Что делать с БНР в современной Беларуси?

25 марта 2018 г. исполняется сто лет неоднозначному и сложному явлению – попытке провозглашения независимости БНР. Данное событие и сегодня является настолько политизированным, что взвешенные и научные оценки академического сообщества просто затмеваются. Сегодня в Беларуси пытаются выработать взвешенный научный взгляд на БНР. «Евразия.Эксперт» начинает публиковать серию дискуссионных статей, посвященных этому неоднозначному явлению. Историк, доктор гуманитарных наук Алесь Белый в своем материале пытается дать ответ на вопрос о том, как выработать новый подход к пониманию феномена БНР, сохраняя историческую преемственность Белорусской государственности, но при этом преодолевая устаревшие и не всегда соответствующие действительности клише.
Приближается 100-я годовщина провозглашения Белорусской народной Республики (БНР) – 25 марта 1918 г., и постепенно нарастает идеологическое противостояние вокруг предстоящей даты. День 25 марта в современном белорусском контексте уже почти 30 лет традиционно воспринимается как главный в году «праздник радикальной оппозиции», называемый ею «Дзень волі». В этот день принято проводить массовые манифестации, которые в прежние годы нередко приводили к уличным столкновениям. В последнее время в демонстрациях участвовало не так уж много людей, и они чаще проходили мирно, чуть ли не уныло, хотя в прошлом году вновь произошли столкновения. Неизменным многие годы оставалось неприятие на официальном уровне самой этой даты.

Ошибка советского понимания БНР



Идеологический аппарат Советской Беларуси вплоть до распада СССР реагировал на прецедент БНР двойственным образом:
• во-первых, максимально замалчивался сам факт этого прецедента;
• во-вторых, для более узкого круга упорно интересовавшихся, подчеркивался «антисоветский характер» этого государственного проекта. При этом в особую вину деятелям БНР ставилось сотрудничество с немецкими оккупационными властями – особенно знаменитая благодарственная телеграмма кайзеру Вильгельму от имени правительства БНР.
Что делать с БНР в современной Беларуси?

Некоторые делегаты Первого Всебелорусского Съезда 5-17 декабря 1917 г. в Минске.
Этот же подход в основном был унаследован и идеологическим аппаратом современного белорусского руководства, однозначно считавшего себя правовым и идейным преемником БССР.
Конечно, выраженная в знаменитой телеграмме «глубокая благодарность за освобождение Белоруссии немецкими войсками из-под тяжелого гнета, чужого господствующего издевательства» сегодня смотрится крайне недальновидной и сомнительной формулировкой. Однако в том лихолетье, которое наступило после краха Российской империи, мы вряд ли сможем обнаружить хоть одну политическую силу, к моральности и принципиальности которой не было бы серьезных вопросов.
В год 100-летия Октябрьской революции в Российской Федерации вышло несколько фильмов и сериалов, множество книг и статей, в которых подчеркивается роль немецких спецслужб и персонально Александра Парвуса в организации и финансировании революционных событий осени 1917 г.
Что делать с БНР в современной Беларуси?

Один из проектов белорусского национального флага, опубликованный в газете «Вольная Беларусь» 12 декабря 1917 г. Источник: Ляхор, В.А. Военная символика белорусов. Знамена и мундиры / В.А. Ляхор – Минск: Харвест, 2014. С. 52.

БНР создано краевцами и западноруссами?



С чисто прагматической точки зрения, декларация создания независимого белорусского государства была полнейшей авантюрой. К тому моменту легальной печати на белорусском языке не исполнилось и 15 лет, причем за эти годы успели наладить выпуск лишь нескольких газет и напечатать несколько сотен книг, с громадными лакунами по абсолютному большинству отраслей гуманитарного знания, не говоря уже о науке и технике. Не существовало ни одного учебного заведения, даже начальной школы, в котором бы систематически преподавались белорусский язык или история края. Или хотя бы сколько-нибудь белорусоцентричное краеведение. И даже на господствовавшем в публичной сфере русском или польском, все еще остававшимся привлекательным для образованных слоев общества, не было сформулировано четкого понимания, что вообще такое есть Беларусь (Белоруссия, Bia?orus).
Что делать с БНР в современной Беларуси?

Один из проектов белорусского национального флага, предложенный Клавдием Душ-Душевским в 1917 г. Источник: Ляхор, В.А. Военная символика белорусов. Знамена и мундиры / В.А. Ляхор – Минск: Харвест, 2014.
Большинство или, по крайней мере, существенная часть населения этой территории не была точно уверена, что живет именно в Беларуси, даже в чисто областном смысле. Очень многие даже никогда не слышали этого названия и никак не проецировали его на себя. Не существовало сколь-нибудь влиятельных и экономически самодостаточных слоев населения, последовательно выступавших даже за автономию края, не говоря о его независимости.
Сторонники автономии едва ли входили даже в первую пятерку популярных в крае идейных платформ, уступая не только русским и польским националистам, но также большевикам, общерусским эсерам и даже евреям-бундовцам и сионистам. А среди людей, стоявших за провозглашением БНР, были как воспитанные в «краевой» польскоязычной католической традиции, так и во вполне «западнорусских» культурных стереотипах, хотя и изрядно сдобренных радикальными эсеровскими идеями. Причем они фатально не доверяли друг другу и понимали под самим словом «Беларусь» диаметрально противоположные геополитические и культурные образы, совпадавшие лишь омонимически.
По сравнению со всеми другими тогдашними национальными проектами Центральной и Восточной Европы, у белорусского не было почти никаких предпосылок для реализации и никаких шансов на успех.

БНР: «авантюра» или государство?



Итак, проект БНР объективно был политической авантюрой, и даже детальное перечисление всех сделанных его основателями политических ошибок имеет довольно условный смысл: даже если бы они каким-то чудом не сделали ни одной, БНР все равно бы не состоялось как государство, поскольку попросту не имело на тот момент никакой социальной базы.
Образно говоря, тогдашняя Беларусь не подозревала о своем существовании. И главная заслуга инициаторов БНР – в том, что они смогли предвидеть, что такое государство в итоге будет создано.
Потому что объективно его существование отвечает долговременным интересам народа этой земли – на тот момент, даже нескольких народов.
У инициаторов создания БНР могли быть разные личные мотивы участия в этом проекте. Кто-то из них мог всерьез надеяться на личную успешную политическую карьеру или просто на получение временных личных выгод. Кто-то мог руководствоваться совершенно альтруистическими соображениями. Но в целом, оглядываясь назад, БНР стоит признать именно яркой идеалистической попыткой создания – предвидения! – белорусской государственности, получившей, как это нередко бывает в истории, не прямое, а косвенное воплощение.
Не будь этой отчаянной идеалистической попытки, может быть, большевики и не пошли бы на создание ССРБ-ЛитБела-БССР. Скорее всего, они решили упредить возможные попытки манипуляции белорусской «картой» со стороны Польши и Германии.
При этом белорусская социалистическая государственность очень не любила своего фактического прародителя, стыдилась и замалчивала его, и это же отношение было унаследовано белорусским руководством, оставаясь неизменным первую четверть века уже международно признанной независимости.

Что делать с БНР в современной Беларуси?



Но за прошедшие с момента распада СССР годы белорусское общество, как и весь мир, очень сильно изменилось. Современные информационные технологии не позволяют всерьез рассчитывать на возможность замалчивания какой-либо идеологии или исторического мифа. Перед Республикой Беларусь сегодня острее стоит вопрос обоснования собственной легитимности, чем это было, например, в 2000-х гг. А идеологическая инерция сказывается и не позволяет адекватно реагировать на вызовы времени.
Отрицать или замалчивать роль БНР в долгом процессе становления белорусской государственности – проявление исключительной идейной косности, возможно, у кого-то подкрепленное мотивами банальной личной неприязни. Но то, что современное белорусское государство такая линия не укрепляет – однозначно.[/i]
1 декабря Президент Беларуси Александр Лукашенко направил приветствие участникам научной конференции «События 1917 г. в исторических судьбах Беларуси», в котором почти сенсационно прозвучало: «Первый Всебелорусский съезд 1917 г. продемонстрировал ценности, значимые до настоящего дня».
Что делать с БНР в современной Беларуси?

Хоругвь Первого Всебелорусского Съезда, проходившего в Минске 5-17 декабря 1917 г. Источник: Ляхор, В.А. Военная символика белорусов. Знамена и мундиры / В.А. Ляхор – Минск: Харвест, 2014. С. 53
И, кстати, ранее в этом же году изменилась позиция белорусских властей по Куропатам – многолетнему знаковому месту идеологического противостояния, бывшему в конце 1930-х гг. площадкой массовых расстрелов жертв сталинских политических репрессий.
Эти две существенные корректировки идейной позиции власти объединяет тот факт, что власть, наконец, отказывается от однозначного отождествления себя с Советской властью, пытаясь интегрировать в официальный дискурс элементы и других идеологий, а их представители перестают автоматически рассматриваться как враги государства.

«Дьявольские» детали БНР



Дьявол в этом крайне сложном процессе, как всегда, кроется в деталях.
Тот культ БНР, который целенаправленно сооружался оппозицией (а до этого – националистами в последние годы СССР, а в эмиграции – гораздо дольше) последние почти 30 лет, создал этому проекту медийный образ, многократно превосходящий по масштабу его реальный прототип. Причем с каждым годом размах БНРовской мифологии все растет.
Лейтмотивом пропаганды БНР в явном или скрытом виде выступает мысль о том, что БНР была не декларацией о намерениях, не проектом создания государственности, а вполне состоявшимся государством, которому лишь международная обстановка не позволила выжить. Территорию БНР, в реальности никогда ею не контролировавшуюся, якобы «поделили» и «оккупировали» РСФСР и Польша, но правительство БНР продолжило свою деятельность в изгнании и, если не вдаваться в подробности, непрерывным образом дожило до наших дней.
Внешне респектабельная сегодняшняя Рада БНР, формируемая путем кооптации из наиболее «достойных» приверженцев БНР по всему миру, возглавляемая канадкой Ивонкой Сурвиллой, якобы и в наши дни являет собой средоточие «подлинной» белорусской государственности, в отличие от «подложной» большевистской, олицетворяемой БССР-РБ. (Нелишне отметить, что предшественником спадарыни Ивонки на этом посту был бывший майор СС Язэп Сажич). Поэтому, размышляя о том, в какой степени признавать заслуги БНР перед белорусским народом и государством, следует помнить банальную истину «о пальце и руке» – а рьяные современные сторонники Рады, вероятно, хотели бы откусить и больше, чем только руку.

Опасность БНР



Рационализация отношения к проекту БНР – насущная задача для современного идеологического аппарата Беларуси. Но какие конкретные опасности могут поджидать на этом пути?
Что делать с БНР в современной Беларуси?

Агитационный плакат коллаборационистской организации «Саюз беларускай моладзі», созданной гитлеровскими захватчиками на оккупированной территории.
Принятие всерьез тезиса о якобы «подлинности» БНР (во главе с ее Радой) как единственного непрерывно существовавшего легитимного белорусского государства, в противовес «марионеточным» образованиям БССР и РБ, сделало бы вполне реальной перспективой «восстановление» БНР в будущем, со всеми вытекающими последствиями: с признанием «незаконными» всего, что происходило на территории БССР и РБ за последние сто и более лет.
Вся наша жизнь в условиях якобы «советской оккупации» при такой модели развития событий была бы объявлена неподлинной. И практически каждому гражданину пришлось бы восстанавливать утраченное достоинство с нуля, под контролем новой («хорошо забытой старой») власти БНР.
Люстрация по лекалам БНР, парадигма «советской оккупации» Беларуси стали бы тектоническим потрясением для всей страны. Скрывать пришлось бы многие факты не только своей биографии, но и биографий отцов и дедов. Например, воевали на фронте в рядах якобы «оккупационной» Красной армии? Значит, соучаствовали в «преступлениях против белорусского народа». А кто в тот момент олицетворял его великую правду? Конечно же, «солдаты БНР», плечом к плечу с другими народами «Новой Европы» сражавшиеся против большевизма.
Одноименная книга историка Олега Латышонка (бел. «Жаўнеры БНР») выдержала уже несколько изданий, являясь признанным бестселлером на националистическом книжном рынке. Вполне можно представить ситуацию, где культ этих «национальных героев» приобретет в условиях будущих потрясений размах и структурное сходство с нынешним националистическим культом «проклятых солдат» в Польше. С тем принципиальным отличием, что в белорусском националистическом пантеоне будет гораздо больше «героев», запятнавших себя преступлениями против человечности.

Из БНР прямиком в СС?



Здесь уместно будет вспомнить, что едва ли не большинство деятелей, пытавшихся построить армию БНР в 1918-1920 гг. с опорой на то или иное реально состоявшееся государство – Польшу, Литву и даже Эстонию, встретивших Вторую Мировую войну в боеспособном возрасте – действительно вступили в коллаборационистские военизированные формирования, созданные нацистами.
Например, Антон Сокол-Кутыловский, считающийся военным руководителем Слуцкого восстания против Советской власти в 1920 г. под флагом БНР, в 1944-45 гг. один из руководителей Белорусской Краевой Обороны. Или Константин Езовитов, в 1918 г. – один из членов Рады БНР, а в 1945 г. – «военный министр» пронацистской Белорусской Центральной Рады, и многие другие. Да и выступавший одно время за БНР авантюрист, генерал Станислав Булак-Балахович во время своего похода на Полесье осенью 1920 г. прославился, помимо прочего, еврейскими погромами.
Что делать с БНР в современной Беларуси?

Пропагандистский плакат коллаборационистов в оккупированной гитлеровцами Беларуси, 1944 г.
Восстановление предполагаемой столетней преемственности БНР, если националистам удастся выиграть эту идейную схватку, позволит полностью их реабилитировать и сделать «героями борьбы за независимость». Наравне с теми, кого действительно стоило бы включить в общенациональный гражданский пантеон – прежде всего, подлинного «крестного отца» белорусской независимости Антона Луцкевича, да и многих других, имеющих многочисленные заслуги перед белорусской культурой, наукой, экономикой, на чьих руках нет невинной крови или участия в человеконенавистнических идейных кампаниях, вся вина которых состоит в их не-советскости.

БНР как иррациональный миф



БНР как иррациональный националистический миф несет в себе также опасность конфронтации со странами-соседями (популярные в националистической среде «карты БНР» имеют контуры, далеко выходящие за современные границы Беларуси по всему их периметру).
И, наконец, история формирования «представительских институтов» БНР – как реальной честной попытки ее создания в 1917 г., так и последующих муляжей под тем же названием – воспитывает у их сторонников далеко не демократические привычки.
[i]Колоссальную опасность для белорусского государства и общества представляет не сама БНР, со столетней перспективы видимая как идеалистическая попытка провозглашения независимого государства, а идеологический муляж, в котором исходный проект БНР выступает лишь поводом для развертывания столетней фальшивой альтернативы реальной государственности, постепенно укреплявшейся в рамках проекта БССР. Муляж, в котором центральное место принадлежит нацистским коллаборационистам, присвоившим себе бренд «БНР» лишь тогда, когда стал очевидным крах «Новой Европы».


Алесь Белый, историк, доктор гуманитарных наук (PhD)
  • Автор: sidney
  • Автор: 4-04-2018, 18:06
Совестливо и гадливо на душе.
Сегодня четверг, и по традиции в моем блоге начинается вечер творческой интеллигенции. Тихий и застенчивый интеллигент просыпается ближе к обеду, и, не приходя в сознание, сразу начинает проклинать террана Влада Путина, запивая это дело элитным польским самогоном. Открывает биржевые сводки и с яростью наблюдает ползущий вверх курс стоимости нефти. Неприятное утро скрашивает великолепная аналитика Олега Пономаря и утешительные прогнозы блоггера Эль-Мюрида о неминуемом развале Рашки и победе ИГИЛ. Теперь можно со спокойной душой отправляться на уютную диссидентскую кухоньку для встречи верных сподвижников. На столе появляются скотлансдское уиски, львивская горилка, румынское вино «Bodulay», клубничное смузи со вкусом гашиша и чаёк з Майдану. Томик Осипа Мандельштама расположился неподалеку от гитары для пения композиций Булата Окуджавы и Андрея Макаревича. На диване уже приготовились к бал-маскараду гражданские активистки, раскладывая нарды. Чад кутежа тащемта можно начинать.


 
Российский диктатор победил на самых фальшивых выборах в мировой истории. Скорбит либеральная интеллигенция. Негодует все прогрессивное человечество, Стинг и Бжорк. Все честные и порядочные люди, геи, демократические журналисты и евроукры отказались признавать итоги выборов. Путина поздравили лишь президенты коммунистического Китая, КНДР, Казахстана и Киргизии. Лидеры свободного мира проигнорировали поздравление владыке Мордора. Джон Трамп попытался поздравить тирана, но столкнулся с жуткой выволочкой от сенатора Джона Маккейна. Поздравил Путина и президент Эстонии, но быстро выяснилось, что это была поздравительная телеграмма за выборы 2012-го года.

Путин сохранил власть, а значит продолжает угрожать миру ядерным апокалипсисом. Фейковые мультики тирана способны вызвать только смех у здравомыслящего человека. Но Пентагон оказался глубоко озабочен, и даже заявил о неспособности сдержать ядерную Орду. Стало вдруг совестливо и гадливо на душе. Как из душа окатило. Неужели в любой момент по злой воле рока человечество будет стерто в порошок, как только попытается окончательно решить русский вопрос? А нас за що? Воины света, воины добра пытаются лишь принести немного демократии и бесполетной зоны, а их пугают ядерной дубинкой! Докатились. Демократические ковровые бомбардировки ведь производятся исключительно по гуманитарным соображениям. Слезинка девочки Бана. Остановить безумца из Кремля! Возьмемся за руки друзья. Разом нас богато. Сенатор Джон Маккейн придет – порядок наведет. Ведь жить надо не по лжи. За вашу и нашу свободу. Сегодня мы все румыны. Так победим.
Как вычислить нищеброда. 10 признаков нищего
Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Старая, избитая истина. Принимая в свой круг людей с низким достатком, мы позволяем своему подсознанию снизить планку ожиданий от жизни. Действительно, если из твоих друзей один безработный алкаш, другой тянет семью на зарплату в 40 тысяч, третий обвешан кредитами, как новогодняя елка игрушками, невольно станешь более приземленным человеком. Поэтому людей не своего круга надо безжалостно фильтровать уже при знакомстве. Особенно это важно для девушек: неправильно составив представление о человеке, можно ненароком влюбиться, пожениться залететь и испортить себе жизнь.

Чтобы выявить нищеброда при знакомстве, надо, как в одном фильме с Уиллом Смитом, уметь задавать людям правильные вопросы.  Разумеется, спрашивать “кто твой папа?” и “сколько ты зарабатываешь?” не тактично. Чтобы задавать правильные вопросы, нужно знать больные точки, или признаки нищеброда.

1. Нищеброд служил/собирается служить в армии
Нормальный человек  в армию не пойдет хотя бы потому, что деньги на покупку военного билета можно заработать гораздо быстрее, чем за 1 год. Идут служить либо дебилы, которым не хватило мозгов получить вышку в институте с военной кафедрой, либо нищета, у которой нет денег на покупку военного билета. Также это говорит о том, что не только парень бедный, но и его семья нищая, то есть это уже потомственный нищеброд.
Правильный вопрос подопытному (ПВ): “Ты такой спортивный! Наверное, в армии служил?”
2. У нищеброда нет машины, либо есть ТАЗ, что еще хуже

ТАЗ – это вообще диагноз. Человек уже смирился с тем, что он нищеброд, что его жизнь пройдет в говне и нищете. От таких надо держаться подальше. Если вы слышите “на метро быстрее” – это такой эвфемизм для “у меня нет денег на нормальную машину”. Здесь не все потеряно и надо смотреть по ситуации. До 25 лет без машины – это нормально. После 25 лет – в большинстве случаев это неудачник. Хотя могут быть отдельные случаи, что парень за это время скопил на квартиру, пожертвовав машиной. Есть еще убежденные мотоциклисты. В общем, надо смотреть.
ПВ: “Слушай, мне завтра надо в районнэйм,а машина сломалась. Не подбросишь?”
3.  Нищеброд не отдыхает за границей
Курица – не птица, Украина – не заграница, как и Турция с Египтом. Если человек посещает разные уголки мира, значит, он не только обеспечен, но и разностронне развит. А это очень хорошо.
ПВ: “Мы с семьей решаем, куда поехать в следующем месяце – на Бали или в Таиланд? Папа вообще Испанию предлагает. Что думаешь?”
4.  У нищеброда нет жилья. И это самое страшное
Квартира в наши времена – самая дорогая из потребностей человека. Копить на нее можно годами, поэтому  важно, чтобы она была изначально. Очень сложно определить, есть ли у человека своя квартира, не задавая прямого вопроса. В общем случае нужно напроситься в гости на том этапе знакомства, когда это уже приемлемо. Если человек отмораживается – в 95% случаев он ютится с родителями в маленькой квартире.
ПВ: “Прикольная хата. Сколько платишь?” (в случае своего жилья вам назовут квартплату, а не аренду, что будет понятно по сумме)
5. Нищеброд одевается на рынке
В общем, это самое очевидное. Оценивая стиль человека, не стоит обращать внимание на мобильный телефон – часто самые дорогие модели бывают у самых бедных людей, благодаря потребительским кредитам. Важна  одежда , а говно с рынка любой внимательный глаз увидит сразу – плохо сидит, топорщится, не сочетается, часто в катышках. Не менее важна обувь, и если по джинскм и футболке можно не составить никакого мнения, то фирменную обувь видно сразу.
ПВ: “Это у тебя бусты Рита? И что, не хуже настоящей Пумы?”
6. Нищеброд обожает кредиты
У богатых людей слово “кредит” ассоциируется исключительно с кредитованием бизнеса под развитие. У нищеброда кредит – это образ жизни. очень пагубный и ведущий все глубже в нищету. Единственный допустимый кредит для молодого человека – это ипотека. и то плохо, что нет квартиры. нормальный человек резко отрицательно относится к ненужным кредитам.
ПВ: “Хочу взять айфон новый со следующей зарплаты. Может сегодня купить, там кредит можно оформить за 5 минут, что думаешь?”
7. Нищеброд не считает нужным менять советскую мебель
Попав в квартиру к тестируемому в попытке пробить пункт 4, обратите внимание на мебель. Если у человека есть некоторый запас лишних денег и он не является жлобом (неизвестно еще, что хуже – жлоб или нищеброд) он не будет терпеть скрипучую рассохшуюся и обшарпанную мебель. Пусть даже это будет стол из ИКЕИ, но новый и опрятный.
ПВ: “А этот шкаф у вас антикварный?”
8. Нищеброд не делает инвестиций
А как их делать, если завтра кредит платить? Инвестиции – это финансовая подушка безопасности. Если человеку не важно его будущее, что он может делать в вашем будущем?
ПВ: “Скопила вот триста тысяч, думаю вложить в акции Газпрома, как думаешь, хороший вариант?
9. У нищеброда нет денег на ремонт
Отсуствие ремонта вы увидите при посещение все той же квартиры.
ПВ: “Что это за разводы – вас затопили вчера что-ли?”
10. Нищеброд паталогически жаден
Если на первое свидание вас приглашают погулять в минус 15 по парку и дарят одну розочку, то никаких вопросов уже задавать не надо.

В целом можно говорить, что нищеброды по многим параметрам считают себя середняками. Их любимый аргумент — ВСЕ ТАК ЖИВУТ, Я НЕ ХУЖЕ ДРУГИХ. То есть, если все живут в нищете, нищеброд считает жизнь в нищете НОРМОЙ. Если средняя зарплата в России в 2015 году 500 баксов, то нищеброд будет считать свои 300 баксов, получаемых на заводе за пинание … эмн… баклуш, вариантом нормы. Он и ни пальцем не пошевелит, чтобы улучшить материальное положение. А потом они удивляются — чего это девушки любят парней богатых да с машинами, я же нормальный, мол, не хуже среднего!
Помните, ни один из признаков в отдельности не позволит вам с высокой степенью надежности отфильтровать нищету, однако комбинация из всех пунктов при большом количестве совпадений дает 99% гарантию, что перед вами нищеброд. Фильтруйте этих “личностей” нещадно. Никогда не позволяйте им принять участие в своей жизни и дышите полной грудью!
  • Автор: sidney
  • Автор: 4-04-2018, 11:47
Кирилл Аверьянов-Минский: Почему концерт к 100-летию БНР – не «праздник в гетто», а заявка на будущее

Днем 25 марта 2018 года в центре Минска, у Оперного театра, прошел санкционированный городскими властями концерт в память 100-летия провозглашения Белорусской Народной Республики. Прошел он без особых инцидентов (задержания тех, кто собирался участвовать в запрещенном шествии, были абсолютно предсказуемы, ажиотажа не вызвали и к тому же оказались весьма условными – задержанных выпустили уже вечером 25-го). А белорусские СМИ расцветились бело-красно-белыми тонами: десятки репортажей с места событий, счастливые лица детей и молодежи, радостная атмосфера национального единения. Примерно так, хотя и имея в виду разное, подавали событие и государственные, и оппозиционные медиа. Первые – посдержаннее, а вторые так просто захлебывались от восторга, один tut.by, разместивший десятки статей про БНР, чего стоит.
Накануне мероприятия многие ждали провокаций, разгона, «хапуна». Во-первых, «по традиции» (в Минске редкое оппозиционное событие обходится без этого), во-вторых, уж больно высок был градус истерии накануне 25 марта. Без преувеличения можно сказать, что развернутая накануне этой даты рекламная кампания превзошла собой все, что рекламировалось в Беларуси до этого. Никаким БелАЗам и МАЗам, никакому чемпионату мира по хоккею, никакому 70-летию Победы и 100-летию революции и не снился тот объем рекламы, что был вылит в глаза, уши и мозги белорусов к 25 марта. Какой-нибудь иностранец, не знающий белорусских реалий, и впрямь мог подумать, что отмечается 100-летие какого-нибудь вполне реального, и притом весьма мощного и успешного государства. Представить себе такое не то что год назад, когда шествие на 25 марта было просто разогнано дубинками, но и, пожалуй, полгода назад было просто нереально. И однако – пожалуйста. И никакого тебе «хапуна»…
Почему так? Мнения разные. Одно из самых популярных – это был «праздник в гетто». Мол, ликующие националисты даже не поняли, насколько задешево купила их действующая власть. Разрешили потанцевать на огороженной площадке, окруженной ОМОНом. Дали понять, что ваш «праздник» проходит только потому, что мы его позволили. А кто рыпнется всерьез, того повяжем. Но дурачки этого не поняли и искренне ликовали. А что с них взять, им же, по большому счету, не нужно ничего, кроме как ходить со своими флагами и петь про «шчыльные рады». И «рады» их, кстати, оказались весьма немногочисленными – за шесть часов через площадку «праздника» прошло 50 тысяч человек. В районном центре эта цифра поражала бы воображение, а в двухмиллионном Минске – нет. Был бы дождь, так народу наверняка было бы еще меньше. А так, уверен, многие минчане просто гуляли с семьями и интересовали на «празднике» их главным образом палатки с едой.
Но есть и второй вариант, более правдоподобный. Его приверженцы говорят о том, что никакое это не «гетто», а самая настоящая заявка на будущее. Потому что впервые в истории современной Беларуси с санкции власти в центре Минска собрались люди, готовые (степень готовности разная, но все же) создавать принципиально новое, другое белорусское государство. Их не интересовал ни Лукашенко, ни судьбы соотечественников, потому что все они живут в другом измерении, в некой параллельной Беларуси, у которой свои герои и злодеи, свои флаг, герб и гимн, свои учебники истории, свои друзья и враги. И, как ни парадоксально, даже сама по себе БНР на этой площади никого не интересовала, это ведь был лишь повод, чтобы собрать вместе этих людей – живущих сейчас, но так или иначе работающих на будущее. Об этом были и речи ораторов – в них говорилось не столько о прошлом, сколько о будущем. И контур этой будущей Беларуси уже грозно нависал в воздухе над разгоряченной лозунгами толпой. Беларусь под бело-красно-белым флагом, с гербом «Погоня», с единственным государственным языком – белорусским, с тотальным идеологическим контролем, с четко артикулированными «европейскими» ценностями и антирусской риторикой во всем… И конечно, это будет максимально тоталитарная Беларусь. Парадокс? Ничуть. Доходчивее всего об этом рассказано в американском блокбастере «Сойка-пересмешница». Там тоже революционеры свергают диктатора Сноу. Вот только «демократическая» лидерша повстанцев Коэн оказывается ничуть не лучше тирана-президента. Помните последнюю часть «Сойки-пересмешницы», когда в новом, «демократическом» Панэме казнят взятого в плен Сноу? Вот примерно такой и будет «демократическая» Беларусь. В которой собравшиеся на площади, конечно, рассчитывали никак не на роли заключенных, а на роли надсмотрщиков, тюремщиков и идеологических контролеров…
Надо отдать должное организаторам мероприятия – создать образ этой виртуальной «второй Беларуси» 25 марта у них получилось отлично. Обилие символики, современная доходчивая подача, атмосфера единения и неподдельной радости, свежий формат самого события – в их пользу сработало абсолютно все. И представлявшие государственную власть ОМОНовцы, стоявшие по периметру, воспринимались не просто как что-то чуждое – а как что-то безнадежно устаревшее. Как символ уставшего от самого себя государства, которое так и не смогло придумать смысл своего существования и может разве что беспомощно брать ликующего противника в кольцо. Которое и спустя 25 лет после того, как получило независимость, пишет на плакатах: «За сильную и независимую Беларусь!» Не замечая того, что это похоже на мужа, который на серебряной свадьбе продолжает горячо уверять присутствующих в том, что он действительно женат, кольцо носит, может и паспорт показать…
Кто-то утверждает, что у действующей власти есть план. Старый, но хитрый. Дескать, когда уже невозможно противостоять движению, надо организовать его и возглавить. Поэтому и делается в стране максимум того, чтобы не раздражать представителей оппозиции, поэтому и что ни день – то уступка им. Называется это «мягкой белорусизацией». Чтобы потом мягко и незаметно забрать у оппозиции их главные символы – флаг, герб и язык, а без этого у них ничего не выйдет… Упускают идеологи из виду лишь одно – они этот процесс на самом деле контролируют лишь формально. И за мягкой белорусизацией неизбежно придет белорусизация жесткая. А что это такое, мы хорошо знаем. И снова приходит на память сцена из кино, только на этот раз из «Кабаре». 1932 год, герои фильма уезжают из немецкой пивнушки, где посетители бодро поют хором патриотическую песнь «Будущее принадлежит мне». «И вы действительно надеетесь их обуздать?» — с тревогой спрашивает англичанин приятеля-немца, еще недавно беспечно утверждавшего, что все это – безопасно и подконтрольно…
Надеяться-то можно, надежда умирает, как известно, последней. Но в этой ситуации одной надежды уже мало. Нужна четко мотивированная противостоящая сила. Если коротко – идея, фетиш, за которую готовы умереть большинство белорусов. Но главная беда в том, что у действующей белорусской власти нет того фетиша, за который она всерьез пойдет умирать. Нет его и у большинства белорусов. А у их оппонентов под бело-красно-белыми флагами такие фетиши есть. И все они были собраны 25 марта на площади перед Оперным театром. И во имя этих фетишей они готовы и умирать сами, и убивать других… Пусть не сегодня. Но завтра. Послезавтра. Неважно. Важно, что это время неизбежно настанет.
Так что очень может быть, что день 25 марта 2018 года останется в современной белорусской истории как дата первой, очень уверенной в себе и грамотной заявки на будущее проекта «новая Беларусь». И не зря участники концерта расходились после его окончания с улыбками на лицах. Им было чему радоваться.
Кирилл Аверьянов-Минский
  • Автор: sidney
  • Автор: 4-04-2018, 02:21
Это «цифровой героин»: как экраны превращают детей в психопатов-наркоманов.

Доктор Николас Кардарас - исполнительный директор The Dunes East Hampton, одного из крупнейших центров реабилитации США и бывший клинический профессор Stony Brook Medicine. Его книга «Светящиеся дети: как зависимость от экранов похищает наших детей — и как преодолеть транс» вышла в данный момент.
Сьюзен купила своему 6-летнему сыну Джону IPad когда он пошёл в первый класс. «Я подумала: почему бы ему не начать осваивать подобные вещи?» рассказывала она мне в ходе сеанса терапии. В школе Джона начинают использовать различные девайсы со всё более младших классов — и их учитель технологии большой поклонник той пользы, которую они дают образованию — так что Сьюзен хотела самого лучшего для своего мальчишки с волосами песочного цвета, который любил чтение и игру в бейсбол.
Она начала позволять Джону играть в различные обучающие игры на его планшете. В конце концов он открыл для себя Minecraft, который его учитель технологии отрекомендовал как «что-то вроде на электронного Lego». Вспоминая, как много веселья у неё было во время игры с этими пластиковыми блоками, Сьюзен разрешила сыну проводить за Minecraft свободное время.
Сначала женщина в целом была довольна. Джон, казалось, был погружён в креативную игру в то время как он исследовал кубический мир Minecraft. Она заметила, что программа не очень похожа на Lego, которое она помнила — в конце концов, в её любимой игре не приходилось убивать животных и искать редкие минералы для того чтобы выжить и достигнуть нового уровня. Но Джон реально нравилось играть и в школе даже был клуб Minecraft, поэтому что в нём может быть плохого?

Это «цифровой героин»: как экраны превращают детей в психопатов-наркоманов.

Сьюзен не отрицает, что видела изменения в Джоне. Он стал всё больше и больше фокусироваться на этой игре, потерял интерес к бейсболу и чтению, а также отказывался выполнять свои домашние обязанности. Иногда по утрам он мог встать и рассказать ей, что видел кубические формы в своих снах.
Несмотря на то, что это насторожило её, она думала, что её сын просто имеет богатое воображение. Когда его поведение начало ухудшаться, она пыталась забрать у него игру, но Джон в ответ закатывал истерики. Они были столь серьёзны, что она сдавалась, снова и снова объясняя себе, что это «обучающая игра».
А затем, одной ночью, она обнаружила, что кое-что всерьёз идёт не так.
«Я пришла в его комнату чтобы проверить как он там. Он должен был уже спать — и я по-настоящему испугалась…»
Она обнаружила его в кровати с открытыми и налитыми кровью глазами, которыми он смотрел на ярко светящийся экран IPad, находившийся рядом с ним. Он выглядел так, как будто бы был в трансе. Впав в панику, Сьюзен стала трясти его, пытаясь вывести из этого состояния. Обезумев, она не могла понять как её когда-то здоровый и счастливый маленький сын стал столь зависим от игры, от которой впал в кататонический ступор.

Это «цифровой героин»: как экраны превращают детей в психопатов-наркоманов.

Сегодня мы знаем, что планшеты, смартфоны и приставки — форма цифрового наркотика.
Подобные случаи — причина беспокойства для интересующихся техникой родителей, технических дизайнеров и инженеров. Общеизвестно, что Стив Джобс не позволял своим детям пользоваться подобной техникой. Руководители компаний и инженеры Силиконовой Долины отправляют своих детей учиться в школы Уолдорфа, где нет техники. Основатели Google Сергей Брин и Ларри Пейдж выбрали школы без техники Монтессори, так же как создатель Amazon Джефф Безос и основатель Википедии Джимми Уэллс.
Многие родители интуитивно понимают, что эти вездесущие мерцающие экраны плохо воздействуют на детей. Мы можем наблюдать агрессивные истерики в те моменты когда девайсы изымаются, блуждающее внимание, когда дети не испытывают стимуляции от их гипервозбуждающих девайсов. Что ещё хуже, мы видим детей, которые скучают, апатичны и ничем не интересуются когда они «не подключены».
Но дела ещё хуже, чем мы думаем.
Сегодня мы знаем, что планшеты, смартфоны и приставки — форма цифрового наркотика. Недавнее исследование обнаружило, что они также влияют на кору головного мозга, отвечающую за исполнительное функционирование, в том числе и за импульсный контроль – так же, как и кокаин. Технологии оказывают настолько возбуждающее действие, что повышают уровень дофамина — нейромедиатора, который обеспечивает ощущение удовольствия и наиболее вовлечён в динамику аддиктивности — также как и секс.

Это «цифровой героин»: как экраны превращают детей в психопатов-наркоманов.

Это аддиктивный эффект — причина, по которой доктор Питер Уайброу, директор факультета нейробиологии Калифорнийского университета, назвал экраны «электронным кокаином», а китайские исследователи — «цифровым героином». Фактически, Доктор Эндрю Доан, руководитель отдела исследований зависимостей Пентагона и ВМС США — который исследует зависимость от видеоигр — назвал игры и экранные технологии «цифровой фармакеей» (греческое название наркотиков — прим. автора).
Это так — мозг вашего ребёнка, играющего в Minecraft выглядит таким образом, как будто находится под действием наркотиков. Неудивительно, что нам так сложно оторвать детей от экранов и объяснить им, что время пользования гаджетами закончилось. В дополнение к этому, сотни клинических исследований демонстрируют, что экраны увеличивают депрессию, беспокойство и агрессию и даже могут привести к психотическим последствиям, при которых видеогеймер теряет связь с реальностью.
В ходе моей клинической работы с более чем 1000 подростков за последние 15 лет, я обнаружил, что старая аксиома – «капля профилактики стоит фунта лекарства» - особенно верна, когда речь идёт о техноаддикции. Когда ребёнок пересекает черту настоящей зависимости, лечение может быть очень сложным. В самом деле, я обнаружил, что легче лечить героиновых и метамфетаминовых наркоманов, чем потерянных в матрице видеогеймеров или зависимых от фейсбука и других социальных медиа.
Это так — мозг вашего ребёнка, играющего в Minecraft выглядит таким образом, как будто находится под действием наркотиков.
Согласно данным 2013 года Американской Академии Педиатрии, дети 8-10 лет тратят 8 часов в день на взаимодействие с различными цифровыми медиа, в то время как тинэйджеры проводят 11 часов перед экранами. Один из трех детей начинает использовать планшеты или смартфоны до того, как начинает говорить. Между тем, справочник «Интернет-зависимость» доктора Кимберли Янг утверждает, что 18% интернет-пользователей возраста колледжа в США страдают от технозависимости.
Когда человек пересекает черту полной зависимости — от наркотиков, техники или чего-то другого — ему требуется очистка, дабы любой другой вид терапии мог быть эффективен. В случае техники это означает полную цифровую очистку — нет компьютерам, смартфонам, планшетам. Экстремальная цифровая очистка даже исключает использование телевизора. Предписанное время — от 4 до 6 недель, именно столько обычно требуется, чтобы перевозбуждённая нервная система перезапустила себя. Но это непростая задача в нашем текущем технологичном обществе, в котором экраны встречаются везде. Персона может жить без наркотиков или алкоголя, однако в случае технозависимости цифровые соблазны находятся везде вокруг нас.

Это «цифровой героин»: как экраны превращают детей в психопатов-наркоманов.

Так как же нам уберечь детей от пересечения этой черты? Это непросто.
Ключ в том, чтобы не допустить помешательства ваших 4-, 5- или 8-летних детей на экранах. Это значит Lego вместо Minecraft, книги вместо IPad, природа и спорт вместо ТВ. Если нужно, то потребуйте, чтобы в школе вашему ребёнку не давали планшет или Chromebook до тех пор, пока он не достигнет возраста хотя бы 10 лет (другие рекомендуют 12).
Честно беседуйте со своим ребёнком о том почему вы ограничиваете их доступ к экранам. Обедайте со своими детьми без всяких электронных устройств на столе — также, как Стив Джобс устраивал свободные от техники обеды со своими детьми. Не становитесь жертвами «синдрома расстроенного родителя» — как мы знаем из Теории социального обучения, «Обезьяна видит, обезьяна делает».
Когда я беседовал с моими 9-летними сыновьями-близнецами, я честно объяснил им, почему мы не разрешаем им иметь планшеты или играть в видеоигры. Я рассказал, что некоторые дети любят играть со своими девайсами так сильно, что им сложно остановиться или контролировать то как много они играют. Я помог им понять, что если они попадут в ловушку экранов и Minecraft, как некоторые их друзья, другие части их жизни могут пострадать: они могут не захотеть играть в бейсбол, читать книги, будут меньше интересоваться наукой и природными проектами, меньше общаться с друзьями в реальном мире. Удивительно, однако, их не пришлось слишком много убеждать, так как они сами видели те изменения, которые происходят с некоторыми из их маленьких друзей из-за чрезмерного времени, проведённого за экраном.
Психологи, занимающиеся развитием, понимают, что здоровье детей включает в себя социальные связи, творческие игры, развивающие воображение и взаимодействие с реальным миром природы. К сожалению, захватывающий и увлекательный мир экранов расхолаживает и тормозит эти процессы развития.
Мы также знаем, что дети больше склонны к аддиктивному эскапизму, если чувствуют себя одинокими, чужими, бесполезными и скучающими. Таким образом, лучшее решение этой проблемы — помощь детям в получении содержательного опыта в реальной жизни и живых отношений. Ребёнок, увлечённый креативными активностями и привязанный к своей семье, имеет меньшую вероятность убежать в мир цифровых фантазий. Даже если у него самая лучшая и любвеобильная поддержка, малыш может попасть в Матрицу, когда взаимодействует с гипнотическими экранами и испытывают аддиктивный эффект. В конце концов, примерно один из 10 людей предрасположен к той или иной форме зависимости.
В конце концов, моя клиент Сьюзен удалила из жизни Джона планшет, но его восстановление было нелёгкой борьбой с большим количеством неудач и сложностей на пути.

Это «цифровой героин»: как экраны превращают детей в психопатов-наркоманов.

Четырьмя годами позже, с помощью большой поддержки и восстановления, Джон чувствует себя сегодня гораздо лучше. Он научился использовать настольный компьютер здоровым образом и вернул некоторое чувство равновесия в свою жизнь: он играет в бейсбольной команде и имеет несколько близких друзей в средней школе. Но его мать по-прежнему бдительна и остаётся позитивной упреждающей силой насчёт использования гаджетов, потому что, как и с любой зависимостью, рецидив может подкрасться в моменты слабости. Убеждённость в развитии его здоровых интересов, отсутствие компьютера в спальне и вечерний ужин без техники на столе — части .