Виктор Юдин: Никакого восстания в ноябре 1920 в Слуцком уезде не было. А что было?
Виктор Юдин: Никакого восстания в ноябре 1920 в Слуцком уезде не было. А что было?

В очередной раз отметились на Слуцкім збройным чыне. Но сколько же можно выдумывать истории. Ну что же посмотрим за ходом событий.
12 октября 1920 г. Советская Россия и Украина, с одной стороны, и Польша – с другой заключают между собой перемирие и предварительный договор. По условиям перемирия, военные действия должны будут прекратиться 18 октября в 24 часа.
В это время Слуцкий уезд занят польскими войсками, которые по договору о перемирии готовились отойти за демаркационную линию. Красной Армии и советской власти в Слуцком уезде даже близко не было. Части Красной Армии должны были занять Слуцк и уезд в соответствии с договором о перемирии.
Наивысшая рада БНР, естественно, не без участия восставшей из пепла Польши, решила сформировать почти «армию», чтобы противостоять Красной Армии, по крайней мере, в Слуцком уезде.
В занятом польскими войсками Слуцке 15 – 16 ноября 1920 г. по инициативе судьи Владимира Прокулевича был собран съезд представителей волостей и местечек, на котором присутствовали от города 107 делегатов, от волостей – 15 делегатов с правом решающего голоса и 10 с правом совещательного голоса. Собрание проходило в большом зале дома Эдварда Войниловича (основателя Красного костела в Минске). А как пишет в своих воспоминаниях один из участников событий штабс-капитан Антон Андреевич Сокол-Кутыловский в Слуцке на съезде были «наши воинские чины и интеллигенция». Судья В. Прокулевич сообщил делегатам съезда: «Польские власти сообщили мне, что они отходят, и мы можем делать все, что считаем необходимым. Никакой власти в городе нет. Необходимо организовать охрану общественного порядка».
Съезд принял решение из взятых на учет военнообязанных организовать воинскую часть. За три дня была сформирована бригада в составе двух полков. Съезд избрал Слуцкую белорусскую раду в составе 17 человек, а также выразил протест против вступления в границы Слуцкого уезда Красной Армии. Провозгласив лозунг «независимости Беларуси в ее этнографических границах», съезд решительно возражал против передачи Слуцкого уезда Белорусской ССР и требовал оставить его в границах Польши.
Вот, кстати, надо вспомянуть генерала Станислава Булак-Балаховича, от которого на Слуцком съезде тоже была делегация. Генерал требовал признать свое верховенство, но съезд требование отклонил. Тут несколько слов следует сказать что Станислава Булак-Балаховича в это время во второй раз объявили о создании БНР. Генерал Булак-Балахович в Мозыре, 12 ноября 1920 года провозгласил создание Белорусской Народной Республики, а себя объявил главнокомандующим всеми вооруженными силами на территории Беларуси. Все правительства главнокомандующим объявлялись вне закона. Вне закона объявлялись Наивысшая рада БНР, которая место пребывания имела в Литве, Народная рада БНР, которая место пребывания имела в Польше и правительство Червякова, которое было связано с Москвой. В Слуцке сторонников генерала Булак-Балаховича не поддержали.
Вывод польских войск начался после подписания специального соглашения (14 ноября) – с 22 ноября. Польские войска отходили за линию фронта медленно. Не по 20 километров в сутки, как это предусматривалось условиями перемирия, а по 10 км. или немногим более того. 24 ноября 1920 года польские войска оставили Слуцк. Вслед за поляками Рада Случчины приняла решение, а командование Слуцкой бригады издало приказ 24 ноября оставить Слуцк и отходить по дорогам, ведущим на запад, и собираться в Семежево. Слуцк был оставлен под вечер в тот же день. «Когда нам стало известно, – пишет А.А.Сокол-Кутыловский, – что Красная Армия 22 ноября, согласно условиям договора о перемирии, начала приближаться к демаркационной линии г. Слуцка, бригада вслед за польским войском начала отходить на запад к шоссе Слуцк – Романово на большом расстоянии от советских войск. Столкновения с Красной Армией не было, ни с одной, ни с другой стороны не было сделано ни одного выстрела. Поэтому не было ни раненых, ни убитых».
Соединения Красной Армии неспеша продвигались вперед. 26 ноября последние польские солдаты отошли за линию границы. 29 ноября 1920 г. советские войска вышли на новую демаркационную линию: Вызна – Ленино, заняв Слуцк. К концу ноября они вышли на линию от Ленино по реке Случь до Турова и остановились там по условиям перемирия. В сводке полевого штаба Красной Армии от 29 ноября сообщалось, что части Красной Армии заняли город Слуцк.
Между государственной границей и демаркационной линией советских войск образовалась 15-километровая нейтральная полоса. Она не была занята подразделениями Красной Армии. Такая же 15-километровая нейтральная зона была и на польской стороне государственной границы. В нейтральной зоне (30 километрах) не должны были находиться ни советские войска, ни польские. Формально здесь действовала местная милиция, организованная каждой из двух сторон на своей территории для сохранения порядка.
В районе городка Семежево (примерно в 8 километрах от государственной границы в 15-километровой нейтральной зоне с советской стороны) окончательно были сформированы оба полка Слуцкой бригады. Это формирование, как свидетельствовала гродненская газета «Белорусское слово» и как потом подтвердил командир бригады А. Сокол-Кутыловский, первоначально состояла из четырех тысяч человек. Но вместе с резервом она насчитывала 10 тысяч человек.
Все Слуцкое восстание сводилось к тому, что из нейтральной 30-километровой зоны, где по договоренностям не должно было быть ни советских, ни польских частей, совершались налеты, как сейчас говорят, незаконных воинских формирований на советскую сторону.
Из нейтральной полосы 27 ноября, подразделения 1-го Слуцкого полка совершили налет на позиции 8-й дивизии советских войск. Налеты на позиции советских войск продолжались и в последующие дни. Части советских войск, соблюдая договоренности, отступающего после налета в нейтральную полосу противника не преследовали.
Командование 16-й армии советских войск решило очистить нейтральную зону от повстанцев и обратилось к польским властям за разрешением на ввод войск в нейтральную зону. Польские власти дали разрешение на вход советских войск в нейтральную зону 4 декабря, сроком на три дня. Операция не принесла желаемого результата, правда 30 офицеров и 400 солдат Слуцкой бригады ушедших на польскую территорию были польскими солдатами обезоружены.
После возвращения советских войск из нейтральной зоны на демаркационную линию повстанцы снова начали нападать на передовые части Красной Армии. Обычно это были ночные налеты. В ночь на 10 декабря повстанцы напали на деревни Кривоселки и Новоселки, в ночь на 12 декабря – на деревню Старина. В ночь на 13 декабря солдаты 1-го Слуцкого полка и кавалерийского отряда после жестокого боя заняли местечко Семежево. Но потом повстанцы с боем вынуждены были отступить.
Собрав значительные силы, утром 19 декабря части Красной Армии начали наступление, чтобы ликвидировать в нейтральной полосе вооруженные формирования. В этот же день красными была занята Вызна. 20 декабря они были оттеснены к реке Морочь.
Польская делегация на мирных переговорах в Риге снова дала согласие на введение советских войск в нейтральную зону, даже на польскую территорию, чтобы преследовать повстанцев и там. Штаб Слуцкой бригады был вынужден перебраться в деревню Заостровечье (ныне Клецкий район), у реки Лань, за которой стояли польские войска. В эту деревню собирались повстанцы из разбитых отрядов.Рада Слутчины приняла решение о переходе реки, так как уже не хватало ни боеприпасов, ни продовольствия. 28 декабря 1920 г. Слуцкая бригада перешла реку Лань. 31 декабря на территорию, контролируемую Польшей, перешел последний отряд слуцких повстанцев. Однако днем окончания Слуцкого восстания считается 28 декабря. За рекой бригада сложила оружие и была интернирована.
Командир Слуцкой бригады и даже диктатор Антон Сокол-Кутыловский категорично заявлял, что «никакого восстания в Слуцком уезде не было». А он был прав. Никакой обороны бригада не держала и имеющимися силами не могла держать. Просто в течение целого месяца из нейтральной зоны Слуцкая бригада совершала налеты на советскую территорию. Было ли это восстание? Наверное, было, с разрешения оккупационных польских властей. Были ли это боевые действия? Наверное, были, если считать налеты из нейтральной полосы на советскую территорию боевыми действиями.
А как хочется, чтобы было. Вот и ездят каждый год. Согласитесь, осеннюю резню Булак-Балаховича праздновать это как-то некрасиво, ведь сами деятели БНР открестились от генерала.
Виктор Юдин
  • Автор: sidney
  • Автор: 5-01-2018, 14:00
Анатолий Матвиенко: Итоги уходящего года
Анатолий Матвиенко: Итоги уходящего года

Новый год – это повод подвести некоторые итоги уходящих двенадцати месяцев, как глобальные, так и в области, где специализируешься. А также личные, немаловажные для каждого.

Главная новость уходящего года в мировой политике одна – с юго-востока Украины нет новостей о радикальном изменении ситуации. По крайней мере, это важно для меня, белоруса по гражданству и менталитету, одновременно на четверть украинца по крови. Так как моя мать – русская, порой кажется, что линия фронта прошла где-то внутри души…

С началом эпопеи «Крым наш» и войны в Донбассе белорусское общество поделилось на сторонников Москвы (их стабильно больше) и Киева. Сотни, если даже не тысячи наших соотечественников воевали или продолжают стрелять как в рядах ВСУ, так и в формированиях сепаратистов. Появились первые уголовные дела против граждан Беларуси, сражавшихся за официальную украинскую власть или против неё.

Итог года по Украине один: Минские соглашения буксуют. Вывод из этого также один: никто не в состоянии предложить альтернативы.

В соглашениях Минск-2 закреплены абсолютно невыполнимые для киевского истеблишмента условия о внесении изменений в законодательство, за которые не проголосует никакой состав Верховной Рады. В тех же соглашениях закреплена выгодная для Москвы и пророссийских руководителей ДНР-ЛНР последовательность действий: сначала корректировка украинских законов, потом передача границы под контроль киевских властей. Соответственно, Москва и Донецк терпеливо ждут несбыточного. А несбыточного можно ожидать бесконечно долго, пока длится вялотекущая война, продолжающая уносить человеческие жизни.

Россия в 2017 году окончательно акклиматизировалась к санкциям, наложенным вследствие украинских событий. Некоторый рост цен на нефть укрепил экономику. Внешним давлением невозможно подвигнуть российских лидеров изменить политику в Украине.

Остаётся одна надежда – выход из ситуации найдёт команда Путина. Возможно, это слишком оптимистичное предположение, но у других обличённых властью лиц шансов переменить обстановку ещё меньше. Тем более что следующий год – год президентских выборов в России, фаворит прежний, нуждающийся в максимальной поддержке электората и, в принципе, не чуждый неожиданных поворотов.

А ещё я с интересом и тревогой наблюдаю за телодвижениями Михаила Саакашвили. Он способен взорвать хрупкое равновесие в Украине вплоть до нового Майдана. Или постепенно выпустить пар в свисток как Надежда Савченко. Что получится из этого – увидим.

Беларусь настригла некоторое количество купонов на ситуации с санкциями и антисанкциями, но этот ресурс исчерпан. Нам было бы на руку снижение напряжённости конфликта россиян с Евросоюзом и США.

Политика в отношениях с США так или иначе связана с феноменом Трампа. Антироссийский вектор нынешней вашингтонской администрации рикошетом бьёт и по Беларуси, но по-человечески я понимаю мистера президента, он столько получил шишек из-за «руки Москвы» в ходе выборов, что вынужден проводить чрезвычайно жёсткую политику, доказывая избирателям: я не ставленник Путина.

В Беларуси потепление. За год прибавилось дружеских нот в контактах с Евросоюзом, но потепление не материализовалось в долгожданном снижении сборов при оформлении шенгенской визы. А моя как раз истекла.

Экономическая либерализация последних месяцев просто шокирует. Изысканно-вежливые налоговые инспектора, предупредительные таможенники и учтивые ОБЭПовцы, напуганные президентской реформаторской инициативой, резко контрастируют с белорусскими банковскими служащими и продавцами в магазинах советского образца, те хамят гражданам в прежнем режиме.

Кстати – о культуре, но не о бытовой, с ней по-прежнему не очень, а о высокой. Как писатель, я остановлюсь сугубо на литературе, ибо в одной публикации не объять необъятного.

С большой помпой отпраздновали 500-летие белорусского книгопечатания, хотя 500 лет назад Беларуси не существовало, а подданный литовского вильнюсского князя напечатал в Праге «Библию руску». В ходе празднеств белорусской писательнице Людмиле Рублевской выдали Национальную литературную премию за лучшее прозаическое произведение, изданное в 2016 году, хотя оно напечатано в журнале «Полымя» ещё в 2015 году и никак не претендовало на серьёзный вклад в отечественную словесность даже самим названием – «роман приключенческий и фантасмагорический». В общем, был официоз, трубили фанфары, но не хватило… Мне даже сформулировать трудно, чего именно. Душевности? Возможно. Я бы сказал – попсовости, донесения до масс в наглядной, занимательной, пусть в даже развлекательной форме, насколько важным было для Восточной Европы развитие полиграфии.

Скорина – фигура легендированная, она могла использоваться для укрепления отношений с Литвой, главным наследником ВКЛ и по названию, и по гербу, и по владению исторической столицей. А также с Украиной, Польшей, Чехией. Но почему-то львиная доля энергии (и денег) потрачена на приватизацию Скорины как исключительно белорусского деятеля.

Некоторую неуклюжесть в планировании скориновских торжеств по линии Министерства информации, курирующего белорусский книжный мир, я связываю с персоной прежнего министра и хочу надеяться, что назначенный в этом году руководитель министерства проявит себя ярче. Писатель на должности министра книгопечатания – это действительно незаурядное событие года.

О книжных делах текущих. Увы, в глобальном масштабе ничего нового. Весной состоялся съезд оппозиционного Союза белорусских писателей, и с трибуны съезда прозвучал единственный рецепт насаждения мовы и мовоязычной литературы: прымус (принуждение). Редкая по оригинальности идея… А уж какая плодотворная – закачаешься.

Член СБП Людмила Рублевская в рамках государственного учреждения созвала малый съезд писателей-оппозиционеров, отчёт о нём можно прочесть здесь. Называется публикация «Як наладзiць сувязь памiж беларускiм пiсьменнiкам i чытачом?» (Как наладить связь между белорусским писателем и читателем?) Эта публикация – тоже своего рода подведение итогов.

Отдам должное собеседникам Рублевской: они анализировали случаи успешного продвижения книг и не пытались обосновать большевистский прямолинейный метод – прымус. Участники встречи рассуждали о том, как бы это с белорусской литературой выйти на международный рынок, причём – понимая нереальность затеи. Адам Глобус: «Спадзявацца, што мы прыйдзем на той рынак са сваёй бульбiнай i нас там чакаюць?». (Надеяться, что мы придём на свой рынок со своей картофелиной, и нас там ждут?»). Пикантность заключается в том, что белорусской литературой они считают исключительно плоды творчества языкового меньшинства – мовного. И, естественно, только из своего круга, оппозиционного. Виктор Жибуль прямо заявил: «Трэба пашыраць саму беларускую мову, тады будзе большая цiкавасць i да беларускай лiтаратуры». (Надо расширять сам белорусский язык, тогда будет больший интерес и к белорусской литературе). Но если преобладающая масса белорусов говорит и читает по-русски, а основной рынок сбыта – русскоязычный, то правильно ли вообще делать акцент на мове? Пусть читатель хотя бы вообще обратит взор на белорусское…

Он и обращает. Минский писатель Анатолий Дроздов выпустил в текущем году очень успешную дилогию «Реваншист», прекрасно встреченную читателем в нескольких странах, в т.ч. в Беларуси. Ольга Громыко продолжает линию «Космобиолухов». Естественно, самые востребованные наши литераторы печатаются в России. Конечно же – по-русски, чтобы было доступно и россиянам, и белорусам, и украинцам, и казахам, и русскоязычному населению Грузии, Молдовы, прибалтийских республик, Израиля, многих других стран… Публикуются они часто, много, приличными тиражами и за хорошие гонорары. Но не относятся к оппозиции, состоят в лояльном к правительству Союзе писателей Беларуси и пишут по-русски, поэтому не стоят упоминания.

Подобных «круглому столу» у Рублевской мероприятий в течение года проходило много. На некоторых из них, в том числе – и среди членов Союза писателей Беларуси, звучали обычные претензии: государство не финансирует, читатели не покупают книги.

Абсолютному большинству недовольных не приходит в голов, по моему предположению, самая простая, лежащая на поверхности мысль: написать, наконец, хорошую книгу, интересную, обладающую художественной ценностью, реально читателю нужную…

Я не могу сказать, что в полной мере это реализовал. Но пытаюсь. В конце года в московском издательстве «Вече» вышел мой пятнадцатый роман за пять лет пребывания в литературе. Естественно, гонорарный, как и прежние. Литература – это профессия, работать ради одной только любви к искусству также глупо, как и писать исключительно ради денег. Последняя книга для меня важна тем, что это – первое моё крупное реалистическое произведение, на любимую историческую тематику. Всяких приключенческих фантасмагорий я уже настрочил четырнадцать томов, не считая принятых к изданию книг и вышедших в периодике отдельных повестей. А также рассказов, очерков, публицистических статей, в том числе – и на беларускай мове.

Каждый литератор подводит итоги года для себя лично. Каждый выбирает своё. Можно гундосить на весь свет, что читатели тупые и не принимают с восторгом очередную нетленку, жадное государство не даёт субсидии, не менее жадные западные спонсоры урезали подачки на «демократическую» литературу… Или можно просто сесть за ноутбук, чтобы написать книгу для читателя.

Мой выбор – второй, итоги года показывают, что этот выбор правильный.
Человечество всё глупеет и глупеет
Промелькнула новость, которую массовый журналист оценить не смог и не обсуждал, ввиду причины, которая в этой новости и рассматривается. (Хотя, к примеру, А. Баранов на ФОРУМмск эту новость заметил, но об его комментарии ниже). А сама новость вот о чём.
Уже не только континентально-европейские (скажем, финны), но британские ученые утверждают в статье, опубликованной в международном научном журнале «Intelligence» («Умственные способности»), что человечество неустанно глупеет. Я не склонен придавать IQ какое-то особое значение, но, как сегодня выясняет наука, средний IQ жителей «стран первого мира» падает уже 40 лет, а это, вместе с другими наблюдениями, как ни крути, а действительно какой-то показатель оглупления населения.

А ведь с начала прошлого века было ситуация была прямо противоположной - уровень IQ каждого нового поколения людей в среднем увеличивался на 3 пункта каждое десятилетие. Эта тенденция, получивший имя «эффект Флинна», в честь его первооткрывателя, психолога Джеймса Флинна, оставалась постоянной почти век, и связывалась с ростом уровня образования и медицины. А вот теперь, как сказано выше, 30–40 лет назад эффект Флинна перестал работать, и уровень IQ начал падать со скоростью примерно в 7 пунктов.
Британские учёные уверяют, что причина в увеличении числа пожилых людей, «проходивших тесты на сообразительность» - на определение IQ. И подводят теорию, что некая «рабочая» память у пожилых людей хуже, чем у детей и взрослых, а «некая» эпизодическая» память с возрастом ухудшается не так сильно. Соответственно, снижение общемирового уровня IQ они объясняют тем, что население всех стран первого мира, а также России и Китая, сегодня стремительно стареет. (Типа того, почему в странах «первого мира» число курящих снижается, а смертность от рака растёт, - это, оказывается, потому, что люди стареют. Раньше не старели - молодыми умирали от простуды. А теперь стареют и умирают от рака. Причём, всё больше и больше умирают от рака и в молодости).
Итак, старение - это объяснение британскими «учёными» оглупления населения Европы.
Ну, на то они и британские учёные.
Дебилы меня попрекают, что я делаю выводы по многим областям знания, - бедные дебилы, самостоятельно не способные разобраться ни в чём, поэтому искренне не понимают, как так можно. Не имея школьного образования (аттестат зрелости его не заменяет), эти дебилы не могут понять, что уже школьное образование (а не бумажки об этом образовании) даёт возможность судить о многом из того, о чём дебилы и понятия не имеют.
К примеру, возьмём эти исследования британских учёных и спросим себя - ну при чём тут память к уму? Ведь известно, что самая выдающаяся память была у полного идиота, и хорошей памятью как раз и отличаются дебилы. То есть, эти британские «учёные» тупят уже в том, что объясняют факт оглупления дефектами памяти. Но и это не всё.
Я был и остаюсь по своей профессии исследователем, поэтому мне сразу же виден дичайший непрофессионализм этих «исследований». У британских «учёных» явно не хватило ума проводить тесты, выделяя отдельно группы по возрасту, - для исследователей это вопиющая глупость. Эти британские «учёные» или жулики, или специально смешали результаты исследований. Ведь очевидно, что тестировать надо было все возрасты отдельно, и только потом сравнивать их с такими же возрастами прежних лет, иначе из этих данных следует ещё более крутой вывод. Смотрите, с возрастом люди умнеют, и если тесты показали падение IQ на 7 пунктов в смешанной группе, в которой стариков больше, чем было раньше, то это означает, что на самом деле падение IQ у молодых ещё круче, скажем, на 17 пунктов.
Да, конечно, реальная жизнь показывает, что если раньше с годами люди в своём большинстве становились старыми мудрецами, то сегодня в своём большинстве люди с годами становятся старыми мудаками. Однако люди становятся старыми мудаками именно потому, что они мудаками стали ещё в молодости.
Так в чём же дело с падением IQ?
Упомянутый в начале А. Баранов считает, что виной во всём уровень образования: «…уровень образования снижается, и не только в России, но и в развитых странах в целом». В принципе это так - образование это важный фактор, - но только следовало бы разъяснить, в чём именно дефект нашего образования?
И я начну не с ухудшения образования, а того, что с начала прошлого века уровень IQ рос. Почему он рос?
А потому, что ум нужен не для игр, а для решения жизненных задач, а с начала прошлого века резко росла производительность труда за счёт усложнения решений жизненно важных задач. Если тому же крестьянину до конца XIX века требовалось решать задачи, как управиться с землёй и домашними животными, то уже в начале ХХ века к этим задачам добавились задачи использования трактора, автомашины и прочей техники. Если рабочему раньше хватало ручного инструмента и приёмов работы с ним, то теперь потребовалось освоить и станки, и необычную для него точность изготовления изделий. Соответственно, усложнялись задачи и инженеров. Вот люди и умнели.
Но, скажут мне, ведь сегодня техника ещё сложнее. Правильно, но она уже сконструирована, построена и эксплуатируется на основе разделения труда, при котором для отдельных операций достаточно и обезьяны. Если раньше масса людей в отдельности занималась решением всех задач производительного труда сразу в комплексе многих операций такого труда, то сегодня таких людей осталось немного, а массы «белых» и «синих воротничков» исполняют только отдельные операции, сути которых они часто и не понимают.
Много ли сидящих за рулём автомобиля хотя бы принципиально понимает, как он устроен и как работает? Как устроен и как работает телефон или компьютер? Да что там техника, многие ли знают проблемы фирмы, в которой они работают, скажем, «менеджерами по продажам»?
Как-то недавно делал покупки на базаре у продавщицы, причем, не молодой, а уже в годах, которая торговала вряд ли более, чем двумя десятками товара (овощи и растительное масло). И выяснилось, что даже при таком скудном ассортименте задач для решения, этот «менеджер по продажам» не представляет себе, какие параметры качества должны быть у её товара - не представляет, как продаваемый ею товар был получен, не представляет, что именно ей нужно рекламировать покупателям. Не знает того, что знал бы крестьянин, произведший этот товар и продающий его. То есть, этот «менеджер» оказался узким специалистом. Специалистом по накладыванию товара в пакеты и отсчитыванию сдачи.
И повторю, оно и без британских учёных видно, что общий культурный уровень (способность использовать знания), а с ним и уровень умственных способностей в среднем всего населения резко упал, в том числе, упал и из-за уже помянутого Барановым дефекта образования, ставшего определяющим фактором оглупления.
А тут речь вот о чём.
Ещё в конце XIX века массы людей (особенно у англосаксов) учились не в учебных заведениях, а непосредственно у дела, у жизни, в связи с чем эти люди не испытывали оглупления латинской системой образования, которая в конце ХХ века стала обязательной для всех. Вы правильно прочли - нынешняя система образования, принятая во всём мире, ОГЛУПЛЯЕТ молодых людей.
Повторю то, о чём пишу практически регулярно. Принципиально дело обстоит так.
Человек отличается от животного интеллектом и человеческой моралью. Главное – интеллект, без интеллекта человек не воспримет и мораль – не поймет ее необходимость для себя. Ребенок рождается животным, но животным с зачатками человеческого интеллекта. Наша задача не развить этот интеллект, а помочь ребенку самому его развить. Казалось бы, какая разница? Разница в том, что без стремления самого ребенка мы его интеллект на разовьем, это же его интеллект, а не наш.
Отсюда кардинальная ошибка, совершенная человечеством, - человечество приняло латинскую систему образования (развития интеллекта), согласно которой учитель (преподаватель) сообщает ребенку (обучающемуся) знания и заставляет его эти знания запомнить. В результате, ребенок не развивает свой интеллект, а делает одолжение тому, кто заставляет его запоминать знания. И делает это одолжение точно так же, как и животное заучивает то, что его заставляет делать дрессировщик. Да, ребенок, пока он мал, это животное, но то, что мы методы обучения животных применяем к будущему человеку, это ошибка, хуже преступления. При нынешней системе образования для ребенка (обучающегося), как и для животного, получаемые знания становятся обузой, нужной не ему, а тому, кто его заставляет их получать. А обузу, понятное дело, стараются иметь поменьше. В результате и в лучшем случае, обучающийся запомнит слова, описывающие знания, а в общем случае - и их забудет после экзамена. И в любом случае, обучающийся не будет уметь самостоятельно использовать полученные знания. А без умения использовать знания, знание только слов, описывающих знания, бессмысленны.
Подобную систему образования можно было бы считать бесполезной, если бы она не была убийственно вредной. Ведь при этой, принятой и у нас латинской системе образования, обучающийся получает не образование, а некие справки – аттестаты, дипломы. А вместе с этими справками получает уверенность в том, что он умный, что он что-то знает, хотя на самом деле остается неспособным мыслить самостоятельно ни по какому вопросу, кроме узких вопросов своей работы, да вопросов быта. По остальным вопросам, в том числе и по вопросам общественной жизни, такой образованный болван пользуется штампами, заученными у того, кого он считает умным. Поэтому оболванить такого образованца очень просто. Нужно только показать ему на экране телевизора голову, назвать эту голову «мудрецом» или «профессионалом», и образованный болван будет делать то, что говорит этот «мудрец», не соображая, что именно он делает, но с уверенностью, что он все делает правильно.
Полагаю, что со взрослыми людьми уже ничего сделать невозможно. Эти люди оскорбятся от самой мысли о том, что они глупы, поскольку они точно знают (да и дипломы у них есть), что они умны. Посему с ними пусть будет, как есть, а детей нужно спасать изменением принципа образования.
Главный принцип нужной реформы образования: человек должен самостоятельно учиться, самостоятельно искать знания всю жизнь и самостоятельно уметь ими пользоваться. На то он и человек. Учиться – это его долг, прежде всего, перед самим собой. Общество и государство обязаны снять любые препятствия в получении человеком знаний, но не обязаны насильно его обучать.
И молодое поколение и детей нужно спасать, отказавшись от латинской системы образования – от заучивания знаний. Заменив ее системой, при которой обучающие (учителя, преподаватели) будут только помогать обучающимся в самостоятельном получении знаний и, главное, помогать обучающимся в умении пользоваться знаниями самостоятельно. Разумеется, над обучением детей нужно установить контроль, полагаю, даже законодательно, обязав их посещать школу, однако принципы школьного образования надо изменить – ученика никто не должен учить, он сам должен учиться.
И пока мы эту реформу не произведём, человечество будет продолжать глупеть и глупеть.
Как эту реформу произвести - это отдельная тема, описанная мною не раз. А сейчас я ограничусь темой статьи - ограничусь приведенным объяснением данных о падении уровня IQ у народов «первого мира». Нынешнее образование делает из людей дебилов. И это факт, который подтвердили и британские учёные.
Болтуны vs упыри

Кошмар 90-х одарил нас доселе обильно представленными отморозками, для которых весь мир – банкет, а Вселенная должна существовать лишь до того момента, когда они сдохнут: потом не нужна, и пусть сгинет! Эти отморозки «пропили Космос» не только в том смысле, что космическую отрасль, но и в более широком. То есть - замкнув весь мир на своих извращённых и кратковременных капризах. Не о них разговор. Их позиция понятна – «после нас хоть потоп», воровство без оглядки и бегство подальше от ограбленных мест…
Чрезмерный апокалиптический энтузиазм отморозков, их деструктивная воровская психология хамов, разрушителей и временщиков оттолкнула от них умеренную часть сотрудников их аппарата. Сформировалось (приняв обличие путинской системы) некое движение «за нормальную буржуазную демократию», отвергающее крайности и перегибы совсем уж густопсовой собчатины, но в целом стремящееся «не менять курса».Когда слушаешь или читаешь не только Путина, но и например, его уполномоченного по правам бизнеса, Титова, или других умеренных, то за ворохом словес распознаёшь их «символ веры». Суть его примерно такая:-Демократию нельзя вводить сразу, будет «кессонная болезнь». Нужно вводить потихоньку, гомеопатическими дозами, двигаясь медленно, но верно. Не сейчас, и не завтра – но послезавтра, устаканятся отношения, отрастут «институты», выработается гражданская ответственность бизнеса и всё такое прочее. Сформируется гражданское общество – а это дело не одного дня. Аккуратно мы, Титовы, разминируем наше прошлое, помня, что сапёр ошибается один раз, перепрограммируем социальную среду… Чего же мы ждём в итоге? Мы ждём некоего народного счастья, выраженного в формуле «все друг друга любят, никто никого не «кидает». Хорошо обеспеченные благами и правами люди будут наслаждаться жизнью и нас добрым словом поминать в учебниках истории…В каком-то смысле для истории и цивилизации такая позиция, при всей её очевидной благонамеренности, опаснее, чем пaнковский цинизм либеральных отморозков, криминальных до копчика. Ибо с отморозков что возьмёшь? Они очевидные отбросы общества, если общество не найдёт в себе силы от них освободится, то они сами (со временем) сбегут с ворованным, и мы хотя бы таким способом от них избавимся…

Мечта о «нормальной буржуазной демократии в итоге» - это не глухо замурованный тупик, как у либерал-отморозков, а длинный тоннель с ложными огнями вдали.

Это путь, который может очень долго дарить надежды, давать силы преодолевать «временные» трудности, «рецидивы проклятого прошлого», в надежде дойти туда… куда нельзя дойти!+++Коммунисты изображали царя Николая II зверским выродком, который не хотел давать народу нормальной жизни «исключительно из жестокости и по чистой злобе». Свидетельствую, как историк: это совсем не так. Царь был вполне добродушным и гуманным человеком, и он не то, чтобы не хотел дать народу жить благополучно. Он просто не знал, как этого добиться. Это издержки воспитания, образования, ставшие для царя роковыми: он не те книжки читал, вместо политэкономии учил иностранные языки в огромных количествах. А они – лишь дублирование единой мысли, преломление одной и той же смысловой фразы…Царь очень хотел облегчить жизнь народу, но не понимал, как изловчиться это сделать. Созданные им комиссии по улучшению рабочего или крестьянского быта заседали десятилетиями. Иногда они находили мелкие решения, дававшие некоторое облегчение, но не более того. Царь не находил решений, которые потом нашёл Сталин (в общем-то, такой же царь, только не наследственный). Общая причина такой должностной нерасторопности царя – в том, что он не понимал корней социальной несправедливости. Он думал, что это «неустройство жизни», а это прямо наоборот: её устройство.Есть некоторые несправедливости, возникшие случайно, по ошибке. Их можно вычислить и безболезненно удалить, чем и занимается вся демократическая согласительная система. Но речь идёт о малой и второстепенной группе несправедливостей. Главная же и первостепенная их группа лоббируется мощнейшей энергетикой выгоды наиболее сильных и волевых членов общества.И вот по этим, главным, несправедливостям никакая согласительная комиссия ничего согласовать не сможет. Нельзя уговорить наиболее сильных, волевых, хищных по характеру членов общества согласится на прямую им невыгоду. Их можно только превентивно сломать (пока они тебя не сломали), а самых упорных – уничтожить (пока они тебя не уничтожили). Когда царь Николай хотел повысить рабочим зарплаты – его тут же убеждали, что это разрушит промышленность в России и свернёт начавшуюся индустриализацию. Когда царь хотел сократить рабочий день на фабрике – уверяли, что это обрушит экономику. Когда царь хотел дать землю крестьянам – выяснялось, что это «разорит культурные хозяйства» и «уничтожит культуру, сосредоточенную в поместьях». За что бы ни принимался несчастный последний царь – всюду ему били по рукам, «доказав как дважды два», что это невозможно, и приведёт к коллапсу экономики.В итоге бедолаге приходилось признать, что существующая экономическая система – наилучшая из возможных, а помогать он мог только из личных средств, посылая голодающим деньги на закупку продовольствия (естественно, этого катастрофически не хватало).