В пасти безумия

Всё, происходящее на Украине имеет к нам самое прямое и непосредственное отношение, потому что мы видим на Украине позднюю, наиболее запущенную стадию нашей собственной болезни. А болезнь у нас общая, и началась она ещё когда мы жили в одном государстве. Потом нас разделили, нас убрали в холодное место, а их выложили на жару. Оттого синегнойные бактерии «перестроечного» заражения у них стали бурно размножаться – а у нас процесс оказался куда более заторможенным. Заторможенным – но не предотвращённым же!
Боль – ощутима почти на всех стадиях психического расстройства (за редкими исключениями совсем уж крайних стадий невосприимчивости). Боль – это инстинкт, почти не требующий развития разума. Жители Украины испытывают острую рваную боль – причина которой совершенно понятна: их жрут, заживо пожирают.
В науке этот процесс пожирания народа заживо называется «монетизация и вывод с территории средств к существованию». С.Г. Кара-Мурза, описывая «монетизацию с выводом» на нейтральных примерах стран Латинской Америки, доказывал давно очевидное: «из зоны голода продовольствие рыночные агенты вывозят, а не ввозят».
Причина тоже ясна: раз голод, то денег у населения нет. Раз денег нет – зачем везти продовольственные товары? Лучше для прибыли, если те, которые остались – вывезти туда, где их реально могут купить. А эти голодающие – жрать задарма хотят, а купить ничего не могут…Это и происходит: к 2018 году по уровню ВВП на душу населения Украина опустилась до уровня Судана, пропустив вперёд знаменитый Гондурас. ООН в своей ежегодной аналитике провела за нас работу, которую, в силу её очевидности, даже скучно проводить. Согласно докладу ООН 41% населения Украины находится в стадии вымирания, за чертой нищеты, и ещё 50% в тисках жесточайшей нищеты, у самой грани. Речь идёт (ООН этого не уточняет) – об оставшихся. Дело в том, что около половины населения бывшей УССР вымерло или разбежалось по миру «от жизни такой». Из оставшихся 41% вымирает, 50 – тяжко бедствует, и особо выделены экспертами ООН 9% «процветающих», резко контрастирующих с остальными. Классика экономического пожирания: 10% жрут за всех, и оттого резко богатеют, 90% теряют всё, что имели, даже самый скромный достаток теряют. В частности, на Украине в результате пожирания населения заживо индекс развития человеческого потенциала скатился до 84 места, т.н. «международный индекс счастья» на 132 месте (где Уганда и другие общепризнанные «счастливцы» колониализма).Украина не первая, кто подвергнут такой людоедской процедуре. Но она первая из жертв такая тупая. Ужасы пожирания населения утилизаторами наций (с целью очистки планеты от «лишних народов», например, славян) на Украине сочетаются с полной неспособностью к связному мышлению, пониманию причин и следствий.Боль в равной степени чувствует и разумный человек, и сумасшедший. Совершенно естественный инстинкт – реакция на боль (когда тебя грызут людоеды) в виде гнева, ярости, ненависти. Но разница в том, что…

Это нужно особо выделить:

Разумный человек ненавидит причину, источник боли.
Полудурок не может определить причину, и ненавидит, что на глаза попадётся.Если придурок пнул камень, и ему больно – то, желая наказать камень, придурок снова и снова его пинает, и ему всё больнее и больнее. Именно таким «наказанием камня» и «поркой Океана» занимается современная Украина. Боль очевидна, реакция на боль естественна, но рождённая великой болью великая ненависть канализирована силами 9% социальных каннибалов совершенно в сторону: на Россию и русских…Казалось бы, если вас жрут ваши буржуи (вместе с западными), ваши воры-приватизаторы, ваши олигархи[1] – при чём тут Россия? Где причинно-следственная связь? Но человеку безумному её (связи явлений) и не нужно. Инстинкт рождает ненависть, а отсутствие разума – роняет эту ненависть на что попало. Если мне больно – то в ответ я ненавижу. Источник боли? Да. Но если я слабоумен и не могу установить источник боли? Тогда весь окружающий мир кажется мне источником боли…Именно это и произошло с Украиной. Пожирание заживо мировыми хищниками глобализма породило океаны человеческой боли. Боль породила ненависть. Ненависть жулики повернули в сторону от себя: «на улице дождь, потому что в углу табуретка».Если русофобия укросемитских олигархов расчётлива, то «народная ненависть» явно приняла патологические формы, и доказывает сама по себе, даже без комментариев, что её носители психически больны. +++Так, в одной из школ Киева ученики младших классов отказались сидеть за партой, над которой висит портрет русского математика Лобачевского. Требуют снять москаля. В николаевской гимназии ученики на школьной ярмарке приготовили компот «Кровь российских младенцев»[2] и печенье «Танки на Москву»[3], а в львовской освободили свой класс от… веника как «представителя нечистых верований».В Одессе вдруг стали предлагать в одном из кафе блюдо под названием «Жареные сепаратисты» (что произошло в этом городе напоминать, думаю, нет надобности)[4]. Даже пончик умудрились раскрасить в желто-голубые цвета и назвать «национальным». Львовское кафе прославилось оригинальными названиями блюд. Запеченный карп «Усмешка Нахтигаля» — так во времена Второй мировой называлась банда украинских карателей — вприкуску с овощным гарниром «Будни Вермахта».При этом одичание ума после окончательной утраты совести идёт стремительными темпами. Например, «Легенда майдана» депутат Парасюк превратил свою городскую квартиру в хлев, генеральный прокурор Украины и экс-министр МВД Юрий Луценко[5] танцует эротические танцы с собакой[6].Рядовые жители не отстают от «отців нації», сходя с ума в огромных количествах: уничтожают приборы отопления, потому что те питаются российским газом[7], стреляют в случайных людей – увидев в них то ли сепаратистов, то ли вообще инопланетян и т.п. Новая эмблема украинской разведки поразило всех масштабом не столько русофобии, сколько безумия. Там, как и бывает у маньяков, одна тема (тема России) целиком охватывает весь мир спецслужб. В центр рисунка помещена сова с грозным выражением. Она держит в своих лапах меч, который протыкает карту России. Интересно, что карта РФ при этом помещена в центр изображения. На гербе - лозунг «Украiна – понад усе!», то есть нацистский клич, существовавший во время Третьего Рейха («Германия – превыше всего»)…Уже никого сейчас не удивляют рассуждения о необходимости полностью запретить русский язык в быту. Уже не удивляют высказывания украинского «министра истории» Владимира Вятровича о необходимости прекратить украинцам общаться со своими родственниками – россиянами, оборвать родственные связи с «ватниками» потому что, по его мнению, это пойдет на пользу Украине[8]. Ведь Вятрович, «не-фашист» который, очень симпатизирует идеям УПА а идей там было ого-го, сначала там предлагалось изолировать поляков и евреев от «истинных украинцев», а затем и вовсе – убивать своих родственников, если они относились к вышеупомянутым национальностям.

Так что нынешние высказывания, пожелания, идеи украинских «не-фашистов» это лишь цветочки. Цветочки, которые только-только начали распускаться, и … аромат от которых только-только стал распространяться.

+++Но я не о фашизме, которым смердит от постсоветских бантустанов за три континента. И не о русофобии: насильно мил не будешь, если тебя не любят – что уж тут поделаешь?Я о безумии, которое во всё более клинической форме охватывает бедствующие пост-советские массы, выражаясь в каких-то совсем уж запредельных бредовых выходках, лишённых не только подлинных причин, но и хотя бы правдоподобных поводов…Удивительная эта постмодернистская смесь фашизма, геноцидов, кровожадности – с шутовством, КВН-щиной, в которой реальные убийства производятся психопатами как бы «понарошку». Словно дети играют в войнушку, но не с пластмассовыми пистолетиками, а с настоящими «браунингами»… И думают, что все упавшие от пуль – после игры встанут и «мы вместе пойдём ужинать»…Украинские фашисты – шуты. И все наши доморощенные либералы – тоже шуты. Они всё время стараются пошутить и поржать. Приколоться. Они живут понарошку, а убивают и умирают на самом деле. И, кажется, совершенно, заигравшись в клоунады, этого не понимают… Ведь компот «Кровь российских младенцев» - это не только запредельно-геноцидный фашизм, но ещё и очевидная попытка «прикола», попытки пошутить над тем, над чем психически-здоровый человек шутить не станет. Как и «жареные сепаратисты». И вообще весь украинизм. «Мы в шутку создали державу свою, и убьём всех, кто отказался смеяться с нами вместе»… Это сюжет голливудского триллера про маньяков-клоунов? Нет, это новейшая история и даже геополитика…+++Кровавый шут украинского фашизма помещает общество в пасть безумия, окончательного и бесповоротного расставания с разумом и мышлением, логикой и связностью. Это диктатура дегенератов, которые:- С одной стороны, «единственно правые», и убивают за любое несогласие с ними.

- С другой, по причине слабоумия, не в состоянии внятно сформулировать, в чём именно они «единственно-правые», чего хотят построить, ради чего воюют и убивают, для чего делают всё то, что делают.Вот и получается формула современного постмодернистского, особого фашизма – «правы только мы, а в чём – сами не знаем». В сумрачном состоянии сознания угоревшего от вонючих паров нацизма украинствующего примата ВСЁ ОТОРВАЛОСЬ ОТ ВСЕГО.Причины – от следствий, средства - от целей, обозначения предметов – от самих предметов, доказуемое от доказательств, выводы от фактов, утверждения от аргументов, аргументы и факты друг от друга. Окончательно и бесповоротно у этих угоревших невменяемых существ стёрлось различение добра и зла, понимание, что для человека допустимо, а что недопустимо. Полный разрыв с прошлым оказался и полным отказом от всякого будущего. При патологической неспособности понимать причинно-следственные связи это было неизбежным. Ведь для того, чтобы завтра добиться желаемого – нужно понимать, как мои сегодняшние действия связаны с этим желаемым.То есть понимать связь между укладкой кирпичей – и возникшим впоследствии домом, связь между копанием червей и уловом рыбака, и т.п.Если же вы всерьёз полагаете, что дома растут от плевков, рыба же клюёт на гайки, причём в лунке унитаза – то ни дома, ни улова у вас не будет, чему уж удивляться?+++Что для нас опасно в украинизме? По самому строению слова «украинизм» - значит, «отщепенчество» (отделённый край и щепа). Отщепенцы и отщепенчество бывают не только в Малороссии и Галиции. Отщепенцы – при условиях, их формирующих, могут возникнуть где угодно. Это не национальность, а состояние души.Во всём мороке и бреде, который навалился на нас смрадным студнем соседских психозов – связной и цельной предстаёт только игра укро-семитов и воров.

Смысл пожирания нации заключён в самом пожирании (как смысл еды – в еде). Лица, занятые монетизацией и выводом с территории средств к существованию – намертво связали свою прибыль с убийствами.

Объясню для не-экономистов. Допустим, условно, в системе изначально имеем 100 человек и 100 рублей. Распределяются они так: каждому по рублю. Этот рубль и есть индивидуальное потребление благ: не меньше, но ведь и не больше самого себя. Если власть в системе захватил хищник, то он хочет больше, чем привычный рубль дохода. Проще всего это сделать, отобрав в свою пользу тем или иным способом Х рублей у N сограждан. Тогда доходы хищника растут автоматически, и ему не нужно рисковать, заморачиваться трудным делом – ростом экономики. Ему и «этой» экономики вполне хватает: его-то доходы растут!Но в этой схеме рост его доходов – связан с пожиранием соплеменников. Ведь чем больше число N, то есть число обделённых сограждан, потерявших прежнее потребление, тем больше число Х рублей, «приватизированных» хищником в свой личный карман.Реальность, практика, новейшая история – постоянно демонстрируют нам иллюстрации этой схемы в такой степени наглядности, что гордишься ролью теоретика: заранее всё объяснил и даже предсказал! Откуда взялись демографические потери пост-советской Украины, откуда взялись подсчитанные ООН 41% нищих и 50 процентов крайне бедных? Оттуда же, откуда и 9% «процветающих»! Просто пирог, прежде делившийся поровну на всех, переделили с «львиной долей», аппетит же львов (точнее, гиен) – приходит во время еды.Тут слепой – и тот увидит: для 9% подонков экономическое пожирание (вывод с территории монетизируемых средств к существованию сограждан) – чертовски выгодное дельце! Поэтому они рвут человечину непосредственно с кости, это рождает адскую боль заживо обдираемых…Боль рождает вой. Но это вой бессмысленного существа, тупого скота. Этому вою легко придать нотки русофобии – или эскимософобии. Тупая скотина чувствует, что с неё заживо шкуру сдирают (попробуй такое не почувствовать!). Но она – в силу скудости ума и аналитических способностей – не в состоянии понять – кто сдирает? Кого мясники скотине под рог подставят – того и забодает. Кого под копыто – того и растопчет. Бездумно. Выделю это слово – оно самое страшное из всех человеческих слов. Бездумно и бессмысленно!+++А теперь, по совести: да разве же все эти игры с монетизацией и выводом с территории средств к существованию идут только на Украине?! Только в вымирающей к чёртовой бабушке Прибалтике?! А у нас, в наших городах, что, нет своих бойких подонков, желающих поднять благосостояние 9% за счёт разорения и вымирания 91% населения?+++Украинский фашизм, при всей его кошмарности – всё же не более, чем галлюциногенный бред упавшего в обморок от боли существа. Он потому и выглядит, как галлюциногенный бред, как ужасный, но бессвязный и расплывчатый мираж…А в болевой обморок существо упало – потому что его начали заживо обгладывать, пытаясь русофобией (или иной фобией) заменить анестезию процесса, отвлечь от источника боли.И это актуально отнюдь не только для Украины. И если мы не научимся видеть причину всех бедствий – то станем теми, кем уже стали украинцы: -…и будешь ужасом, притчей и посмешищем у всех народов, к которым отведет тебя Господь Бог (Второзаконие 28:37)Безумие – кратчайший путь в такое состояние.
Как прессуют журналистов в Латвии

Полиция безопасности завела на меня дело по статье «Разжигание национальной розни», задержала и обыскала мою квартиру. Излагаю подробности.
Накануне, в пятницу, 15 декабря, мне позвонили: говорит сотрудник ПБ, к вам есть несколько вопросов, не могли бы вы зайти к нам на будущей неделе?
— Это непросто... Дело в том, что я во вторник собираюсь лететь в Америку, в Калифорнию, к дочке и внукам.
— Приходите в понедельник...
— А в чем предмет разговора?
— На месте узнаете...
В 9 утра в понедельник выхожу из дома, направляюсь на «беседу» в ПБ. И тут ко мне с топотом несутся три молодых человека в украинских национальных костюмах — черных балаклавах на лице.
— Полиция безопасности, вы задержаны. Вы обвиняетесь в разжигании национальной розни путем публикации комментариев в интернете. Вот постановление на обыск в вашей квартире, пройдемте.
Минут пять изучаю бумаги... Ну что ж, проходим все пятеро: я, трое в балаклавах и следователь (этот был с открытым лицом). Немного формальностей, и обыск начался. Квартирка моя — невелика, одна комната-студия плюс ванная. Шли по кругу: один по часовой стрелке (шкаф, кровать, полки), второй — против (ванная, кухня, рабочий стол).
Третий в балаклаве был — техник. При нём был чемоданчик с инструментами, ноутбуком и фотоаппаратом. Он подключался время от времени к моим «дивайсам» типа роутера и что-то там вынюхивал. И всё фотографировал. Следователь сидел за столом и писал протокол. Я — курил и наблюдал.
Замечу, что шмон был подробнейший. Перерыли все закоулки, все углы, перещупали все носки-рубашки... Странно, правда? Если мне вменяют «разжигание в интернете», то что же они искали в моих носках? Типа: часть «разжигательных» комментариев я опубликовал в Сети, а часть — припрятал в бельевом шкафу? В каком виде? В виде сгустков ненависти?
Все устройства, имеющие отношение к компьютерам, они вынимали, вписывали в протокол изъятия и откладывали в сторону. Кроме рабочего компа изъяли планшет, все носители (жесткие диски, флешки, карты). Даже коробку с древними компакт-дисками (15-летней давности) описали и присовокупили, даже музыкальный плейер. Думали даже изъять ящик с черно-белыми фотоплёнками времен СССР, но передумали.
И вот когда эта мерзкая процедура подходила к концу, один из «балаклавщиков» полез под потолок — проверять светильники. У меня вдоль окна стоят шесть таких лампочек, сам ставил.
Еще раз попытаюсь задать логичный вопрос: ЧТО может спрятать в светильниках обвиняемый в «разжигании в интернете»? ЧТО они там искали?.. Вынимается один светильник, второй... пятый...
— Опа! А тут что-то есть! Что-то в мешочке!
Мешочек вынимается на свет божий — ПАТРОНЫ! 16 патронов к пистолету Макарова. Вау! Из следующего, последнего светильника вынимается еще один мешочек — аж 18 патронов! Йесссс!!! Достаточно, чтобы перестрелять треть Сейма Латвии...
Признаться, удивился я крепко. Одно дело — подгрузить в мой комп какую-нибудь «дистанционную программу» и от моего имени нагадить в Сети (такое уже случалось). А другое — подбросить реальные боеприпасы... Это уже не «гибридная» война, это — война «огнестрельная»... То есть «товарищи» пошли вабанк.
Разглядываю «находку» и подмечаю, что мешочки, в которых лежат патроны, уж больно знакомые. И очень похоже, что они — мои. У меня таких пустых полиэтиленовых мешочков по квартире валяются десятки. В них мне разные «алиэкспрессы» присылают радиодетали, я в свободное от писанины время немного балуюсь паяльником, первая профессия моя — радиоинженер.
Гм... Если мешочки — мои, то на них отпечатков моих пальцев — как грязи... Неплохо придумано... На патронах, понятно, моих отпечатков быть не может. Последний раз я держал в руках патроны от «макарова» в 1983 году, когда служил в Советской армии, а вот мешочки с радиодеталями перебирал — буквально вчера... Отбиться от такой «улики» будет ох как непросто...
* * *
Далее: везут меня в «казенный дом» на допрос, по дороге реализую своё законное право на адвоката. Вызываю Имму Янсоне, в данном случае она мне наиболее подходит как специалист.
Пока адвокат едет, сижу с одним из «балаклавщиков» в комнате, болтаем за жизнь. Лицо его — закрыто, но по глазам видно, что совсем молодой парнишка. Кстати, во время обыска именно он наткнулся на коробку с орденами моего отца.
— Что это?
— Награды отца, фронтовые, «За отвагу», за Берлин...
— Да, такие вещи надо хранить, это — семейная реликвия...
Положил на место уважительно, аккуратно. Этого парня я про себя окрестил «интеллигент».
Вбегает второй, его я про себя именовал «поросёнок». Лицо — широкое, глазки — меленькие. Швыряет на стол пачку цветных распечаток — фотографии. На этих фотках — в каком-то из летних походов мои дети купаются в речке голышом, глубоко семейное фото. Сверлит меня глазками в прорезь балаклавы.
— А что вы на это скажете? Это — детская порнография!
— Вы в своём уме? Это — мои дети! Они купаются в речке...
— Там изображение половых органов! (Тычет пальцем в «пипиську» ребёнка. И подсовывает мне распечатку выписки из какого-то закона, где про «изображение детских половых органов».)
— Тогда и брюссельский «писающий мальчик» — порнография.
— Признайте, что это — ваши патроны. Иначе мы будем вынуждены вызывать всех (детей типа) на допросы...
— Гм... Мне кажется, то, что вы сейчас делаете, называется «давлением». Я вдвое старше вас, ребята. Этот номер со мной не пройдет...
Кстати, я всё хочу спросить: почему эти наши «правоохранители» скрывают свои лица под черными «чулками»? Если вы делаете благородное дело — защищаете страну от террористов, зачем вы прячете свои лица? Я б не прятал... Вопрос — риторический.
Что удивило: распечатки фоток моих «писающих мальчиков» были готовы уже минут через 15-20 после того, как мы всей командой въехали в «казенный дом». А жесткий диск с архивом семейных фотографий у меня — огромный, на полтерабайта. С ходу так подключиться, найти в папках фотки с детьми, купающимися в речке — сам не найду. А еще ж надо и распечатать...
То есть весь этот театр был заготовлен и отрепетирован заранее. Мои «семейные» диски были заранее скопированы, в них уже полазили «специалисты», нашли, что, по их мнению, должно было меня заставить «покаяться». То есть они заранее побывали у меня в квартире, скопировали диски и «зарядили» в светильники патроны. А обыск был только способом легализации найденного...
Как они (или не они конкретно) могли побывать у меня в квартире? Элементарно. Год назад я уже был на «беседе» в ПБ, где меня расспрашивали о моей журналистской поездке в Донецк. При входе в их «казенный дом» надо сдавать всё из карманов, в том числе и ключи. Скопировать ключи — дело пяти минут. А при моём образе жизни — в сплошных поездках — порезвиться в моей хате не помешает никто...
* * *
Что будет дальше? Посмотрим. Пока что от латвийский «конторы» новых сведений не поступало. С меня даже еще не взяли подписку о невыезде. Единственное пока что обвинение в мой адрес — разжигание национальной розни. Они мне показали распечатки из какого-то форума в Сети, где якобы с моего компьютера некий «Сергей» призывал убивать латышей. Бред.
Я никогда не писал в этот форум, я никогда в жизни не писал в форумы комментарии под вымышленными именами, я никогда не призывал «убивать латышей». У меня мама — латышка. Я ж не могу призывать убивать мою маму. И вообще, что касается Сети, я — человек глубоко публичный. Каждый мой шаг, каждая моя статья вот уже 26 лет отражены в газетах и в Сети, достаточно погуглить. Трудно будет найти судью, который поверит, что Юрий Алексеев такую хрень мог написать.
Что касается патронов... Да тоже — зачем они мне? В армейской юности я неплохо стрелял и из «макарова», и из «калашникова», и даже из РПГ. Но мне уже 59 лет, зрение — не то, рука не та... Для пострелять — я далеко не лучший кандидат. Помоложе найдутся. А моё оружие, которое СЛОВО — имеет гора-а-аздо больший калибр, чем 9 мм.
Полагаю, простые хлопцы из нашего ПБ хотели на меня психологически давануть, чтобы я в волнении наболтал лишнего. И весь театр был на это рассчитан. Патроны-то нашли в виде «вишенки на торте», под самый конец обыска, а потом меня — сразу на допрос, пока не успел очухаться... Я ж понимаю, их так учили на ускоренных курсах альтернативно одарённых спецслужбистов...
* * *
Итак, первое: в статусе подозреваемого я не обязан сохранять «тайну следствия». Потому о всех событиях я буду писать максимально подробно. Пусть народ знает, как сейчас устроена свобода слова в Латвии.
Второе: сейчас все мои компы и диски-флешки находятся в полном распоряжении латвийских спецслужб. Я не верю в их честность ни секунды. Если уж в мою квартиру засунули патроны, в электронные носители они могут напихать чего угодно, вплоть до убийства Кеннеди. Жду. И удивлён не буду. И вы не удивляйтесь, если в моём гараже найдут зарезанную старушку...
Третье: почитавши комменты в Сети по поводу моего задержания-обыска, я обнаружил, что кое-кто из моих коллег-журналистов порадовался сему факту. На портале «Рус-Делфи» меня даже обозвали «бывшим журналистом». Бывшим? Анатолий Голубов, главред «Рус-Делфи», ты реально считаешь меня «бывшим»? Гм...
Я понимаю, что у меня в этой стране достаточно идеологических противников. Со многими из них я уже скоро семь лет как спорю на страницах моего дискуссионного клуба — IMHOclub.lv (Господь — свидетель, я никого не лишал СЛОВА). И если бы любого из вас вот так, как меня, начали подло прессовать спецслужбы, я бы горой встал на вашу защиту.
Подумайте об этом хотя бы из утилитарных соображений. Когда они нас перебьют — возьмутся за вас...
  • Автор: sidney
  • Автор: 5-02-2018, 16:26
Поживешь подольше - узнаешь побольше!
У меня был прадед. Простой сибирский крестьянин Прохор Матвеевич, едва умевший читать и писать, но хорошо владевший столярным ремеслом, которое и помогло ему выжить на Колыме. А еще он разбирался в травах, верил в Бога по-старому, по-раскольничьи... И всю жизнь был сталинистом.

Для меня, родившейся в эпоху позднего СССР, с бесплатным образованием и медициной, отсутствующей безработицей и голодом, бесплатным жильем и смешными ценами на квартплату, это было удивительно. Мой юный пытливый ум никак не мог понять за что можно так чтить тирана, благодаря которому провел 11 лет черти где, вдали от жены и детей. Терпел голод и холод, лечился в тундре от тифа собирая поганки, дважды был при смерти. Прадед не любил говорить на эту тему, просто бросал "Поживешь подольше - узнаешь побольше!" или "Придет и твой черед!".
Я, да и не только я, списывала все на причуды изрядно помятого жизнью старика. Пока, когда его давно уже не было на свете, не пришел и мой черед...
Началась Украина.
И началась она не в 2013, как принято сейчас считать и писать.
Началась она с того самого, первого майдана 2004 года. Еще не было воплей про гиляку, никто пока не призывал резать русню, и даже в кошмаре не мог представить, что можно расстрелять РОВД в Мариуполе вместе с находящимися там милиционерами, сжечь Дом Профсоюзов в Одессе, наносить авиаудары по Луганску... Еще не несли в открытую портретов Бандеры. Однако очень скоро после него в Россию потянулись толпы украинских гастарбайтеров. Казалось бы, какая связь? А связь была самой прямой, самой что ни на есть непосредственной: украинская экономика, оторванная от общего базиса с соответствии с вновь взятым курсом евроинтеграторов, начала медленно загибаться и терять способности кормить граждан государства, давать им хорошо оплачиваемые места. А дальше события понеслись со скоростью цепной реакции. Бедным и несчастным  гораздо проще что-то внушить, чем богатым и счастливым, причем внушить что угодно. И когда в 2014 раздались взрывы на Донбассе, я вдруг поняла и прадеда своего, и товарища Сталина.
Сталину досталась нищая, разоренная войной и революцией страна, потерявшая территории и союзников, с перспективой навсегда остаться аграрной державой на задворках Европы. (Ну, чем не Украина 21-го века?) И  нужен был титанический рывок в условиях абсолютного народного единства чтобы вывести страну на новые рубежи.
И тогда нельзя, просто невозможно было позволить, никаких дебатов либеральных, никаких шатаний, не говоря уж о расколе партии и правительства, который готовил Троцкий. Страна могла просто не пережить очередную гражданскую войну и Сталин взялся вырубать все, что мешало ему на его пути. Все сейчас ругают его за репрессии, но мало кто помнит, что летели прежде всего головы троцкистов и тех, кто хоть где-то как-то был с ними замечен. И это никак нельзя назвать паранойей, жесткостью, даже жестокостью - можно, а паранойей нет.
Кроме троцкистов под каток попал тот самый класс, который больше всего всегда любил делать революции и поддерживать безумные идеи - интеллигенция. Вспомните навскидку, много ли выходцев из крестьян участвовало в Февральской или Октябрьской революции? Не говоря уже о пролетариате, которого в тогдашней царской России было не больше 5%.
А вот отношение Сталина к народу я оценила после разговора с узбеком-гастарбайтером, который спросил "А правда, что когда мы были вашей колонией (то есть в советские годы, не будем обижаться на необразованного каменщика) были бесплатные детсады и все могли себе купить хлеба вдоволь?" Ему рассказала об этом бабушка-учительница, которая давно была на пенсии, но получившая бесплатное образование и хорошо помнившая те годы. Парень очень обижался, что их выгнали из колоний, где так сытно жилось, невольно заставив меня улыбаться.
И потом, вспоминая этот разговор, я вдруг поняла, что этот узбекский парень мало чем отличается от русского крестьянина 100 лет назад. В большинстве своем работавшего на хозяев за горбушку хлеба, жившего при лучине, умиравшего от болезней и истощения в 40 лет, безграмотного и бесправного, без всяких перспектив на перемену в своей жизни. А крестьянство в то время составляло подавляющее большинство населения России.
Ликвидировав безграмотность, электрифицировав страну и построив в ней более 10 000 заводов и фабрик (Может кто знает еще какого правителя, под руководством которого было создано столько же рабочих мест?), создав бесплатную медицину, бесплатное образование, законодательно закрепив права трудящихся Сталин создал первое в мире государство с человеческим лицом. Или попытался создать в условиях, где надо было выбирать между "плохо" и "еще хуже".

Я не сталинист в отличие от своего прадеда. Я уродилась в другого прадеда, в убежденного имперца, и по сей день считаю, что все могло быть и без Октябрьской революции, без Гражданской войны...
Однако я считаю, что нужно уметь признавать достоинства политических оппонентов, не закрывать глаза на факты в угоду эмоциям.
Суд в Минске: адвокат обвинила госэкспертов в подлоге
23 января, в Минском городском суде второй день подряд проходят прения сторон по уголовному делу против публицистов ИА REGNUM и других российских СМИ Сергея Шиптенко, Юрия Павловца и Дмитрия Алимкина. Адвокат Шиптенко Мария Игнатенко заявила, что эксперты, которые обнаружили «признаки экстремизма» в текстах журналистов, попытались в своём заключении подогнать частное мнение под изначально заданную цель — найти состав преступления.

Сегодняшнее заседание началось с выступления адвоката Шиптенко, которая сразу отметила, что её радует предложение гособвинения по поводу отказа от «экономической» статьи и предложение отпустить публицистов в зале суда. Также защита обратила внимание на то, что раз обвинение не исключило «группу лиц», то, вероятно, считает, что у обвиняемых были пособники, публиковавшие материалы. В этом случае уже нельзя говорить о соисполнительстве, это пособничество, то есть часть о совершении преступления «группой лиц» необъективно вменяется Шиптенко.
Игнатенко подчеркнула, что подсудимые не экстремисты, поэтому теперь необходимо восстановить правовое положение людей, которые провели больше года в СИЗО. Оснований для возбуждения уголовного дела не должно было быть вообще. В связи с этим теперь важно проанализировать начальный момент возникновения уголовно-правовых проблем в жизни публицистов, заявила адвокат.
В ходе своего выступления Игнатенко напомнила суду и присутствующим в зале позицию защиты по ряду вопросов. Например, защита указала на то, что у неё есть все основания полагать, что заседания РЭК (республиканской экспертной комиссии) по текстам Артура Григорьева (материалы на EADaily под этим псевдонимом приписываются Сергею Шиптенко) вовсе не проводилось.

Напомнила Игнатенко и о том, что заключение экспертизы текстов публицистов не выдерживает никакой критики. Так, власти эксперты выделяют в отдельную группу, но при этом не могут указать признаки такой группы. В своих текстах автор критикует не народ Белоруссии, а политические власти, поэтому не о каком «логико-семантическом следствии» здесь говорить нельзя, поскольку оно «эзотерико-мистическое».
Как ранее сообщало ИА REGNUM, суд над тремя белорусскими публицистами начался 18 декабря 2017 года. 20 января судья объявил о том, что судебное следствие завершено, подсудимым выступить он не дал, сказав, что у них еще будет возможность выступить. Так, в понедельник, 22 января, в Минском городском суде начались прения сторон.
Первым выступал прокурор Александр Король. Он отказался от обвинения по «экономической» статье (часть первая 233-й статьи) в отношении Юрия Павловца и Сергея Шиптенко, которых, помимо разжигания розни, обвиняли еще и в «незаконном ведении предпринимательской деятельности», под чем подразумевалось получение гонораров за авторские материалы. Однако гособвинение не стало отказываться от статьи 130 о разжигании расовой, национальной или религиозной вражды. Гособвинитель попросил признать подсудимых виновными в совершении умышленных действий, которые были направлены, по мнению обвинения, на возбуждение розни группой лиц, и назначить наказание в виде ограничения свободы сроком на пять лет, отсрочив исполнение наказания на три года.
  • Автор: sidney
  • Автор: 5-02-2018, 03:45
Пророссийских публицистов судят в Минске: 21.01.2018 день 24

15:56 — Объявляется перерыв до 10:00 завтрашнего дня (23 января).

15:54 — Хлебовец обратил внимание на то, что материалы с сайта «Регнума» до сих пор не удалены, а Баранчик не экстрадирован в Белоруссию. Он также отмечает, что у его подзашитного находится на иждивении малолетний ребенок. «Не вижу оснований для привлечения к уголовной ответственности Алимкина по любой из частей 130 статьи» (Хлебовец).

15:50 — «Непонятным является вменение признака „группы лиц“. Я понимаю, что это для того, чтобы вменить ч.3 ст. 130 и оправдать содержание обвиняемых под стражей. Но преступленияе является совершенным группой лиц, если хотя бы два лица соучаствовали в качестве исполнителей в совершении правонарушения. Субъективная сторона характеризуется специальной целью и виной в виде умысла. Для этого надо установить, что все имели прямой умысел, в том числе Баранчик или „неустановленные лица“. При отсутствии единого умысла среди соучастников нельзя вести речь о совершении преступления группой лиц. И этот умысел и цель должны быть установлены у всех соучастников, которые являются исполнителями. Но, согласно ответу „Регнума“, материалы разжигающего характера не могли быть размещены на сайте» (Хлебовец).

15:46 — В экспертизе статей Алимкина говорится: «Автор сообщает, что после кризиса на Украине и обострения отношений Российской Федерации с Западом стала проводиться более интенсивная белорусизация, связанная с переписыванием истории, вытеснением русского языка, невоспрепятствованием проводимым в Белоруссии русофобским акциям, сотрудничеством с западными государствами». Хлебовец напомнил, что кризис на Украине во многом стал последствием нападок на русский язык и сказал, что возможно, его подзащитному нужно сказать спасибо за то, что он предупреждал от повторения такого сценария в Белоруссии.

15:38 — Хлебовец указывает на цитаты, которые являются правкой «Регнума», а не его подзащитного.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

15:26 — «Заключение экспертов в рамках комплексной психолого-лингвистической экспертизы выглядит так — из контекста статей вырывается цитата, в которой должен быть какой-то малораспространенный, но эмоционально окрашенный термин („белорусизация“, „русофобия“), потом дается произвольный, со значительной долей субъективизма, комментарий, не вытекающий их сказаного автором. Мнение экспертов настолько закамуфлировано использованной терминологией, что из сказанного нельзя сделать однозначного вывода, эксперты на допросе уклонялись от ответа о том, в чем именно состоит „разжигание“, отсылая меня то к „контексту“, то к „логико-семантическому следованию“. Эксперт Иванова наряду с признаками разжигания розни, усмотрела пропаганду превосходства по признаку национальной и языковой принадлежности, но в комплексной экспетизе это не нашло подтверждения. А ведь на оснвании заключений РЭК мой подзащитный был арестован и почти 15 месяцев находится под стражей» (Хлебовец).

15:25 — Заключение экспертов (к-л) выглядит так — из контекста статей вырывается цитата, в которой должен быть какой-то малораспространенный, но эмоционально окрашеннй терми (белорусизация, русофобия), потом дается произвольный, со значительной долей субъективизма комментарий, не вытекающий их сказаного автором

15:18 — «Свидетель Рабенок, у которого публикация Алимкина вызвала „возмущение“, не может быть объективен, так как он позиционирует себя оппозиционером. Более логичной и мотивированной является позиция, изложенная в показаниях историка Александра Гронского, который пояснял в том числе и в суде, что знаком со всеми статьями, и не понимает, как они могут разжигать вражду. Кроме того, использование методологии Кукушкиной неправомерно, так как она официально не признана в Белоруссии на каком-либо уровне, не говоря уже о законодательном. Законодательство РФ относительно экстремизма в значительной степени отличается от нашего» (Хлебовец).

15:14 — «Алимкин также не может сказать, за какие статьи была произведена оплата. Моему подзащитному вменено, будто он публиковал статьи из корыстных побуждений. Алимкин говорил, что он выступал против разжигания какой-либо вражды, и он предупреждал о возможности такого явления в случае продолжения политики белорусизации. Это заметно и по его публикациям, которые не фигурируют в деле» (Хлебовец).

15:11 — «Алимкин отрицал цель разжигания вражды или розни, а лишь высказывал свое мнение по вопросам, связанным с политической аналитикой. Никто из редколлегии не заказывал ему статьи с определённой тематикой, а тем более содержанием. Более того, с ним не согласовывали правки. Неслучайно гособвинитель, оглашая переписку Алимкина, не уделил этим обстоятельствам внимания, сделав акцент на переписке, подтверждающей оплату. Баранчик уведомлял, какая статья будет опубликована, а какая нет. Кто именно редактировал его статьи в „Регнуме“ — неизвестно. Под указанным псевдонимом были опубликованы и статьи, заготовки для которых готовил не он» (Хлебовец).

15:07 — «Я четырежды обращался в суд по поводу незаконности заведения уголовного дела, однако ни в одном случае я не получил ответа на вопрос о законности его возбуждения, эту проблему просто обходили вниманием. Для зачисления какого-либо формирования в экстремистские требуется решение Верховного суда, а для причисления информации к экстремистской требуется решение суда общей юрисдикции. Поэтому решение о возбуждении уголовного дела является незаконным» (Хлебовец).

14:58 — Адвокат Алимкина Николай Хлебовец отмечает, что следствие, вменяя мифических «неустановленных лиц», не удосужилось отправить своих сотрудников в Москву для их установления. Хлебовец также указывает на ряд обстоятельств возбуждения уголовного дела, которые кажутся ему подозрительными. В частности, по его мнению, достаточных данных для установления факта преступления не имелось. Он указывает на спешку при рассмотрении статей Аллы Бронь. По его словам, на всех заседаниях по оценке информационной продукции присутствовало «как по накатанному» 11 человек, и все время одни и те же лица. В заключении наличествуют выводы, ничем не подтвержденные и даже противоречащие выводам комплексной психолого-лингвистической экспертизы.

14:48 — Начинаются выступления адвокатов.

14:47 — Родные публицистов плачут.

14:41 — Прокурор предлагает вернуть арестованным имущество, кроме того, которое признано вещественным доказательством, и освободить их из-под стражи!

14:33 — Прокурор: У Шиптенко большинство переводов осуществлены лицами, которые желали опубликвания своих статей в журнале «Новая экономика». Это выявлено путем анализа почтового ящика «Новой экономики», где нами была изучена отчетность Шиптенко перед авторами. Указанные суммы не могут быть вменены, и у Шиптенко таким образом не имеется «крупного размера», в связи с чем отсутствует состав уголовного преступления. То же самое касается Павловца. Сторона гособвинения отказывается от обвинения по части первой 233 («экономической») статьи. Санкция по 130 статье подразумевает от 5 до 12 лет лишения свободы. Для верного принятия решения я обращаюсь к материалам о личности подсудимых. По личным и профессиональным характеристикам они ранее не судимы. Работали, на учете не состояли. Это ученые, исследователи. Стоит обратить внимание на смягчающие обстоятельства — наличие на иждивении малолетних детей. Но имеется и отягчающее обстоятельство — корыстные побуждения. Я прошу признать Алимкина, Шиптенко и Павловца виновными в совершении умышленных действий, направленных на возбуждение розни группой лиц и назначить в качестве наказания лишение свободы сроком на пять лет. Отсрочить исполнение наказания на три года.

14:31 — Прокурор: Виновность нашла полное подтверждение. Вместе с тем нужно внести ряд корректировок. У Алимкина «группа лиц» с Баранчиком, но так как дело Баранчика вынесено в отдельное производство, нужно изменить формулировку на «другое лицо» и исключить из обвинения разжигание розни к «представителям немецкого и американского мира», так как нельзя установить их расовую или национальную принадлежность.

14:29 — Прокурор: «Основой экспертизы является анализ коммуникативной ситуации, особенности коммуникации, что позволяет имплицитно выражать компоненты значений, речевую цель высказывания. В экспертизе отмечены условия коммуникации, место опубликования, характеристика социокультурного контекста. Экспертами оценивался весь текст целиком, поскольку какая-то одна конкретная фраза не может возбуждать рознь или вражду».

14:25 — Прокурор: Совершение преступления группой лиц усматривается в их согласованных действиях с «неустановленными лицами», с которыми они согласовывали публикации, и, что самое главное, неустановленные лица делали их доступными для широкой аудитории путем опубликования. Компетентность и незаинтересованность экспертов сомнений не вызывает. Эксперты детально проанализировали материалы и сделали обоснованные выводы.

14:24 — Прокурор: «Все трое руководствовались корыстными мотивами, и Павловец этого не отрицал.

14:21 — Прокурор: Что касаемо Шиптенко, то он отмечал, что статья «Вышиваночное безумие» было подготовлено им, а по остальным же статьям он искал материалы и вносил правки. Но обращаю внимание на протокол осмотра предметов. У нас установлено, что имеется переписка между Шиптенко и редактором EADaily Владимиром Зотовым, где идет сообщение от Шиптенко «Накропал текстик, прикрепляю». В переписке также обсуждается псевдоним Шиптенко. Также на указанный почтовый ящик было отправлено письмо с вложением с почты Шиптенко.

14:19 — Прокурор: Павловец отмечал, что под псевдонимом «Николай Радов» были опубликованы несколько его статей. К переписке с заместителем главного редактора «Регнума» Игорем Павловским прикреплен вордовский документ со статьями. Существенных изменений не вносилось, изменения были на лексическом уровне, но на основную мысль не влияли. По указанным материалам экспертами сделаны выводы о наличии совокупности признаков возбуждения национальной розни. В экспертизе отмечено «нагнетание, искусственное усиление информации».

14:18 — Прокурор: На что хотелось бы обратить внимание — экспертами выделялись в качестве группы представители «американского» и «немецкого мира», но определить их по расовому или иному принципу не представляется возможным.

14:17 — Прокурор зачитывает переписку Алимкина с шеф-редактором агентства «Регнум» Юрием Баранчиком, в которой идет обсуждение денежных переводов.

14:14 — Прокурор перечисляет выводы психолого-лингвистической экспертзы, в том числе о «тенденциозном подборе информации, который направлен не на критику и дискуссию, а на возбуждение вражды или розни». По его словам, экспертами отмечен ряд моментов, касающихся проведения экспертиз в РБ. Ими обращено внимание на то, что на момент исследования текстов использовалась методика Кукушкиной. Эксперты Кирдун и Андреева проходили стажировку на территории РФ. Тексты Алимкина были отредактированы, но на суть изложенного эти правки не влияли. Тексты Алимкина были подвергнуты незначительным правкам и опубликованы в сети интернет, что сделало их общедоступными для неограниченной аудитории.

14:12 — Прокурор: Один из главных документов в уголовном деле — комплексная лингвистическая экспертиза. Непосредственно в статьях содержится совокупность психологичеких и лингвистических признаков возбуждения национальной розни. Одна из статей Алимкина содержит, в том числе, возбуждение вражды и розни к представителям «американского мира» и «немецкого мира».

14:11 — Прокурор: Стоит обратить внимание на обращение должностных лиц — министра и замминистра информации по поводу правовой оценки статей, и непосредственно на заключение РЭК. Можно сделать обоснованный вывод о соблюдении законодательства при возбуждении уголовного дела, уголовное дело обоснованно возбуждено, нарушений законодательства не допущено.

14:09 — Прокурор: Глава Республиканской экспертной комиссии Елена Иванова разъяснила принципы работы РЭК, свидетели Горбацевич и Рабенок — это лица которые были ознакомлены со статьей под псевдонимом «Алла Бронь». Рабенок как читатель издания «Наша Нива», решил обратиться в прокуратуру, чтобы она дала оценку этой статьи. А Горбацевич опубликовал выдержки из этой статьи в одном из своих материалов.

14:08 — Прокурор: Шиптенко также отрицал какой-либо умысел. Говорил, что редактировал материалы Григорьева, но вместе с тем отрицал, что это его тексты, признав лишь авторство статьи, опубликованной под его именем.

14:07 — Прокурор: Алимкин говорил, что занимался публицистической деятельностью, отмечал, что задачи подготовки того или иного материала на заданную тему от представителей агентства не поступало. Главной целью, как пояснил обвиняемый, было донесение своей позиции и взглядов. Виновным себя не признал, так как никакого умысла не было. Аналогичной является позиция Шиптенко и Павловца.

14:05 — Сложно недооценивать серьезность предъявленного обвинения, говорит прокурор, имея в виду «экстремистскую статью».

14:04 — Заседание начинается. Судья Игорь Любовицкий обозначил порядок прений, вначале выступает гособвинитель Александр Король.
Литва без русских: незачем больше жить

Пришла новость: Литва вырвалась на первое место в Европе по количеству алкоголиков и самоубийц. Не удивлён.
А ведь я её помню 30—40 лет назад. Литву, вернее — Литовскую ССР… Благословенный и максимально благоустроенный кусочек Великого Союза. Не знаю, зачем, но великий СССР в Литву вкладывал денег больше, чем в Москву и Питер вместе взятых…
Литва… Лучшие в СССР дороги: в 1977 году я там испытал на максимальную скорость свой мотоцикл на шоссе Вильнюс—Каунас—Клайпеда, 140 км/час — летел ласточкой, трасса была — сказочная. Нигде в СССР таких не было. Дорога Москва—Питер была — жалкий просёлок по сравнению с автобаном Каунас—Клайпеда…
В 1982-м я немного поучаствовал в строительстве Игналинской атомной электростанции. Масштабы строительства меня тогда поразили, и даже сейчас поражают. Для непонимающих: всего за 5 лет на пустом месте (в сосновом лесу у озера) был построен город на 35 тысяч человек (дома, детские сады, школы, клубы, магазины) и фантастического размера объект — Атомная Электростанция…
Строили её, понятно, не сами литовцы (откуда у них такие деньги и такие специалисты?), весь великий СССР строил. От Калининграда — до Владивостока, от Кушки — до Норильска. Строить и управлять «мирным атомом» СССР прислал лучших своих парней, элиту советской инженерии и науки — «красных дипломников» МФТИ, МХТИ, МВТУ, МИСИ, МГУ (если вы молоды и эти аббревиатуры вам ничего не говорят — погуглите).
Литва без русских: незачем больше жить

Фото: Леонид Палладин / РИА Новости
Строительство второго энергоблока Игналинской АЭС. 1986 год
А ещё великий СССР построил в Литовской ССР сотни высокотехнологичных заводов, до которых бы сами литовцы (гордый, но очень хуторской народ) никогда бы не додумались.
Продолжаю мысль: в конце 1980-х — начале 1990-х у наших литовских братьев сложилось впечатление, что они ухватили бога за бороду. Типа: от СССР нам на халяву сыпались дороги, заводы, порты, электростанции — только за то, что мы — такие крутые и такие литовские… А сейчас, когда мы уже великая индустриальная держава — мы сами, освободившись от «давления СССР», станем еще величественнее…
Степень бредового величия литовцев я лично протестировал девять лет назад, когда брал интервью у их президента — Дали Грибаускайте. Тогда как раз Великая Литва избрала себе нового презика — Далю и готовилась к полному закрытию Игналинской атомной электростанции. До времени «Ч» оставалось всего три месяца.
Обаятельная милашка Даля мне полчаса рассказывала, что «советские неправильные атомные электростанции не выдерживают никакой конкуренции» и что сейчас в Литву придут охрененные инвесторы (Япония, Южная Корея, США, Франция), которые ка-а-ак начнут строить правильные атомные реакторы, ка-а-ак начнут инвестировать... Так что атомных электростанций в Литве будет — завались!
Прошло почти десятилетие. Ни хрена никто в Литву ничего не инвестировал. А про атомные электростанции литовцам лучше не напоминать. Морду набьют с горя. Единственный реальный источник энергии там — российский газ. Морщатся, плачут, но грызут литовские «мыши» этот «кактус».
То, что сейчас испытывают литовцы, лучше всего определяется термином «фрустрация».
Справка из «Вики»
«Фрустрация (лат. frustratio — «обман», «неудача», «тщетное ожидание», «расстройство замыслов») — психическое состояние, возникающее в ситуации реальной или предполагаемой невозможности удовлетворения тех или иных потребностей, или, проще говоря, в ситуации несоответствия желаний имеющимся возможностям».
От этого состояния «невозможности удовлетворения тех или иных потребностей» они и пьют горькую, и кончают жизнь самоубийством. А что ещё делать? Жизнь литовцев без СССР как-то не задалась. Не задалась сразу, еще в начале 90-х. А сейчас, в XXI веке — вообще ни хрена не задалась. Тупое бессмысленное существование на задворках Европы. Никому не нужный народец. Даже самим себе — не нужный.
И потому те, кто молодые и более-менее сообразительные, сваливают в разные британии-ирландии-германии-швеции. Молодых литовцев в этих зарубежных странах сейчас больше, чем в самой Литве. Из населения Литвы в 3,7 миллиона (данные 1991 года) там сейчас осталось всего 2,8 миллиона. И это — по официальным данным. Реально там — вряд ли наберётся полных 2 миллиона.
В Литве сейчас остались те, кто уже либо попробовал пожить и поработать в «благословенном Евросоюзе» и вернулся, устав от работы на польско-британско-ирландского хозяина, денег не заработал, а в безнадёгу окунулся по полной… Либо те, кто вообще не пробовал европейского счастья (возраст, языков не знают)…
Вот и лезут они, литовцы, в бутылку (а потом — в петлю) в товарных количествах. Первые в Евросоюзе по алкоголизму и самоубийствам. 35 тысяч самоубийц для менее чем трёхмиллионного народа — мировой рекорд! Достигли! «Здобулы» — так это звучит по-украински. «Здобулы» — до чего же прекрасен украинский язык.
Литва без русских: незачем больше жить

Источник: Delfi.lt
Литва без русских: незачем больше жить

Источник: Delfi.lt
В этом плане соседние с Литвой, такие же микроскопические страны — Латвия и Эстония — отстают. Самоубийц на душу населения там примерно на треть меньше. Отчего же так?
Выскажу своё смелое предположение: у эстонцев и латышей есть цель в жизни. Дело в том, что рядом с эстонцами и латышами живут русские. Так исторически получилось. С эстонцами — почти четверть, с латышами — треть народу. Так вот, последние 30 лет, начиная с «перестройки», эстонцы и латыши изо всех сил пытаются доказать этим своим местным русским, что они, латыши, — круче. Умнее, успешнее, богаче… На пупу вертятся, чтобы доказать.
А в Литве — русских почти нет. И при СССР их там было — исчезающе мало. Единственный русский анклав в Литве — та самая Игналинская атомная электростанция. Которую закрыли восемь лет назад, и откуда русские почти уже все разъехались.
И доказывать, что литовцы крутые, теперь — некому. Только друг другу. А это — «пичалька». Поскольку рядом живущие поляки над литовцами откровенно насмехаются. А это — обидно…
И некого бедным литовцам обвинить в своих глобальных неудачах… В своём европейском нищенстве, в своём убогом гастарбайтерстве, в своей ненужности никому на этом земном шаре… Латыши и эстонцы хотя бы могут свалить своё лузерство на русских. Типа мы — жертвы «оккупации». А литовцам одна дорога — пить горькую и потом лезть в петлю. У них русских — нет.