«Демократии» - полные штаны…

Когда российская власть старается сделать выборную процедуру с прозрачностью в особо крупных размерах, чтобы на Западе кровожадный зверь, ведущий с нами войну на истребление, осознал всю нашу честность и свою неправоту – она ломится в открытую дверь. Кровавому зверю, специализирующемуся на геноцидах, совершенно безразлично, честно или нечестно пройдут выборы в РФ. Он преследует свои цели, цинизма ему не занимать, и вопросы законности его совершенно не интересуют (что доказано украинским бардаком и однотуровой «победой» П.Порошенко, о которой никто на Западе не задал ни одного неудобного вопроса).
По уму – у нас должен быть только один вопрос. Технический. Как нам извернуться, чтобы от зверя лютого спастись, как нам общими усилиями, раз беда в каждый дом пришла – оборону крепить. Вот о чём, по уму-то, дискутировать нужно…
Вместо этого начинаются разглагольствования отнюдь не технического характера, в которых человек делает вид, будто он (в американских списках давно уже покойник) что-то значит, а власть делает вид, будто в это верит. «А я ещё посмотрю, за кого голосовать!». «А я ещё право своё выбора реализую, ох, как реализую…»Это всё детский сад. Это недостойно взрослых ответственных людей находящихся на жестокой войне нового гибридного типа, которую российская власть упорно не желает признавать, и не желает вести как следует, а по-детски (каков народ, такая и власть) – пытается спрятаться под одеяло от монстра…Демократическая клоунада началась давно. Начавшись болтовнёй и кривляниями толпы на площадях, она быстро перешла к пулемётным и пушечным расстрелам этих же самых толп. Пока мы наивно грезили о «власти с человеческим лицом» - к нам ворвалась с Запада власть воров и террористов, которые ни в грош не ставят человеческую жизнь.
И даже жизнь целых городов, целых народов в грош не ставят. Надо будет – вырежут и расстреляют миллионами, а послушные им мировые СМИ назовут это торжеством демократии и «гуманитарной интервенцией»… Что, примеров вам такого рода «торжества» и «гуманитарной помощи» мало?! Сколько ещё нужно?
Пока люди с детской наивностью «переобуваются на лету», играя в дурацкую и неправдоподобную игру «выбери себе власть по вкусу» - им танковыми калибрами объясняют, какая именно власть им должна быть по вкусу…-Ах, у нас выборы! Ах, пойду понаряднее переоденусь…На это я скажу грубыми словами нашей киноклассики: «В морге тебя переоденут!». Там же и все твои бытовые претензии по поводу жилья, придомовых территорий и состояния дорог выслушают…У нас один вопрос, который озвучил И.И. Стрелков – «Как преодолеть катастрофу 1991 года?». Вот о чём думать надо, если жить хотим, а не о песочнице во дворе! Но и сам И.И.Стрелков, задав правильный вопрос – дал очевидно-неправильный ответ… Мол, власть нужно уронить и мне в руки передать – тогда всё будет…И что будет?! Игорь Иванович, уважаю и преклоняюсь, но правда-то в том, что без армии от Путина вы отдельно взятый городок Славянск удержать не смогли! А думаете теперь всю Россию удержать?
  • Автор: sidney
  • Автор: 22-01-2018, 17:33
Анатолий Матвиенко: Ахтунг, русские! О «расейскай» угрозе в Беларуси 

У кого-то из западных карикатуристов времён Холодной войны была серия карикатур, где часовой с винтовкой долго терпел выёживания толстого офицера, а потом просто всадил ему штык в филейную часть, на что офицер заорал: «Ахтунг! Руссен комен!»
Вещание о русской угрозе, о том, что русские дивизии захватят Беларусь, как в 2014-м году – Крым и Восточную Украину, за три года превратилось в какое-то жужжание назойливой мухи. У меня лично создалось впечатление: когда закончились совместные с россиянами сентябрьские манёвры, изрядная часть паникёров пожалела, что коварные русские вывели войска, этих подлых русских ещё добрый месяц искали по лесам, где они наверняка попрятались с целью дождаться подкреплений и уж тогда точно оккупировать Беларусь до последнего совхоза.
Самые трепетные души успокою: если вам не хватает политических аргументов об отсутствии мотивации для правительства России применять военную силу к Беларуси, подумайте об экономических. Присоединение Крыма и поддержка ЛНР-ДНР обошлись российскому бюджету настолько дорого, что повторный «Освободительный поход Красной Армии» (по аналогии с 1939 годом) просто уложит их экономику на лопатки вернее, чем ракетный удар по ядерным объектам.
Если вмешательство России в украинские дела очевидно, включая открытое снабжение мятежного региона провиантом и медикаментами, то воздействие восточного соседа на Беларусь не лежит на поверхности, и здесь требуются специальные усилия, чтобы доказать: кремлёвская политика представляет собой прямую и непосредственную угрозу для белорусов.
Этой цели посвящены ежегодные исследования международной организации Eurasian States in Transition (EAST) Research Center, к концу прошлого года завершилось очередное изыскание. На сайте данной организации east-center.org желающие могут ознакомиться с его выводами: Belarus’ Vulnerabilities and Resilience to Foreign-Backed Disinformation Warfare, в белорусском переводе отчёт доступен на сайте «Радыё Свабода» под названием «Дамінаваньне Расеі і дэзынфармацыя: экспэрты вызначалі 7 інфармацыйных пагроз Беларусі».
Звучит весомо. Не просто «Ахтунг, русские!» на уровне беседы бабушек в поликлинике или трёпа в социальных сетях, а солидное экспертное заключение.
Но если не довольствоваться конечным итогом исследования об информационном прессинге россиян и покопаться на страничкам сайта EAST, картина предстанет в ином свете. Тот ресурс производит комичное и удручающее впечатление одновременно.
Судя по всему, это совместный интернет-проект небольшой группы молодых людей, которым сами основатели не слишком интересуются. В новостной ленте – несколько публикаций общеполитического плана. Последнее мероприятие, кроме отчёта об исследовании русской угрозы, датировано сентябрём 2017 года, упомянутый EAST выступил организатором «А panel Propaganda, Disinformation and Russia’s Soft Power». Я понимаю значение английского panel в контексте, в русском языке «панель» — весьма многозначное слово… Но вернёмся к вялым энтузиастам из EAST.
Возможно, столь мёртвый сайт не отражает реальной жизни организации, где всё кипит (есть такая вероятность), и я зря обозвал их вялыми. Но если всё кипит, отчего ни у кого не доходят руки освежать контент регулярнее? Достаточно сравнить с белорусским сайтом lit-bel.org и частотой сообщений об офлайновых мероприятиях, связанных с оппозиционным Союзом белорусских писателей, там действительно присутствует движение.
Бизнес-мудрость гласит: если тебя нет в Интернете, тебя нет вообще. От себя добавлю: если ты присутствуешь в Интернете в виде сайта-полутрупа, то лучше бы вообще ограничился страничкой в соцсетях.
Итак, имеем дело с теми, кого модераторы более чем демократичной «Википедии» относят к категории «неавторитетный источник». Впрочем, и неавторитетный может выдать что-то путное. Но не в этот раз.
Обтекаемые фразы с оценочными суждениями оставлю на совести их сочинивших. Но как только речь заходит о конкретике, хочется кричать «караул».
«Дасьледчыкі адзначаюць як станоўчую зьяву дзейнасьць тэлеканалу «Беларусь-3», які вяшчае выключна па-беларуску».
Вот если врать, то уж лучше – аккуратно. Любой может открыть программу канала и увидеть, что изрядная доля эфира отдана фильмам на «расейскай мове акупантаў». Всё же язык вещания – это не только дикторский текст. Как мне кажется, вряд ли покойный Марк Бернес спел бы для белорусской аудитории и специально для исследовательского центра EAST на мове, Бернеса я как раз слушал на «Беларусь-3». И субтитров на мове в таких передачах нет. Прямо во время написания этой статьи я открыл интернет-вещание канала, там шёл «Ресторан господина Септима» по-русски, в перебивках – русскоязычная реклама; не представляю, как от такого информационно-дезинформационного удара проклятых русских наше общество оправится в ближайшие годы.
В общем, авторы «исследования» хотели сделать комплимент телеканалу, в результате – ткнули пальцем в небо.
«У Беларусі фактычна адсутнічае такі фільтар на шляху інфармацыі, як родная мова. Праблема ў тым, што большасьць беларусаў у 2015 годзе казалі, што і далей хацелі б атрымліваць інфармацыю на расейскай мове. Гэтага хочуць 65 карыстальнікаў друкаваных мэдый і 57% карыстальнікаў інтэрнэту».
Быть может, «исследователи» не в курсе, что «родная мова» для абсолютного большинства этнических белорусов – русский язык. Тот язык, на котором говорят родители, всё окружение в школе, на улице, в магазине, в кругу знакомых. Даже во время последней переписи населения примерно две трети назвали русский основным языком, но если ориентироваться на предпочтения по книжному рынку, с учётом российского импорта – более чем на 90% русскоязычному, то предпочитающих мову вообще единицы процентов. Разумеется, в упомянутом «исследовании», опубликованном на «Радио Свобода», нет ни единой ссылки на источник происхождения столь удивительных данных.
Наконец, мова – инструмент передачи информации, но никак не фильтр «на шляху інфармацыі», как померещилось авторам исследования. У меня есть публикации на мове, в том числе в газете «Лiтаратура i мастацтва», свободно мовой владею, и, придерживаясь убеждений о необходимости максимально тесного союза с Российской Федерацией, я могу публиковать аргументы в пользу этого союза на любом из двух языков белорусов – на русском (основном) и на мове. Аналогично, если бы в Кремле планировали информационный обстрел Беларуси и сочли необходимым преодолеть «фильтр», наняли бы специалистов по мове в обеих её вариантах – наркомовке и тарашкевице.
Даже на слух утверждения «исследователей» звучат странновато, а если взять статистику Министерства информации и Министерства связи, то там вообще другие цифры. Львиная доля потребляемого контента – с Рунета. Абсолютное большинство периодики – на русском, даже издающееся в Беларуси, а сколько ещё ввозится из России, распространяется по подписке или доступно через киоски, только 17% книг издаётся у нас на мове… Поэтому цифры из «исследования», где русскоязычные предпочтения едва превышают половину аудитории, выглядят высосанными из пальца или полученными в чрезвычайно малой нерепрезентативной группе.
Белорусы преимущественно разговаривают на родном языке для них – русском, прямом наследнике «языка руского» Великого княжества Литовского и славянского наречия Московского царства. Белорусы чувствуют себя в едином культурно-языковом пространстве с россиянами. Это ужасно? Наверно – да, но только для тех, кому больше заняться нечем.
Проблема в другом. За годы независимости наша национальная непохожесть на русских не утвердилась, не выработалась, белорусы не пришли к спокойному осознанию: мы с русскими вместе, но малость разные. Поэтому нужно работать планомерно, мягко, интеллигентно, а не предлагать глупости вроде включения в сетку вещания канала «Беларусь-3» всякие разные «спартовыя праграмы, праграмы пра моду, здароўе ды іншыя», как настаивают «исследователи» из EAST, иными словами – показывать Малахова и Малышеву в белорусском варианте. Всё же это канал культуры, и не стоит его отправлять торговать собой на панель. Даже информационную.
Пророссийских публицистов судят в Минске: 18.01.2018 день 21

17:49 — Суд удалился в совещательную комнату, и на этом сегодняшнее заседание закончилось. Продолжение — завтра, 19 января, в 10:00.

17:43 — Адвокат Хлебовец: Кирдун, Андреева и Гатальская в рамках РЭК указали на наличие в статьях «признаков экстремизма», а в рамках уголовного дела отказались отвечать на данный вопрос. Что свидетельствует об их некомпетентности.

17:39 — «Если прочитать инструкцию к лопате, а потом убить ею человека, то лопата будет использована не по инструкции. Эксперты прочитали инструкцию Кукушкиной, и в их руках эта инструкция стала оружием массового поражения» (Марчук).

17:36 — Марчук зачитывает очевидные свидетельства некомпетентности экспертов — «говорить» и «пользоваться» по их мнению — одно и то же, и т. п.

17:30 — Мнение прокурора: Ст 161 УК РБ, эксперт — это незаинтересованное лицо. Какой-либо заинтересованности у экспертов не наблюдается, утверждает он. «Сомнений в объективности экспертов у меня нет» (Прокурор).

17:27 — Игнатенко: Андреева и Кирдун уже давали свои заключения в рамках РЭК, и они априори не могли быть избраны для проведения экспертизы в рамках уголовного дела. И весьма неоднозначно то, что Кирдун уже знакомилась с текстами Григорьева в «живом журнале». Откуда такое пристальное внимание?

17:26 — Игнатенко: Со стороны экспертов неэтично давать оценки заключениям их учителей (Галяшиной и Кукушкиной).

17:24 — Игнатенко: С моей точки зрения как зашитника, эксперты продемонстрировали легкомысленное оперирование судьбами людей.

17:17 — Игнатенко заявляет ходатайство о назначении обвиняемым повторной экспертизы. Это общее ходатайство защиты. Основание — некомпетентность экспертов. Они не владеют той методикой, на которую ссылаются. Наличие заключения Кукушкиной по тем же статьям, в котором содержатся противоположные выводы, является прямым доказательством этого, отмечает защита. Эксперты демонстрируют чувства и эмоции, в отличие от схоластичных текстов Кукушкиной и Галяшиной, напоминают адвокаты. Психолог Гатальская — идеологический противник подзащитных. Ее мнение — это мнение идейного оппонента, а не эксперта.

17:16 — «Люди, которые говорят на белорусском языке, не могут ничего делать, кроме как разговаривать на нём, потому что по-белорусски нельзя выразить ничего великого. Белорусский язык — бедный язык. В мире существует только два великих языка — русский и английский». Александр Лукашенко, 1994 год.

17:14 — К делу предлагается приобщить номер «Народной газеты», в котором приводится высказывание Александра Лукашенко о белорусском языке, которую эксперты якобы не нашли. Прокурор не возражает.

17:03 — Игнатенко ходатайствует о приобщении к материалам уголовного дела выдержек из вышедшей уже в период пребывания в СИЗО Шиптенко и Павловца их совместной монографии («Экономика Белоруссии. Исторические очерки XX — XXI века»), которая наиболее ярко указывает на их поддержку интеграционных процессов между Белоруссией и Россией. Она зачитывает эти выдержки.

16:59 — Разжигания вражды или розни в текстах Павловца и Шиптенко Корчицкий также не выявил. Прокурор не возражает по поводу приобщения обращения учёного к делу.

16:58 — Диалектом русского языка назвал белорусский язык известный учёный, академик Евфимий Карский. Это точка зрения одной из научных школ, отмечает Корчицкий.

16:52 — Адвокат Игнатенко зачитывает обращение кандидата педагогических наук, доцента Минского лингвистического университета Сергея Корчицкого по факту прослушивания им экспертных заключений и допроса экспертов. Из 500 обучающихся у него студентов по-белоруски говорят только трое. Он также указывает, что предостережение может быть выражено как явно так и имплицитно — в отличие от госэкспертов, утверждавших обратное. Корчицкий отмечает, что критика — это и есть подбор негативной информации, в чём авторы экспертизы неоднократно обвиняли публицистов.

16:44 — Адвокат Марчук дает пояснения по 18 тому, к которому приложены экспертизы. Обращается внимание на то, что все независимые эксперты констатируют наличие в статье «Как конструировалась белорусская идентичность"критики действий властей. Констатируют, что власти не являются социальной группой, и в отношении них нельзя говорить о возможности возбуждения социальной розни.

16:37 — Предоставлены сведения об уведомлении членов РЭК о заседаниях комиссии. Сведения об уведомлении экспертов, присутствовавших на заседании РЭК 08.12. 2016 (рассматривавших статьи Григорьева), вообще отсутствуют.
Адвокат Игнатенко отметила, что раз они отсутствуют, значит их нет, и никакого заседания на самом деле проведено не было. Уведомления приобщаются к делу.

16:31 — Зачитываются документы из УСК г. Минска по уголовного делу в отношении Юрия Баранчика и «неустановленных лиц», совершивших преступление по ч 3 ст 130 в группе с Алимкиным, Шиптенко и Павловцом. Производство приостановлено 22 октября 2017 года. Баранчик продолжает скрываться от органов следствия, и местонахождение его на данный момент неизвестно. Сведениями о рассмотрении правоохранительныии органами Российской Федерации материалов по вопросу экстрадиции Баранчика УСК по г. Минску не располагает. Подпись: Агафонов.

16:25 — «В статье отсутствуют лингвистические признаки экстремистских высказываний. Поскольку отсутствуют лингвистические признаки, то нет необходимости исследования этих публикаций на наличие психологических признаков».

16:19 — Зачитывается отзыв российского эксперта Ольги Кукушкиной на статью Николая Радова.

16:08 — Прокурор переходит к 20 тому. Он продолжает зачитывать приложенные к делу статьи.

15:49 — Объявлен десятиминутный перерыв.

15:48 — Зачитывается заключение доктора исторических наук Кирилла Шевченко по статье Николая Радова.

15:37 — Перечисляется ряд приложенных журнальных и газетных статей, учебников, на которые ссылалась в ходатайствах адвокат Марчук, в том числе и «Нарысы гисторыи Беларуси». Прокурор их пролистывает, озвучивает названия.

15:30 — Приводятся данные опроса, проведенного на улицах Минска сотрудником издания «Наша Нива» Артёмом Горбацевичем (выступал в суде в качестве свидетеля со стороны обвинения — EADaily). Вопрос: чем белорусы отличаются от русских? Ответы:

— мы добрее
— у русских более широкая душа
— все мы советские люди, граждане Советского Союза.

15:26 — Адвокат Марчук обращает внимание на то, что в 19 томе присутствуют непронумерованные страницы. Прокурор улыбается и подтверждает — да, есть.

15:25 — На сайте «Вместе с Россией», работающем под эгидой посольства РФ в Белоруссии, найдено 229 упоминаний статей Павловца.

15:23 — Зачитывается заключение Роскомнадзора.

15:18 — Зачитывается следующее заключение. Автор — Дмитрий Безнюк, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии БГУ.

15:14 — «Лингвистических признаков возбуждения межнациональной вражды или розни не выявлено».

15:01 — Фраза из научного отзыва Олюнина «через всю статью красной нитью проходит…» вызывает смех в зале, даже судья не может сдержать улыбку (когда Павловец заявлял автору психологической части госэкспертизе Галине Гатальской, что в его текстах не было фраз, которые она ему приписывает, Гатальская постоянно отвечала, что соответствующая мысль проходит через все его статьи «красной нитью» — EADaily).

14:53 — Зачитывается научный отзыв на публикацию Павловца «Как конструировалась белорусская идентичность» кандидата исторических наук Олюнина С.В.

14:52 — «Лингвистических признаков возбуждения межнациональной вражды или розни не выявлено».

14:49 — В своём заключении эксперт даёт ссылку на резолюцию Совета Европы, регламентирующую допустимость критики действий представителей власти. Указывается, что власти не являются социальной группой, следовательно, к ним не может возбуждаться социальная вражда или рознь.

14:43 — Зачитывается экспертное заключение латвийского исследователя Николая Гуданца по текстам Николая Радова (псевдоним, приписываемый Павловцу — EADaily). «Все статьи характеризует спокойный взвешенный тон».

14:41 — «Конкретные действия властей автор подвергает конструктивной критике… В статье отсутствуют лингвистические признаки разжигания межнациональной розни, унижения национальной чести и достоинства».

14:40 — Третья часть трилогии. «Текст направлен на единение братских народов Белоруссии и России. Предмет речи в тексте: национальная политика руководства Республики Беларусь».

14:30 — Вторая часть трилогии Павловца о белорусской идентичности. «Текст представляет собой обсуждение общественно значимой проблемы в рамках политической дискуссии… В статье отсутствуют лингвистические признаки разжигания межнациональной розни, унижения национальной чести и достоинства».

14:27 — «Статья написана в публицистическом стиле в виде аналитической заметки», «Цель автора- донести до читателя свое критическое мнение по поводу проводимой властями политики», «Автор критикует действия властей., направленных на отрыв от братской России», «В данной статье присутствует критика в рамках политической дискуссии…»

14:11 — Заседание возобновилось. Прокурор переходит к 19 тому дела. Зачитывается заключение российского эксперта Елены Галяшиной по содержанию статей Юрия Павловца. Приводится значение термина «идентичность» из философско-лингвистического словаря.

12:59 — Перерыв до 14:00.

12:45 — Заключение ходатайства адвоката Марчук: прекратить уголовное дело по ч.1 ст. 233 и ч.3 ст. 130, освободить из-под стражи, назначить повторную психолого-лингвистическую экспертизу.

12:39 — Обращается внимание на то, что Павловец публиковался на официальном портале Союзного государства.

12:37 — Обращается внимание на то, что после того, как РЭК выявила «признаки экстремизма» в ряде статей, они не были подтверждены в ходе психолого-лингвистической экспертизы. Хотя обе экспертизы проводили одни и те же люди.

12:30 — В ходатайстве обращается внимание на то, что автор просто излагает в публикации факты, избегает оценочных мнений и суждений.

12:28 — Продолжается чтение томов уголовного дела. В данный момент прокурор Александр Король зачитывает 18 том. Приводятся ходатайства адвоката Марчук.

12:26 — Эксперты покинули зал суда (на заседании также присутствовала Алла Кирдун, допрос которой проводился вчера, 17 января).

12:20 — Хлебовец: В каких случаях вы можете отступить от поставленных перед эспертом вопросов? Вопрос о возбуждении вражды или розни к властям не ставился? Андреева: Не понимаю. Уточните. Хлебовец: Ну, может, следователь Мацкевич просил вас дополнительно это выявить? Судья: Этот вопрос выяснялся.

12:18 — Николай Хлебовец тоже хочет задать вопросы. Судья спорит, хочет отпустить эксперта, но в итоге соглашается на один вопрос.

12:16 — Адвокаты хотят задать вопросы эксперту Андреевой. Судья хочет отпустить эксперта. Адвокаты возмущены. Судья разрешил задать один вопрос.
Адвокат Кристина Марчук: Вы являетесь специалистом в политической линвистике? Андреева: Что вы имеете в виду — в «политической лингвистике»? Вышла наша статья с Кирдун по политическому дискурсу.

12:12 — Павловец: В чем выражается «природная неполноценность»? Что это такое? Андреева: Мы всё написали в заключении. Павловец: «Природная» — это от природы: косой, хромой? Андреева: Это и этническая. Павловец: Я ПРАВИЛЬНО СЕЙЧАС УСЛЫШАЛ? Судья: Есть ещё вопросы?

12:10 — Павловец: Отождествляют ли эксперты власти со всем белорусским народом? Судья: Выяснялся вопрос. Игнатенко: Но никто из экспертов на него не ответил. Это принципиальный вопрос. Судья: Следующий вопрос.

12:09 — Павловец: Является ли русский язык средством коммуникации в Белоруссии? Андреева: Является. У нас государственное двуязычие.

12:07 — Павловец: Что означают кавычки в слове «тутэйшие»? Судья: Вопрос выяснялся.

12:06 — Павловец: А что негативного в том, что в отношении белорусов предпринимаются попытки конструирования белорусской идентичности? Даже президент перед старым новым годом об этом заявил. Андреева: Идёт конфронтация в вашем тексте. Вот посмотрите как вы описываете группы: литвины, западники…

12:00 — Павловец: Есть ли у меня в тексте статистика, сколько белорусов говорят на «мове» в быту? Андреева: Быт — это сфера семейного использования. Павловец: Вы на вопрос можете ответить? Судья: Ну вот в тексте у Павловца написано слово «быт»? Андреева: Есть слово «дома».

11:57 — Павловец: Есть ли разница между словами «разговаривать» и «пользоваться»? Андреева: Поясните. Павловец: «Пользоваться» — это шире или уже? Андреева: Конкретнее по тексту. Я не понимаю. Павловец: «Пользоваться» — это шире или уже? Судья: Ответьте, пожалуйста, если можете. Павловец: Ну да или нет? Судья: Ну ответьте если можете. Андреева: Ну может быть пассивное или активное использование языка. — Смех в зале.

11:53 — Павловец: Вы утверждаете, что я использую принцип искажения информации. Это разжигание вражды или попытка дискредитации кого-либо, например, властей? Андреева: Ну, мы такой вопрос не рассматривали.

11:49 — Павловец: Нужно ли сравнение в тексте экспертизы признаков выделяемых групп? Андреева: Каких групп? Белорусских властей? Павловец: Ну, например, белорусов и русских. Андреева: Это следует имплицитно. Павловец: У меня в экспертизе вы написали «и другие нации». Какие другие нации? Андреева: Мы говорим о национальной вражде. Это не важно — нация, национальность, белорусы, французы.

11:45 — Павловец: Если я пишу, что язык является признаком этнической идентифицикации, отрицаю ли я, что язык является признаком этнической идентификации? Андреева: Вы выделяете несколько групп и указываете, что «литвины» навязывают свой язык другим группам.

11:41 — Павловец: А 200 лет — это длительный период? Судья: Это уже выяснялось. Павловец: Высокий суд, вы же видите абсурдность происходящего!

11:39 — Павловец: Вы пишете «через отрицание прошлого белорусов, связанного с ВКЛ». Историческое прошлое белорусов, не связаное с ВКЛ, я не отрицаю? Андреева: Ну именно так в тексте не написано. Вы отрицаете длительный период белорусской истории.

11:36 — Павловец: Если в экспертизе не указаны «своя» и «чужая» группа, то значит их нет? Андреева: Ну, это следует из анализа текста. Павловец: Почему тогда этого нет в экспертизе? Андреева: Это понятно из текста заключения.

11:34 — Павловец: Унижение чести и достоинства — это механизм разжигания межнациональной розни. Это вы откуда взяли? Андреева: Методика Кукушкиной. Павловец: Но вы вчера заявили, что в России другое законодательство, и их экспертные методики у нас не действительны. Андреева: Ну, мы используем разные методики и научно-практические комментарии к ним.

11:28 — Павловец: Является ли выверт, полученный «логико-семантическим путем», подтверждением ваших «имплицитных» выводов? Андреева: В данном контексте да. Это очевидная негативная информация.

11:25 — Павловец: «Негативные последствия конструирования истории» относятся к белорусским властям или ко всей нации? Андреева: К властям.
Судья: Не повторяйте вопросы, их так крутить можно бесконечно. Павловец: Я четырнадцать месяцев ждал этого допроса. Я четырнадцать месяцев сидел ни за что и ждал этого допроса.

11:21 — Павловец: «Группа» — это предмет речи? Т. е. белорусская история, власти, культура являются предметом речи? Судья: Вопрос выяснялся.

11:20 — Вопросы задаёт Юрий Павловец.

11:16 — Шиптенко: Почему вы так часто используете такой прием как имплицирование? Андреева: В каком пункте? Шиптенко: Это проходит красной нитью через вашу экспертизу. Судья: Можете кокретизировать? Андреева: Ну мы выявляем предмет речи, цель речи. Шиптенко: Но вы приписываете автору некие мысли, которые никому, кроме вас, не очевидны: ни Роскомнадзору, ни другим экспертам, никому. Андреева: В ваших текстах формируется вражда к властям, к белорусскому народу. Шиптенко: Почему это видите только вы? Андреева: Вы проводили соцопрос? Судья: Ещё вопросы есть?

11:11 — Шиптенко: Вы пишете, что я использую тенденциозный подбор информации. Вы тенденциозный подбор информации используете с той же целью. Андреева: Да.

11:07 — Шиптенко: Вы отнесли к национальным символам символику коллаборационистов. Вы обращались в какие-либо организации, архивы?
Андреева: Нет, а к чему вопрос? — Адвокат Игнатенко просит зафиксировать, что Андреева, ощущая поддержку суда, уходит от ответа на вопрос. Молчит или говорит, что она это уже поясняла.

11:02 — Шиптенко: Вчера Кирдун пыталась представить суду «видение» заключений российских экспертов Кукушкиной и Галяшиной и озвучила резкую острую критику этих заключений. Вы являетесь соавтором этого документа? Судья: Вопрос к делу не относится.

11:00 — Шиптенко: Ваши коллеги сначала заявили, что я белорусофоб. Вчера они утверждали, что я русофоб. По вашему мнению, какой фобией я страдаю? Судья: Вопрос к делу не относится. Адвокат Мария Игнатенко: Я возражаю. Это принципиальный вопрос. Андреева: В лингвистической части исследования таких оценок нет.

10:56 — Шиптенко: Как вы изучали реакцию населения Российской Федерации на данную публикацию Артура Григорьева? И почему населения Российской Федерации, а не Польши или Мозамбика? Судья: Вопрос к делу не относится.

10:54 — Шиптенко: Почему вы используете термин «русскоговорящий» вместо «русскоязычный»? Андреева: Это синонимы.

10:52 — Андреева: Вы все время всё берете в кавычки. Это ваш излюбленный прием. Это у вас приём иронии. Шиптенко: Почему у вас кавычки — это авторская цитата, а у меня «приём иронии»? Судья: Следующий вопрос.

10:50 — Шиптенко: Почему в пункте про символику вы не приводите цитаты: Андреева: Все цитаты приведены ранее.

10:49 — Шиптенко: Почему «по украинскому „сценарию“» вы взяли в кавычки? Это ирония? Андреева: Это цитата. Шиптенко: Приведите авторскую цитату. Судья: Следующий вопрос.

10:47 — Шиптенко: Почему вы используете в экспертизе термин «суверенитет»? Его нет в тексте. Андреева: Белоруссия — это суверенное государство.

10:44 — В качестве способа манипулирования эксперт указала «использование рационально-логического обоснования», чем вызвала вопрос Шиптенко: «Как можно манипулировать, используя рациональную логику?» Судья: Следующий вопрос.

10:42 — Шиптенко: Видимость и иллюзия — это одно и то же? Андреева: Это синонимы. На основе общности сем. Шиптенко: Поясните, пожалуйста. Судья: Следующий вопрос. Андреева: Видимость — это то, чего нет на самом деле.

10:39 — Шиптенко: В чем отрицательное значение слова «лимитроф»? Андреева: Это государство, образованное после распада СССР. Шиптенко: Это незачет. Судья: Следующий вопрос.

10:34 — Шиптенко вспоминает утверждение о мировом признании белорусскоязычных писателей, сделанное на основании того, что их тексты переводились на иностранные языки. Он спрашивает: если перевести на сто языков мира публикации Аллы Бронь, это будет свидетельствовать о ее мировом признании? Судья: Вопрос не относится к делу.

10:34 — Шиптенко: Вы знакомы с перечнем изданий, признанных экстремистскими в Белоруссии? Андреева: Да. Судья: А к чему вопрос? Не относится к делу.

10:30 — Шиптенко: Кто предоставил вам тексты Артура Григорьева (прписываемый Шиптенко псевдоним — EADaily) для изучения для написания экспертизы Республиканской экспертной комиссии? Андреева: Алла Анатольевна Кирдун. Шиптенко: А вы знакомились с текстами Григорьева ранее? Андреева: Да. Знакомились в рамках научно-исследовательской работы.

10:28 — Вопросы начинает задавать Сергей Шиптенко.

10:27 — Хлебовец: Относятся ли статьи Аллы Бронь, размещённые на сайте «Регнум», к информационной продукции экстремистского толка? Андреева: Мы выявляем только экстремистские значения. Хлебовец: То есть к информационной продукции они относятся? Андреева: Мы на эти вопросы не отвечаем.

10:23 — Заседание суда началось с продолжения допроса госэксперта Алеси Андреевой. Вопросы ей задаёт адвокат Дмитрия Алимкина Николай Хлебовец.
  • Автор: sidney
  • Автор: 22-01-2018, 08:38
Эмансипация и «новые угнетённые»

Проблема эмансипации. В последнее время все более тревожный и зловещий оттенок приобретает проблема эмансипации, под которой понимается освобождение от зависимости, угнетения и предрассудков. Красивые слова, скрывающиеся под выложенным в «Википедии» определением, несут за собой не такой уж и позитивный смысл, как это представляется с первого взгляда.
Проведем небольшой исторический экскурс. Проблема эмансипации возникла на волне реального угнетения и эксплуатации людей, которые были лишены многих социальных, экономических и политических прав. Карл Маркс объявил в своё время наиболее угнетённой группой пролетариат, противопоставив его респектабельным и изнеженным буржуа. Достигнутое в ходе рабочего движения «освобождение» пролетариата сняло проблему с повестки дня, после чего классический марксизм начал стремительно утрачивать свою актуальность.
Конец идеологиям угнетённых! С освобождением пролетариата логика классовой борьбы была перенесена на борьбу полов. Возник феминизм, а для обозначения различия между полами стали использовать новый термин — гендер.
По сути, феминистки ставили целью добиться равенства прав мужчин и женщин. Упаковавшись социальными и политическими правами, феминистки в разы радикализировались. Кажется, с этого времени была утрачена и жизнеспособность идеологии угнетённых в целом. Она стала «работать» на государства, которые находятся за пределами Запада, либо на всяческих антиглобалистов, которые реализуют свои амбиции в поле социальной активности, благо, Запад предоставляет им соответствующие возможности.
«Новые угнетённые». Что осталось на Западе? Смысл категорий «угнетённые» и «эмансипация» постепенно был подменен. Права стали заявлять не люди, которые подвергаются эксплуатации, а все те, чьи свободы каким-то образом ограничиваются.
Западная свобода — это индивидуализм. Среди прочего он предполагает распоряжение по своему усмотрению собственным телом, но только, если это не входит в противоречие со свободами других. Отсюда предельно телесный характер требований, который выдвигает класс «новых угнетённых». У этой телесности два аспекта.
Первый — сексуальный. На право угнетённых претендуют лица, совершающие сексуальные действия, которые большинство не одобряет. Они любят называть себя размытым и неконкретизированным термином, скрывающим истинное их лицо — «сексуальные меньшинства». Думаю, не стоит уточнять, какое оно, это лицо. Сюда же можно отнести и проституток, периодически бунтующих, например, во Франции, и требующих легализации своей деятельности.
Второй аспект связан с теми, кто влияют на тело ради изменения сознания. Сюда относится целый спектр деятелей постмодернистской эпохи. Ими могут быть или вполне безобидные культуристы, йоги, вегетарианцы, или менее безобидные сектанты, накладывающие на самих себя разного рода ограничения, или явно социально опасные элементы — наркоманы, алкоголики, самоубийцы и прочие фрики. Все они считают посягательством на собственную свободу любые попытки вразумить их и ограничить их действия.
Дискурс эмансипаторов. Прежний дискурс, который «опускал» желающих эмансипироваться, явно их не устраивает. Нападением на свои свободы «новые угнетённые» объявили не только реальные ограничения, но и созданный вокруг этих свобод негативный дискурс.
Поэтому эмансипаторы активно приступили к формированию нового языка о себе — гламурного новояза, воспевающего разного рода перверсии и отклонения. Словно поглощенное разными невзгодами и житейскими проблемами, общество предпочитает не замечать, что изменение языка влечет за собой пропаганду и навязывание соответствующих деструктивных идей. Не каждая семья будет рада, если их дети начнут подражать тому, что ежедневно видят в средствах массовой информации.
Массовая культура. Демонстрация того, как эмансипируются всякие фрики, выполняет важную функцию — внимание общественности уводится в сторону от реальных проблем. Экзальтированные акции «новых угнетённых» становятся изумительным реалити-шоу, развлекая уставший от нудной повседневности люд. Внедряемые через массовую культуру новые ценности мгновенно разрушают любые конструктивные идеи.
На фоне поставляемых западными политтехнологами и маркетологами красочных шоу, воспевающих свободу без ответственности и обязательств, любая позитивная вещь превращается в скучную банальность, а апелляции к разумному, доброму, вечному утопают в карнавале новых идей.
Констатируя современное положение дел, следует признать, что вряд ли в ближайшее время появится та сила, которая грамотно и толково противопоставит себя «новым угнетённым» и сохранит или сформулирует новые, но позитивные ценности.
  • Автор: sidney
  • Автор: 22-01-2018, 06:06
Пророссийских публицистов судят в Минске: 19.01.2018 день 22
17:00 — Заседание на сегодня окончено. Продолжение — завтра, 20 января, в 11:00.

16:53 — «Мотивы, по которым нас содержат под стражей, совершенно нелепы. Я не против побыть под стражей до конца судебного следствия, я практически уже вжился в эти стены. Павловца же считаю возможным выпустить хотя бы под подписку» (Шиптенко).

16:51 — «То, что мы увидели на днях — эти выпады белорусских экспертов в адрес российских учителей — указывает, пожалуй, на то, что это дело, организаторы которого остались за кадром, бросает тень уже на всех» (Шиптенко).

16:47 — «Елена Иванова сослалась на мнение жены Юрия Зиссера (глава портала tut.by — EADaily) Юлии Чернявской: „тутэйшэсць“ — это „абыякавасць“, необразованность. Однако сегодня адвокат Хлебовец, зачитывая экспертное заключение Галяшиной, указал на другое значение слова „тутэйшие“. Таким образом выходит, что российские эксперты знают значения белорусских слов лучше, чем белорусские» (Шиптенко).

16:42 — Шиптенко ходатайствует о вызове в качестве свидетеля автора «КП» Ирины Козлик — уточнить, откуда она знала, кто под какими псевдонимами публиковался. «Матусевич, по моему мнению, прячась за женскими спинами, поступает недостойно» (Шиптенко).

16:36 — Прокурор зачитывает отзыв Александра Бендина на трилогию Павловца «Как конструировалась белорусская идентичность». «В статье не содержится признаков разжигания межнациональной розни. В ней содержится критика деятельности органов политической власти» (Бендин).

16:35 — Судья: В изменении меры пресечения Павловцу отказать.

16:12 — Судья: В дополнительной экспертизе отказать. — По изменению меры пресечения — прокурор возражает: у нас продолжается судебное следствие, и пока обвинение то же, и обстоятельства не изменились. Адвокат Марчук, в свою очередь, доказывает, что оснований для возбуждения уголовного дела и заключения Павловца под стражу как не было, так и нет. Суд вновь удалился в совещательную комнату.

15:33 — Перерыв до 16.00. Суд удалился в совещательную комнату рассматривать ходатайства Павловца о назначении отдельной экспертизы по его статьям и изменении ему меры пресечения.

15:31 — Прокурор выступает против вызова Безнюка. Судья отказывает в удовлетворении ходатайства — «нет необходимости.»

15:25 — Павловец: Что касается изменения меры пресечения в отношении меня. Я не представляю опасности ни для государства, ни для общества.

15:17 — Павловец: О назначении экспертизы по моим статьям отдельно. Они оценивали нас оптом (наверное, в этом виноват Мацкевич), приписывая мне фразы других авторов и мои фразы другим авторам. Переопыление какое-то!

15:10 — Судья: У обвиняемых есть ходатайства? — Павловец заявляет ходатайство о вызове в суд в качестве эксперта профессора кафедры социологии БГУ Дмитрия Безнюка, чтобы он с точки зрения государственного деятеля дал свои пояснения по сложившейся ситуации и направленности статей публициста.

15:09 — Марчук просит приобщить доклад Кирдун и Андреевой, в конце которого они просят у читателей прощения. Прокурор возражает. Судья: Отказать. Не имеет отношения к уголовному делу.

15:01 — Игнатенко просит приобщить к делу документы о назначении Шиптенко главным редактором «Новой экономики». Адвокаты также приобщают методику обнаружения признаков экстремизма авторства российского эксперта Ольги Кукушкиной. Судья: Вы хотите ее всю исследовать (это значит огласить — EADaily)?! — Марчук: Ну, может не всю. Мы можем указать на принципиальные моменты. — Прокурор не возражает. К делу приобщается содержащий текст методики пдф-файл.

14:55 — «Лингвистических признаков возбуждения расовой и национальной вражды или розни и унижения национальной чести и достоинства в статье не содержится».

14:53 — Она также пишет, что использованный Бронью термин «недогосударство» не был придуман автором статьи, а вошел в обиход после выхода книги украинского автора Ростислава Ищенко «Крах Украины. Демонтаж недо-государства». В тексте статьи содержится критика действий властей, проводящих качественно новую белорусизацию, говорится в заключении.

14:52 — «Проблема, является ли язык самостоятельным языком, либо диалектом другого — одна из самых сложных проблем лингвистики» (Галяшина).

14:38 — Хлебовец читает заключение российского эксперта Елены Галяшиной по статье Аллы Бронь «Беларусь уходит из Русского мира исподтишка, с учётом украинского опыта», сформированное по запросу агентства «Регнум».

14:34 — Судья: Полагаю, это от самого Баранчика (документы)? — Прокурор не возражает по поводу приобщения их к делу, но судья в удовлетворении ходатайства отказывает, так отсутствуют оригиналы документов. Марчук: Так ведь можно истребовать их из Москвы. — Судья молчит.

14:32 — «Оснований для заключения Баранчика под стражу не имеется».

14:27 — Адвокат Хлебовец заявляет ходатайство о приобщении материалов, касающихся экстрадиции из РФ Юрия Баранчика. Судья: А такие есть?
Хлебовец: В УСК г. Минска нет, а у меня документы из Москвы. —  Зачитывает документы из Дорогомиловского районного суда г. Москвы о рассмотрении вопроса об экстрадиции Баранчика.

14:25 — Осмотрена папка, содержащая квитанции, подтверждающие зачисление денег, полученых Шиптенко от украинских женщин на счет журнала «Новая экономика».

14:12 — Заседание возобновилось. Осматривается жесткий диск с компьютера Сергея Шиптенко. Диск содержит папку «конференции», которая включает доклады с конференций и круглых столов, указывающие на активную позицию Шиптенко в плане поддержки интеграционных процессов между Россией и Белоруссией.

12:20 — Перерыв до 14:00.

12:11 — Шиптенко ссылается на статью Ирины Козлик из «КП». Против приобщения этой статьи к делу судья не возражает. Исходя из текста статьи Козлик, Ананич прямо указала на то, что экспертная комиссия лишь подтвердила уже ранее обнаруженные кем-то «признаки экстремизма».

12:10 — Судья отказывает в вызове Ананич, Матусевича и следователя, равно как и в истребовании документов об увольнении Ананич и Кирдун. По его словам, они не имеют отношения к делу.

12:06 — Шиптенко поддерживает ходатайство защиты. Он приводит интервью Ананич от 09.12.2016, где указывается, что она уже тогда знала, кто из авторов под каким псевдонимом публиковался. Откуда? Это разглашение материалов предварительного расследования, говорит Шиптенко. Помимо этого, в РЭК рассматривались статьи Артура Григорьева. Откуда Ананич знала, что Григорьев — это псевдоним Шиптенко? Это до сих пор не подтверждено следствием, отмечает публицист. Он обращает внимание на то, что после такой подачи информации на выходе получилась масса публикаций в других СМИ с соответствующими заголовками.

12:04 — Адвокат Алимкина Николай Хлебовец поддерживает ходатайства. «Иванова ничего пояснить не смогла. Ананич иницировала возбуждение этого уголовного дела. Ведь не секрет, что в СМИ, в частности, в оппозиционных, публикуются статьи, не сравнимые с инкриминируемыми людям, сидящим сейчас на скамье подсудимых. Но Ананич выбрала именно публикации этих людей. Почему? Ананич может ответить нам на этот вопрос» (Хлебовец).

11:59 — Игнатенко: Поддерживаю ходатайство Марчук об истребовании документов о причинах увольнения Ананич и Кирдун. Это очень странно смотрится. У нас получилось, что вообще никого нет: Ананич уволена, Кирдун уволена, Мацкевич на другой должности, Матусевич на другой должности — и спросить, получается, уже не с кого.

11:58 — Игнатенко: У защиты есть все основания полагать, что заседания РЭК вообще не было — документов об уведомлении членов о заседании нам не предоставили, Иванова вообще ничего об этом заседании не помнит.

11:56 — Игнатенко: Я не могу вспомнить, чтобы что-то более возмутительное, чем это уголовное дело, существовало в судебной практике. Про «группу с неустановленными лицами» — это вообще нонсенс, единственное обоснование наличия этой «группы» — чтобы содержать людей под стражей на период следствия.

11:54— Адвокат Марчук ходатайствует о вызове в суд в качестве свидетеля экс-министра информации Ананич и её бывшего заместителя Матусевича. Обоснования: осталось много вопросов по поводу организации работы РЭК, все перекладывают ответственность друг на друга. Кирдун заявила, что заключение подписали Матусевич и глава РЭК Иванова, по её словам, они и несут ответственность. Иванова заявила, что выводы делала не она, а вся комиссия РЭК. Так кто же все-таки несет ответственность за это заключение? Марчук также ходатайствует о вызове в суд следователя Мацкевича, об истребовании документов, ставших основанием для увольнения Ананич и Кирдун с их должностей, о вызове членов РЭК, присутствовавших на заседаниях (по официальным документам, часть сотрудников комиссии находилась в это время на работе, один на больничном, один в командировке. Проводилось ли заседание РЭК вообще?) Прокурор выступает против вызова Ананич, Матусевича и Мацкевича и не возражает насчёт истребования документов об увольнении Кирдун и Ананич.

11:35 — Адвокат Игнатенко ходатайствует о приобщении к материалам уголовного дела ответа на ее обращение к заведующему кафедрой теологии Белорусского государственного университета по поводу «общерусскости» святой Евфросиньи Полоцкой. В одной из статей, приписываемых Шиптенко, она названа общерусской святой, в то время как госэксперты настаивают, что она является святой сугубо белорусской. «Нация — это социальная общность, характерная для индустриальной эпохи. Следовательно, мы не можем использовать это современное понятие для осмысления светских и церковных событий и процессов, происходивших в Средние века и Новое время… Употребление терминов „национальные святые“ по отношению к преподобной Евфросинье Полоцкой и святителю Кириллу Туровскому не представляется адекватным ни с церковной, ни со светской точек зрения», — говорится в ответе.

11:28 — «Необходимо исследовать статус экспертов на соответствие их занимаемым должностям… Эксперты не знакомы со специальной литературой в области истории, политологии, политических конфликтов… Выводы их нельзя признать научно обоснованными. Признаки политической ангажированности экспертов налицо… Они широко используют термины националистической риторики: „национальные символы“, „национальная идентичность“ и др. Заключения экспертов не являются экспертизой, т.к. основываются на неутвержденной методике, содержат вольные интерпретации текстов авторов» (Бендин). Прокурор не возражает по поводу приобщения ходатайства к делу.

11:24 — Игнатенко ходатайствует о приложении к делу обращения историка Александра Бендина, составленное им по результатам прослушивания заключения экспертизы и допроса экспертов. «Лица, включенные в состав Республиканской экспертной комиссии, не обладали ни достаточной квалификацией, ни достаточными знаниями для проведения экспертизы по вопросам экстремизма», — говорится в обращении.

11:14 — … ж/д билеты, «подтверждающие движение» (Прокурор).

11:09 — Вещественные доказательства: мобильные телефоны, жесткие диски, ленты в цвет российского флага, изъятые у Шиптенко, бейджи Шиптенко с различных круглых столов и конференций, в том числе «Союзное государство. 20 лет. Начало строительства», проходившей за месяц до его ареста, 11 ноября 2016 года. Стоит отметить, что участие в этой конференции принимала и один из инициаторов дела публицистов, экс-министр информации Белоруссии Лилия Ананич. Далее идут ноутбуки, изъятые у Алимкина и Павловца.

11:03 — Адвокат Павловца Кристина Марчук отметила, что доказать переводы сумм и их назначение — это задача обвинения, а позиция защиты состоит в том, что ни о какой «незаконной предпринимательской деятельности» Павловца говорить нельзя. Если прокурор заинтересован что-либо доказать, пусть он и осматривает почту, а мы принимать в этом участия не будем. Судья: «Ну не будете, и не будете, гособвинитель — вы будете?». Прокурор Александр Король попытался что-то понять в почтовом ящике Павловца, но в итоге отказался от этой затеи. Суд переходит к осмотру вещественных доказательств.

10:57 — Судья остановил осмотр почтового ящика «Новой экономики» на 2014 годе. Сказал: хорошо, суть понятна. Дальше не стоит все осматривать. Начинается осмотр почты Павловца.

10:50 — Вообще, осмотреть почтовый ящик журнала обязан был следователь. При этом адвокат Шиптенко Мария Игнатенко отметила, что они с её подзащитным неоднократно просили об этом следователя Мацкевича, но тот по необъяснимым причинам этого не сделал.

10:45 — Рассматривается большой объём переписки, с 2013 по 2016 гг. Сейчас зачитываются письма от 2013 г.

10:35 — Авторы, желавшие опубликоваться в журнале, сами обращались с просьбой рассмотреть другие, более удобные варианты перевода взносов. Из ответов Шиптенко авторам очевидно, что он не просил их переводить взносы на его счет, в переписке фигурируют ответы «как вам удобно», «на ваше усмотрение».

10:23 — В переписке фигурируют контактные и даже паспортные данные авторов, которые по итогам расследования так и остались «неустановленными лицами».

10:19 — Суть переписки: люди, чьи фамилии фигурируют в уголовном деле в качестве отправителей переводов Шиптенко, обсуждают организационные вопросы, связанные с публикацией статей, с возможными вариантами перечисления взносов, указывают на технические трудности перевода денег от физического лица из-за границы юридическому лицу, просят рассмотреть другие варианты перевода денег, в частности, какому-нибудь физическому лицу.

10:15 — Осматривают переписку с авторами, публиковавшими статьи в «Новой экономике».

10:13 — Планируется просмотр ряда электронных почтовых ящиков обвиняемых. В частности, будет просмотрена электронная почта журнала «Новая экономика», главным редактором которого являлся Сергей Шиптенко.

10:12 — Заседание началось. Судья: «В удовлетворении ходатайства защитников о назначении повторной экспертизы — отказать». Без объяснений. Просто отказать.