Анатолий Матвиенко: Не обижайте собак!

Владимир Некляев
Публичное заявление Владимира Некляева, экс-кандидата в президенты, экс-заключённого, экс-председателя Союза белорусских писателей, но, по его мнению, всё ещё не экс-политика, а вполне себе действующего, затронуло чувствительные струны столичных любителей домашних питомцев. Некляев провозгласил: «Столетие БНР нельзя праздновать на площадке для собак».
Имеется в виду многолетняя практика Мингорисполкома предлагать оппозиционным кружкам (учитывая реальный вес в обществе, называть их партиями – преувеличение) устраивать шествия не по проспекту Независимости, особенно центральной её части, а направлять их в сторону – к площади Бангалор.
Я своего пса выгуливаю в другом месте. Но, позвольте спросить, почему мои гражданские права, в том числе содержать домашнее животное и выгуливать его в отведённых местах, должны цениться меньше, чем право оппозиционных активистов поразвлекаться во время очередного шествия? В квартирах подъезда дома, где я проживаю, обитают ещё три пса, а людей с БЧБ-символикой на одежде или на машине как-то не замечал. Рискну предположить, что и в масштабах страны любителей собак неизмеримо больше, чем сторонников Некляева…
У него вообще странное отношение к животным, если вспомнить Некляева в качестве экс-литератора, в последнее время новинок у него не выходило. Вот, например, эпизод из раннего некляевского романа «Лабух», правда, в качестве партнёра для близкого общения у персонажа выступила не собака, а коза:
«Белая каза, наважаная на ўзлеску, падпусціла да сябе Жорку без аніякага спуду. Жорка скарміў ёй трохі капусніку, ухапіў за рогі, ушчыміў казу перадам, задраўшы ёй галаву, між двух бярэзін і прыладкаваўся ззаду… Паскакаў з хвіліну, паторгаўся – і ўсё…»
Ладно, абстрагируемся на время от личности Некляева и обратимся к самой сути предложения: торжественно отпраздновать 100-летие провозглашения БНР. Позволю себе озвучить вопрос: а что там, собственно, праздновать?
Коротко напомню историю. В 1917 году на белорусских землях вне зоны германской оккупации и частично – российских, где скопились беженцы с западной границы, были проведены выборы на Первый Всебелорусский съезд, наш аналог российского Учредительного собрания. Съезд начал работу в декабре и был разогнан большевиками, так как делегаты не желали их верховенства.
Данный съезд был первой попыткой создать национальное белорусское государство на территории бывшей Российской империи, ранее – Речи Посполитой. История нашей государственности возобновилась через год, когда под видом Литбела, затем ССРБ и БССР коммунисты основали формально суверенное образование, в реальности – автономию в пределах советской империи. Эта автономия с распадом СССР достигла статуса независимого государства.
А что же БНР, спросит экс-прилежный ученик белорусской средней школы? Не столь прилежные давно сей эпизод забыли.
По большому счёту – ничего.
В числе депутатов Всебелорусского съезда находилось несколько человек от «Белорусской социалистической громады», набравшей унизительно малое число голосов, и то – благодаря союзу с эсерами, но эсеры покинули громаду ещё осенью 1917 года. После разгона съезда несколько членов всебелорусской Рады, как раз те самые – из БСГ, никакой народной поддержки не получившие, продолжили собираться неофициально, а после занятия Минска германскими оккупантами не нашли ничего лучшего, как объявить об учреждении «независимого» государства БНР.
Независимым оно было от народа, однозначно отказавшего этой публике в доверии, и от реальности: германцы прочно контролировали обстановку, соответственно – слышать не хотели об этой политической самодеятельности. В общем, получился конфуз со всех сторон, апофеоз наивности и беспочвенной самоуверенности. Прикрытый национальными лозунгами – ну и что из того?
Но всё же есть индивидуумы, кто думает иначе. Например, «впервые за долгое время демократические силы Беларуси договорились о совместных действиях – устроить праздничное шествие в центре столицы по случаю столетия Белорусской Народной Республики», — оптимистически сообщил польский ресурс «БЕЛСАТ». Отличный повод себя показать, а если удастся нахамить ОМОНу и получить по горбу резиновой палкой, праздник будет успешен на сто процентов, в качестве бонуса у пострадавшего окажется статус политического страдальца.
В этом есть что-то извращеннее, мазохистское, нездоровое. Как описанный у Некляева половой акт с козой. Или будто сумасшедшая мать вознамерилась отметить день рождения ребёнка, появившегося на свет мёртвым, БНР и была таким мёртворождённым чадом. Как… Список можно продолжить до истощения фантазии.
Даже если все оппозиционеры сплотятся в едином порыве, правда, не за БНР, а против Лукашенко – у них есть против кого дружить, на улицы Минска удастся вывести пару-другую тысяч активистов или просто любопытствующих, в областях и того меньше. Смотреть на их культпоход будут вынуждены десятки тысяч, я уж молчу про выгул собак.
Меня смешит повторяемое как мантра словосочетание «демократические силы». Демократия – это власть народа. Народ на выборах отдаёт голоса известно за кого, высшим достижением оппозиции стало проникновение двух её представительниц в Верховный Совет. Всего двух! То есть мнение народа однозначное: занимайтесь, господа, чем-нибудь другим. Празднуйте своё 100-летие БНР, потом – годовщину бандитского беспредела под названием «Слуцкi збройны чын» или день рождения гауляйтера Кубе, разрешившего БЧБ-символику на оккупированных вермахтом землях Беларуси. Но тихо празднуйте, дома, не мозольте глаза людям.
И на Бангалор идти не стоит. Там гуляют с хозяевами добрые собаки, которые не лают по поводу и без.
Поэтому единственный раз в жизни соглашусь с Некляевым. Не нужно праздника БНР на площадке для собак.
Пожалуйста!
Анатолий Матвиенко, писатель
Пророссийских публицистов судят в Минске: 08.01.2018 день тринадцатый
17:00 — По словам адвоката, Ефросинья Полоцкая является общерусской святой, и никакой иной святой она быть не может. Что плохого в том что Ефросинья белорусская святая? —  спрашивает в свою очередь Андреева. «Вам не кажется, что это, простите, невежество, и что есть единая церковная традиция?» — отвечает ей Игнатенко.

16:58 — Что экспертам не понравилось в том, что Ефросинья Полоцкая — общерусская святая, о чём написано в статье? «Автор отрицает возможность…», — начала в ответ Андреева, а затем перешла к цитированию текста своего заключения.

16:55 — Каким образом вы делаете выводы по политическим и историческим вопросам, будучи лингвистом, интересуется Мария Игнатенко. Она спрашивает, о каких «конфликтах» идёт речь в тексте экспертизы. Андреева отвечает, что в тексте все время идёт отсылка к конфликту на Украине. По её мнению, в статье, приписываемой Шиптенко, нет предостережения, на чём настаивает защита. «Не ходи туда, не пей воды — козленочком станешь» — так, по мнению Андреевой, выглядит предостережение.

16:53 — Адвокаты упорно пытаются выяснить, что скрывается под понятием «нормальный народ», которое встречается в экспертизе. Андреева в ответ спрашивает, «а что авторы понимают под термином „ненормальный“». Адвокаты едва едва ли не хором указали ей на то, что такого выражения нет в текста ни у одного из подзащитных.

16:45 — При этом выражение «нормальный народ» нет ни у одного из авторов, оно встречается лишь в тексте экспертизы, на что постоянно указывают адвокаты.

16:40 — Судья и Андреева все время просят придерживаться текста экспертизы. «Абстрактные» с точки зрения судьи вопросы им снимаются. Шиптенко говорит, что в тексте экспертизы не расшифрован термин «нормальный народ» используемый в 30-е XX века нацистской пропагандой. «Что такое «нормальный народ?» — У нормального народа, по ее словам, есть культура и ценности, а автор лишает народ этого права.

16:37 — Шиптенко задаёт вопрос, в каком нормативно-правовом акте отражён «эталонный экстремистский текст». По словам Андреевой, он отражен в методике Кукушкиной. Она всё время на неё ссылается.

16:32 — Являетесь ли вы экспертом по современной политической публицистике? (Шиптенко) Не относится к делу, задавайте другой вопрос (Судья).

16:25 — Белорусские власти — это социальная группа? — спрашивает Шиптенко. Андреева отвечает, что ни лингвист, ни психолог не может определить, являются ли они таковой.

16:19 — Вопросы задаёт Сергей Шиптенко. Вы сказали, что методология и в экспертных, и в психолого-лингвистических заключениях одна и та же. Но в первом заключении не указана методология. — Потому что, по словам Андреевой, это была не экспертиза, а «экспертное исследование». — Почему применялся «мелкооптовый подход», когда сразу по трем публикациям были сделаны одинаковые выводы, интересуется Шиптенко. Андреева отвечает аналогично.

16:17 — Чтобы понять, где аргументация, а где манипуляция, нужно ли обладать знанием предмета? — Андреева опять просит задавать вопросы по тексту.

16:12 — Вопросы задаёт Дмитрий Алимкин. «Отдаете ли вы себе отчёт, что к нашим текстам и к вашему заключению требования разные?» Судья требует от него формулировать вопросы «корректно». Алимкин отвечает, что имеет право высказать мнение, поскольку публикация его текста не привела к каким-либо последствиям.

16:10 — Павловец поинтересовался, откуда брали термины типа «нормальный народ». Андреева сказала, что это не термин, а потом добавила, что под «нормальной нацией» она понимает «социальный статус».

16:00 — Павловец спрашивает: вы доверяете методике Кукушкиной? — Я основывалась на ее методике, отвечает Андреева. По словам Павловца, это важно, потому что на его статью есть отзыв и Кукушкиной, и Галяшиной.

15:41 — Вопрос задаёт Юрий Павловец: при производстве экспертизы должен ли эксперт различать конфликтогенность текста и экстремистскую направленность? Да, отвечает Андреева. По её словам, она различает эти понятия.

15:28 — Торопили ли вас? Просили провести экспертизу за один день? — Нет, не торопили, провели и провели. — Вы проводили экспертизу в рабочее время? —  В рабочее. — На каких основаниях вы проводили экспертизу в рабочее время? —  Вопрос снимается, заявил судья.

15:26 — Согласно методике Кукушкиной, эксперт не имеет права отвечать на правовые вопросы. Почему вы поставили правовые вопросы? — Андреева говорит, что к выводам она не имеет отношения. Они принадлежат РЭК.

15:22 — Что в вашем понимании национализм? Андреева в ответ просит задавать вопросы только по тексту заключения, об этом же говорит судья. Вы избегаете ответа на вопрос? — спрашивает адвокат.

15:20 — Вы разграничиваете понятия «нация», «этнос», «народ», спрашивает адвокат. Она поясняет, что эксперты оперируют этими понятиями в экспертизе. — Андреева не хочет отвечать.

15:14 — По словам Андреевой, в Белоруссии нет ни одного аттестованного эксперта по экстремизму.

15:11 — Почему вы применяете российскую методику к белорусским реалиям? —  Потому что там изложены общие подходы и принцип анализа (Андреева). Вы же сами говорили, что методика не может использоваться из-за различий в законодательстве, напоминает адвокат. Андреева отвечает, что речь шла лишь о том, что российская методика может использоваться не в полной мере.

15:05 — К какой науке относится понятие экстремизма? (Марчук) — Это многоаспектное явление, не только у нас, но и в РФ назначается психолого-лингвистическая экспертиза (Андреева). В своём ответе она сослалась на российского эксперта в данной области Елену Галяшину. Стоит отметить, что Галяшина провела экспертизы статей Павловца и Шиптенко, и не нашла в них никаких признаков экстремизма.

15:02 — Андреева заявила, что на экспертов «никто не давил», хотя вопроса на эту тему ей не задавали.

14:55 — К вопросам приступает адвокат Кристина Марчук. Каков ваш стаж экспертной деятельности по исследованию экстремизма? — С начала 2015 года, отвечает Андреева. По её словам, она ездила на стажировку в Брянск в мае 2016 года, где обучалась проведению исследований по экстремизму.

14:53 — По словам Андреевой, к работе РЭК ее привлекла Кирдун путем устного распоряжения.

14:50 — По её словам, исследование заключалось в том, что статьи арестованных были сопоставлены с «эталонным экстремистским текстом».

14:48 — Допустимы ли для публицистики яркие оценочные образы? — Допустимы, но смотря с какой целью. «Я понимаю, к чему вы ведёте», — сказала Андреева.

14:46 — Должен ли быть экспертный язык нейтральным? Допустима ли полемика в экспертном языке? — Думаю, что нет.

14:42 — Находится ли в области компетенции лингвиста характеристика межгосударственных отношений как напряженных? — Андреева отвечает, что это определяет психолог.

14:40 — Чем манипуляция отличается от убеждения? — спрашивает адвокат. По мнению Андреевой, это более скрытное имплицитное воздействие на аудиторию, выраженное не прямо, а косвенно. Прямое выражение, по её словам — призыв «Бей, руби, уничтожай», а косвенное — без таких императивов.

14:35 — В экспертизе, как отмечает адвокат, говорится, что все публикации относятся к «особому виду воздействующего дискурса». Какой дискурс является воздействующим? — интересуется адвокат. Андреева отвечает, что таковым является политический дискурс, поскольку СМИ — «четвёртая власть», и их ведущей функцией становится не информирование, а убеждение. Она говорит, что в этом нет ничего страшного, и это общая характеристика среды, где были реализованы «спорные речевые произведения». Кто считает такой дискурс областью внушения и манипуляций, как сказано в тексте экспертизы? — Ученые считает, отвечает Андреева. Называет некую фамилию.

14:32 — «Откуда вы узнали, что Артур Григорьев и Сергей Шиптенко — одно и то же лицо?» — спрашивает адвокат. Андреева отвечает, что они не сопоставляли авторство и публикацию, не проводили экпертизы по установлению авторства.

14:24 — В экспертном заключении мы видим указание на то, что не существует критериологии для оценки психологом и лингвистом определённых фраз как экстремистских, и речь идет о том, что эксперты не готовы ответить на вопрос, имеются ли в них признаки экстремизма. — Да, это прерогатива суда, мы устанавливаем лингвистичекие или психологические признаки экстремизма. — Что такое признаки экстремизма? — Мы ищем не признаки экстремизма, а признаки конкретных экстремистских значений. — Что это за признаки? — уточняет адвокат. Андреева в ответ ссылается на исследование — предмет речи, группа лиц.

14:22 — Сообщает, что белорусской методики определения экстремизма нет, но они опирались на российскую методику Кукушкиной. Это единственная методика? — спрашивает адвокат. Еще мы как дополнительную использовали и другие работы, но за основу взята методика Кукушкиной, отвечает Андреева.

14:20 — Как получилось, что статья «Белорусская маниловщина» вначале была признана публикацией, содержащей признаки экстремизма, а потом их в ней не нашли? — Андреева отвечает, что должны были совпасть не только линвистические, но и психологические признаки, и во втором случае с ними работала психолог.

14:16 — Вы выступали экспертом в рамках РЭК, которая давала первоначальное заключение о признаках экстремизма в публикациях. В дальнейшем вы были назначены экспертом в рамках уголовно-процессуального законодательства для проведения экспертизы. Вам это показалось процессуально верным и корректным? У вас не возникло мысли самоотвод заявить? (Игнатенко) — Ну это же не противозаконно. Поскольку было назначено нам, мы и провели экспертизу (Андреева).

14:10 — К вопросам переходит Мария Игнатенко. Имеются ли у вас публикации по теме экстремизма? Андреева отвечает, что у неё около десятка публикаций по экстремизму, которые она готова предоставить суду. Игнатенко уточняет, что ее интересует количество публикаций на момента подготовки экспертиз. Андреева отвечает, что на тот момент она с коллегами уже занимались в рамках научно-исследовательских работ вопросами вербального экстремизма и экстремистского дискурса. Также, по ее словам, исследовались негативные процессы в информационном пространстве РБ и политический дискурс, в том числе на русском и белорусском языке

14:05 — Заседание суда возобновилось. Вызывается госэксперт Алеся Андреева.

14:03 — В перервыве адвокаты сообщили, что они думают о внезапной болезни Кирдун. «Мы расцениваем это как капитуляцию, — заявила адвокат Юрия Павловца Кристина Марчук, — мы приехали пораньше, и она была здесь, а потом оказалось, что она внезапно заболела». По словам Марчук, лично у нее было порядка 100?150 вопросов по экспертизе к одному из ее авторов Кирдун. «Нам интересно, как она будет объяснять цитаты, которых не было у Юрия, но она вменила их именно ему. Там (в экспертизе — EADaily) есть цитаты других авторов, некоторые цитаты, как я понимаю, принадлежат лично ей. В экспертизе сказано, что Павловец оценивает историю Белоруссии как мифическую. У Павловца такого не было в статьях. Он историк, кандидат наук, и это вообще очень странное умозаключение в его отношении. У нас есть вопросы по методике, вопросы о том, почему выводы РЭК пртиворечат их же выводам во время следствия», — отметила Марчук. Похожего мнения придерживается и адвокат Сергея Шиптенко Мария Игнатенко. «Нам не верится, что человек действительно заболел. У нас у всех есть обоснованные вопросы, у каждого защитника не менее 100 вопросов к ней. Это вопросы как общего характера, так и по конкретным публикациям. Они касаются компетенции экспертов, используемой методологии, языка экспертизы, причинно-следственных связей между исследованием и выводами», — отметила защитник.

12:25 — Объявлен перерыв до 14:00.

12:21 — Судья просит Павловца пояснить, соответствуют ли действительности зачитанные реквизиты и суммы переводов. Он отвечает, что соответствуют, но он не может точно сказать, когда и за что именно он их получал. Самый большой перевод (30?000 рублей) был получен от Фонда стратегической культуры — не за статью, а за проведение научной работы. «Я просил Мацкевича (следователя — EADaily) изначально разобраться с этой суммой, но он сказал — на суде сами разберетесь» (Павловец).
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

12:13 — Прокурор зачитывает ходатайство адвоката Игнатенко, которая обращает внимание на то, что Кирдун и Андреева — заинтересованные лица, поскольку они уже проводили экспертизку в рамках работы Республиканской экспертной комиссии по оценке информации на предмет наличия (отсутствия) в ней признаков экстремизма, и, соотвественно, они не должны проводить следственную экспертизу.

12:05 — Зачитывается перечень вещей, изъятых в ходе обыска у Дмитрия Алимкина и позднее переданных на хранение.

12:02 — Судья спрашивает Шиптенко: Вы считали себя журналистом «Регнума»? — Я считал себя свободной творческой личностью.

11:56 — Продолжается зачитывание томов дела.

11:35 — Объявлен десятиминутный перерыв.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:30 — Прокурор продолжает читать дело. Речь по-прежнему идёт о денежных переводах, полученных авторами в разные периоды времени.

11:16 — Прокурор перечислил арестованное имущество Шиптенко, в том числе такие предметы, как радиоприемник и три книги, переданное на ответственное хранение.

11:14 — Шиптенко рассказал о своей собственности, а именно об автомобиле, отметив, что ему стыдно даже и говорить, что это за автомобиль. «Будучи агентом семи разведок, в том числе Китая, России, Белоруссии и Украины, я явно не оправдал их доверия», — сообщил он.

11:11 — Прокурор продолжает зачитывать дело в его части, посвященной переводам на частные счета подсудимых, что связывается следствием со статьей о незаконной предпринимательской деятельности. Напомним, сумма, которая достигла подпадающих под действие УК РБ величин, появилась путем суммирования всех частных переводов, полученных Павловцом с 2010 по 2016 год, а Шиптенко — с 2013 по 2016 год.

11:07 — Юрия Павловца попросили прокомментировать, за что он получил перевод суммой примерно в пять долларов. «Я не помню, но не за статью точно. Я бы не стал писать за пять долларов», — сказал он.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

10:52 — Слово взяла адвокат Шиптенко Мария Игнатенко. По её словам, в основном все полученные Шиптенко переводы относятся к изданию журнала «Новая экономика», что подтверждается личной перепиской, где авторы просят предоставить им возможность в частном порядке перевести деньги, потому что при переводе на счет издания у них возникли трудности. Мария попросила еще раз изучить переписку с этими авторами, сохранившуюся на потче. Все, что переводил Владимир Зотов, по словам адвоката — возврат долга, а не выплата гонораров, как полагает следствие. И между ним и семьей Шиптенко — глубокие личные отношения, подтвержденные на допросе матерью Шиптенко. Адвокат отметила, что если все эти блоки («Новая экономика», возврат долга) равзести в разные стороны, то ни один из них не набирает в сумме нижнего порога уголовно-правового предела, и эти переводы не могут идти в рамках единого умысла, который пыталось найти следствие.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

10:40 — Судья предложил Шиптенко пояснить, что это за переводы. Шиптенко ответил, что о «деньгах и о любви можно говорить бесконечно», но эти средства не имеют никакого отношения к вменяемой ему статье о незаконной предпринимательской детяельности. Он пояснил, что в основном перечисленные прокурором переводы (чаще всего звучали суммы в $ 60 -70) были связаны с изданием журнала «Новая экономика». То есть это деньги за публикацию в журнале (публикации в научных журналах оплачиваются авторами, что является общеприменимой практикой) и за сам журнал, экземпляры которого авторам из других стран пересылались по почте.

10:38 — Напомним, Сергей Шиптенко — главный редактор признаваемого ВАК научного журнала «Новая экономика». Ранее он пояснял в суде, что ему переводили добровольные взносы на работу журнала, который существует без государственной и какой-либо иной поддержки. «Новая экономика», по его словам, держится лишь на средствах, получаемых от читателей и авторов из разных стран.

10:36 — Судья продолжает зачитывать реквизиты переводов от частных лиц, перимущественно из России и с Украины.

10:24 — Зачитываются реквизиты и суммы денежных переводов, которые Сергей Шиптенко, по версии обвинения, получил в рамках своей работы в научном журнале «Новая экономика».

10:19 — Прокурор перешёл к зачитыванию 9 тома дела.

10:14 — Заседание суда началось с объявления о том, что ожидаемая многими эксперт Алла Кирдун заболела, и её допрос откладывается. Возможно, позднее будет вызвана второй эксперт, Алеся Андреева, сообщил судья. При этом Кирдун сегодня видели в зале суда. Многие присутствовавшие в зале после этого сообщения стали выходить, судья объявил перерыв.
Экономическая выживаемость предприятия

Экономическая выживаемость — степень (относительная мера, количественная оценка) возможности наступления банкротства, разорения, образования фактора ненужности какой-либо экономической деятельности и связанных с нею людей.
Когда основания для того, чтобы какое-нибудь возможное событие произошло в действительности, перевешивают противоположные основания, то это событие называют вероятным банкротством, в противном случае — маловероятным или невероятным. Перевес положительных оснований над отрицательными, и наоборот, может быть в различной степени, вследствие чего Экономическая выживаемость (и вообще выживаемость человека, как таковая[1]) бывает большей либо меньшей.
Поэтому часто экономическая выживаемость оценивается на качественном уровне, особенно в тех случаях, когда более или менее точная количественная оценка невозможна или крайне затруднительна. Возможны различные градации «уровней» Экономической выживаемости.
Простой пример: вероятность того, что на кубике выпадет число «5», равна 1:6. Так же, как и для любого другого числа на кубике. В экономике это преломляется так: - Если таргет-группа[2] потребителей какой-либо продукции может быть удовлетворена 1/6 частью работающих над производством продукции персонала…- То вероятность экономического выживания предприятия в отрасли такая же, как у грани кубика: 1:6. Конечно, каждый производитель старается личными усилиями повысить свою выживаемость, но это компенсируется тем, что другие, претендующие на данный рынок, делают то же самое. Мы стараемся быть лучше конкурентов во всём, но и конкуренты стараются быть во всём лучше нас. Поэтому шансы на выживание 1:6, то есть невелики.Исследование экономической выживаемости с математической точки зрения составляет особую экономическую дисциплину — теорию лишенчества. Лишенец – тот, чей труд никем не востребован, и который при этом сам себя прокормить тоже не может, ибо лишён доступа к ресурсам натурального хозяйства (а чаще всего и желания им заниматься – ведь оно очень тяжёлое, и для современного горожанина чаще страшнее смерти). В экономической статистике понятие выживаемости предприятия формализуется как числовая характеристика существования (экономического и биологического) — вероятностная мера (или её значение) — мера на множестве событий (подмножеств множества элементарных событий), принимающая значения от полного небытия до неоспоримого бытия. Между ними располагается очень много «пунктирных реальностей», лишённых как однозначности отсутствия, так и однозначности существования. Они одновременно и есть, и нет.

Это и превращает рыночную экономику в то загадочное, иррациональное зазеркалье, которое знакомо каждому по житейской практике.

Уже в те времена, когда в СССР в дополнение к главной академии АН стали появляться «малые академии» - медицинская, ВАСХНИЛ встал очень интересный вопрос: насколько «настоящие» их академики? С одной стороны – очевидно, что настоящие, статус «малой академии» очень высок в советском обществе. Но с другой – всё же меньше, чем у академика АН СССР? Или нет?!

Но это было только начало, узко-теоретическое и малозначимое для практики.
В советской системе академик действительно является академиком (вероятность 1), генерал- генералом, директор завода – директором завода, президент – президентом, редактор – редактором и т.п. С приходом рыночного зазеркалья «вероятность 1» исчезла навсегда.
Вероятность реальности стала колебаться в пределах «0,Х» при полной неопределённости «Х». Появились бесчисленные «академии», которые создавали все, кому не лень, появились казачьи генералы и т.п. Это всё, конечно, на уровне курьёза. Куда опаснее неопределённая вероятность в экономике. Вроде бы перед тобой директор завода – но если завод банкрот, то перед тобой никто. Вроде бы перед тобой президент корпорации или директор банка – а по сути, очень может оказаться, что никто…Но они не совсем «никто» - они же не мёртвые, живые. Они надеются, вешая лапшу тебе на уши, выжить, каким-то образом обрести в тебе потребителя их продукции, и за твой счёт остановить своё сползание в небытие. Столкнув при этом, может статься, в это небытие тебя вместо себя…Можно, конечно, говорить про банкротство как блондинка в анекдоте про динозавра:-Вероятность встречи с динозавром 50%... Или встречу, или не встречу…

О банкротстве фирмы тоже можно так сказать: или обанкротится, или не обанкротится. На самом деле это, конечно, глупость, и по каждой фирме есть своя вероятность, выражаемая числом «0,Х». А поскольку реальность не 1, то фирма одновременно и существует, и не существует.

То есть хозяин фирмы нечто среднее между властью и никем. Будучи представителем власти, он прикрывается статусом "никто", т.е. статусом частного лица. А будучи никто - наоборот, пытается выдать себя за представителя власти. В целом эта пунктирная реальность, когда формально не-начальник на самом деле начальник, а формально-начальник на самом деле не начальник очень путает людей, в высшей степени осложняет им жизнь и поиски ответственных за бедственное положение. Она находится в «пунктирной реальности», с атрибутами и бытия, и небытия одновременно. Как пересыхающая река: то есть поток, то его нет.Теоретически почти всё может быть. Безусловно, вы можете стать миллиардером, и можете умереть от истощения, оба этих события не являются совсем уж невероятными и небывалыми, не поразят воображения своей уникальностью.
Да хоть на остров Невезения…
Андрей Соколов
Помните популярную песенку из фильма советских времен: «…Остров Невезения в океане есть, весь покрытый зеленью, абсолютно весь!» Оказалось, что в наши времена такой остров и в самом деле есть, и тоже «весь покрытый зеленью» не только в прямом, но и в смысле вывезенных туда из России миллиардов «зеленых» баксов. Речь идет о Мальте, которая не только остров в Средиземном море, но еще и отдельное государство, где за определенную мзду, то бишь за внесение определенной суммы можно получить паспорт и гражданство.
Как сообщила на днях островная правительственная газета, за последние три года свыше 730 человек с типичными для России именами, фамилиями и отчествами приобрели мальтийское гражданство. Среди них – основатель и совладелец «Яндекса» Аркадий Волож, владелец инвестиционной компании O1 Group Борис Минц, совладелец холдинговой компании ICT Holding Александр Несис. Все трое вошли в рейтинг ста богатейших бизнесменов России в 2017 году по версии Forbes. Состояние Воложа оценивается в 1,1 миллиарда долларов, Минца – в 1,3 миллиарда, а Несиса – в 2,4.
Также в списке семья владельца девелопера ФСК «Лидер» Владимира Воронина, топ-менеджеры «Лаборатории Касперского», гендиректор золотодобывающей компании «Полюс» Павел Грачев и руководитель российского представительства компании Candy-Hoover Group, бывший вице-президент Lenovo Глеб Мишин. Их горячее желание стать гражданами солнечной Мальты – между прочим, члена ЕС с 2004 года, – вполне объяснимо. Мальтийский паспорт дает право безвизового въезда как минимум в 166 государств мира, включая Соединенные Штаты.
Фигурирующие в списке состоятельные россияне и члены их семей приобрели мальтийское гражданство по программе «Гражданство в обмен на инвестиции», принятой правительством страны в 2013 году.
В соответствии с ее условиями, желающий получить мальтийский паспорт должен сделать пожертвование, купить недвижимость и облигации. Минимальная сумма, которую нужно вложить в экономику страны, составляет 880 тысяч евро без учета комиссии и сборов. В 2016 году власти Мальты выдали паспорта около 700 выходцам из третьих стран в рамках этой программы, принесшей в бюджет островного государства более 200 миллионов евро. Другими словами, этих сотен миллионов долларов в этом году лишилась Россия. Мало того, став гражданами другого государства, упомянутые в списке лица начинают и налоги платить в казну другого государства. Иными словами, разбогатев в России (а все мы знаем, как создавались их богатства в 90-е годы), они теперь переводят свои капиталы (а точнее, то, что еще не вывели раньше) за границу.
И такой остров на карте мира не один. Есть еще всем известные Кипр, другие офшорные зоны, а также знаменитый «Лондоград». По сведениям риэлтерских агентств, самым популярным направлением «бегства» состоятельных россиян остается именно Лондон — количество запросов от граждан РФ на покупку жилья в британской столице выросло в 2017 году на 30%. Самым популярным запросом (60% от общего числа) за этот период стала покупка квартиры «для себя, семьи или детей» в бюджете 1,5-5 млн фунтов стерлингов (110-365 млн рублей). Особенно граждане России выделяют в британской столице районы Челси, Вестминстер, Кенсингтон, Мейфейр, а также Ричмонд и Хэмпстед, где появляются интересные предложение по элитным новостройкам или малоквартирным домам возле парков и зеленых зон. Именно там обитает сейчас, к примеру, супруга бывшего мэра Москвы Лужкова Елена Батурина, которая с суммой в 1 млрд долларов считается самой богатой женщиной России.
Как сообщают СМИ, один из богатейших российских предпринимателей Михаил Прохоров (и один из главных спонсоров доморощенных либералов) может стать американским миллиардером. Его основной капитал будет находиться в США после продажи акций «Русала». В том же Лондоне окопался бывший владелец «Евросети» эпатажный Евгений Чичваркин, когда-то руководитель московского отделения либеральной партии «Правое дело». В 2014 году покинул Россию и объявил, что не намерен возвращаться, основатель крупнейшей в стране социальной сети «Вконтакте» Павел Дуров, который получил гражданство государства Сент-Китс и Невис, расположенного в восточной части Карибского моря. В США окопался беглый Владимир Гусинский. В роскошном имении Шато-де-Гаро под Ниццей коротает дни беглый российский банкир-махинатор Сергей Пугачев. В Швейцарии никак не может угомониться и плетет интриги бывший владелец «Юкоса» Михаил Ходорковский… Список этот можно продолжать и продолжать. Как сообщает английское агентство Рейтер, хотя статистика, отражающая количество бизнесменов, которые перестали быть в России налоговыми резидентами, отсутствует, однако «источник близкий к Кремлю» заявил агентству, что почти третья часть из 500 самых богатых людей страны приняли решение покинуть Россию после начала политики деофшоризации в 2014 году. Т.е. после того, как Путин заявил, что с офшорными делами пора кончать.
Как тут не вспомнишь классиков марксизма? Еще в 1847 году Маркс и Энгельс в своем «Манифесте» писали: «Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим… Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем». А ведь тогда это были еще цветочки. Российские магнаты – Морозовы, Рябушинские и другие держали в те времена свои капиталы в России. Никому из них и в голову не приходило покупать за границей футбольные команды, вкладывать свои капиталы в развитие иностранной промышленности, или запрашивать ПМЖ в Лондоне или в такой дыре, как Мальта. И Николай II держал все свои капиталы в российских банках, а потому после революции и остался ни с чем.
Впрочем, сейчас времена переменились.
Увы, мы живем в эпоху глобального либерализма, когда магнаты обитают в Лондоне или, на худой конец, на Мальте, а свою родину рассматривают лишь как источник дохода.
Даже в таких «передовых» странах капитализма, как США, Англия, Германия или Франция многие производства уже давно выведены из страны в государства третьего мира, где дешевле рабочая сила и удобнее уклонятся от уплаты налогов, чем в своей собственной стране. Даже знаменитый актер Депардье с радостью обзавелся российским паспортом лишь только потому, чтобы, как говорят злые языки, не платить 70-процентный налог со своих доходов во Франции.
Да, именно таков «капиталиста облик аморале». И если раньше классики марксизма говорили, что у «пролетариата нет отечества», то к нынешним временам более применима фраза: «у капиталистов нет отечества». Ради наживы они готовы удрать хоть к черту на рога, лишь бы сохранить в неприкосновенности свои капиталы. Кристально честных капиталистов не может быть по самой их природе. Казалось бы, вот появился у нас один такой – нынешний кандидат в президенты Павел Грудинин. Ан, глядь, и у успешного директора акционерного общества «Совхоз имени Ленина» вдруг внезапно нарисовались припрятанные миллиарды в офшорах!
Видно, проблема в другом. Знаете, как народ в России реагирует сегодня на подобные сообщения про «мальтийских беглецов», на его глазах страну ограбивших, и нажитое в ней «непосильным трудом» безнаказанно переводящих за границу? Вот всего лишь один из типичных комментариев из Интернета:
«Наворовали в России и разбегаются, как крысы. В советское время таких называли "враги народа", и были правы на сто процентов. Необходимо принять закон о запрете двойного гражданства, а всем подобным почитателям "западного рая" предложить в течение месяца определиться с гражданством. После чего лишить их российского гражданства и выслать из страны, с национализацией наворованного!»
  • Автор: sidney
  • Автор: 30-01-2018, 13:51
В. Авагян: гарантийный срок человечеству

Запад соблазнил средненького человека возможностями. Но чем дальше идут года, тем сильнее понимание даже у слабых умом того простого факта, что возможности – на самом деле, ничто. Мало ли кем я теоретически могу стать? Важно кем я являюсь! На всех раздатках мира распределители быстро соображают что «может быть» - это ноль. Раз может и не быть – постараются сделать так, чтобы не было. И, тоскуя по цивилизации, средний человек всё чаще выдвигает главный лозунг современности: «Я не хочу «возможностей», я хочу гарантий!». Давайте с вами повторим его хором, чтобы монолитом встать перед бестолковым властным аппаратом: мы не хотим ваших туманных посулов, расплывчатых прогнозов, посулов и вероятностей! Это всё дым и мираж, и журавли в небе. Дайте синицу в руку!

- Мы, народ, не хотим возможностей, мы хотим гарантий!

Экономика – не факт. Экономика – служанка. И главный вопрос – кому она служит. Вам вместе с соседом, вам вместо соседа или соседу вместо вас? Очень многие кричали, что очень многое в экономике невозможно – а потом оказывалось, что всё возможно, нужно только интересы переменить…Давайте не дадим шулерам закрываться «объективностью» экономических процессов, а твёрдо предъявим: экономика не такая, какая «сложилась», а такая, какой вы её сложили!+++Бесконечные разговоры о правах и обслуживании потребителя (качественном или некачественном сервисе, заставляют его стоять в очередях или нет) – обошли стороной главный вопрос: а откуда он берётся-то, этот потребитель?! Он же из утробы матери рождается не с пачкой платежеспособных купюр в кулачке!Для экономики вопрос возникновения потребителя куда интереснее и важнее, чем все перипетии его обслуживания, когда он уже в готовом виде рынку явлен. Безусловно, нет такого, что ты вырастаешь до трудоспособного возраста (кстати, как?!), потом идёшь к забору, на котором гарантированно написано не матерное слово а «Требуются…». По указанным на заборе контактам ты связываешься с работодателем, работаешь месяц или до аванса – и вуаля! Ты с деньгами и ты потребитель!Так пытались сделать в СССР, и даже там не смогли, а вообще это совсем не так! Дело (бизнес) как производство из природных даров путём их обработки материальных благ – никогда не имеет безразмерного спроса на рабочие руки. Даже в XIX веке. И уж тем более – сегодня.Часть людей не могут стать потребителями, потому что они просто излишни в самом процессе производства и потребления материальных благ. Таких людей всегда было много, а сегодня их – очень много. Нет сомнений, что свободный обмен с мировым рынком «очистит» Россию от 90-100 млн русских, потому что ему в его цепочках и раскладах больше 30-40 млн на территории России совершенно не требуется.
  • Автор: sidney
  • Автор: 30-01-2018, 08:49
Пророссийских публицистов судят в Минске: 16.01.2018 день 19

17:28 — Заседание суда на сегодня окончено. Продолжение — завтра, 17 января, в 10:00.

17:23 — Шиптенко: «Совпадение мнений ведущих российских и белорусских специалистов по оценке публикаций Шиптенко и Григорьева — вот подлинное единение народов, а разжигателем является кто-то другой».

17:14 — Адвокаты закончили, пояснения дают обвиняемые. Шиптенко отмечает, что следователь Юрий Мацкевич ссылался в деле на содержание программы телеканала ОНТ, посвящённой бело-красно-белому флагу.

17:08 — Судья удобвлетворил ходатайство Кристины Марчук: Из Следственного комитета будут истребованы итоги материалов по выделенному в отдельное производство дела в отношении шеф-редактор агентства «Регнум» Юрия Баранчика и «неустановленных лиц».

17:04 — Адвокат Кристина Марчук: Меня ознакомили только с копиями заключения РЭК, с оригиналами я не ознакомлена. В копиях то пять, то шесть листов — это не шутка, а факт.

16:57 — Доктора исторических наук констатируют отсутствие искажения исторических фактов в публикациях Шиптенко и Григорьева, констатирует Игнатенко.

17:01 — Игнатенко: В независимом заключении Галяшиной нет эмоциональных оценок, в отличие от экспертизы Кирдун/Андреевой/Гатальской, это сугубо научный схоластический текст.

16:54 — Судья останавливает чтение ходатайства — «закончим завтра». Адвокаты дают пояснения по оглашённому материалу. «Непонятно, почему ленточки в цвет российского флага признаны вещественными доказательствами» (Мария Игнатенко).

16:50 — «Это эксперты используют приемы искажения информации в расчете на то, что представители следственных органов не владеют истинной информацией и не способны к критическому мышлению» (из ходатайства Кристины Марчук).

16:47 — Там также говорится, что эксперты ЮНЕСКО поставили белорусскому языку оценку «опасно», что означает малую степень его употребляемости.

16:39 — «Неполноценная беларускасть» и «советские тутэйшие» — это слова госэкспертов, а не цитаты Павловца, говорится в ходатайстве Кристины Марчук. В его текстах также нет словосочетания «маргинальная нация», которое использовали эксперты.

16:35 — Также цитируется заявление премьера (а на тот момент президента) РФ Дмитрия Медведева о том, что избирательная компания Лукашенко построена на антироссийской риторике.

16:33 — По поводу заявлений госэкспертов о том, что Отечественная война 1812 года якобы не была Отечественной для белорусов в ходатайстве приводятся соответствующие цитаты из школьных учебников:

16:22 — Увольнение Андрея Геращенко с госдолжности было связано именно с его пророссийскими взглядами, что подтверждается публикациями СМИ того времени. Таким образом, когда об этом случае писал Павловец, ни о каком «искажении информации» говорить нельзя, отмечается в ходатайстве.

16:22 — Цитируются работы Александра Бендина, Кирилла Аверьянова-Минского, Дмитрия Володихина, болгарского лингвиста Джуджева, «Нарысы гисторыи Беларуси».

16:19 — В подтверждение тезисов Павловца в ходатайстве приводится ряд цитат из учебников истории и публикаций из белорусских госСМИ. В частности, разъясняется термин «литвины».

16:15 — В ходатайстве также идёт речь о проблемах, связанных с госэкспертизой: отсутствие соответствующей квалификации у Гатальской, эксперты те же, что писали первичное заключение в рамках Республиканской экспертной комиссии.

16:10 — Прокурор продолжает читать ходатайство: «предполагаемое преступление произошло как на территории Белоруссии, так и на территории Российской Федерации в группе с „неустановленными лицами“, проживающими, очевидно, тоже на территории России. Следствие не предприняло никаких попыток что-либо выяснить по поводу этих лиц».

15:52 — Объявлен десятиминутный перерыв.

15:44 — Чтение отзывов окончено. Прокурор переходит к зачитыванию очередного ходатайства адвоката Марчук. Оно было написано в сентябре, и в нём оспариваются все пункты обвинения. В нём также приводится мнение российского юриста Сергея Пашина, высказанное им EADaily.

15:29 — Отзывы белорусских и российских учёных, которые продолжает зачитывать прокурор, в плане содержания носят идентичный характер. Никаких «признаков экстремизма» никто из авторов отзывов в текстах Шиптенко, Павловца и Алимкина не усмотрел.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

14:50 — Продолжается зачитывание отзывов независимых экспертов и учёных, так же не нашедших никаких «признаков экстремизма» в текстах арестованных публицистов.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

14:47 — Адвокат Мария Игнатенко берёт слово, комментируя заявление прокурора о том, что Елена Галяшина не ссылается на автора методики по поиску экстремизма в текстах Ольгу Кукушкину. Галяшиной, по словам Игнатенко, в данном случае бессмысленно ссылаться на Кукушкину, так как она — самый именитый и титулованный человек в данной сфере. Адвокат напомнила, что Галяшина — сертифицированный эксперт, и подчеркнула, что выступавшие в зале авторы белорусской госэкспертизы даже не владеют информацией по поводу существования сертификации в данной области.

14:06 — Заседание возобновилось. Идёт чтение 18 тома дела. Он содержит ходатайства адвокатов и экспертизы независимых экспертов (в т.ч. российских специалистов в этой области Елены Галяшиной и Ольги Кукушкиной).

13:05 — Перерыв до 14:00.

11:50 — Прокурор зачитывает текст экспертизы статей, приписываемых Шиптенко, подготовленной российским исследователем Еленой Галяшиной, которая, будучи ведущим экспертом в этой области, не нашла «признаков экстремизма» в предоставленных ей на изучение публикациях.

11:41 — Перевод из Израиля, и опять $ 70. Ранее Шиптенко говорил, что в журнале «Новая экономика», где он был главным редактором, публиковались (и поддерживали издание финансово) люди из разных стран — в том числе из Израиля, Украины и России, что в настоящее время подтверждается материалами дела.

11:28 — Номера переводов, сим-карт, изображения найденных на флешках файлов. Несколько квитанций переводов, полученных Шиптенко с Украины, в основном все отправители — женщины, посылавшие по $ 70 — $ 80. Перечисляются имена: Екатерина Чуприкова, Татьяна Пушкарь, Анна Князевич, Ирина Гордейчук…
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:08 — Прокурор Александр Король продолжает зачитывать 16 том дела. «Используя тенденциозный подбор информации и негативную оценочную лексику…»

11:05 — Если основанием для ареста является передача негативной информации, в чем, в частности, в экспертизе обвиняют авторов, то, по словам Шиптенко, можно посадить, например, генпрокурора РБ, который оценивал криминогенную ситуацию в республике, приводя негативные данные.

10:56 — Шиптенко напоминает, что у автора психологической части экспертизы Галины Гатальской есть несколько публикаций об андрогинном дефиците у мужчин и сексуальных переживаниях в юном возрасте, но нет ни одной публикации по экстремизму. Причем тезисы, изложенные на конференциях, Гатальская указала как свои статьи. «Будучи главным редактором научного журнала, я думаю, что только в самых мягких выражениях можно говорить о фальсификации перечня научных публикаций. Никогда тезисы не были сопоставимы с журнальными научными пубикациями», — говорит Шиптенко. В свою очередь, Юрий Павловец напоминает о статье Гатальской, посвященной этнической идентичности в гомельском регионе, где она описывает процессы, схожие с теми, о которых писал он сам. «Гатальская сама пишет о малом использовании белорусского языка, но когда она об этом пишет, это не является „экстремизмом“», — говорит публицист.

10:46 — Шиптенко говорит, что если руководствоваться подходами авторов госэкспертизы, то можно пересажать половину «Советской Белоруссии» (издание администрации Лукашенко) и всех колумнистов «Известий» за «Белоруссию» и «на Украине».

10:37 — Адвокат Юрия Павловца Кристина Марчук сообщает, что она не могла получить в ходе следствия экспертизу Республиканской экспертной комиссии, которая стала основанием для ареста ее подзащитного, а заведомо заинтересованной Алле Кирдун дали на ознакомление альтернативные экспертизы, в том числе работу российского специалиста Ольги Кукушкиной, якобы на основании методики которой та проводила исследование текстов обвиняемых. Марчук также обратила внимание на документ, не зачитанный прокурором, где она напоминает об уголовной ответственности за обвинение заведомо невиновного.

10:14 — Игнатенко также просит приобщить копии сборника, посвященного белорусско-китайским отношениям под редакцией Шиптенко. Адвокат не раз говорила, что вся деятельность ее подзащитного была нацелена на поднятие престижа страны.

10:11 — Заседание суда началось, продолжается исследование материалов дела. Адвокат Сергея Шиптенко Мария Игнатенко ходатайствует о приобщении к материалам дела учебника по истории авторства Якова Трещенка, который преподавал историю в вузе, где учился Александр Лукашенко, неоднократно отмечавший его авторитет как историка. И содержание этого учебника не указывает на «тысячелетнюю историю государства» — в отличие от экспертов, обладающих лишь «фоновыми знаниями». В учебнике подтверждаются все тезисы и факты, изложенные Артуром Григорьевым (псевдоним, приписываемый Шиптенко) в его статьях.