• Автор: sidney
  • Автор: 17-01-2018, 23:55
За что можно так не любить собственную страну?
У американцев рухнул спутник. Секретный и военный, как это часто у американцев принято, он затонул в океане. Назывался Zuma.


Участники космической пилотируемой программы «Союз-Аполлон» Слева направо: Слейтон, Стаффорд, Бранд, Леонов, КубасовЛично я не испытываю никакого щенячьего восторга по поводу этой катастрофы и не собираюсь визжать нечто неадекватное в духе: «Ой, посмотрите, да у США руки растут не из того места, они даже спутник в космос не могут запустить!»
Я этого не стану делать даже не потому, что элементарно не злораден, и даже если у потенциального врага – или, если хотите, военного оппонента – случаются какие-то неудачи, не в моем характере гадливо потирать ладони от удовольствия. Просто в любом противостоянии я выступаю за открытое выяснение отношений, как говорится, по-мужски.
Однако когда подобная катастрофа происходит в моей стране, даже если я не имею отношения к той сфере, где это случается, чисто инстинктивно я начинаю сопереживать парням, которых это коснулось. Ведь это наши парни, они стараются сделать для нашей с вами страны что-то такое, чем мы все вместе потом, по идее, должны гордиться.
Я, наверное, извращенец. Потому что, когда в океан падают спутники, запущенные Россией, и когда то же самое происходит у США, я наблюдаю среди наших, отечественных, будем так говорить, «элит» – представителей довольно широкого медийно-политического класса – совершенно противоположные реакции. Мне, ей-богу, начинает казаться, что мы живем в разных странах.
Они, наши «элиты», радостно потирают ручки, когда на молодом еще космодроме Восточный происходит нештатная ситуация. Уровень злорадства в социальных сетях и прессе зашкаливает, и только ленивый не бросил камень в Роскосмос. Все это разрастается в такую повсеместную травлю, что признаться в приличном обществе в том, что имеешь отношение к отечественной космонавтике, не просто стыдно, но и опасно для мозга – заклюют.
Однако самое забавное заключается в следующем. В случае с катастрофой Zuma крайне весомая часть, жирный такой ломоть, этих самых «элит» принимается слезно сочувствовать космической программе США, мол, путь к звездам так или иначе лежит через тернии, и неудачи случаются, от них никто не застрахован, они нормальны и необходимо подставить плечо.
К слову, среди американского истеблишмента именно так и принято делать. Вы не поверите, но я чувствую к нему даже определенную ментальную близость, большую, чем к нашем «элитам». Ведь когда у США стрясается неудача в космосе, то там общественные деятели, политики всех мастей и популярные журналисты не принимаются во все горло хаять собственную «оборонку» вместе с компанией SpaceX и Илоном Маском, которые утопили Zuma в океане.
У них, американцев, принято поддерживать друг друга. По всей видимости у них есть понимание, что элита делает некое общее дело. И пускай для нас, для России, это дело несет определенную угрозу, я по-хорошему завидую их умению держать удар и держаться вместе. Отсутствию злорадства завидую.
Когда твои собственные сограждане не хихикают радостно, когда ты преодолеваешь пресловутые тернии, к звездам пробиваться легче.
Я вот не могу никак понять, что же не так с нашими интеллектуальными элитами? Почему они готовы раболепно преклоняться перед мало-мальскими техническими достижениями других стран и сочувственно относиться к их провалам, но при этом им совершенно чуждо идентичное отношение ко всему, что происходит в этой сфере у нас в России?
За что можно так не любить собственную страну? Это прямо какая-то нерешаемая для меня загадка. Причем эта тотальная нелюбовь распространяется практически на все. Сделали у нас крутейшего робота-антропоморфа, объективно крутейшего – это даже конкуренты признают (я тестил этого робота, потому знаю). Нет, у нас в комментариях на «Ютубе» – снова ругань. Научили таксу дышать под водой? Снова ругань: «ученые садисты» и все такое прочее.
В общем, принцип реакций этой публики во всех случаях прогнозируем. У меня такие реакции в последнее время ничего, кроме жалости, не вызывают. А вот за наших парней, которые собирают суперроботов и создают передовые технологии, я переживаю по-настоящему.
Что до американского спутника – пусть плавает с миром. Перефразируем гения: «Космос и злорадство – вещи несовместимые»
Как Латвия получила земли России и Белоруссии

17 декабря 1917 года Исполком Совета депутатов Латгалии обратился к правительству Советской России с просьбой издать декрет об отделении своего региона от Витебской губернии и включении его в состав Латвии. Просьба была удовлетворена.
Запретный шрифт
Латгалия — историко-географическая область на востоке Латвии, один из немногих регионов ЕС, напрямую граничащих с Российской Федерацией.
Этот край очень отличается от остальной Латвии: здесь проживает смешанное население — представители автохтонного этноса латгалов, а также русские, латыши, белорусы, поляки, литовцы и евреи. Если на остальной территории государства преобладает лютеранство, то здесь распространен католицизм — как историческое наследие. Ведь в отличие от остальной Латвии, много лет прожившей под властью шведского короля, Латгалия находилась под управлением польских шляхтичей.
Язык латгальцев заметно отличается от латышского, ведь исторически край был тесно связан с Россией и Белоруссией и даже входил до революции в состав Витебской губернии. Помимо католиков тут жили православные, старообрядцы и иудеи. Здесь гораздо дольше придерживались старых родовых традиций, предпочитали жить деревнями, а не хуторами, как в остальной Латвии.
Сложилось так, что к началу XX века у латгалов накопилось недовольство жизнью в России. Дело в том, что вспыхнувшее в 1863 году польское восстание краем затронуло и Латгалию, и хотя антиправительственные настроения не получили здесь широкого распространения, царское правительство все равно подозревало латгалов в симпатиях к восставшим.
Чтобы снизить вероятность будущих волнений, было решено наложить запрет на латинский шрифт, применяемый для латгальского языка. Запрет этот действовал с 1864-го по 1904 год. Латгалам под страхом наказаний запрещалось ввозить, держать дома и распространять книги на родном языке.
Как Латвия получила земли России и Белоруссии

Вид на Резекне с Замковой горы, 1917 год. Фото: Latgales kulturvestures muzejs
В 1875 году в Латгалии закрыли все католические церковные школы. Но многие местные жители бережно хранили напечатанные до запрета молитвенники и песенники на родном языке, а некоторые книги переписывали от руки. Власти пытались ввести для латгалов письменность, основанную на кириллице, но она не прижилась. Через 40 лет запрет, сильно ограничивший развитие латгальского языка и культуры, отменили, но осадочек, как говорится, остался.
Как Латвия получила земли России и Белоруссии

Букварь латгальского языка, изданный на кириллице в 1864 году в Вильно. Фото: Preilu vestures un lieti?kas makslas muzejs).
Национальная интеллигенция, лелеявшая неясные поначалу мечты о самоопределении, в Латгалии начала развиваться несколько позже, чем в Латвии. Во главе ее стояли публицисты, просветители, культурные деятели, исследователи народных обычаев Францис Кемп, Францис Трасун, Густав Мантейфель и другие. Они не только занимались просветительством, но и активно шли в политику.
Так, Кемп во время учебы в российской столице создал Петербургское латгальское студенческое общество Gunkurs, Петербургское музыкальное общество латгальцев, редактировал первую латгальскую газету Zvaigzne («Звезда»), газету Gaisma («Свет»), позже основал нелегальную Латгальскую демократическую партию трудящихся.
Его соратник Трасун, избравшийся в 1906 году в состав первой российской Государственной Думы, был сторонником объединения Латгалии с остальными регионами современной Латвии — Видземе и Курземе, усматривая в них больше родства, нежели различий. Значительную роль в сглаживании этих различий сыграл тот факт, что после жестокого подавления властями революции 1905-1906 годов немалая часть латышской интеллигенции осела именно в Латгалии.
Выступая в Государственной Думе, депутат от Витебской губернии священник Францис Трасун призывал прекратить действия карательных отрядов, занимавшихся массовыми казнями бунтовщиков, и требовал как можно быстрее отозвать солдат из Прибалтики.
Как Латвия получила земли России и Белоруссии

Францис Трасун. Фото: Public Domain / Wikimedia
«Два диалекта — две веры»
Исследователь истории края Александр Гапоненко, написавший книгу «Латгалия. В поисках иного бытия», рассказал «Ленте.ру», что существовал и еще один немаловажный аспект.
«Имперское правительство целенаправленно проводило политику переселения в бывшие польские провинции православного населения, предоставляя земли в Латгалии на льготных условиях, — отмечает Гапоненко. — Этим не преминули воспользоваться многие латыши, начавшие переходить из лютеранства в православие и переезжать на восток. Так в Латгалии появилась значительная диаспора православных латышей, которые были заинтересованы в присоединении края к общелатвийскому пространству».
Февральская революция 1917 года, покончившая с царизмом, принесла в те части Латвии, которые еще не были захвачены немцами, волнение умов: одни мечтали об автономии в составе России, другие начали задумываться о полной независимости.
В начале марта в Режице (Резекне) состоялось собрание представителей латгальских общественных организаций, участники которого обсуждали, что делать дальше. К единому мнению не пришли, но Кемп высказал мнение, что латыши и латгальцы должны требовать автономии независимо друг от друга:
Как Латвия получила земли России и Белоруссии
«Российская демократия знала, что только при самоопределении может быть улучшена жизнь всякой нации, тем более что состав наций в России очень пестрый, и у каждой нации свои обычаи, свои нравы, — писал Кемп. — Опасен нам, латгальцам, балтийский капитал. Опасно нам, что придется из Балтии требовать интеллигентных сил: писарей, начальников и других… Латгальский и латышский язык — не один и тот же, и ради одного языка нам не нужно объединяться».
В апреле 1917-го в Резекне состоялся Латгальский съезд, на котором верховодили главным образом священники — представители католических приходов. Светская интеллигенция большей частью находилась на поле боя, но раненный на фронте Францис Кемп был на лечении и смог приехать на съезд.
Неофициальный представитель латышей Зигфрид Мейеровиц клялся, что в единой независимой Латвии латгалов никто не ущемит. Кемп отнесся к этим обещаниям с подозрением. Оппонируя лозунгу сторонников Трасуна «Мы все один народ», Кемп выдвинул свой аргумент: «Два диалекта — две веры».
На съезде ему слова не дали, и он со своими единомышленниками демонстративно его покинул. В итоге Латгальский съезд все-таки принял резолюцию: «Мы, латыши Латгалии, объединяясь с латышами Курземе и Видземе, сохраним самоуправление в делах языка, школ и веры».
За объединение с латышами Курземе и Видземе проголосовали 182 депутата, воздержался один.
Как Латвия получила земли России и Белоруссии

Латгальский конгресс, 1917 год. Фото: Public Domain / Wikimedia
Тем временем в августе 1917-го немцы захватили Ригу и часть Видземе, а 25 октября (7 ноября) в Петербурге произошел вооруженный переворот. Вскоре была создана Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, причем в ее строительстве активно участвовали красные латышские стрелки.
Советское правительство утвердило Декларацию прав народов России, которая провозгласила право на самоопределение и образование самостоятельных государств.
Латышская интеллигенция, в свою очередь, провела в Валке заседание Латышского временного национального совета. Довольно быстро элита нации стала ориентироваться на создание демократической республики, объединяющей территории Видземе, Курземе и Латгалии, но уже вне границ России.
Впрочем, когда 17 декабря 1917 года Исполком Совета депутатов Латгалии обратился к большевикам в Петрограде с просьбой об отделении Резекненского, Даугавпилсского и Лудзенского уездов (исторические земли Латгалии) от Витебской губернии и включении их в состав Латвии. О выходе из состава России речи еще не шло.
Петроградские товарищи пошли латгалам навстречу — просьба была удовлетворена. Так состоялось официальное вступление Латгалии в состав Латвии.
Как Латвия получила земли России и Белоруссии

Вопрос решили оружием
В дальнейшем латгальскому краю пришлось пережить немало тягот: в Латвии шла ожесточенная война всех со всеми. Немцы, занявшие Двинск в феврале 1918-го, оставили его в декабре — вывод войск происходил в соответствии с пунктами капитуляции Германии перед странами Антанты. Город захватили красные, вскоре настроившие против себя большую часть населения. Все это совпало с голодом и несколькими эпидемиями.
На западных фронтах взамен выбывших германцев объявился новый игрок — самостийная Польша. Уже в начале 1919 года польская армия начала наступление на восток — к слову, по воспоминаниям современников, в жестокости поляки даже превосходили большевиков.
Как Латвия получила земли России и Белоруссии

Жертвы Первой мировой войны в Латгалии. Фото: Public Domain / Wikimedia
Новоиспеченное польское государство пошло на союз с молодой Латвийской Республикой в борьбе с коммунистами. Дела у большевиков складывались неважно: наибольшую угрозу для них в тот период представляло белогвардейское воинство генерала Деникина, надвигавшееся с юга, поэтому части латышских стрелков вовсю перебрасывались из Латвии на Дон.
В итоге малочисленную 15-ю Советскую армию вскоре изгнали из центральных частей Латвии, и за большевиками оставалась лишь Латгалия.
В новообразованной Латвийской Республике некоторое время раздумывали, надо ли отвоевывать Латгалию, — кое-кто считал, что это чуждая область, где многовато инородцев. Эту точку зрения переломили латгальские депутаты Народного совета в Риге (в частности, тот же Трасун), доказавшие, что Латгалия — это неотъемлемая часть Латвии.
Вскоре польская армия Эдварда Рыдз-Смиглы, добившись превосходства в силах, вытеснила Советы за пределы этого региона. Из Двинска красные были изгнаны 3 января 1920 года, после чего город отдали Латвийской Республике. Во всем регионе царил голод, не хватало медикаментов, свирепствовали дизентерия и тиф.
Как Латвия получила земли России и Белоруссии

Польские солдаты на польско-германском фронте, январь 1919 года. Фото: Public Domain / Wikimedia
Пока правительство пыталось нормализовать обстановку, латгальцы уже готовили делегатов для участия в Учредительном собрании, которому предстояло принять конституцию нового государства.
В процессе ее разработки и принятия депутаты от Латгалии настаивали, чтобы в документе было отражено особое положение их региона, но остальные члены собрания их не поддержали, и в конституцию этот пункт не включили. Впрочем, латгальцам удалось «продавить» некоторые специальные нормативные акты, в которых, например, регламентировалось использование их родного языка.
Однако на особом положении Латгалия продержалась недолго. После того как в 1934-м единоличным правителем в государстве стал Карлис Ульманис, он взял курс на построение «латышской Латвии» и стирание этнических различий.
Этот курс продолжается и в сегодняшней Латвийской Республике, где латгальский язык все больше забывается и выходит из употребления.
  • Автор: sidney
  • Автор: 17-01-2018, 22:58
Фоторобот слуги народа со слов самого народа
В течении последних пяти месяцев, публикуя заметки на тему выборов, государственного управления и вообще государственного строительства, старательно фиксировал требования, которые выдвигают комментаторы к чиновникам и примеры, которые они считают достойными подражания.


Всего отобрал 3225 комментариев с 4х ресурсов, где публиковал заметки по указанной теме, и всю предновогоднюю неделю потратил на анализ полученной информации, результаты которого готов представить:
1. Народ не приемлет любой возможности обогащения за счет нахождения на государственной службе и, в качестве образцов, достойных для подражания, постоянно приводит результаты более, чем скромных посмертных описей имущества Ленина и Сталина.
2. Люди желают видеть чиновниками тех, для кого служение государству или идее, на которой строится государство, является Главной и Единственной целью жизни. Наиболее достойные примеры самозабвения, которые приводят комментаторы, это смерть президента Альенде с автоматом в руках и сталинское “я солдата на фельдмаршала не меняю”…
3. Как естественное продолжение первого и второго качества, привлекает наших людей то, что в фильме “17 мгновений весны” обозначалось в личных делах фразой “беспощаден к врагам Рейха”. Здесь безусловным лидером является президент Сингапура Ли Куан Ю с императивом о борьбе с коррупцией, которая может быть эффективной в том случае, если сначала посадить двух своих лучших друзей.
4. Безусловным требованием к руководителю является наличие у него достижений которые вызывают зависть цивилизационных конкурентов” и которыми можно гордиться, как общенациональными, даже если эти достижения не увеличивают собственный комфорт и безопасность отдельно взятого гражданина
Резюмируя информацию:
Смотрю я на суммированные требования к чиновникам, которые поддерживают, думаю, большинство читающих этот материал, и рисую в уме идеальный портрет слуги народа со слов самого народа. И с какой стороны не начинаю его рисовать, совсем как в анекдоте, у меня всё время получается пулемёт… Точнее , как говорил Иоанн Златоуст:

«Тот, кто властвует над гневом, и завистью, и сребролюбием, и сладострастием, и прочими пороками, постоянно имея в виду и заботясь, как бы не допустить душу подпасть под власть гнусных страстей и не предать разум в рабство этой тяжкой тирании, но всегда соблюдать ум выше всего, поставив над страстями страх Божий»

Одним словом, как не крути, но наше гражданское общество хочет видеть на государственных постах людей, соответствующих характеристикам особ монашествующих, то есть людей, взявший на себя подвиг ни много ни мало противостояния злу, которое есть в мире, и принявших на себя, как минимум два из трех существующих обетов:
- Нестяжания, то есть сознательный отказ от материальных благ,
- Послушания, поведение человека, характеризующееся добровольным сознательным подчинением своей воли другой воле.В большинстве этических традиций рассматривается как добродетель
Кстати, в отличие от западной, в русской классической литературе я нигде не встречал образа развратного монаха или монаха-пьяницы, и даже совсем наоборот:

Монах – это тот, кто возвышает жертву до единственного принципа, на котором он сосредотачивает всю свою жизнь. Он постоянно жертвует собой; он не живет для себя, но для Бога и ради дела рук Божиих – ради всего человечества.
Написал, представил Госдуму и правительство, сплошь состоящую из чернецов, где на парковке вместо лимузинов – посохи, и подумал – а может быть так и выглядел бы для “наших западных партнеров” апокалипсис и армагеддон в одном флаконе?
В. Авагян: прозреть, чтобы выжить!

Поскольку позади традиционно-любимые нашими народами праздники, то мой пример более чем актуален: вообразите себе человека, который очень плотно покушал и через то даже животом застрадал. По наивности этот человек даёт себе слово, что никогда больше кушать не будет. И действительно, на следующий день «чистит желудок» - ничего, кроме водички, не пьёт. Самые упорные делают то же самое и на третий день… Но не далее, согласитесь…
Человечество – часть биосферы. Оно не только часть биосферы, но, бесспорно, в том числе и часть биосферы. А всякая часть биосферы – это живое существо. Живое существо настроено на пожирание. На поглощение себе подобных. В этом и заключается разгадка тысячелетий войн, геноцидов, порабощений, расчленённых тел и отрубленных голов…

Когда человечество обожралось, как после мировой войны, то оно наивно даёт себе обещание больше не кушать: пузо болит, пищевое отравление… Но день сменяет ночь, и наоборот, и сытое живое существо превращается в голодное. И всё снова начинается, как прежде…

С началом «перестройки» и до наших дней всё менее и менее убедительные пропагандисты пытаются нас убедить, что «Запад завязал с людоедством». Мол, в прошлые (колониальные) эпохи он обожрался, и теперь «ни-ни». Нас убеждают, что на Западе выстроен какой-то суррогатный коммунизм, эрзац-рай по имени «либерально-рыночная демократия». И потому история кончилась – наступили сытые, сонные и спокойные времена, в которых больше нет места захватам, порабощениям, террору, геноцидам и танковым броскам…Вся идеология западников строится на том, что нужно слушаться США, в меньшей степени – их сателлитов и тогда, мол, войны не будет, и бедность исчезнет. Наступят мир и безопасность. Как тут не вспомнить слова из первого послания к фессалоникийцам апостола Павла про апокалипсис: «Ибо, когда будут говорить: "мир и безопасность", тогда внезапно постигнет их пагуба…».Какие современные слова, не находите?+++Нельзя остановить войны и геноциды, насилие и порабощение в мире, в котором человек оставлен один на один:
1)С соблазном безграничного личного обогащения.
2)С ужасом безграничного личного обнищания.
А ведь и то, и другое – главные черты рыночной экономики, в которой нет предела ни личным доходам, ни личным убыткам. В этой экономике уровень жизни не устанавливается человеку нормированно, обществом, а достаётся человеку путём личных усилий и стечения личных обстоятельств. В таких условиях надеяться, что алчные остановят успешно начатое наступление против ближних – очень наивно. Да и не забывайте о другой мотивации: страхе обнищания. Ты можешь получить всё, не оставив другим ничего. Ты можешь не получить ничего – если другой заберёт себе всё. Вот и основание для бесконечной и яростной грызни людей, которые без нормированного распределения отнюдь не могут доверять друг другу. Не могут – даже если бы захотели! В сущности, эта вечная война вытекает из самой природы биоса: личное поглощение означает гибель, или, как минимум, вытеснение других, также стремящихся к поглощению. Вы стремитесь брать от жизни всё, сталкиваетесь с себе подобным, и начинается эпическая битва, приз в которой – взятое от жизни «всё» (а другим оставленное «ничего»).Наверное (хочется верить) – войну между людьми, войну всех против всех, можно остановить, введя достаточно жёстко нормированное распределение благ. При этом нужно заранее понимать, что уровень жизни будет, как теремок в сказке:-Он не низок, не высок…Но уж никак не в силах остановить геноциды либерально-рыночная демократия, главный принцип которой – «не пойман – не вор». В этой системе человек ведёт жестокую игру, при которой ни размеры выигрыша, ни размеры проигрыша заранее неизвестны. И все благонамеренные декларации оказываются «подельником, стоящим на стрёме».Декларативно выборы существуют для выявления воли населения. Фактически же они давно превратились в серпентарий, где пауки в банке пожирают друг друга, а население стало безвольным заложником их криминальных игр. Демократический миф, как пособник на стрёме, обслуживает олигархию заговора, прикрывает её и весь её произвол.

Так рождается обозначенная в Библии «тайна беззакония» - сочетаемая с «явью законности»: формально неизменные процедуры - меняют свой смысл на противоположный.

Стоит плоская картонная декорация, изображающая пастушков и пастушек идиллической Аркадии, а за ней брызжет кровь и визжат в темноте пожираемые каннибалами люди…
В. Авагян: прозреть, чтобы выжить!

Но нам предлагают не отводить взгляд от плоскости декорации, даже если её всю забрызгали кровью прячущиеся за ней монстры…+++Нам бесстыдно лгали, что поглотительный процесс остался в прошлом. Нам врали, что премии за скальпы и коллекции мумифицированных голов остались в прошлом.
В. Авагян: прозреть, чтобы выжить!

Нас пытались убедить, что сложившиеся границы и нации – сложились окончательно и неизменно, и отныне будут мирно сосуществовать, не поглощая друг друга…

В. Авагян: прозреть, чтобы выжить!
Но всё это – демагогия, не подкреплённая ни фактами, ни простой логикой. С какой это стати живое вдруг прекратит кушать? Нация, как биологическое существо, может обуздать животные начала в себе, если в ней торжествует духовный (религиозный, идеологический) приоритет. Никаким другим образом (без торжества ноосферы) биологическую природу переделать невозможно!Вот человек, стремящийся к богатству: а где он его возьмёт? Он хочет брать от жизни «всё» – а откуда брать-то? Трофей, как продукт захвата – кратчайший и самый эффективный путь. Жажда к обогащению кормит как внутреннюю агрессию в человеке, так и внешнюю экспансию империй.Американцы – одна их самых меркантильных наций на земле, привыкшая всё мерить долларами – рвутся к мировой власти вовсе не с целью построить свой вариант коммунизма, рая каждому на земле. Они рвутся к мировой власти, чтобы в мировом масштабе поглощать и пожирать. Оттого их владычество в принципе не может принести ни мира, ни безопасности, в крике о которых порвала себе рот прозападная пропаганда.

Покорность Западу не приобщает народ к его уровню жизни, а делает жертвой. Именно для поддержания высокого уровня жизни у себя (и его наращивания) – снижают уровень жизни у других. По простейшей формуле – «меньше им – больше мне»…

Попытки влиться в семью европейских народов постоянно заканчиваются ПОЖИРАНИЕМ адаптированного. Это же не на Украине началось, где вестернизация обернулась массовым вымиранием. До Украины этим путём ходила Югославия[1], Мексика[2], Болгария[3], Греция[4], Руанда[5], и многие другие наивные страны и народы.

Всякий раз начиналось с «дружбы» и открытых дверей – заканчивалось пожиранием наивных хозяев кровожадными «гостями».

Очень поэтично сказал об этом великий Р. Киплинг на самой заре ХХ века:...Они в минувшую смуту нам сулили покой и мир,
Возвестив: сложите оружие, и сойдемся на братский пир!
Мы сложили оружие; нас схватили и продали в рабы;
И Азбучные боги сказали: Всяк — виновник своей судьбы...
Можно рассматривать в этом контексте хоть Аргентину[6], хоть Таиланд, но зачем далеко ходить, когда перед глазами горький опыт России[7]?
Если отбросить тонны и километры макулатурной болтовни, дешёвой демагогии и очковтирательства, то видна очевидная реальность: в мире есть вампир и доноры, завидный уровень сытости вампира неразрывно связан с истощением донорских организмов. Всякий раз национальная «элита» пытается перенять на Западе опыт завидного обогащения, и всякий раз этот опыт заключён в формуле: «грабь больше, оттаскивай подальше». Появление у нас олигархов на крови и смерти государства и народа – далеко не уникальное явление. Аргентина или Индонезия похожи в этом смысле, как две капли воды…+++
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю

Кто владеет прошлым – владеет будущим. Эта мысль не нова, и всё же опровергнуть её до сих пор не получилось. Одним из самых действенных способов манипуляции человеческим сознанием является взывание к «голосу крови» — мол, десятки и десятки поколений предков хотят от тебя чего-то.
«Политика, направленная в прошлое»
Одной из особенностей национализма является то, что я назвал бы «фиксацией на прошлом». При этом морально верный и логичный посыл о необходимости помнить прошлое сторонники националистического дискурса доводят до абсурда и истерии. Одним из их излюбленных приёмов является осовременивание истории, когда для придания дополнительного героического блеска событиям весьма отдаленных времен придаются современные смыслы, исторические деятели и их поступки подгоняются под современные мифы и клише. Вспомнить хотя бы нацистских идеологов, убеждавших, что войны Рима с Карфагеном были ничем иным, как борьбой нордической и семитской рас. Это, конечно, крайний пример, но у нас перед глазами множество иных.
Одним из самых мифологизированных здесь является наследие средневековых государств – будь то Киевская Русь, Великое Княжество Литовское, Первое Болгарское царство или империя Карла Великого. Они включали в себя более чем одно современное государство, и простор для спекуляций открывается огромный.
Но прежде чем разбираться «где чье», следует пристальнее взглянуть на эпоху стыка варварства и феодализма. Тогда сразу прояснится, по меньшей мере, два факта. Первое – большинства ныне существующих народов ни в этническом, ни в политическом смысле этого слова еще не сложилось в конце первого тысячелетия нашей эры. Факт, который особенно неприятен дизайнерам националистических мифов, но тем не менее совершенно неоспорим. Иные этнические границы, иное, по сравнению с современным, самосознание, иные языки – все это уже делает аналогии с современностью спорными. Второе – мотивация и система ценностей средневековых людей, мягко говоря, отличались от современных.
Взять хотя бы наших соседей. Земгалы и курши были в то время полноценными племенными народностями с собственным самосознанием и даже языками, которые, однако, впоследствии стали кирпичиками в построении самосознания и идентичности латышей и литовцев. Причем, кровь тех же земгалов течет и в тех, и в других. Христианское мосарабское население Юга Испании было враждебно жителям севера – астурийцам и потомкам вестготов – теперь их праправнуки считают себя испанцами. В то же время современные скандинавские народы еще не сложились как отдельные единицы, и делились по племенному признаку – как даны, гёты, свеи, а вовсе не как датчане, шведы, норвежцы. Многие живые тогда народы позже подверглись полной ассимиляции – полабские славяне, ятвяги, меря, мещера, далматы, бургунды. Примеры можно множить. Очевидно лишь одно – не только политическая, но и этническая карта Европы тысячелетней давности была в корне иной.
Иным был и принцип построения государств, идея о легитимности власти. Крупнейшие государства раннего средневековья создавались силой меча и личной харизмой влиятельных племенных вождей. После чего происходило усвоение варварскими вождями основ более высокой культуры (таковой в Европе была только греко-римская). При этом этнические границы менялись и сплавлялись самым причудливым образом.
От франков к Франции и не только
Проследим для примера за формированием нескольких крупных раннесредневековых государств.
В конце V в. н.э. германское племя франков разгромило последний осколок Римской империи в Галлии и создало на его месте собственное Франкское королевство. Его основателем был классический германский вождь Хлодвиг. Потомки Хлодвига, прозванные Меровингами, активно расширяли границы его королевства. Что характерно, столь нежно любимый современными националистами «принцип национальности» вообще никого не заботил – Меровинги включали в своё королевство и земли, где говорили на романских диалектах, и территории, заселенные германскими племенами. В эпоху максимального расширения при Карле Великом Франкское государство включало в себя практически всю территорию нынешней Франции, большую часть Германии, а также часть Испании и Италии.
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю

Все это порождает вопрос «как делить наследие?». Меровинги и Каролинги были германским по происхождению родами – значительная часть франков растворилась в романском населении, передав ему своё имя. Вопрос, был ли «римский император» Карл Великий всё-таки германским Карлом или французским Шарлеманом, не разрешен до сих пор и вряд ли может быть разрешен в принципе. Как и трудно найти момент, когда германец Хлодвиг превратился во француза Луи.
То же было и в Восточной Европе. Попыток строить крупные государства было предпринято несколько – хотя бы держава Само. Но относительно устойчивыми оказались лишь некоторые. В частности, земли «пути из варяг в греки», где проживали преимущественно славянские, но также балтские и угро-финнские племена, были, при активном участии норманнской аристократии объединены в единое государство со столицей в Киеве. Наследием этого государства являются Киев и Минск, Владимир и Чернигов, имя «Русь» и восточное православие «русского обряда». И, как часто бывает, вокруг «раздела наследия» кипят нешуточные страсти.
Давайте вспомним, как строилась Киевская держава. По законам своего времени – силой меча и соображениями о последующем удобстве сосуществования. Показателен хотя бы такой момент – князь Святослав Игоревич после одного из успешных походов на юг заявил о своём желании перенести столицу на Дунай. Летописец приписывает ему объяснение мотивов – мол, сходятся все торговые пути, и «сидеть» там куда выгоднее, чем в Киеве. С точки зрения современных патриотов полнейшая аморальность – как, польстившись на выгоду, бросить родную землю! Но осуждать Святослава нет никакого смысла – он был человеком своего времени. По тогдашним понятиям главнейшая задача монарха – заботиться о расширении своих владений, приращении сил и богатств, что он и старался делать. Никто из современников и не подумал бы кинуть в него за это камень. Такие примеры можно множить до бесконечности – иные условия, иной образ мыслей, иная мораль. Что не мешает националистическим «диванным историкам» выдавать перлы в духе «князь N был первым евроинтегратором» или «так в тысяча мохнатом году началась первая российско-белорусская война».
«Национализация» истории
Самые острые, и при этом наиболее бессмысленные в своей неразрешимости, споры возникают при попытках «национализировать» наследие средневековых государств. Что характерно, основное их поле – Восточная Европа, особенно после распада СССР. Что ж, это во многом объяснимо – крах больших проектов привел к росту региональных национализмов, которые чаще всего строятся на восхвалении «великого прошлого» и культе вражды к соседям и родичам. Недостаток же свершений в настоящем можно компенсировать только их поиском в прошлом. Формы же это принимает иногда совершенно карикатурные.
Помнится мне разговор с одним знакомым минским журналистом. Он возмущенно сказал: «Как это мы вообще позволяем литовцам красть нашу историю и молчим?». На моё недоумение пояснил: «Гедимин, Витовт, Ольгерд – ведь это же наши белорусские князья, а они объявляют их своими. Почему наши? Но Литва и была тогда Беларусью. Где, например, находится Новогрудок?».
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю
Сложно спорить с ребяческими доводами. Как, например, объяснить таким людям, что, во-первых, на то время не существовало ничего похожего на современную литовско-белорусскую границу, и даже этническая карта была иной. Скажем, не были еще окончательно ославянены ятвяги Западной Беларуси. Что первые литовские князья имели действительно чисто литовские имена, которые никак не истолковываются по-белорусски, но имеют прозрачные балтские корни (vyt- (vyt/vyd isvydo) + taut- (tauta) – увидел + народ — «видящий народ»). Что, наконец, создания национальной литовской или тем более белорусской державы вообще не было в планах Гедимина и Гедиминовичей – не рассуждали в то время такими категориями. Они просто расширяли свои владения, сколько могли, пока набравшаяся сил Москва не стала им противовесом на Востоке, а Польша – на Западе. Конечно, вопрос о сочетании в их государстве балтского (литовского) и славянского (русского) очень интересен, но разрешать его должны историки, а не истеричные псевдопатриоты с вечно ущемленным нервом в области национального достоинства.
Впрочем, если у нас такие демарши удел немногочисленных, но горластых национал-патриотов, то на соседней Украине застарелые комплексы, подпитанные ультранационализмом, дают самые причудливые плоды. Наследие Киевской Руси объявлено только и исключительно украинским, попытки критиковать этот тезис могут иметь для историка серьезные последствия. А политики, в том числе высшего эшелона власти, поражают мир безграмотными утверждениями.
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю

«Украинская княгиня Ольга» — та, что родилась под Псковом в норманнской семье и была замужем за таким же скандинавом Ингваром (Игорем)? Их это не волнует. «Владимир Святославич – украинский князь, которого пытается присвоить Россия» — но ведь он же до Киева правил в Новгороде, а, сев на киевском престоле, стал князем не Украины, а всей державы от Черного моря до Балтики? Да, украинский, и Россия к нему никакого отношения не имеет. А поход Андрея Боголюбского на Киев в 1186 году был «московско-украинской войной», даром, что в войске Боголюбского были дружины из Чернигова, Новгород-Северского, Волыни и Полоччины, а сам князь был внуком Владимира Мономаха. Разубеждать этих людей бесполезно – националистические мифы, построенные на безграмотности и передергиваниях фактов, давно превратились в их головах в квазирелигиозные догмы.
Впрочем, такие конфликты возникают не только на землях восточных славян. Скажем, разделение восточной (собственно болгарской) и македонской ветвей болгарского народа в XIX-первой половине XX века привело к яростным спорам об идентичности многих исторических деятелей – от царя Самуила до Гоце Делчева. Помнится, как в одной статье на македонском ресурсе я прочитал гневный пассаж о том, как «болгары присвоили себе нашу македонскую историю» и ощутил во рту едкую оскому от знакомой до боли глупости.
Беларусь-Литва, Русь-Украина, Македония-Болгария или как шизофреники модернизируют историю
Первое Болгарское царство
Мерки сегодняшнего дня неприменимы даже для семнадцатого века, не говоря о десятом. Разумный человек должен это понимать. Невозможно мысленно прочертить современные границы в прошлом, приписать людям средневековья современную идейную мотивацию. Но можно (и нужно) понимать историю достаточно хорошо для иммунитета к такого рода спекуляциям.
Евгений Саржин, историк
  • Автор: sidney
  • Автор: 17-01-2018, 08:18
Пророссийских публицистов судят в Минске: 03.01.2018 день деcятый

12:54 — Большинство присутствующих в зале удивлено тем, что обвинение, по сути, повторно зачитывает тексты статей, так как это уже было сделано в первые дни заседания суда. Также удивляет, что сегодняшнее заседание продлилось лишь до обеденного перерыва. Создаётся впечатление, что процесс намеренно затягивается.

12:51 — Прокурор продолжил зачитывать сравнения черновиков статей обвиняемых с опубликованными вариантами. Причём чаще всего он отмечает, что значимых изменений в текст внесено не было. После чего было объявлено, что заседание суда на сегодня окончено. Продолжение — завтра, 4 января, в 10:00.

12:25 — Прокурор зачитал ее в черновом варианте, обнаруженном на компьютере Дмитрия Алимкина, чтобы сравнить, какие вносились изменения в сравнении с опубликованным вариантом текста.

12:05 — Прокурор зачитывает статью Аллы Бронь «Белорусские вышиванцы, добро пожаловать в средневековье», опубликованную на сайте агентства «Регнум».

11:44 — Заседание возобновилось. Прокурор продолжает зачитывать материалы дела.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:29 — Суд объявил десятиминутный перерыв.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:27 — Павловец комментирует протокол осмотра вещдоков — в частности, таблицу, в которую он вносил названия публикаций и иногда сумму гонораров за статьи. «Я не ожидал, что для того, чтобы писать авторскую аналитику, нужно быть инивидуальным предпринимателем», — заявил он суду.

11:12 — Павловец также отметил ряд моментов, в том числе он обратил внимание суда и обвинителя на то, что Иванова говорила, что должно было быть проведено лингвистическое и социокультурное исследование текстов статей. Однако, со слов Ивановой, оно проведено не было.

11:16 — Алимкин взял слово, отметив, что не понимает, для чего зачитывалась его переписка с женой с просьбой зайти в домоуправление.

11:06 — Слово взял Сергей Шиптенко. Он обратил внимание на то, что у Республиканской экспертной комиссии не было методологии проведения таких исследований на тот момент. Он сказал, что склонен считать, что протокол РЭК, датированный 8 декабря 2016 года, был составлен задним числом, а все 11 лиц, указанных в документах, не присутствовали на момент голосования и принятия экспертного заключения. «Мы скорее всего имеем дело с фальсификацией документов, с должностным подлогом», — сказал Шиптенко. РЭК, по его словам, проводит экспертизы «мелким оптом, скопом». Так, как отметил публицист, по Артуру Григорьеву (псевдоним, приписываемый Шиптенко — EADaily) были сделаны выводы сразу по трем публикациям, и на основании того, что там были найдены «признаки экстремизма», на следующий день был арестован гражданин Шиптенко, в то время, как экспертиза проводилась по Артуру Григрьеву. «Была спешка. РЭК работала как пожарная команда, и, возможно, с точки зрения закона все было не совсем чисто» (Шиптенко). Адвокат Шиптенко Мария Игнатенко отметила, что протоколы РЭК не являются именно протоколами с процессуальной и любой другой формальной точки зрения, поскольку протокол должен отражать ход процедуры, события, мероприятия, процесса, но протоколы РЭК не отражают ничего, они просто констатируют факт доклада. «Соответственно, данные документы лишь называются протоколами заседания, но не являются таковыми», — заключила Игнатенко.

10:56 — Слово взяла адвокат Павловца Кристина Марчук, отметив, что по Павлу Юринцеву и Николаю Радову (псевдонимы, приписываемые Юрию Павловцу — EADaily) проходило только одно заседание, хотя эксперты на тот момент не знали (об этом же ранее говорила и председатель экспертной комиссии Елена Иванова), что это один и тот же человек. Кроме того, эксперты должны были быть за три дня уведомлены о начале заседания, но со дня, когда Ананич направила запрос на проведение экспертизы, до даты заседания не прошло трех дней. То есть процедура была нарушена — это также во время допроса признавала Иванова.

10:53 — Зачитываются протоколы заседаний Комиссии при Мининформе, причем во все дни заседаний фигурируют одни и те же фамилии экспертов. На слух даже сложно определить, о каком именно заседании идет речь. Перечисленные протоколы звучат так, будто они сделаны под копирку.

10:41 — Зачитываются материалы Мининформа, в которых экс-министр информации Лилия Ананич просит в как можно более короткие сроки провести экспертизу материалов, размещённых на ряде ресурсов, в том числе EADaily.

10:38 — Юрия Павловца просят прокомментировать написанное им «чистосердечное признание». Он говорит, что хотел донести свою точку зрения до следствия, но следователь не хотел долгое время проводить никаких бесед. Павловцу сказали, что документ под названием, к примеру, «обращение» не подойдет, и нужно «признание». Прокурор предложил не зачитывать документ, и судья попросил Юрия Павловца самого прокомментировать написанное. Павловец сказал, что в «признании» пишет о том, что в районе 2010 года начал публицистическую деятельность, которая продолжалась до его задержания, что писал в российских и белорусских СМИ. В своих статьях критиковал действия властей Белоруссии и националистической оппозиции. В «признании» написал также, что было в каждой из статей, сообщив, что никаких договоренностей о публикациях не велось, и никакого злого умысла также не было.

10:22 — Зачитывается переписка между пользователями «Себо (а) ина» и «Юкла» по поводу переводов, в переписке также фигурируют ссылки на статьи на ряде белорусских сайтов — «Naviny.by», «Белорусский партизан».

10:16 — Заседание началось с зачитывания протоколов обыска и перечисления вещественных доказательств. В том числе прокурором зачитываются сообщения родственника одного из обвиняемых с просьбой взять справку из домоуправления.
  • Автор: sidney
  • Автор: 17-01-2018, 00:47
Пророссийских публицистов судят в Минске: 27.12.2017 день седьмой

16:50 — В заседании объявлен перерыв до 10 утра 28 декабря.

16:28 — Прокурор спрашивает, о каких средствах идет речь, когда Зотов спрашивает в переписке «о налоговой». Шиптенко отвечает, что здесь обсуждаются его вопросы по поводу долга Зотова, с которым он был хорошо знаком, что следует из данных им ранее показаний, а также из показаний его матери.

16:26 — «Что такое „внештатник“», — строго спрашивает прокурор у Шиптенко, поскольку в его переписке есть это слово. «Внештатник — это тот, кто не состоит в штате агентства и не может рассчитывать на денежное вознаграждаение за публикацию своих текстов», — отвечает Шиптенко. «А кто такой Модест Алексеевич?» — спрашивает судья. «Неустановленное лицо», — отвечает Шиптенко.

16:21 — Прокурор зачитывает переписку Шиптенко, где он пишет своему собеседнику: «Если мне за статьи хоть что-то заплатят, то часть выручки пропьем». Прокурор: «Кто вам за статьи не платил, от кого вы деньги ждали?». «Да хоть от кого-нибудь. А вот видите как нескладно — ни продать ничего, ни разжечь, ни возбудить не получилось», — иронизирует Шиптенко.

16: 16 — Прокурор зачитывает переписку, из которой следует, что Шиптенко не платили гонораров. «Никогда и ни копейки», — говорится в этой переписке.

16:14 — Прокурор интересуется, кто скрывается за ником «Зорг» в переписке Шиптенко. «Это может быть Владимир Зотов, а может быть и не он», — говорит Шиптенко. Он поясняет, что и с его адреса кто угодно мог писать. Прокурор уточняет, кто, например? «Да теща хотя бы», — сказал Шиптенко.

15:55 — Адвокат Шиптенко говорит, что тексты публикаций были зачитаны прокурором не полностью, а некоторые части рассматриваемой публикации просто выпадали из текста. «Я была поражена, что не был устранен этот недочет», — сказала Мария Игнатенко.
Прокурор продолжает зачитывать протоколы осмотра документов, браузеров, историю сообщений в «скайпе», файлы, свидетельствующие об использовании программы «Вайбер», и прочее.

15:50 — Марчук также обратила внимание, что в переписке по поводу статьи из обвинения Павловца (трилогии на «Регнуме») между Павловцем и Игорем Павловским не ведется никакого обсуждения, никто не предлагает писать мягче или жестче, не указывается — за деньги или не за деньги. Павловец просто констатирует «вот статья, вот вторая часть» Он присылает ее Павловскому, и там даже нет информации о том, что присылает ее для опубликования.

15:42 — Кристина Марчук взяла слово, она отмечает, что тот факт, что после следственной экспертизы из обвинения Павловца отпало несколько статей, ставит под сомнение компетентность первоначально проведенной экспертизы. Выводы экспертов, как отмечает Марчук, носят вероятностный характер. «Обоснования никакого, одни сплошные рассуждения», — характеризует экспертизу Марчук. Причем, по ее словам, рассуждения достоточно ненаучного толка.

15:33 — Зачитывается протокол обыска Шиптенко, как отмечает прокурор, среди прочего были обнаружены книги.

15:28 — Прокурор: «Кто такой Арсений Баринов?». Шиптенко: «Я думаю, что он из той же реальности, что и Артур Григорьев». «А Зорг, видимо, это персонаж из „Пятого элемента“, известного произведения Люка Бессона», — предположил Шиптенко.

15:25 — Прокурор: «Что вы имели в виду, когда писали „накропал текстик, прикрепляю“?». Шиптенко отвечает, что следствие не доказало, что под псевдонимом «Григорьев» писал он. По его словам, он компилировал и редактировал приписываемые ему тексты.

15:21 — «Что касается денег». Шиптенко пояснил, что и ранее говорил, что речь идет о деньгах, которые возвращались в качестве возврата долга. «Что касается фразы „давай будешь Артуром Григорьевым“ (фраза Владимира Зотова из переписки), то она подтверждает мои показания, что это не я придумал псевдоним, а мой коллега, и что под этим псевдонимом компилировались разные мысли, причем не обязательно мои», — сказал Шиптенко.

15:19 — Судья просит пояснить Шиптенко озвученную переписку.

15:15 — Прокурор зачитывает скриншоты переписок между Шиптенко и «Гремлином Зорг», а также Арсением Бариновым.

15:13 — Судья отмечает, что этой статьи нет в деле и прочтение ее можно пропустить. Шиптенко берет слово и говорит «об анекдотической ситуации»: Экспертная комиссия по оценке информационной продукции на предмет экстремизма (РЭК), не имеюшая статуса экспертного органа, признает эту публикацию экстремистской, а потом члены РЭК не находят в ней экстремизма. Суд решает не оглашать эту статью, поскольку она убрана из окончательного обвинения.

15:09 — Продолжается исследование письменных материалов. Прокурор зачитывает публикации, в данный момент — одну из статей Артура Григорьева о «маниловщине».

15:02 — Адвокат Шиптенко Мария Игнатенко просит приложить документы, поясняющие, что в инкриминируемых ее подзащитному публикациях, где говорится что некоторая символика («Погоня» в том числе) использовалась коллаборационистами, всего лишь перечисляются исторические факты. А значит, выводы госэкпертов о том, что эти заявления циничны, носят экспрессивный и субъективный характер. То есть историки (в частности, из национального архива Белоруссии) подтвердили, что данные символы действительно использовались коллаборационистами и ее подзащитный Шиптенко не передергивает историческую информацию.

14:52 — Допрос свидетеля Горбацевича завершился. Суд удовлетворил ходатайство Кристины Марчук о приобщении новых документов к делу. В частности, документы об иске Павловца о защите чести и достоинства к Мининформу Белоруссии. Она напомнинает, что это единственный случай, когда отказались возбудить дело по иску о защите чести и достоинства.

14:49 — Вопрос Алимкина. «Вы считаете приличным, когда вам вопрос задают на одном языке, а вы отвечаете на другом? Но вопрос в другом — вы разместили свой пересказ моей статьи и ссылку на него. Не кажется ли вам, что вы тоже должны быть здесь за размещение экстремистского материала? — поинтересовался Алимкин. — Ваше личное отношение к России, к русским, ко всему, что связано с Россией, изменилось после прочтения моей статьи?». Горбацевич отвечает, что Алимкин писал не про Россию, а про Белоруссию. Но отношение к России его личное не изменилось. Павловец спрашивает: «Вы рассматривали мои статьи на „Нашей Ниве“?». Горбацевич ответил, что не рассматривал. «Единственный вопрос как к человеку, который является одним из представителей патриотического крыла. У нас есть культурно-исторические символы, которые ранее находились под запретом государства — бело-красный флаг, герб „Погоня“?». Он согласился, что они действительно находились под запретом. Павловец: «По-вашему, если в России будет происходить рост национализма, это будет положительным образом рассмотрено?». Горбацевич отвечает, что как Россия будет реагировать, не берется сам сказать.

14:34 — «По каким причинам, аспектам, маркерам у вас возникла ассоциация между текстом Шитпенко о вышиванках и нацисткими шествиями?» — спрашивает адвокат. Но Горбацевич говорит, что не помнит дословно текста. В зале суда у присутствующих возникают вопросы: «Так, а почему его вызвали свидетелем, если он не может сказать?». Ранее Горбацевич пояснял, что следователь Мацкевич рассказывал ему, что именно его статьи стали катализатором дела, поэтому его и позвали свидетелем.

14:32 — Вопросы задает адвокат Шиптенко Мария Игнатенко. «Вы считаете себя идейным оппонентом обвиняемых?». Горбацевич отвечает, что их идеи он не поддерживает, однако говорит, что в том, что он писал об этом деле, не было субъективизма. Адвокат спрашивает, что его возмутило в статьях Шиптенко? Но Горбацевич не помнит, о чем статьи Шиптенко. Он также не может сказать конкретно, что его возмутило в публикациях Шиптенко.

14:29 — Горбацевича спрашивают: «Где вы узрели призывы к разжиганию вражды?». Он говорит, что не может сказать, потому что это компетенция прокуратуры.

14:21 — «Как вы оказались в числе свидетелей по этому делу?» — спрашивает адвокат Алимкина. Горбацевич отвечает, что и сам до конца не понимает, почему его привлекли свидетелем.

14:17 — Выяснилось, что Горбацевич не писал никаких заявлений, он писал об этом деле после обращения в генпрокуратуру Рабенка, то есть писал в своем СМИ.

14:15 — Из зала суда за съемку удалили одного из слушателей. «Фашистов надо знать в лицо», — отметил он. «Аккуратнее в замечаниях», — сказал судья.

14:08 — Вызвали свидетеля Артема Горбацевича, журналиста белорусского издания «Наша нива», он выступает на белорусском языке.

12:43 — В заседании суда объявлен перерыв до 14:00.

12:05 — Зачитывается экспертиза статей Артура Григорьева (приписываемых Сергею Шиптенко) «Вместе против России: союз власти и национализма в Белоруссии», «Белорусская маниловщина» и «Этнический национализм по украинскому образцу».

12:01 — Геращенко подтвердил, что нужно отделять зерна от плевел, то есть одни и те же процессы могут быть направлены на сохранение ценностей или на разобщение с Россией, что пытаются сделать некоторые силы.

11:59 — Павловец: Как по вашему, в РБ в настоящий момент происходит белорусизация? Положительный это момент или отрицательный? По словам Геращенко, если речь идет о сохранении белорусского наследия, белорусского языка, то это одна ситуация. Но если белорусизация направлена на то, чтобы показать, что мы не такие как русские, то это «плохая белорусизация», отметил он.

11:55 — Павловец: Иванова (госэксперт — EADaily) сказала, что видела в моих статьях «пропаганду разжигания вражды». Можно ли пропагандировать разжигание? — Я думаю, что это не очень корректная формулировка со стороны эксперта (Геращенко).

11:53 — Вопрос Павловца: для того, чтобы манипулировать сознанием, я должен обладать соответствующей техникой? — Безусловно да, интуитивно этого не получится сделать (Геращенко).

11:50 — Геращенко: Ни в одной из публикаций я не заметил разжигания.

11:47 — Алимкин: «У меня небольшое уточнение. Слово „недонарод“ было только у Марии Захаровой. У меня такого слова не было. Откуда она его взяла — вопрос к ней». По его словам, даже среди его «эмоциональных» высказываний не было ничего подобного.

11:41 — Вопрос адвоката Шиптенко: как психолог, заметили ли вы в тексте использование каких-то манипулятивных приемов и техник? — Как психолог я могу сказать, что такие техники мы используем ежедневно. Если я хочу понравиться жене, я ее поцелую — это тоже манипуляция (Геращенко).

11:37 — Геращенко говорит, что резкие высказывания публицистов находились в пределах журналистских норм. Что касается экспрессивных высказываний Алимкина, то тут, по словам свидетеля, важен контекст.

11:35 — Характеризует Павловца: честный, порядочный, говорящий правду, ничего негативного я о нем сказать не могу. Я хочу сказать, что не вижу факта экстремизма и разжигания вражды, особенно на фоне публикаций оппонентов — люди, которые говорят «москалей на ножи», остаются безнаказанными (Геращенко).

11:33 — По его словам, он был редактором газеты «Наше православие». Даёт характеристику Шиптенко — искренний, порядочный, честный человек, обладающий большим запасом знаний, отрицательных черт я не вижу. Разве что стремление говорить правду иногда становится в нашем обществе отрицательным качеством.

11:23 — Вызывается следующий свидетель — глава Координационного совета российских соотечественников в Белоруссии Андрей Геращенко.

10:51 — Кристина Марчук спрашивает: где в законе о СМИ говорится о том, что любой представитель СМИ должен получать аккредитацию? Она просит сформулировать, кто считается журналистом. По словам Поздняка, это лицо, которое прибыло на территорию РБ по редакционному заданию иностранного СМИ. В ответ на вопрос о последствиях запрещенной деятельности, Поздняк говорит, что министерство в праве отказывать в аккредитации, по его словам, деятельность без аккредитации подпадает под административный кодекс РБ.

10:42 — Прокурор спрашивает о штрафных санкциях для лиц, у которых просрочена аккредитация. Косвенно можно осудить по статье об отсутствии аккредитации, но человек может работать, например, из Москвы. Поэтому мы можем только косвенно предполагать, что он работает на территории Белоруссии, сказал Поздняк. Для разовой работы тоже нужно получить временную аккредитацию, сообщает он.

10:41 — Предствители «Регнума» и «Ленты» получали аккредитацию, Шиптенко также был аккредитован.

10:38 — По его словам, любая информация и любая тема, освещающаяся в РБ, должна публиковаться лишь после получения аккредитации (даже если в иностранном СМИ опубликована статья о драниках).

10:35 — Вызывается свидетель Поздняк, советник юстиции министерства иностранных дел. По его словам, «Регнум» и «Ленте.ру» в Белоруссии была предоставлена аккредитация, EADaily — нет. Любой представитель СМИ обязан пройти процедуру аккредитации при министерстве иностранных дел, говорит Поздняк.

10:34 — Судья удовлетворил ходатайство о вызове свидетеля, но отказал в приобщении публикаций («высказывания Рабенка не относятся к предмету рассмотрения»).

10:32 — Адвокат Кристина Марчук отмечает: «Я хочу сказать, что сегодня ночью зачитывались его (Рабенка — EADaily) опусами. Кроме того, Рабенок — профессиональный жалобщик, и возникает вопрос — а судьи кто?» В связи с этим она поинтересовалась, почему не были вызваны экс-глава Мининформа Ананич и её зам Матусевич, которые были бы более авторитетными свидетелями обвинения. Сергей Шиптенко в свою очередь отмечает, что вызывать в качестве свидетеля идейного оппонента — это «все равно, что вызвать волка на судебный процесс над зайцем».

10:29 — Прокурор не видит необходимости в приобщении публикаций о высказываниях Рабенка и в вызове свидетеля.

10:25 — Игнатенко говорит, что ей поступило обращение от представителя читательской аудитории Самвела Саакяна, который хочет дать показания в части обстоятельств, которые ему известны (в частности, в части реакции читательской аудитории на публикации). Он не получил ответа суда на свое заявление, в котором указал, что хочет быть допрошен в качестве свидетеля. Коль скоро мы допрашиваем Рабенка и Горбацевича (ещё один свидетель обвинения — EADaily), мы можем допросить лицо (читателя), которое само выражает желание высказаться, говорит адвокат.

10:21 — Сторона защиты просит приобщить к делу интернет-публикации со ссылками на высказывания Рабенка.

10:19 — «Это радикальный идейный оппонент обвиняемых, и эту деятельность он вел достаточно давно. Каким образом он может быть свидетелем, причем основным и единственным по сути?» (Игнатенко)

10:17 — «Достаточно странно, что это основной свидетель обвинения. Если мы говорим о свободе, то выступление в качестве основного свидетеля такого радикального и агрессивного лица не имеет права на какое-либо существование», — сказала Мария Игнатенко.

10:16 — Сам Рабенок, по её словам, называет себя русофобом и экстремистом.
Кроме того, в текстах Рабенка присутствуют оскорбления действующей власти и президента. По словам адвоката, эти высказывания несопоставимы с теми, что инкриминируются подзащитным.

10:14 — Адвокат Мария Игнатенко ходатайствует (она отмечает, что это общее мнение) о приобщении документов. Она говорит, что впечатленная вчерашним выступлением свидетеля обвинения Рабенка, написавшего заявление на статью Алимкина, защита нашла публикацию со скриншотами его высказываний. В частности, Рабенок писал, что «мы будем есть на завтрак русскоязычных девушек», говорит адвокат.

10:11 — Адвокат Сергея Шиптенко перед допросом свидетелй просит зачитать цитаты Дениса Рабенка, написавшего заявление в прокуратуру на Дмитрия Алимкина. Известно, что Рабенок часто публиковал крайне радикальные и провокационные посты в соцсетях.