заверяют, что старая модель по-прежнему сильна и конкурентоспособна. В очередной раз обошлось без либерализации, приватизации и структурных изменений. Без изменения структуры производства и собственности. Чудо? Нет, результат целенаправленных действий белорусской власти по экстренному стимулированию экономического роста. Плюс благоприятная ситуация на традиционных для белорусских производителей рынках сбыта, а также устойчивый экономический рост в нашем регионе.
По прогнозу МВФ в 2017 г. ВВП в переходных странах Центральной, Восточной Европы увеличится на 4,5% и до 2022 г. не будет опускаться ниже 3,2%. Развивающиеся страны Азии будут расти на 6,2 – 6,5% ВВП в год. Даже развитые страны мира в 2017 г. покажут экономический рост на 2%. Поэтому белорусские 1,7% на этом фоне не являются чем-то экстраординарным или уникальным, особенно в контексте роста российской экономики на 1,8% и украинской на 2,0% в 2017 г. и на 3,2% в 2018 г.
Беларусь – малая открытая экономика. Мы сильно завязаны на самочувствие внешних рынков, особенно на рынки нефтепродуктов, калийных удобрений, металлов и продовольствия. В январе – августе 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. экспорт минеральных продуктов увеличился на 27%, черных металлов на 24,1%, продовольственных товаров на 20,4%, машин, оборудования и транспортных средств – на 24,1%. При этом средняя цена экспорта нефти выросла на 31%, нефтепродуктов – на 49,8%, чёрных металлов – на 26,2%. Падение цен на калийные удобрения на 8,2% были с лихвой компенсированы ростом физического объёма экспорта на 34,6%. В январе – июле 2017 г. средняя цена экспорта мяса и мясных субпродуктов выросла на 18%, молока и молочной продукции – на 36,7%. Такой ценовой спурт позволил белорусскому экспорту товаров в январе – августе 2017 г. вырасти на 21,1% при росте импорта на 22,3%.
В январе – августе на Россию приходилось 45,2% всего экспорта товаров. На пять стран приходилось 77,5% белорусского товарного экспорта, на десять – 84,7%. Это больше, чем было городом раньше. Диверсификация ни по товарной номенклатуре, ни по географии поставок не получается. Зато у правительства получилось набрать более $2,5 млрд. очень дорогих внешних кредитов, потому что получение дешёвых после около трёх лет переговоров с МВФ не получилось. Китайская кредитная линия оказалась кстати для финансирования крупных промышленных проектов. В краткосрочном периоде это также отразилось на состоянии бенефициаров китайских кредитов. После продолжительной инвестиционной рецессии в январе – сентябре 2017 г. инвестиции в основной капитал вышли в плюс, увеличившись на 1,4%. При сокращении инвестиций в строительно-монтажные работы на 6,2% закупки машин, оборудования и транспортных средств выросли на 17,3%. Опять же речь идёт не о новых производствах, не об инвестициях «зелёного поля», а о продолжении реализации государственных инвестиционных программ.
Правительство действовало в привычном для себя режиме «запустить заводы» — и оно за ценой не стояло. Тем более что платить за очередной раунд искусственной стимуляции экономики придётся в 2018-2019 гг. Часть долгов – «висяков» была передана на баланс Банка развития, часть – в Агентство по управлению активами. Перекладывание с одного кармана государства в другой улучшило формальную финансовую отчётность, позволило генераторам плохих долгов подчистить свои балансы, чтобы взять очередные кредиты. Едва ли такая практика повысит страновую конкурентоспособность.
Камуфлирование токсичных активов под разного рода стабильные инструменты – это оттягивание решения серьёзных структурных проблем. Есть много признаков того, что они накапливаются, как пожар внутри торфяников. В январе – июле 2017 г. на погашение долгов по кредитам коммерческие организации направляли 25,7% выручки. Это практически столько же, сколько было в рецессионном январе – июле 2016 г. (26,9%). По главному сектору белорусской экономики – промышленности – ситуация ещё хуже. 32,1% выручки идёт на погашение кредитов (годом раньше было 34,7%). Долговая нагрузка уже тормозит экономику, лишает возможности руководство предприятий снижать цены, а правительство – снижать налоговую нагрузку.
За январь — август 2017 г. задолженность по кредитам увеличилась на 6,4%, до BYN 63,13 млрд. Просроченная задолженность росла ещё быстрее, на 10,5%, до BYN 2,91 млрд. По отчётам чистая прибыль за январь – август 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. выросла на целых 75,7%, до BYN 5,66 млрд., но это никак не отразилось на состоянии кредиторской и дебиторской задолженности. Кредиторская задолженность увеличилась на 7,6%, до BYN 42,6 млрд., просроченная – на 4,1%, до BYN 7,14 млрд. Дебиторская задолженность выросла на 6,1%, до BYN 31,8 млрд., просроченная – на 5,1%, до BYN 7,21 млрд. По состоянию на 01.10.2017 г. в запасах готовой продукции «заморожено» BYN 3,6 млрд. или 4,7% ВВП за январь – сентябрь 2017 г.
Вызывает беспокойство тот факт, что со второй половины 2017 г. существенно смягчилась денежно-кредитная политика Нацбанка. В третьем квартале 2017 г. (июль – сентябрь) денежная база увеличилась сразу на 35,1%, что по итогам трёх кварталов дало рост на 27,8%. Если за I полугодие 2017 г. показатель М0 (наличные деньги) вырос на 16,8%, то по итогам трёх кварталов уже на 26,2%. Вкупе со снижением ставки рефинансирования до 11%, быстрым ростом потребительского кредитования (на 43,5% за январь – сентябрь 2017), активной сдачей валютных заначек населением и дивидендами от работы в «серой» экономике это обеспечило небольшое повышение экономической активности. Хрупкость и ненадёжность таких источников роста очевидна. Материализация рисков снижения экспортных цен, изменения монетарной и курсовой политики Центрального банка России, роста протекционизма российского рынка вкупе с истощением сбережений населения, продолжением инвестиционной «засухи» и растущим обременением экономики долгами, неликвидами и токсичными активами грозит вернуть Беларусь из зоны стагнации в рецессию. Повышение тарифов на ЖКУ до 100% покрытия населением издержек на их производство, акцизов на бензин, налогов на недвижимость и землю на фоне стагнации реальных доходов населения и производительности труда а также роста напряжения на рынке труда – все эти факторы имеют потенциал акселераторов кризисных явлений. Рецепта их нейтрализации нынешний состав правительства не имеет. Сказать «правильной дорогой идём, товарищи» — это не одно и то же, что профессионально и ответственно создавать новые институты развития и роста.
Ярослав Романчук, член Совета по развитию предпринимательства в Республике Беларусь
ТЕЛЕСКОП

Другие новости по теме

Поделиться новостью

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.