Под Маском скрытое

В последние три-четыре года в дискуссиях, касающихся развития космонавтики, часто упоминается Илон Маск. Действительно, личность неординарная, явно не обделенная талантами. Дела и громкие, подчас очень спорные выступления Маска не оставляют равнодушными ни специалистов, ни общественность.

Известный американский бизнесмен в области астронавтики (и не только), надо отметить, весьма высоко поднял планку разработки новых технологий и устройств. Чего же добивается Маск, каковы его цели? И кто он на самом деле: гениальный менеджер, талантливый изобретатель, выскочка-авантюрист, технологический провокатор или все вместе взятое в одном лице?
Его недавнее выступление относительно создания на Марсе крупного поселения, рассчитанного на миллион жителей, с предварительным показом ролика, как это будет происходить, впечатлило многих, однако относительно предложенного проекта сразу же возникла масса вопросов как чисто технического, так и гуманитарного характера.

Первое, что сразу приходит на ум: вся эта затея – чистой воды авантюра. Но так могут думать только те, кто не следит за деятельностью Маска. Ведь специалисты прекрасно понимают, что освоение Марса по объективным причинам никак не состоится в ближайшем будущем. Реально это середина ХХI века и далее, а колонизация Красной планеты вообще дело ХХII века.

Так чем же тогда является марсианский проект? Ответ на поверхности. И хотя на первый взгляд это, повторим, выглядит авантюрой, на деле – элементарный блеф. Ведь в чем отличие этих двух понятий? Авантюра – необдуманное, спонтанное действие. Блеф – хорошо продуманная и тонко просчитанная комбинация. Маск не авантюрист, он прагматик до мозга костей. Может быть, в душе немного провокатор, но все свои слова и действия он просчитывает на несколько ходов вперед.
Под Маском скрытое


Предложенный им марсианский проект – хитрая комбинация, преследующая несколько целей. Во-первых, за громкими амбициозными планами всегда легче скрыть свои ошибки, просчеты и неудачи, от которых никто не застрахован. Во-вторых, есть чисто финансовый интерес. Был сделан классический психологический ход: проси миллиардов сто – глядишь, один и дадут. А то в американском конгрессе уже стали косо поглядывать на новые частные фирмы, которые вышли на рынок космических запусков, потеснив таких грандов, как «Боинг» и «Локхид». Ведь могут и финансирования лишить. Поэтому Маск и сделал упреждающий информационный выпад, чтобы подстраховаться от возможных негативных последствий, а блефовать он умеет.

Болезненные успехи

При всех талантах Илон Маск остается живым человеком, а людям, как известно, свойственно ошибаться. Создав компанию SpaceX, он сразу же развил такой фантастический темп работы, какой до этого вообще не был свойственен космической отрасли, ей по определению присущ здоровый консерватизм. Профессиональная деятельность умело сдабривалась мощной пиар-кампанией. Многие СМИ настолько очаровались обаятельным и энергичным бизнесменом, что были готовы считать его богом космонавтики.
Под Маском скрытое


Поначалу все шло просто идеально: старт за стартом, контракт за контрактом. За доставкой грузов для МКС SpaceX получает разрешение на запуски военных спутников и наконец вершина – марсианский проект. Однако жизнь вносит коррективы в любые планы. Безмятежный и уверенный космический курс Маска начал давать сбои. Легкость первых стартов и доля везения подействовали, как дурман. Ничто не предвещало беды, но…
Юрий Глушаков: Пару слов в защиту Белорусской Народной Республики
Юрий Глушаков: Пару слов в защиту Белорусской Народной Республики
С приближением 100-летия БНР количество публикаций на эту тему начинает возрастать. А к старым мифам добавляются новые, иногда – не менее шокирующие…

БНФ против БНР?

Мифологии так много, что здесь мы рассмотрим для начала только один сюжет. Хорошо известно, что в старой историографии утверждалось, будто БНР было исключительно делом рук «буржуазных националистов». Сегодня же хорошо известно – и на Первом Белорусском съезде в декабре 1917 года, и в составе БНР доминировали левые – как умереннее социалисты, так и крайние радикалы. Вроде белорусских эсеров с их установкой на мировую революцию. 1-я Уставная грамота БНР провозгласила уничтожение частной собственности на землю и установление 8-часового рабочего дня, что было в те годы одними из главных требований социалистической программы-«минимум».
Правда, в рядах нынешних белорусских политических партий эти и подобные факты, по понятным причинам, предпочитают игнорировать. А накануне юбилея пошли еще дальше. Оказывается, БНР не смогло стать реальным государством и обрести международного признания… из-за белорусских социалистов, в нее входивших. Так, в одной из недавних лекций профессор Алесь Смолянчук заявил следующее:
«Сацыялістычнае дактрынэрства фактычна зьнішчыла магчымасьць паразуменьня розных палітычных сілаў у беларускім руху. Але галоўным чынам Скірмунт прайграў таму, што Нямеччына была супраць, зазначае прафэсар Смалянчук. Ён удакладняе: «Немцы, на якіх Скірмунт спадзяваўся, калі пачалося фармаваньне ягонага досыць сур’ёзнага ўраду, далі зразумець, што яны не пацерпяць гэтага. Іх цалкам задавальнялі ўрады сацыялістаў, якія ня мелі шанцаў на міжнароднай арэне».
Консервативный польско-белорусский политик Роман Скирмунт – глава одного из правительства БНР в 1918 года.

Возможно, издание исказило слова уважаемого профессора? Или вырвало их из контекста? Допускаем это. Но и без этой публикации отождествление социалистической БНР с едва ли не нынешним консервативным БНФ – и без того широко распространенный миф…

«Я-я, Кемска волость…»

Что же произошло в том далеком 1918 году? Неужели некий «социал-доктринер» Воронко подсидел в правительственном кресле очень «серьезного» политика Скирмунта? И именно из-за этого дела в Беларуси пошли наперекосяк?

Начнем с «социалистического доктринерства». Язепа Воронку и членов его правительства, сменивших консервативный кабинет Романа Скирмунта, очень трудно назвать левыми радикалами или догматиками. Это были очень умеренные деятели из правого крыла партии «Белорусская социалистическая громада». Такие себе социал-демократы европейского толка. Отставку же команды Скирмунта вызвало отсутствие его поддержки не только в Раде (парламенте) БНР, но и в целом в белорусском обществе, излишним «доктринерством» никогда не страдавшем.
А все началось с телеграммы, отправленной Радой 25 апреля 1918 года по инициативе Скирмунта германскому императору Вильгельму II. В ней говорилось: «Только под опекой Германского государства видит Рада добрую волю своей страны в будущем».

Сие послание, скорее всего, не было инициативой только господина Скирмунта. Например, что схожий документ был подготовлен на имя немецкого «государя императора» Литовской Тарибой - по «совету друзей» из Берлина. Аналогичное предложение от немцев могло придти и здесь.

Представьте себе Беларусь в 1918 году. Почти вся ее территория оккупирована германской армией. Немцы обложили белорусских крестьян, и без того истощенных многолетней мировой войной, непомерными продовольственными поборами. Белорусское сало, картофель и хлеб вагонами вывозят «нах фатерланд». Не согласных – безжалостно шомполуют. Рабочие в городах также обязаны исправно работать на победу германской империи. Пытающихся бастовать арестовывают тысячами и отравляют в концлагерь, устроенный оккупантами в Брестской крепости. Конечно, немцы в 1918 году еще не дошли до уровня зверств Второй мировой войны. Но все равно, пойманных партизан и повстанцев немцы вешают прямо на площадях. Как, например, они поступили впоследствии с участниками Горвальского восстания.
И вот на этом фоне группа публичных политиков отбивает в Берлин телеграмму – дескать, навеки с вами. Политическое самоубийство? Как сказать. Для подобных Скирмунту помещиков немцы были действительно «избавителями» - они возвращали им землю и в дальнейшем обещались защищать от собственных, белорусских крестьян.

Но телеграмма кайзеру стала крупнейшей политической ошибкой, которая аукается сторонникам БНР до сих пор. Сразу же после этого злосчастного телеграфирования по Беларуси и России пошла волна возмущения – «буржуазные Рады во главе с фон Скирмунтом продают Беларусь немцам». Разумеется, большевистская пресса охотно подхватила эту тему.
Что до «социалистического доктринерства», то уж оно никак не могло уничтожить «возможность взаимопонимания различных сил в белорусском движении». Хотя бы по той причине, что почти все эти политические силы сами были социалистическими. Кем был Роман Скирмунт?
Скирмунты - родовитая фамилия, владевшая поместьями как в Польше, так и в Беларуси. Сам Роман Скирмунт свою политическую деятельность также начинал в числе депутатов царской Государственной Думы от «польского кола». Его дядя Константин Скирмунт, например, в последующем был министром иностранных дел Польши. Лишь незадолго до описываемых событий Роман Скирмунт вдруг почувствовал себя «политическим белорусом». Однако никаких серьезных партийных структур ни за Скирмунтом, ни за ему подобными «буржуазными» политиками, в то время не стояло. По причине почти полного отсутствия белорусской национальной буржуазии как таковой. Крупные собственники в белорусских городах и местечках были представлены преимущественно лицами еврейской, польской либо русской национальности. Русскими либо поляками было и подавляющее большинство помещиков.
Белорусская же национальная идея опиралась на крестьянство и разночинную демократическую интеллигенцию. Поэтому и основными политическими партиями БНР была Белорусская социалистическая Громада и вышедшие из ее рядов Белорусская партия социалистов-революционеров, Белорусская социал-демократическая партия и Белорусская партия социалистов-федералистов. «Отцом» БНР и декларации о независимости Беларуси был социалист-громадовец Антон Луцевич.

Естественно, левые социалисты в Раде, возмущенные «кайзеровской телеграммой», в знак протеста стали выходить из нее. Например, так ушел будущий лидер белорусских эсеров Томаш Гриб. Скирмунт же, умело воспользовавшись им же спровоцированным кризисом, стал премьер-министром.

Признав себя вассалом Германской империи, Роман Скирмунт принялся рубить последний сук, на котором все держалось. В мае 1918 года на заседании Секретариата заявил об отмене аграрной программы 1-й Уставной грамоты БНР. Той самой, что предполагало в Беларуси переход земли в руки народа. Это было социальная основа, на которую только и могла опираться БНР в крестьянской Беларуси. Тогда даже оставшиеся в Раде умеренные социалисты уже не могли стерпеть такой переворот, и объявили Скирмунту отставку. Можно ли это назвать «доктринерством»? Скорее – элементарным здравым смыслом.
Более того, если бы социальная программа Белорусской Народной Республики была бы развернута еще шире – она бы наверняка получила значительно большую поддержку народа. Именно наиболее левая партия БНР – белорусские эсеры, и стала впоследствии самой массовой белоруской партией.

Кайзер и социализм

Не менее спорным представляется и следующий тезис о том, что падение «серьезного» правительства Скирмунта было предопределено отказом немцев в его поддержке. Дескать, германцам для международной изоляции БНР гораздо удобнее было иметь дело с его социалистическим правительством. Давайте снова посмотрим на факты.

Белорусская Народная республика была не единственным государством, возникшим либо пытавшимся сформироваться на подконтрольных Германии бывших территориях Российской империи. Но везде немецкие оккупанты делали выбор в пользу предельно консервативных режимов. Например, в Литве при поддержке немцев у власти утвердились Тариба во главе с националистом и будущим диктатором Антанасом Сметоной. В Латвии и Эстонии германцы вообще пошли на установление марионеточного Балтийского герцогства. Или взять, к примеру, Польшу. Уже на что пан Юзеф Пилсудский был лоялен и германскому, и австро-венгерскому императорам. Давно порвал со своим буйным революционным прошлым, а сколько «москалей» перебили его бравые легионеры на Восточном фронте? Но одно неосторожное слово – и бывший социалист Пилсудский молниеносно оказался в немецкой тюрьме, а в занятой ими Польше германцы основную ставку делают на польские монархические элементы провозглашенного ими в 1916 году Королевства Польского. Большим другом Германии был атаман Краснов, правивший на занятом немцами Дону.
Украина – здесь власть социалистической УНР была провозглашена самостоятельно, но правительство украинского социал-демократа Винниченко пошло на союз с Германией – ввиду столкновений с Советской Россией. Покровительство германского императора дорого обошлось УНР – 28 апреля 1918 года немцы производят государственный переворот и устанавливают в Украине монархический режим гетмана Скоропадского. Крупный помещик двух губерний Павло Скоропадский был куда более «социально близкий» германским юнкерам, чем марксисты Петлюра и Винниченко. На такую же «социальную близость» мог рассчитывать и выходец из польско-белорусской аристократии Роман Скирмунт.

Тогда же почему, вопреки своей обычной политике, именно в Беларуси император Германии Вильгельм вдруг захотел «поддержать» ненавистных ему социалистов? А не отчаянно славшего ему сигналы полной лояльности ультраконсерватора Скирмунта? Что бы дать немецкой левой социал-демократии, и без того все сильнее раскачивавшей трон Гогенцолленрнов, еще один внешний пример для подражания? Непонятно.

Впрочем, все попытки объяснит неудачи правительств БНР чьей-то злокозненной волей, происками или неправильной расстановкой «кадров» - уже сами по себе сродни конспирологии. В бурное время революций и гражданских войн побеждает тот, кто объективно может и хочет победить, за кем идет большинство народа. Никакие сослагательные наклонения тут не принимаются.
А вот фраза про то, что на международной арене правительства социалистов не имели никаких шансов – это чистой воды правда. Как впрочем, не имели там самостоятельных шансов на успех и никакие другие белорусские правительства – консерваторов или даже большевиков.
Немецкие оккупационные власти также не признали ни одно из правительств БНР. Они вообще не желали образования никакой Беларуси, хотя первоначально и заигрывали с белорусским движением. Планы у немцев в отношении белорусских земель были разные и все время менялись. По свидетельствам ксендза Гадлевского, первоначально они вообще намеревались оставить Беларусь в составе России – как коридор для немецких товаров из Восточной Пруссии, прямиком попадающих на русские рынки без транзитных государств.
Уже в начале 1918 года южную Беларусь немцы передали Украине. На оставшихся территориях имперские германские власти больше делали ставку на «Великую» Польшу. Для них польские националисты были гораздо более реальной силой. Это ведь поднявший мятеж корпус Довбор-Мусницкого помог немцам занять Минск. И уже вскоре немцы вместе с поляками срывали бело-красно-белые и вывески «БНР» с минских улиц.

После разгрома и капитуляции Германии Польша снова оказалась в фаворе – на этот раз у Франции и Англии. И опять ставка была сделана на Речь Посполитую, как на надежный антисоветский форпост. Аннексия Западной Беларуси, Западной Украины и Виленской Литвы была признана державами Антанты по умолчанию, а с делегациями БНР никто даже не захотел говорить. Таковы реалии «реал политик».

Единственным государством в мире, признавшим право Беларуси на самоопределение, стала Советская Россия. Можно много спорить, была ли БССР государством в полном смысле этого слова – или протогосударством, частью конфедеративного государства СССР с высокой степенью автономии. В любом случае, мировая история еще не знала автономий, являвшихся учредителями и членами ООН. Но факт налицо: через все трудности и лихолетья именно здесь белорусский народ обрел невиданные ранее возможности для развития своего языка, культуры, науки, образования, экономики и социальной сферы. Для формирования национального самосознания и своей государственности.

Что касается Белорусской Народной Республики, то эта попытка в силу ряда причин оказалась неудачной. Но, по мнению автора, и к этой части нашей истории следует относиться с уважением. И именно поэтому ее история должна строиться только на фактах и быть свободной от мифов. Как старых, так и новых.
Пророссийских публицистов судят в Минске: 12.01.2018 день 17

15:23 — Заседание суда на сегодня окончено. Продолжение — 15 января, в 10:00.

15:18 — Поскольку вызвать свидетелем представителя налоговой инспекции нельзя (она уже не работает по старому адресу, а новый неизвестен), суд принял решение огласить его показания.

15:16 — Чтение 13 тома дела закончено.

15:03 — Судья спрашивает Шиптенко о несовершеннолетних детях. Тот говорит, что его сыну 14 лет. Сыну Алимкина — 16. До этого была зачитана характеристика Шиптенко, сделанная бывшими коллегами из Академии МВД Белоруссии. Среди недостатков было обозначено, что Шиптенко обладает вспыльчивым характером и не воспринимает критику в свой адрес. Среди достоинств — порядочный, с обострённым чувством справедливости.

14:53 — Прокурор зачитывает ответ «Лента.ру», в котором сообщается, что опубликованные на сайте «Лента.ру» материалы перед публикацией проходят проверку на сооветствие антиэкстремистскому законодательству России, поэтому перед авторами не ставились и не могли ставиться задачи, связанные с подготовкой материалов, разжигающих рознь. Напомним, с этим изданием, согласно версии следствия, сотрудничал Юрий Павловец.

14:44 — Зачитывается характеристика Павловца из БГУИР (Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники, где работает публицист — EADaily). Характеристика положительная.

14:37 — Прокурор переходит к продолжению зачитывания томов уголовного дела. Сейчас зачитывается 13 том (всего их 21). Судья уточняет данные о несовершеннолетних детях обвиняемых. Юрий Павловец уточняет, что его дочери Лизе 11 с половиной лет.

14:32 — Допрос представителя МИД закончен. Адвокат Марчук ходатайствует о приобщении к делу данных, приведённых белорусским политологом Александром Шпаковским, согласно которым в быту белорусский язык используется небольшой частью населения. Напомним, Павловцу ставится в упрёк то, что он якобы искажает информацию о количестве говорящих на «мове». Марчук передаёт суду подборку статей белорусских экспертов и ученых, а также исследование американских специалистов на эту тему (на английском языке). Все они констатируют незначительную степень использования белорусского языка населением. Никто не возражает по поводу приобщения этих публикаций к делу.

14:28 — Алиевич заявляет, что МИД вправе вынести журналисту предостережение за нарушение правил аккредитации (например, если журналист в своих публикациях оскорбляет кого-либо).

14:24 — То есть вопрос аккредитации контролирует руководство соответствующго СМИ? —  переспрашивает адвокат. Алиевич подтверждает, что аккредитация осуществляется по запросу руководства СМИ и присланных им документов.

14:17 — Правильно ли мы трактуем закон, что для получения аккредитации подразумевается, что журналист должен иметь трудовые отношения с иностранным СМИ? Адвокат Игнатенко констатирует, что Алиевич дипломатично уходит от ответа на её вопрос. Тот ссылается на закон и говорит, что ряд вопросов адвоката не входит в его компетенцию.

14:13 — Его просят рассказать об аккредитации журналистов. Он в ответ зачитывает закон, согласно которому осуществление работы журналистов иностранного СМИ без аккредитации запрещается.

14:12 — Заседание возобновляется. Вызывается представитель МИД Белоруссии Иван Алиевич.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

12:37 — Из дискуссии Хлебовца и Гатальской: Насколько большая аудитория пользовалась публикациями? (Хлебовец) — Это огромная аудитория, я сразу скажу (Гатальская). — Чем вы можете подтвердить это обстоятельство? —  Само по себе место, где это все публиковалось, и многие белорусы читают это.
Галина Гатальская. Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

12:31 — Шиптенко был разозлён тем, что Гатальская уходила от ответа на конкретный вопрос, при этом улыбалась, казалась злорадной. Вопреки просьбе адвоката, судья лишил его слова.

12:30 — Объявлен перерыв до 14:00

12:27 — Судья выясняет, «американский мир» — это национальный признак, или нет (Алимкин, по словам Гатальской, разжигал вражду по отношению к «американскому миру»). Гатальская сказала, что нет, не выделяет такого признака.

12:25 — Игнатенко: С учётом того, что вы, вопреки методике Кукушкиной, прогнозируете реакцию адресатов, почему вы не прогнозируете такой вариант реакции, как реакция на предостережение от роста национализма? — По словам Гатальской, в статьях, которые направлены на предостережение, так и пишется — «хотелось бы предостеречь», «вызывают опасность». — Тогда почему «разжигание» вы выводите «имплицитно», а для предостережения ждете каких-то фраз и призывов? (Игнатенко)

12:17 — Вопрос задаёт адвокат Алимкина Хлебовец. Как давно появилась психолого-лингвистическая экспертиза? — В РБ она стала активно использоваться с 2014 года (Гатальская). — Ранее вы проводили подобные исследования, и если проводили, то как часто? — С 2014 года меня пригласили участвовать в проведении, и было проведено порядка двух десятков за это время — с 2014 по сентябрь 2017 года.

12:13 — К вопросам переходит адвокат Юрия Павловца Кристина Марчук. Изменение названий улиц — это действия власти. Когда мы говорим об увольнении пророссийских чиновников, чьи это действия? — Надо добавить, что власти часто выражают мнение народа, а если не выражают, то в конечном итоге ситуация заканчивается конфликтом (Гатальская).

12:11 — Шиптенко спросил Гатальскую, почему она ведёт себя как босячка на привозе. Судья на это заявил, что подсудимый закончил свой допрос из-за оскорбления свидетеля. Адвокат просит дать Шиптенко возможность продолжить, потому что в тексте экспертизы, по её словам, эксперт оскорбляет автора и иронизирует над ним, и если он выражает эмоции при виде эксперта, то не нужно прибегать к таким радикальным средствам. Судья в ответ заявляет, что радикальное средство — это удаление из зала до конца процесса.

12:07 — К вопросам переходит Сергей Шиптенко. Вы сказали, что я пишу «украли европейскую символику — свастику, и вставили ее в вышиванку». Где у меня такой абзац? Гатальская в ответ читает цитату из статьи «Вышиваночное безумие», где говорится о том, что в качестве символа инаковости белорусов используется нечто вроде «широко распространенной индоевропейской символики».

12:01 — Игнатенко спрашивает, почему у ее подзащитного «признаки экстремизма» усмотрели в четырёх публикациях, а ссылаются только на одну. Гатальская говорит, что эта статья является самой яркой. И просит зачитать в подтверждение своих слов о том, как «гиперидентичность» по отношению к властям проецируется на «гиперидентичность» по отношению к белорусам, цитату из другой статьи. Во всех текстах выражена «гиперидентичность» не только по отношению к властям, но к ним «гиперидентичность» выражена ярче, утверждает Гатальская. Вопрос Игнатенко, почему она об этом не пишет в экспертизе, остался без ответа.

11:56 — «Гиперидентичность» — термин из этнопсихологии, говорит адвокат. Какое отношение к этому имеет гиперидентичность в отношении власти? Ранее из пояснений Гатальской вытекало, что у всех авторов она установила разжигание конфликта между двумя разными видами групп: социальной в Белоруссии и национальной в России. Более того, относительно Белоруссии речь идёт о русофобах и конфликте с русофобами. А теперь, если исходить из пояснений Гатальской, вообще получается, что разжигается рознь по отношениею к представителям власти, которая воспринимается экспертом как группа, выделенная по национальному признаку.

11:50 — Адвокат Мария Игнатенко задаёт вопрос: Вы указали, что для констатации признаков разжигания к этнической группе должна быть установлена «гиперидентичность». Но с текстах Григорьева и Шиптенко вы устанавливаете «гиперидентичность» только по отношению к властям. Синонимично ли оно по отношению к этнической группе? —
Возможно, в определенных статьях ярче выделен сдвиг установки «гиперидентичности» по отношению к властям (Гатальская). — Но власти и белорусы — это ведь не одно и то же, спрашивает адвокат. — По отношению к властям и по отношению к белорусам — это разные вещи, подтверждает Гатальская, но отмечает, что «сдвиг в сторону гиперидентичности» присутствует во всех статьях. Игнатенко пытается выяснить, выделяет ли она власти в отдельную группу. Гатальская отвечает, что в данном случае власти тоже являются представителями белорусов (!)

11:42 — Объявлен пятиминутный перерыв.

11:37 — «Вместе с тем в представленных на исследование текстах выражена информация о природной неполноценности группы лиц, выделяемых по признаку национальной принадлежности (о белорусах), и превосходстве над ними другой группы, выделяемой по признаку национальной принадлежности» (выдержка из экспертизы авторства Гатальской). Где у меня говорится о «природной неполноценности» и «превосходстве», спрашивает Павловец. Судья снял вопрос, мотивировав это тем, что суд сказал, что Павловец обвиняется в «разжигании», а не в обвинении кого-то в природной неполноценности.

11:25 — Знаете ли вы о каких-то негативных последствиях моей публикации? (Павловец) — Это не входило в задачу экспертизы (Гатальская). — Знаете ли вы, какие чувства были у аудитории изначально, чтобы давать прогнозы по поводу ее настроений? — С точки зрения конфликтологии это очевидно. — Проводили ли вы исследования, как изменились после моей публикации настроения читательской аудитории? — Планируем провести.

11:07 — «Вы раньше говорили, что русский империализм не давал развиваться Белоруссии» (Павловец). — «Я говорила именно русский империализм, а не русские» (Гатальская). Ранее во время обсуждения она эмоционально заявила, что Павловец дожен нести ответственность за свои слова. Также ранее адвокаты указывали на идеологическую ангажированность госэксперта, проводящего исследования статей своих идейных оппонентов.

11:03 — Гатальская заявила, что война 1812 года для Белоруссии не была Отечественной («Отечественной войны двенадцатого года не было для Белоруссии»), и что Белоруссия «не на добровольных началах» входила в состав как России, так Польши. Правильно ли я вас понимаю, что русские захватили Белоруссию (Павловец)? Судья снял вопрос.

11:00 — «Где я назвал белорусский язык мертвым?» (Павловец) — «Вы пишете, что на нем говорит полтора-два процента» (Гатальская). — «Как может быть мертвым язык, на котором говорит 200?000 белорусов?» (Павловец).

10:56 — Вы говорили, что понимаете разницу между историографией и историей? (Павловец) — У нас с вами не дискуссия на исторические темы, а дискуссия по поводу того, есть ли враждебное отношение, существовал ли белорусский этнос или не существовал, как ориентированы белорусы к русским (Гатальская).

10:53 — «Историю Белоруссии определяет как мифическую» (из экспертизы). Павловец: Слово «определяет» что означает? — Что в тексте у вас есть, что в 90-х годах националистами были созданы мифы (Гатальская) — О чем? Ответьте, если я пишу о мифах. — Вы не пишете, но в контексте статьи это понятно. Павловец спрашивает, какие мифы она имеет в виду. Гатальская говорит, что не знает.

10:49 — «Автор пытается убедить читателя, что эта идентичность искусственно создавалась („конструировалась“) всегда на пике конфликта с русскими (выделяет периоды белорусизации)»,— написано в экспертизе. «Где я выделяю этапы именно белорусизации?» — спрашивает Павловец. Гатальская говорит, что Павловец выделяет эти этапы со времен перестройки. «Где написано, что это этапы белорусизации?» — вновь спрашивает публицист. «Ползучую белорусизацию вы выделяете?» — отвечает Гатальская. Но при этом она не может точно назвать периоды белорусизации, который выделил автор. «Вы выделяете периоды конструирования белорусской идентичности», — заявляет Гатальская. «То есть я этапы белорусизации не выделяю, а выделяю этапы конструирования белорусской идентичности?» — спрашивает Павловец. «Предположим, не выделяете», — признаёт Гатальская. Павловец напоминает ей, что она несет ответственность за составление ложной экспертизы.

10:43 — «Слова о том, что белорусской идентичности не было, по-вашему, являются оскорблением белорусов. А когда появилась белорусская идентичность?» (Павловец) — «У нас с вами не историческая дискуссия, мы не знаем, тысячу лет назад ее не было или сто» (Гатальская). — «А если сто лет назад ее не было, то можно ли говорить о ней?» — «Ну есть же мнение историков о существовании древнебелорусского языка».

10:32 — «Как русские могут воспринимать, если их соплеменников дискриминирует в чужой стране? Вы пишете что в Белоруссии задвинули на задворки пророссийскую группу, и как в России это будет воспринимать?» — спрашивает Гатальская. — «Где я пишу про пророссийскую группу на задворках?» — изумляется Павловец. Гатальская в ответ зачитывает цитату про западнорусистов (представителей возникшего в XIX веке идейного течения — EADaily). «Вы знаете, кто такие западнорусисты?» — спрашивает Павловец. Гатальская отвечает, что, «похоже, это одна из пророссийски ориентированных подгрупп», выделенных Павловцом. — «Похоже? Вы эксперт, вы должны давать точные формулировки», — отмечает Павловец — «Да». На вопрос, кто такие западнорусисты, Гатальская не ответила.

10:26 — Есть ли в в Белоруссии какая-либо националистически настроенная группа? (Павловец) Гатальская отвечает, что не может отнести «нашу молодежь» к националистической, потому что, по ее словам, в России национализм воспринимается как синоним ксенофобии.

10:20 — Павловец спрашивает, в чем состоит вменённая ему «гиперидентичность». Гатальская отвечает, что, в частности, в том, что белорусы не имеют право на свою символику (он якобы об этом пишет). А георгиевская лента это что?- спрашивает Павловец. — Это российская символика, отвечает Гатальская. Напомним, ранее эксперты и историки отмечали, что георгиевская лента является общемировым символом борьбы с фашизмом. И акции с её использованием проводятся в самых разных странах мира, в том числе и в США.

10:19 — Продолжается допрос психолога Галины Гатальской.

10:13 — Заседание суда началось. Адвокат Мария Игнатенко выразила протест по поводу того, что Алле Кирдун дали на ознакомление отзывы российских ученых и экспертов Галяшиной и Кукушкиной, проведших собственное исследование текстов обвиняемых. Игнатенко спросила, что она с ними будет делать — давать отзыв или рецензию на тех, кого они сами назвали своими учителями? И отметила, что у защиты нет таких вопросов. Судья сказал, что у него такие вопросы есть .
  • Автор: sidney
  • Автор: 8-02-2018, 04:25
Вадим Елфимов: Генерал Мороз – друг индейцев

…и русских хакеров!
При взгляде на застывший Ниагарский водопад любого американца, а с ним и канадца – ибо «великое падение воды» делит их страны умозрительной границей — охватывает суеверный ужас. Чего боятся больше всего на свете потомки прежних поселенцев? Потерять свой скальп. Этот страх записан у них на подкорке, как секретный шифр ФБР на матрицах фирмы «Майкрософт» — и он обязательно сработает в момент «Ч». В американской транскрипции в час «D» — так пишут в секретных директивах Пентагона. Стоит один раз прозвучать боевому кличу индейцев, и кожа на затылках прежних «белых» сама по себе начнет зудеть, в то время как охапка волос зашевелится, словно боясь расстаться с головой.
Вот она – генная память истории! Будто и не было двухсот лет американской независимости, семидесяти лет мировой гегемонии и двадцати лет монополярности. От страха перед скальпировальным ножом краснокожих не спасают ни изобретения полковника Кольта, ни термоядерные ракеты, ни знаменитая «национальная» ПРО. Перед этим сверкающим, закругленным и совершенно первобытным ножом каждый американец предстает в одиночку, без корпуса морской пехоты и форта Детрике со всем его бактериологическим оружием.
Впрочем, рудиментарный ужас бывших колонизаторов вполне понятен и атрибутивно связан с истошными, душераздирающими воплями, которые способны были издавать только индейские глотки. За отсутствием в те времена магнитофонной пленки, сегодня в XXI веке можно представить этот клич лишь по сбивчивым летописным воспоминаниям редких уцелевших. Ну, еще по книгам сэра Фенимора Купера, оставившего мировой литературе одно из самых лучших описаний «последней песни бледнолицых». В любом случае, под страхом утратить скальп имеется материально-историческая основа — ужасное американское прошлое…
Но почему же вид замерзшего Ниагарского водопада вызывает у янки столь же лютый страх, если не больше того?
Во-первых, потому что такого никогда раньше не случалось, так что застывшие во льду «руины» воды уж точно не являются напоминанием из прошлого – они, скорее, предупреждение из будущего! В общем, они похожи на предзнаменование для Америки. Во-вторых, в отличие от индейцев остекленевшие струи Ниагары пугают не шумом, а…тишиной!
Тысячи лет Ниагара обрушивала свои темно-прозрачные воды со злобным рыком и неистребимой мощью. Рев ее стоял стеной вместе со столбами брызг и был одной из твердынь американской жизни, — хоть летом, хоть зимой. Ниагара олицетворяла всесокрушающий бег американского бытия – на пути лучше не ставать.
И вот Ниагара смолкла. Тридцатиградусные морозы оказались сильнее!!!
А, главное, случилось все это в православное Рождество!
Американцы любят символы. Но только не такие… Простой русский мороз – а для нас с вами 20 градусов «минус» по Цельсию сейчас столь же желанны, как и кусочек освежающего мороженого «эскимо» за рождественским столом – для них, детей технократии, оказался смертельно опасен. Генерал Мороз сковал всю Америку и захватил ее в три дня. От Аляски и до Флориды! Полная победа! Воистину говорят: «Что для русского хорошо, то для немца – смерть». А немцы-то, — они, поди, покрепче американцев будут! Раза в два…
Представляете, и произошло это в стране, вот уж год с факелами, прожекторами и «прослушками» разыскивающей русский след! И русское влияние! Американцы чуть своего президента за фалды не выволокли из Белого дома, дабы допросить на зеленой лужайке: «Говори, прихвостень Путина, где прячешь агентов Москвы?!». Русских хакеров американцы находят даже у себя в домашнем видео. По этому поводу произошел миллион разводов, и даже одна смена пола. Точнее, возвращение прежнего… Тысячи локаторов, самолетов «стелс», тысячи шпионов, сто спутников Земли получили срочное задание – отыскать русское влияние в США! Спутники покраснели (они-то знают, что само их название происходит от русского слова) – и полетели, от греха подальше, на новую орбиту. Полетаем там, пока на Земле не успокоятся!
А на Земле год искали всем американским миром – от Восточного побережья до самого дикого Запада — так и не нашли русского влияния. Ух! Точнее – Вау-у-у!… Скажу честно, мне даже обидно стало: неужто и на один процент нету?
И вот она радость — русский генерал Мороз объявил секретное стратегическое наступление, выслал белых человечков и очень вежливо захватил всю Америку. Вместе с Канадой и Ниагарой! Так вежливо, что американцы ничего не заметили.
Вот, пожалуй, Ниагару захватывать не стоило. Текла бы себе и текла, а теперь застыла. И замолкла. Глядя на нее и ничего не слыша, американцы еще догадаются, что теперь им конец?!
Впрочем, поздно, ребята! Потерявши Америку и Канаду, по Ниагаре не плачут.
А мы, православные, празднуем Рождество. И ждем Крещенских морозов!