• Автор: sidney
  • Автор: 24-01-2018, 17:49
Что такое «нормальная нация»?: суд по делу белорусских публицистов

Новая неделя судебных заседаний по делу пророссийских публицистов в Белоруссии обещала оказаться бурной с самого первого дня. На понедельник, 8 января, в суд были приглашены Алла Кирдун и Алеся Андреева — двое госэкспертов, которые делали экспертизу ряда статей обвиняемых публицистов в рамках работы Республиканской экспертной комиссии по оценке информации на предмет наличия (отсутствия) в ней признаков экстремизма, а затем они же были приглашены для оценки тех же самых статей, только теперь уже во время следствия. Ходатайства адвокатов о назначении новых экспертов следствием были проигнорированы, несмотря на рекомендации прокуратуры учесть мнение защиты. В результате получилось так, что экспертные исследования в рамках работы РЭК, легшие позже в основу обвинения, а также подготовленную в ходе следствия экспертизу (ее лингвистическую часть), которая должна была, по логике вещей, установить правильность или неправильность выводов РЭК, провели одни и те же эксперты — Алла Кирдун и Алеся Андреева. Поэтому у адвокатов и обвиняемых накопились вопросы к каждой из них — как ранее к Елене Ивановой.

На заседание пришло много людей, причем большинство — специально чтобы послушать госэкпертов. Журналисты, родственники, приехавшие из других городов, коллеги подсудимых и просто сочувствующие. В этот день изначально планировалось появление Аллы Кирдун, и она действительно с утра находилась в здании суда, но само заседание началось с неожиданного для всех заявления судьи. «Эксперт заболела», — объявил он. Люди в зале не скрывали своего разочарования. На что судья ответил, что это «с каждым может случиться». Конечно, подобного демарша со стороны кого-либо из экспертов после неубедительного выступления Ивановой защита опасалась изначально, но адвокаты не ожидали, что он может произойти буквально в последнюю минуту. Впрочем, судья сразу же успокоил присутствующих, заметив, что на вторую часть заседания будет вызвана госэксперт Андреева (доцент Белорусского государственного университета (в советское время — института) физической культуры). И она действительно появилась в зале суда после обеда.

Андреева явно была подготовлена лучше, нежели Иванова. Она пришла с кипой бумаг, в том числе с распечаткой экспертиз. Если у Елены Ивановой чаще других фигурировал ответ «я не знаю», то у Андреевой самым популярным ответом было достаточно категоричное требование «спрашивать по тексту» и утверждение «я не понимаю вашего вопроса». Также нередко она ссылалась на психолога Гатальскую, которая проводила психологическую часть следственной экспертизы, в то время как Кирдун и Андреева подготовили ее лингвистическую часть.

Судья поддерживал Андрееву, одергивая адвокатов и подсудимых, которые, по его мнению, отклонялись от текста экспертизы и задавали «слишком абстрактные» вопросы. Однако именно эти вопросы, по версии защиты, должны были помочь прояснить выводы экспертов. Но Андреева далеко не всегда отвечала прямо (адвокат Мария Игнатенко несколько раз во время заседания заявляла, что так и не добилась ответа на поставленный вопрос), причем вела себя агрессивно, перебивая обвиняемых и не давая им завершить формулировку.

«Может ли простой, дееспособный гражданин, не имеющий специальных познаний, понять, что текст „негативный“, или для этого надо быть специалистом? То есть, может ли простой человек понять, что это „негативная информация“, или нет?», — спросил Юрий Павловец. Андреева в ответ заявила, что не понимает вопроса, и заявила, что восприятие и воздействие оценивает психолог, а лингвисты ориентируемся на «лингвистические значения, коннотации, стилистические мотивы». «Я не знаю слова „коннотация“, вы не знаете словосочетание „исторический миф“, но к этому мы вернемся позже. А сейчас скажите — у меня лежит текст, я его прочитал, и у меня ничего не возникло. Вы, как специалист, взяли этот текст и сказали — это негативная информация. Такая ситуация возможна?», — поинтересовался Павловец.

«Вы знаете, мы сейчас с вами не гадаем на кофейной гуще, вы конкретно по тексту спрашивайте, я не понимаю вашего вопроса», — повторила уже не раз произнесенные в этот день в зале суда слова Андреева.

«Термины „нормальная нация“, „нормальный народ“, „природная неполноценность“ вы откуда взяли?», — спросил Павловец. Она ответила, что «не понимает, к чему эти вопросы». «Давайте конкретно по тексту», — снова потребовала Андреева.

Павловец заметил, что в экспертизе используются термины «нормальная нация» и «нормальный народ». Судья прервал Павловца и практически в одно и то же время с Андреевой (хотя, по логике судебного процесса, подобные требования может оглашать только суд) потребовал от него задавать вопросы «конкретно по текстам». Андреева снова начала заявлять, что «не понимает, к чему эти вопросы».
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

«В интервью „Советской Белоруссии“ в июне вы говорите, что вот-вот появится методология оценки вербального экстремизма…», — уточнил Павловец. «У нас не было еще методики собственной на тот момент, поэтому мы пользовались… (видимо, имеется в виду российская методика авторства Ольги Кукушкиной — EADaily), но исходя из белорусского законодательства», — ответила она. Ранее защита обращала внимание на статью Кирдун и Андреевой, в которой было заявлено, что российские методики, в том числе и разработки Кукушкиной, не могут применяться в Белоруссии из-за различий в законодательных нормах двух стран. К слову, Андреева и ранее подтверждала, что на момент исследования статей арестованных публицистов собственно белорусская методика отсутствовала, и они опирались на исследования Ольги Кукушкиной. Более того, по словам Андреевой, в Белоруссии нет ни одного аттестованного эксперта по экстремизму.

«Может ли научный термин являться оскорблением или признаком разжигания вражды?» — поинтересовался Павловец. «Это в заключении? И, если в заключении, то конкретно укажите где», — потребовал судья. Ему вторила Андреева, которая снова просила задавать вопросы по тексту.

Другого обвиняемого, Сергея Шиптенко, также интересовал вопрос о «нормальной нации». «Почему вы используете такую терминологию, как „нормальная нация“, слово „второсортный“ применительно к народу, хотя ни у кого из авторов нет такого слова?», — спросил Шиптенко.

«Эксплицитно может быть это не выражено, но имплицитно через эту оценку, которую дает автор, и определяется вот эта неполноценность, несоответствие между общественным статусом этой группы и тем, как оценивает ее автор текста», — пояснила Андреева появление в экспертизе странных выражений, которых не было в текстах подсудимых.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

Под конец заседания, которое продлилось дольше обычного, вопросы Андреевой задавала адвокат Мария Игнатенко. В частности, она пыталась выяснить, какими историческими познаниями обладает Андреева, спрашивала, признает ли эксперт существование такого явления, как белорусизация, отметив, что ее подзащитному ставится в вину, что он пишет о ней. Интересовал Игнатенко и вопрос, в чем заключается разница между аргументированной критикой и враждебным отношением к властям. Андреева в ответ на один из вопросов Игнатенко зачитала некий документ. На вопрос Марии Игнатенко, что это за текст, она сказал, что это «подготовленный ответ» (кем именно он был подготовлен, она не уточнила). Адвокат поинтересовалась, что именно экспертам не понравилось в том, что Ефросинья Полоцкая в приписываемой ее подзащитному публикации именуется общерусской святой. По словам Игнатенко, Ефросинья Полоцкая никакой иной святой попросту не может быть. «Что плохого в том что Ефросинья Полоцкая — белорусская святая?» — спросила Андреева. «Вам не кажется, что это, простите, невежество, и что есть единая церковная традиция, по которой она именно общерусская святая?» — ответила Игнатенко.

На вопросах адвоката судья объявил перерыв в заседании до 10 часов 9 января, когда ожидается продолжение допроса Андреевой. В целом допрос проходил в достаточно нервной и напряженной атмосфере, со стороны судьи делались замечания как в адрес адвокатов, так и в адрес подсудимых, а госэксперт, в отличие от той же Ивановой, периодически вела себя некорректно, перебивая обвиняемых и защиту и временами пытаясь решить за судью судьбу того или иного адресованного ей вопроса.
На дне белорусской аналитики

Мы уже привыкли, что от оппозиционной аналитики течет кровь из глаз. Пишется она обычно в формате детских страшилок. Ну, помните:

      Ночь, тихо в лесу,
      Только не спит барсук
      Знает, барсук, что
      Вот и не спит барсук.

К инсайду прилагается ГБ-образная форма написания текстов, чуть разбавленная словами «возможно» и «вероятно», хороший годовой доход, интересные друзья за рубежом, возможность путешествовать, а также ласка и внимание оппозиционной общественности.
 
Как ФСБшники с плохим настроением ломали BSBlog

Обычно эксперты по безопасности демонстрируют высочайшую компетентность в вопросах невидимого фронта. Поскольку фронт невидимый, а подтвердить или опровергнуть что-либо невозможно, то писать о нем можно любую чухню.
Например, в статье «О чем свидетельствуют перестановки в руководстве белорусских спецслужб» на сайте Belarus Security Blog Андрей Поротников проанализировал отставки в ОАЦ:
На дне белорусской аналитики

Но на этом горячий ньюсмейкер Поротников не остановился. Как оказалось, в Байнете произошла страшная вещь. «Наша нива» написала, что «взломан поротниковский сайт Bsblog.info: на нем были добавлены антироссийские высказывания».
Судя по словам Андрея, надпись на собственном сайте со словом «параша» он посчитал провокацией ФСБ. К одной из глубоких статей было дописано, цитата:
 
«В реализации планов на Балканах имперская «немытая» Россия не остановится ни перед чем. ПаРаша вполне может пойти на организацию террористических актов с гибелью гражданского населения и устранение неугодных политиков и журналистов».
 
Как водится, Поротников провел расследование, сделал глубочайшие выводы и нашел виноватых:
 
«Они показывают, мол, наши возможности превосходят ваши. Типичная гэбэшная практика. Если бы они хотели сайт повалить, то повалили бы. А так просто демонстрируют свою силу. По всему видно, что это восточная активность, наши так не работают», — считает Андрей.
 
На меньшее, чем ФСБ, он не разменивается. Или ГРУ, СВР? Какая именно восточная служба имелась в виду?
 
«Сделано все было весьма профессионально. Все следы взлома подчищены. Это делали люди с очень хорошим знанием дела, они нашли, где есть провалы в системе», — отмечает Поротников.
 
Не хватает, конечно, приписки про то, что фсбшники или грушники это сделали из-за плохого настроения или из-за взбучки от Путина.
По ком топят Печи

Большая часть контента BSBlog посвящена не спецслужбам, а армии. Неудивительно, что эксперты попали под раздачу от наших военных.
Недавно насчет Андрея появилась любопытная статья «Под чьим колпаком находятся Поротников и Мотолько». БелВПО пришло к выводу, что ажиотаж с Печами был подогрет искусственно через контролируемые фигуры в СМИ, а активнее всего помогали набрасывать Поротников и Мотолько, ими же озвучивалось требования об отставке министра обороны Равкова.
Напомним, после Коржича вся независимая пресса начало дружно писать, что Минобороны не способно реагировать на информационные вбросы:
 
«На фоне недавних спорных действий пресс-службы Минобороны по освещению учений «Запад-2017» неспособность реагировать на вызовы в связи с гибелью солдата выглядит предельно непрофессионально», — утверждал Царик.
 
Кстати, а кто эти вбросы про вагоны делал? Не чувствует ли аналитик легкого стыда, ну хотя бы, стыдка, стыдочка?
Но интересно другое. Юрий Царик озвучил тезис о том, что Печи использовались в игре силовиков накануне совещания Президента, чтобы перевести стрелки, а уже в следующем разделе он пишет про «активные мероприятия российской стороны». Короче, эта песня хороша.
Тем не менее БелВПО посчитало, что Мотолько и Поротников были задействованы для перевода информационных стрелок на армию.
Что касается первого героя публикации, то блогер Антон Гадимович Мотолько (1988 г.р.) интересен тем, что постоянно утверждает, что он не политический активист, политикой не интересуется, находится вне ее, занимается ямами на дорогах и вообще мимо проходил.
Как он проходил мимо, мы все недавно видели.
На дне белорусской аналитики

Именно блог Мотолько использовался для слива, когда к проходной Минобороны подогнали машину якобы с плакатом возмущенных граждан. Заднее стекло ободранной «Ауди» сфоткали, после чего машину уехала — весь типа пикет занял секунд 15, и явно был ориентирован на последующий фотослив.
Поэтому завяленная Мотолькой «аполитичность» — это очевидный маркер, демонстративное соблюдения условий игры. Лично мне здесь все понятно.
А вот по поводу второго «контролируемого профильного специалиста», сиречь Андрея Поротникова, ситуация чуть сложнее.
Напомним, в сети ранее размещалась информация, что Андрей Поротников родился в Бобруйске в 1978 году. Кстати, оказалось, что он и журналист Денис Лавникевич — друзья по арийско-бобруйскому детству. А мы-то думали, в чем дело, что же он забыл на BSBlogе. Ранее ИМХОклуб уже писал, как этот бобруйский борец с российской пропагандой вдруг объявился на RT. (Кстати, где он? Нет его там больше?)
А сам Поротников в 2007-м занимал должность старшего следователя Пуховичского РОВД. Известно также, что в январе 2010 года за распространение в сети Интернет заведомо ложных измышлений, позорящих некого (или некую) гр. Бацеко А.О. судом Фрунзенского РУВД г. Минска Поротников был привлечен к административной ответственности (штраф 700000 руб.). Случилось ли это в бытность его службы в правоохранительных органах, история умалчивает. Тем не менее, в 2010 году он уже занимает должность заведующего сектором в белорусском республиканском унитарном страховом предприятии «Белгосстрах», а в 2011-м создает свой интернет-проект.
После Украины BSBlog получил второе дыхание — и теперь, видимо, пытается вилять собакой и учить, как работать.
 
«Война в Украине продемонстрировала, что именно спецслужбы являются мечом и щитом, эффективность действий которых во многом предопределяет победу или поражение в конфликте. К сожалению, в Беларуси соответствующие выводы не сделаны, по крайней мере, пока», — ранее утверждал Поротников.
 
Тогда общественность на слова «щит и меч» отреагировала нервно, и еще в 2015 начала увлеченно обсуждать, является Поротников агентом КГБ или нет.
На мой взгляд, это достаточно сомнительно. Но ребята могли попросить старый должок, а косячков за Андреем числилось немало. Опять же, в недавнем взломе сайта, о котором мы писали вначале, он не стал обвинять белорусских чекистов. А чего так быстро версию отметаем? Или после плохого настроения Лукашенко там работать некому?
Конечно, сайт ломало не ФСБ. И не КГБ.
По-моему, теперь ответ очевиден. Хотя у самих аналитиков, похоже, мозгов не хватило догадаться, кто их отпинал и за что. Ну, пускай посидят, поанализируют. Кстати, когда писалась эта статья (26 декабря) сайт Поротникова лежал. Наверно, пароли меняют.
Ветер с «Запада»

Аналитики у нас люди идейные. Работают они не просто так, а всерьез считают, что строят берлинскую стену от России. Во благо потомков. И каждая статья про плохое настроение или брянские танки — это типа такие маленькие кирпичики.
Напомним, что и Царик, и Сивицкий начинали как системные хлопцы, но потом, очевидно, сели на деньги, и примерно в 15-м году были списаны с официального борта. После этого падает качество их аналитики (видимо, из-за потери источников), и начинаются доклады, которые выглядят как пересказ школьником сюжета «Red Alert».
На дне белорусской аналитики

Апофеозом творчества стали учения «Запад» с вагонами, которыми должна была наступать танковая армия.
И несмотря на осеннюю оккупацию и такие же осенние протесты, СМИ до сих пор берут у Юрия и Арсения некие комментарии. У сайтов и аналитиков выработался внутренний дискурс, вшитый набора слов «расея-акупацыя-фсб-пагроза» — переставляя слова в произвольном порядке, можно получить некий осмысленный комментарий.
Кстати, мы, немало посмеялись, когда незалежные СМИ активно выгораживали украинского полковника Шаройко. Увы, наши котики-журналисты не читают художественных книжек, в которых описываются приемы контрразведки: закинуть удочку, посмотреть круги и т.д. Страна у нас, конечно, свободная, но любовь к Украине должна быть платонической, без иностранной денежки и иностранных подсказок. Иначе будет атата.
Кроме того, в условиях нехватки информации аналитики пытаются разрабатывать сквозные темы, что выглядит ну очень топорно — связать «оккупацию» с «Западом», «Запад» с ОАЦ, ОАЦ с плохим настроением и т.д.
На дне белорусской аналитики

Например, Александр Алесин так прокомментировал отставки в Оперативно-аналитическом центре:
 
— Адстаўкі зьвязаныя з агульнай сытуацыяй, калі нашы аналітычна-інфармацыйныя службы аказаліся не на вышыні падчас манэўраў «Захад-2017». А трэба было весьці жорсткую наступальную барацьбу, прапаноўваць інфармацыйныя контраргумэнты, адказваць у інфармацыйнай прасторы на тыя пытаньні, якія людзі задавалі.
 
Фишка в том, что как раз «люди» вопросов не задавали. Задавали их те, кто отрабатывал информационный вброс про вагоны, агрессию и т.д. Понятно, что сама версия пальцем в небо, ОАЦ к «Западу» не имеет отношения.
Но любая информационная кампания идет, пока за нее платят. И во время шпионского скандала белорусская сторона нажала на газ разочек, в отличие от свядомых сайтов, которые до сих пор подмуслоивают бравого украинского полковника-журналиста.
К сожалению, определенным силам выгодно притопить Минскую площадку, союзную армию, ОДКБ — и поэтому данные темы периодически получают внешнюю подпитку.
Но в случае с Печинской учебкой наезд на армию был понятен, ситуация вопиющая, и было бы странно ждать иной реакции.
Но министра Равкова в этой ситуации, допустим, защищал Змицер Панкавец, в то время как Поротников требовал его отставки. Но это же не значит, что таким образом «Наша нива» связана с армией. Все несколько сложнее. Куда подуют аналитические ветры в будущем году?
Зрада чи перемога?

Угадайте, откуда заголовок: «Оппозиция обеднела. Партии не могут заплатить за электричество». Киселев? Russia Today? Лукашенковская пропаганда? Ни фига подобного, это «Белсат».
Да, на выборы-2018 оппозиционные партии пойдут сирыми и голодными, но это не значит, что вливания денег прекратились. Просто потоки перераспределяются, и в свете европейского потепления кусок получит тот, кто сможет совместить несколько направлений деятельности: готовить аналитику, держать медиаплощадку и — что теперь самое важное — иметь эксклюзивные контакты с властью. Ресурс оппозиции выработан, требуется качественный рост, вес в системе и т.д.
Ранее эти конгрессы проводились в Варшаве и Каунасе в среде ЕГУшников и имели нижайший уровень, по свидетельствам участников. И это уже не говоря о контенте. И вот, типа, НАН одобрила дорогих гостей. Зрада чи перемога?
Что характерно, об этом «Наша нива», а на фотку они поставили монаха-доминиканца Рудковского, своего хорошего друга, который теперь возглавляет BISS и увлеченно анализирует комментарии на tut.by.
Оппозиция имеет определенные каналы информирования, особенно на уровне руководителей СМИ. Более того, наши друзья держат нос по ветру, ловят конъюнктуру как государства, так и зарубежных сторон. Власти их деятельность подается под предлогом консолидации общества, отстаивания независимости, укрепления информационного суверенитета и т.д. — кстати, столетие БНР очень подходит для такого красивого подката.
И сейчас все они решили, что ветер подул в правильную сторону.
Только он не подул. Это им сказали, что подул.
  • Автор: sidney
  • Автор: 24-01-2018, 04:30
Захар Прилепин: Интрига-2018

Путин – то, что о нём думает планета…
Кто перед нами? С кем мы имеем дело? Кто нами руководит?
Может он, к примеру, проснуться утром, потянуться и сказать: «Как же я люблю Россию!»?
Почему только: гарант – с одной стороны, а с другой – самоуверенная группа людей, желающих так или иначе сделать нас ещё одним штатом «великой» Америки?
Дайте нам другую программу, дайте нам другую элиту.
Вот самая главная проблема ...