Сергей Шиптенко: «Мои убеждения, взгляды и ценности ни на йоту не изменились за время, проведенное в СИЗО»

Подошёл к завершению суд над белорусскими публицистами Юрием Павловцом, Сергеем Шиптенко и Дмитрием Алимкины: их обвиняют в «разжигании национальной розни, осуществлённой группой лиц», – преступлении, наказанием за которое является тюремный срок от 5 до 12 лет лишения свободы.
Судебное слушание, которое началось 18 декабря и продлится до 2 февраля (на эту дату заявлено вынесение приговора) показало: в деле этих троих, на 14 месяцев брошенных за решётку в СИЗО, так много странных и нелогичных моментов, что возникает подозрение в том, что уголовные дела и содержание под стражей публицистов – изощрённое сведение счётов с российскими СМИ, в которых публиковались Павловец, Шиптенко и Алимкин. Именно этим и объясняется желание обвинения доказать, что публицисты действовали не в одиночку, а с «неустановленной группой лиц», якобы совместно задумавших недоброе – обострить и без того не слишком простые белорусско-российские отношения. В понимании обвинения редакция любого СМИ и есть те самые «неустановленные» злодеи, которые редактируют и тиражируют материалы.
Странно только, почему тогда лица, о которых вёл речь обвинитель – «неустановленные»? Видимо, так удобнее: ведь иначе Следственному комитету Беларуси пришлось бы предъявлять обвинения в разжигании розни… сотрудникам российских СМИ, где размещались публикации Павловца, Шиптенко и Алимкина, и грозить им тюрьмой от 5 до 12 лет. Сотрудники эти известны. Известно также, что у Роскомнадзора к СМИ, выпускаемых этими «неустановленными группами лиц», никаких претензий нет, а статьи обвиняемых в Белоруссии публицистов в России не признаны нарушающими какие-либо законы.
Белорусскому обвинению просто ничего не оставалось – только заявить, что публицисты действовали в сговоре с «неустановленными лицами», иначе внимание к этому странному делу было бы совсем иным, а уж резонанс, без всякого сомнения, не содействовал укреплению отношений между Беларусью и Россией. Поэтому следователи, а теперь и обвинители, объявили о «сговоре», но так и не сказали, с кем.
Поневоле задумаешься, а тех ли людей в Беларуси обвинили в разжигании национальной розни? Чего стоит один только диалог обвиняемого историка Юрия Павловца с психологом Галиной Гатальской, подготовившей психологическую часть психолого-лингвистического заключения во время следствия.
– Во всяком случае, для Белоруссии очевидно, что эта война не была Отечественной! – бодро заявила Гатальская о войне 1812 года.
В зале люди удивлённо зашумели.
– Вы историк и можете об этом рассуждать? – спросил Павловец.
– Будем говорить, смотря как понимать отечество! – стояла на своём эксперт. – Но мы понимаем, что в данном случае Белоруссия не на добровольных началах входила в состав Российской империи, как и в состав Польши тоже не на добровольных началах.
– Правильно ли я вас понимаю, что в таком случае русские захватили Белоруссию?
– Не относится вопрос к делу! Еще вопросы имеются? – предусмотрительно вмешался в разговор судья.
– Подождите! Вы меня обвиняете в том, что я преподношу белорусов врагами русских, но сами только что сказали, что русские захватили белорусов!
В самом же экспертном заключении «специалисты» признали белорусов «маргинальной ущербной группой»!
Об экспертизе текстов публицистов, проведённой в Беларуси, вообще можно слагать повесть – историю о дремучем непрофессионализме и предвзятости. Есть и две альтернативные экспертизы, проведённые в Москве и Прибалтике: там специалисты не нашли ни разжигания ненависти и розни в статьях Павловца и Шиптенко, ни экстремизма. Более того, профессор кафедры судебных экспертиз Московского государственного юридического университета Елена Галяшина, судебный эксперт с 35-летним стажем, определила направленность текстов, по которым обвинён Юрий Павловец: «улучшение (а не ухудшение) взаимоотношений между двумя братскими народами Белоруссии и России» (!).
Тут бы и показать обвинителям своё стремление улучшить (а не ухудшить) белорусско-российские отношения. Но нет, слишком глубоко белорусская власть увязла в этой истории, признать ошибку не получается. Прокурор просит суд признать Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина «виновными в совершении умышленных действий, направленных на возбуждение розни группой лиц и назначить в качестве наказания лишение свободы сроком на пять лет, отсрочить исполнение наказания на три года». А также освободить их из-под стражи и вернуть имущество, кроме того, что признано вещественным доказательством.
Позвольте, спросит внимательный читатель, почему же эти трое 14 месяцев сидели за решёткой, если государственный обвинитель просит три года отсрочки и освобождения в зале суда? В чём была необходимость держать Павловца, Шиптенко и Алимкина в СИЗО? Это тоже одна из странностей дела. Как и то, что само дело было возбуждено по признакам экстремизма (в статьях публицистов), хотя по закону для признания информации экстремистской требуется решение суда общей юрисдикции. Как и то, что главные инициаторы преследования публицистов бывший министр информации РБ Лилия Ананич и её бывший заместитель Владимир Матусевич не были допрошены в суде в качестве свидетелей – суд отклонил ходатайства защиты, несмотря на то что Матусевич был председателем экспертной комиссии по статьям Павловца, Шиптенко и Алимкина! Как и то, что следствие, вменяя «экономическую статью» за незаконное предпринимательство Юрию Павловцу и Сергею Шиптенко, не удосужилось проверить, что оба были зарегистрированы предпринимателями и платили налоги!
Защитники публицистов Кристина Марчук, Мария Игнатенко и Николай Хлебовец считают, что для обвинительного заключения в отношении их подзащитных нет оснований – все трое должны быть оправданы.
«Я не писал ничего, что не соответствует моим ценностным установкам. Никто не давал мне указаний, работа иногда оплачивалась, иногда нет. Корыстный мотив я отрицаю. Я живу по принципу «делай, что должен и будь что будет», а что я должен делать, решает моя совесть», – заявил Дмитрий Алимкин в последнем слове.
«Я еще 17 лет назад мог бы уехать из Белоруссии, но не сделал этого. Я люблю Белоруссию, я неспроста записал свою дочку белоруской и неспроста стал историком. Фактически всё, в чем меня обвиняют, – умаление коммуникативной роли языка. А также меня как историка в том, что я не считаю историю Белоруссии длительной и связанной с историей ВКЛ. А все остальное, как признали сами эксперты, – констатация фактов, а не «признаков разжигания… Тайные смыслы можно найти в любом слове. Можно додумать, что Тургенев призывал топить собак, а Достоевский – рубить бабушек», – сказал Юрий Павловец. И добавил: «Стоит задуматься тем, кто инспирировал данное дело, чтобы в будущем не допускать подобных вещей».
«Я уверен, что этот процесс не закончится вынесением приговора и будет иметь еще одну стадию. Всем тем, кто писал на эту тему – журналистскому сообществу, экспертам, – было интересно установить подоплеку, почему понадобилось именно такое уголовное дело, именно с таким фигурантами и именно в такое время. Об этом написано очень мало… Я полагаю, что данное уголовное дело станет основой для серьёзных научных исследований», – заявил Сергей Шиптенко. – Нас называли пророссийскими публицистами, отыскивая пророссийскость так же, как в 2014 году искали российские паспорта у сожженных в Доме профсоюзов в Одессе. Я спешу сообщить о том, что мои убеждения, взгляды и ценности ни на йоту не изменились за время, проведенное в СИЗО».
Соб. корр. ФСК
  • Автор: sidney
  • Автор: 6-02-2018, 19:44
10 тысяч нацистских преступников - в американской военной промышленности

В 1942 году Аллен Даллес, адвокат и друг семьи Бушей, вынужден был предотвращать попадание этой фамилии в прессу, - после того, как стало известно, что "большие части деловой империи Прескотта Буша оперировали в интересах нацистской Германии и внесли свой значительный вкллад в германские военные действия" (1). Год спустя он становится главой разведслужбы OSS (предшественницы ЦРУ). Он встречается в Швейцарии с адьютантом Гиммлера Карлом Вольфом (2). Вместе они вырабатывают три проекта для того, чтобы тайно вывезти видных нацистов в Соединенные Штаты.
Первый проект ЦРУ - так называемый Акт о Перемещенных Лицах, иммиграционная кампания, в ходе которой в США с 1948 по 1952 год было вывезено полмиллиона восточных европейцев. Среди них находились 10.000 военных преступников (3): высокопоставленные офицеры венгерского Железного Креста, болгарского Легиона, Организавии Украинских Националистов Стефана Бандеры, литовского Легиона и белорусской Бригады. Большая часть из них действовала в составе дивизий Ваффен-СС и была виновна в пытках и садистских убийствах коммунистов, евреев и других мирных жителей (4).

Венгр Ласло Пастор во время войны представлял в Берлине правительство венгерского фашиста Ференца Шаласи. В 1972 году Джордж Г.В. Буш (отец нынешнего президента), будучи в то время председателем национального совета Республиканской партии, назначил его председателем Республиканского Совета Национальностей.(5). Пастор открыл двери другим восточноевропейским нацистских преступникам. Таким, как Николай Назаренко, офицер Ваффен -СС в Румынии, «специалист» по допросам политических заключенных (6). Или Ради Славов, спикер Ивана Дочева, основателя нацистского болгарского Легиона. Или Флориан Гальдау, священник из румынской Железной Гвардии, похваляющийся тем, что он вывез в США тысячи румынских военных преступников. Вальтер Мельянович представляет Американскую Белорусскую Ассоциацию, прославляющую палачей белорусской Бригады, - подразделения Ваффен -СС.(7). Славов - председатель группы "Болгары за Буша", Гальдау - группы "Румыны за Буша", Мельянович - группы "Украинцы за Буша" (8)
Проект "Скрепка" (Paperclip): биологическая война и массовые уничтожения людей.
Даллес и его друзья из американского военного ведомства составили и вторую секретную программу - "Проект Overcast", позднее переименованный в "Paperclip" ("Скрепку") . Его цель - нахождение и рекрутирование для американской военной промышленности нацистских военных специалистов - ученых, специалистов по ракетам, биологическому и химическому оружию, атомным исследованиям, ураниуму.
Из документа от 2 июня 1953 года явствует, что в тот момент уже по меньшей мере 820 нацистов подобного рода были вывезены в США в рамках данной операции. Среди них - нацистский генерал-майор Вальтер Эмиль Шрайбер, экспериментировавший над заключенными в лагерях при помощи вирусов тифа, гангренового газа, наркотиков, ледяной воды, камер с низким давлением. Он прямиком попадает в Америке в школу медицины при американских ВВС в Техасе. Нацистский генерал-майор Курт Бломе, специалист по ведению биологической войны и экспериментам с вакциной чумы, получает должность в химическом корпусе американской армии (9).
Вернер фон Браун работал в бельгийском Пенемюнде над германскими ракетами V-2 под командованием генерала Вальтера Дорнбергера. Они, среди прочего, несут ответственность за смерть 20.000 заключенных в концентрационных лагерях Дора и Нордхаузен. Американская армия вывозит в США также тонны ракет V-2, технические документы и 1200 германских ракетных специалистов. Дорнбергер попадает в Bell Aircraft (Bell Textron) и работает там над программой ICBM американской армии. Фон Браун даже становится директором космического центра НАСА - Nasa Marshall Space Flight Center (10).
Тем самым Пентагон вывозит в США экспертов по ведению биологических войн и оружию массового поражения, которые испробовали свою «специальность» на службе у Гитлера, на миллионах людей. Они участвуют в США в разработке химического оружия, которое американцы применяют против Греции, Кореи и Вьетнама. Круг друзей Буша -отца также включает в себя этих людей. Пастор, Назаренко и Мельянович входят в лобби военной промышленности Coalition for Peace Through Strengthамериканского Совета Безопасности. СБ - это военно-промышленная инициатива, среди прочих, таких фирм, какAircraft Industries Association, Standard Oil, Honeywell, U.S. Steel и United Fruit. СБ в открытую выступает за "неожиданный ядерный удар по СССР" (11) После 11 сентября 2001 года они наконец-то достигли своей цели: американский Сенат в одностороннем порядке одобряет нанесение США первого ядерного удара в качестве официальной политики этой страны.
Операция "Солнечный свет" ("Sunshine"): специалисты в "войне с терроризмом".
Коронным же номером Аллена Даллеса стала операция "Солнечный свет" ("Sunshine»).
Рейнхард Геллен был фюрером сети немецких шпионов в России (Fremde Heere Ost) и таким образом, важнейшим для Гитлера источником на Восточном фронте. Он получал свою информацию в основном путем жестоких пыток на допросах советских военнопленных. Под пытками, от насильственного голодания и в результатах убийств под руководством Геллена погибло около четырех миллионов советских военнопленных (12). Он предложил американцам вместе работать "против коммунизма" и составил список нацистских агентов, которых желательно было бы взять для этого на службу.
22 августа 1945 года личный самолет американского генерала Смита вывозит его в США. За десять последовавших за этим лет ЦРУ потратило по меньшей мере 200 миллионов долларов и выплачивало зарплаты по меньшей мере 4000 профессиональных шпионов для поддержания существования созданной Гелленом шпионской сети, которая перешла в американские руки. (13).
Штурмбанфюрер СС Алонс Брюннер был ведущим экспертом по депортациям "террористов" : коммунистов, профсоюзных лидеров, евреев. Он был архитектором гетто и железнодорожных перевозок заключенных в лагеря смерти. Он непосредственно виновен в гибели по меньшей мере 128.500 человек (14). ЦРУ предоставляет ему и ему подобным "экпертам по борьбе с терроризмом" работу в Форте Брэгг. Это место становится офисом Джорджа Буша-отца, который с 1981 года руководит всеми тайными операциями ЦРУ под именем "контра-терроризма". (15).
50 лет назад нацистам приходилось работать в Форте Брэгг, в военном лобби и в КРУ тайно. Они разработали такие концепции, как "война с терроризмом" и "освободительная борьба против государств-подонков". После распада Советского Союза эти стервятники прокричали свой победный клич. После 11 сентября 2001 года они издали его во второй раз.
Ибо тогда их дружки Буш, Чейни и Рамсфелд решили на деле использовать все выработанные ими концепции, такие как "превентивная война", "ядерная атака" и "подавление внутреннего терроризма", сделав их официальной линией американской политики.
1 Carla Binion, Nazis and Bush family history, Online Journal, 21.12.00 · 2 Andreas von Bьlow, In Namen des Staates. Piper Verlag, 2002, blz. 377 · 3 Christopher Simpson, Blowback: America's recruitment of nazis and its effects on the Cold War. Collier Books, 1989, blz. 201-202, 215-216 ·4 Russ Bellant, Old Nazis, the New Right and the Reagan Administration. Political Research Associates, 1989, blz. 10-11. Ook op www.skepticfiles.org · 5 John Loftus, Mark Aarons. The Secret War Against the Jews. St Martin's Press, 1997 ·6 Christopher Simpson, o.c., blz. 273-274 ·7 Russ Bellant, o.c., blz 10-17 · 8 Carla Binion, Nazis and the Republican Party, Online Journal, 28.01.00 · 9 Covert Action, Special: nazis, the Vatican, and CIA, 25/'86., blz. 23-26 ·10 Simpson, o.c., blz 27-31. Robert Sherill, www.texas.observer.org · 11 Russ Bellant, o.c., Part II, blz. 4 ·12 Simpson, o.c., blz 44 ·13 Simpson, o.c., blz 53 ·14 Simpson, o.c., blz 248 ·15 Simpson, George Bush Takes Charge. Covert Action Quarterly, nr. 58.
  • Автор: sidney
  • Автор: 6-02-2018, 09:03
Смерть времени: киста либерализма

Цивилизация как таковая возникла из обязанностей, возложенных на человека поверх его инстинктов. Дело в том, что инстинкты (рефлексы) автоматически рождают желание себя удовлетворять. Заставлять человека кушать глупо – об этом позаботилась природа. А вот заставлять его учиться или работать – всё время приходится, потому что желания учиться или работать не вытекают автоматически из инстинкта. Они могут стать привычкой – но инстинктом, как дыхание, они никогда не станут.
И вот цивилизация занялась своим главным делом: «исправлением природы». Она исправляет природу вокруг нас, например создавая в жилище микроклимат существенно теплее (или прохладнее), чем снаружи. Конечно, это невозможно без исправления человека изнутри. Невозможно сохранить сложную искусственную среду, передав её в лапы естественной во всём обезьяне…
Понимая, что цивилизация – это систематизированная каким-либо ключевым учением сумма знаний, передаваемая «в рост» преемственно из поколения в поколение, мы понимаем и другое.Возникает очевидная обязанность человека изучать и хранить материальные и духовные ценности прошлого;

Её дополняет обязанность создавать и поддерживать создание материальных и духовных ценностей грядущего.Эта красивая картинка, столкнувшись с жестокой реальной жизнью оплывает и растекается, как акварель под дождём…+++Для идеолога деньги – это руки. Чтобы воплотить идеал в реальности - нужны материальные средства. А они денег стоят…Для военного деньги – это интендант. Чтобы сражаться, нужны боеприпасы, амуниция, провиант, и всё это денег стоит…Но для либерала деньги – всего лишь возможность развлекаться и тешить самоё себя. Создаётся «дерьмовое общество», в котором «немодны» ни духовное, ни военное служение. А темы страны, народа, будущих поколений, древностей – вообще сняты.В итоге возникает «доедающая наследие прошлого» «елита», которая абсолютно равнодушна к дальнейшей судьбе того сообщества, на котором откровенно и цинично паразитирует. Свое общество либералы не хотят ни развивать, ни защищать[1]. Только жрать. Аналог? Голубь на сытной помойке или кабан на свалке. Они не задумываются, откуда тут взялась еда, зачем и почему. Ещё менее они склонны задуматься, что будет со свалкой завтра, когда они откочуют в другое место…+++ Чтобы не быть голословным, приведу конкретные примеры либерального кабано-голубиного "символа веры":Экономист Дмитрий Прокофьев в интервью со зловещим названием «Куда вожди отправляют детей – там и ищите будущее страны» для достаточно известного петербуржского издания, «Фонтанки», озвучивает программу, которую даже в редакции высмеивают, как набившую оскомину: - Какой бы вы предложили рецепт для экономики России?
- Для любой экономики. Во-первых, нужен действительно независимый Центробанк, независимая от правительства финансовая система. В которую власти не могут вмешаться вообще никак. Во-вторых, нужно независимое судопроизводство. И механизмы реализации судебных решений, независимые от желания начальника.
- Ещё про независимую прессу скажите. – смеются стандартному набору либерала сотрудники «Фонтанки»…
- Если нет первых двух условий, остальное всё равно не получится. Ну а дальше – низкие налоги, простое их администрирование и прочие «мелочи».
- Этот рецепт многие повторяют, казалось бы – всё так просто…».[2]Действительно, многие. У либералов- так просто все. Вот, к примеру, Григорий Явлинский: - Почему нет давления в отношении создания независимой судебной системы, которая жизненно важна для страны?... Ничего создать невозможно. Без неприкосновенной частной собственности – ничего[3].Не буду продолжать бесконечный ряд цитат про необходимость "независимости денег, суда и собственности" от национальной власти и населения: им нет числа. И в них суть "дерьмового общества", которое нам навязывают... При таких открыто и даже нагло обозначенных условиях игры – зачем вообще какие-то выборы? За кого мы станем с вами голосовать, а главное – зачем?Если мы хотим играть в лапту – то давайте и назовём это игрой в лапту. Или бразильским карнавалом. Зачем называть это шутовство «выборами»?Смысл-то выборов в том, что люди наделяют доверием человека, распоряжающегося от их имени (от имени всего общества) деньгами, собственностью и правосудием! Человек этот должен иметь возможность дать деньги, отобрать собственность, отменить решение суда, назначить судью по делу и т.п. Иначе зачем он вообще нужен?! Что он будет решать - если от всех действительно важных вопросов его изолировали "никем не избранные"?Если глава страны не влияет ни на деньги, ни на материальные ресурсы, ни на судебные решения в своей стране – то он просто не глава страны.
Концепции и мифы

Интересная дискуссия возникла на днях среди посетителей сайта «Публицист.ру». Касалась она концепций государственного развития и позволила обнаружить, что вокруг этой темы сложился целый комплекс мифов. Попытаюсь их развеять, хотя совершенно не уверен, что мне это удастся, по причине, о которой станет понятно из данного текста. Итак...

Миф 1. В России до сего дня не появилось ни одной достойной концепции развития страны.

Данный миф раскручивается в СМИ около двух десятков лет. И это при том, что разного рода теории периодически появляются, если не в тех же СМИ (по вине последних), то, по крайней мере, в интернете и книгах, изданных, как правило, авторами за свой счет. Как бы то ни было, при желании со всеми этими концепциями можно ознакомиться, чего, однако, сочинители данного мифа не делают. Долгое время занимаясь обсуждаемыми вопросами, я пришел к выводу, что недостатка в идеях в обществе нет. Только в нашем городе я знаю лично еще троих авторов подобного рода проектов. Легко предположить, что их еще больше, а что говорить про всю страну! Таким образом, нет в России проблемы с концепциями развития страны. Есть другая проблема: как донести до массового сознания свою идею? И это действительно вопрос вопросов. Ни официальные, ни частные СМИ, как показывает практика, не станут пропагандировать идею какого-то «чудака». Вероятно это черта российского менталитета, но массовое сознание россиян заточено на авторитеты. «Вот если бы сам Путин предложил теорию развития, вот это было бы да! А то какой-то Петров-Сидоров! Да ну его на фиг, не стану даже читать!» В этой связи следует уточнить широко известное изречение «Поэт в России больше, чем поэт». Не просто поэт, а официальный, признанный и раскрученный поэт. Неофициальный же и малоизвестный, будь он хоть трижды гением, в России – меньше, чем поэт.

Миф 2. Правильная идея всегда овладеет массовым сознанием и, в конце концов, победит.

Когда я высказал свои сомнения в данном утверждении, меня тут же попытались успокоить. Дескать, настоящая идея всегда пробьет себе дорогу. Некоторые участники вышеупомянутой дискуссии уповают на естественный отбор, который вездесущ и непременно отфильтрует самую правильную концепцию. Однако в человеческом обществе, в отличие от природы, над естественным отбором нередко одерживает вверх искусственный отбор, а уж он-то действует по совершенно иным принципам. Неужели концепция Гитлера-Геббельса оказалась самой правильной в тридцатые годы прошлого века в Германии? Но ведь именно она победила. А все ли согласны с тем, что правящая в современном мире либеральная демократия – самое передовое учение, лучше которого ничего не придумано? Я глубоко убежден, что и в 1917 году существовали более разумные теории, чем ленинская, но победила последняя. Почему? Потому, что с Лениным и компанией никто не справился. Больше того, уверен: никто не знал бы о христианстве, как и о Христе, если б в свое время император Константин не сделал эту религию государственной. И Россия не знала бы православия, если б князь Владимир (в силу исключительно политических интересов) не перенял его от Византии. В наше время высоким авторитетом продавлена идея, что Россия со всех сторон окружена врагами, что Запад мечтает уничтожить нашу страну и завладеть ее несметными сокровищами, что мощь наших вооруженных сил гораздо важнее уровня жизни россиян, а внешняя политика гораздо важнее внутренней жизни. Это, что, передовая, креативная идея? Но я готов биться об заклад, что, как ни печально, но нет в России человека, способного доказать массам нечто более конструктивное. Увы, идеи, как бы блестящи они ни были, не всесильны в нашем мире. Конкуренты-победители их затопчут, сожгут книги, вырвут из всех анналов, чтобы себя обезопасить. Так самые гениальные теории и пропадают в реке забвения. Итак, побеждает не самая правильная теория, а та, которую смогли продавить.