Этнос — понятие не генетическое
Формирование белорусской нации происходило на стыке двух культур: западной — католической, и восточной — православной. Происходило болезненно, проливалась кровь при обращении православных в унию.

 

В советское время и в годы появления республики Беларусь не было насильственного обращения белорусов в ту или иную веру. К концу 80-х Беларусь, сохраняя культурное фольклорное наследие, представляла из себя почти атеистическую страну. В 90-е в наши края со словом о Боге хлынули проповедники с Запада. Сейчас, без какого-то особого давления со стороны властей за эти годы и несмотря на любовь ко всему западному, 80% белорусов подтверждают свою принадлежность к восточной — православной традиции. Хотя многие из них остаются таковыми только формально, не на деле.
 
То есть большинство людей в нашей стране причисляют себя к восточно-православной культуре.
 
В советское время для меня не стоял вопрос, к какой национальности я принадлежу. Ответ на все анкеты — белорус. Отец мой был из Западной Беларуси, получил начальное образование в польской школе. В свидетельстве о рождении у меня значилась национальность отца, что он поляк. Для себя он этот вопрос потом решил по-другому, и в 1977 году при получении нового паспорта написал, что он — белорус. Это можно было сделать только на одном основании, что ты считаешь себя принадлежащим к белорусскому народу.
 
Вопрос формирования белорусской нации интересовал меня с начала 2003 года. На это были причины, о которых я не буду сейчас писать. Пришлось потратить немного времени и посетить исторические архивы, изучить родословную, а потом и места обитания предков. Это центральная часть России (верхняя Волга, Московская и Смоленская области), Польша и Молдавия. В Молдавии, наверное, оказались вместе с военными походами.
Молдаване у меня спрашивали, не молдаванин ли я, «фамилия у тебя молдавская», говорили. Между тем, моя фамилия переводится только с польского языка, а в белорусском, русском такого слова нет. Старославянская фамилия.
Так кто я?
В 2006 году широкой общественности стали известны исследования белорусских генетиков. Белорусские националисты провозгласили свои выводы, особенно искажая популяционную генетику. Другие расисты радостно стали подсчитывать, у кого какие гены и какой народ «чистокровнее», или же отказывать каким-либо нациям в праве на существование: «русские, украинцы и белорусы — это один народ».
Хочу огорчить всех нациков. Если пользоваться достижениями науки, то не только «русские, украинцы и белорусы — один народ», но еще и поляки.
Так вот, поляки никогда не считали себя принадлежащими к русскому народу и бились за это до крови. Зато очень хотели сделать белорусов поляками.
 
Так давайте разберемся, что же доказывает генетика на самом деле.
 
Как утверждают ученые (наверное, это так и есть), генетический код человека состоит из 23 пар хромосом, половина из которых нам досталась от матери, а половина — от отца. Когда сперматозоид сливается с яйцеклеткой, образуется случайная комбинация генов (генетическая рекомбинация). То есть с каждым новым поколением гены родителей постоянно тасуются во все новых и новых сочетаниях, обеспечивая человеческое разнообразие и уникальность. Но при этом — из поколения в поколение — потомки имеют всё меньше и меньше общего с исходным геномом предков, и в результате родство между отдаленными поколениями проследить становится невозможно.
Точнее, было бы невозможно. Потому что в наших организмах есть клеточные структуры — митохондрии, в которых гены не подвергаются рекомбинации, то есть в неизменном виде передаются от родителей к детям. Геном митохондрии не смешивается, т.е. не рекомбинирует, и передается по женской линии в неизменном виде.
Да, митохондриальная ДНК, или мтДНК, передается только от матери к дочери, так как в яйцеклетках очень много этих митохондрий, а в сперматозоидах их — кот наплакал, ровно столько, чтобы сперматозоид доплыл до яйцеклетки и слился с ней (митохондрии помогают человеческой клетке вырабатывать энергию, в этом их функция). После чего жгутик с митохондриями отбрасывается, и мтДНК мужчины уничтожается, она остается только в яйцеклетках, т.е. передается только мтДНК женщины.
Впрочем, «передается в неизменном виде» — это все же преувеличение. Периодически — (раз в несколько тысячелетий или меньше) в мтДНК возникают отдельные мутации, которые не влияют на функцию митохондрий, но зато теперь «дочерняя» мтДНК отличается от «материнской», возникает новая наследуемая ветвь.
И чем древнее мтДНК, тем больше в ней мутаций и тем больше в ней возникает «ответвлений», т.к. мутации эти наследуются.
 
Получается в итоге древо, протянувшееся через тысячелетия от одной женщины к другой, или, иначе, генетический код, который содержит в себе коды предыдущих ответвлений.
 
В результате подсчетов количества мутаций (и, соответственно, времени, потребовавшегося для того, чтобы эти мутации возникли) было выяснено, что много лет назад жила женщина, потомками которой являются все женщины нашего мира.
За каждым «разветвлением — появление новой мутации в мтДНК и зарождение новой «ветви», или «гаплогруппы». В мужской Y-хромосоме удалось выявить подобный, не рекомбинирующийся участок ДНК (Y-ДНК), передающийся только по мужской линии, который позволил составить родовое древо всех мужчин планеты от одного предка.
А это значит, что если у вас и у нескольких соседей обнаружили одинаковый тип мтДНК или Y-ДНК, например, у женщин U-гаплогруппу, а у мужчин R, то — поздравляю, вы очень-очень далекие родственники.
Теперь приближаемся к народам и нациям. Что помогло мне определить свою национальность?
Давайте взглянем на европейские гаплогруппы Y-ДНК на вот этой карте (первоисточник: Балановский О.П. Изменчивость генофонда в пространстве и времени. Автореферат докторской диссертации по биологическим наукам. М., МГНЦ РАМН, 2012, С.13).
Этнос — понятие не генетическое

Структура генофонда Европы по Y-хромосоме.
 
На карте отмечены регионы, в которых преобладают современные представители разных гаплогрупп, т.е. потомки конкретных мужчин, которые жили в различные эпохи много тысяч лет назад.
R1a точно совпадает с обитанием моих предков от земель восточнее Берлина, потом Варшавы, далее — Минска и до средней полосы России.
Можно привести другой пример — всем нам известного человека. Это М.К.Огинский, князь, видный политический деятель, русский сенатор, композитор, который имеет корни от первого князя Рюрика. Как известно, Рюрик был призван на княжеское служение в Киев из варяг. Скорее всего, родом он был из западных славян, обитавших в землях современной Восточной Германии. Затем каким-то образом потомки князя переселились в Польшу, а потом — в Беларусь.
Так кто был князь, какой национальности?

Этнос — понятие не генетическое, а культурно-историческое. Не существует никаких генетических поляков, русских или белорусов — существуют огромные семьи-роды, игнорирующие расы и языки, представители которых вошли в разные нации.
Мы сейчас видим, как наши южные соседи отрекаются от своего рода, от восточно-православной культуры. Это можно было бы сделать и без такой нацистской ненависти к русским. Но это свободный выбор народа — считать себя определенным этносом. Что касается времен Рюрика, то здесь перед нами скорее пример общеславянской общности каких-то нам уже сейчас непонятных родственных связей славян.
  • Автор: sidney
  • Автор: 30-12-2017, 11:56
У любой ошибки есть фамилия, имя, отчество
Никогда не скрывал своего негативного отношения к нынешнему российскому режиму!


При этом я всегда предельно конкретно формулировал свои претензии к нему. И вовсе не из абстрактных или субъективных личных побуждений.
Я далеко не либерал. Совсем даже наоборот.
Да, я не люблю капитализм. Точно так же и тем же тоном говорю это, как изрёк однажды незабвенный проф. Преображенский , который не любил пролетариат.
Я не люблю капитализм вообще. Хотя, будучи объективным, не могу не признать многочисленные заслуги этого строя перед человечеством.
Но наш, российский капитализм, я не люблю гораздо более, чем любой другой из мне известных.
Западный капитализм на 50% созидателен и на 50% разрушителен.
Наш разрушителен на все 100%. Он ничего не создаёт. И он уже никогда и ничего не создаст.
Потому что он с самого начала встал не на те рельсы. И вместо "светлого будущего" едет в тупик.
В отличие от многих "яростных патриотических горлопанов", знакомых с Америкой по передачам Киселёва и юморескам Задорнова, я эту Америку знаю на собственном опыте.
Она совсем другая. Не лучше и не хуже, чем живописует её художник слова Киселёв. Она просто другая. Совсем!
В ней есть настолько отвратительные явления, что о них невозможно говорить без содрогания. Но есть и настолько положительные, что о них приятно вспоминать даже спустя более , чем 10 лет.
И вот эти самые хорошие вещи, свойственные Америке, Великобритании, Германии, или любой другой развитой современной державе, оказались возможными из-за одного-единственного качества тамошней жизни:
ЗАКОННОСТИ!
Суды, адвокаты, полиция, государственные органы - все они работают по закону и соблюдают его так, как это возможно. Да, иногда с перегибами или, наоборот, с недочётами, но соблюдают.
И такой ситуации, когда вы, будучи гражданином этой страны, сталкиваетесь с вопиющим произволом и оказываетесь беззащитным перед ним, там быть не может.
Чтобы эти слова стали понятными, поясню на всем известном примере.
Улюкаев - безусловно вор. Взяточник. Это не подлежит сомнению. У меня лично он вызывает самые мерзкие чувства. Сечина я не люблю точно так же. Это - два сапога пара. В полном смысле.
Но вся эта ситуация в проклятой Америке закончилась бы однозначно в пользу Улюкаева. Его освободили бы в зале суда после первой же неявки Сечина в качестве свидетеля.
Оперативники знают такое выражение: "Нет тела - нет дела !".
Нет потерпевшего - нет и преступления.
Таков закон.
Все помнят несчастную бабулю под сто лет, чей домик рухнул от ветхости на припаркованные автомобили и повредил их, в результате чего суд наложил на бабулю полумиллионный штраф.
TAM эта ситуация решилась бы так.
Сначала пострадавшие автовладельцы обратились бы в собственную страховую компанию и получили бы оттуда полное возмещение.
Затем они пошли бы к адвокату и написали коллективное исковое заявление.
Адвокат в течение двух дней выяснил бы хозяина здания и ответственного за его техническое состояние. И если бы оказалось, что нет никого на свете, кто смог бы ответить за происшествие, кроме несчастной старухи, она бы всё равно не пострадала ни на грош. И вовсе не из-за того, что адвокат - гуманист! Нет, он бандит с большой дороги, и у него нет ничего святого.
Просто с неё нечего взять!
И адвокат пошёл бы искать виновных, с которых можно взять! И нашёл бы их! Например, в лице государственных технических органов, надзирающих за состоянием жилья. Или строителей, проводивших работы по соседству.
Обвинил бы их в преступной халатности. И засудил на миллионы. И заработал бы сам, и помог автовладельцам, и несчастной бабушек тоже!
Помните знаменитое выражение: "У любой ошибки есть фамилия, имя, отчество"?
Вот это и есть Закон на Западе.
Человеку, незнакомому с реалиями тамошней жизни, трудно поверить в это. И ещё труднее понять, почему закон там настолько эффективен и оперативен.
А ответ прост.
Капитализм - система, основанная на животных инстинктах. О том, что ради денег капиталист способен пойти на любое преступление, там знают давным давно. И знают, что если этого капиталиста не оградить двойным или тройным забором ограничений и запретов, он запросто разнесёт страну в щепы! За пару дней! Закон действует на Западе не потому , что он - Запад - культурен и цивилизован. А потому что он дальновиден и расчётлив.
Закон не служит ни богатым, ни бедным. Он служит задаче сохранения государства.
Более того, Закон и сам судья, который этот закон олицетворяет, и есть государство. Его цели, его лозунги, его ценности.
Поэтому фигура судьи на Западе - священная корова. К нему относятся с величайшим почтением. Он - последняя инстанция. И за неуважение к судье и суду наказывают предельно сурово.
За грубое слово, сказанное в его адрес на процессе, даже таком микроскопическом, как превышение скорости, вас немедленно накажут большим долларом или сроком в тюрьме.
Я сам был свидетелем такого случая, когда попал в суд за нарушение ПДД и пытался отбить штраф в 120 долларов за неположенную парковку.
Негритянка, возмущённая несправедливым решением, грубо упрекнула судью в некомпетентности. И тут же получила 500 долларов штрафа с предупреждением, что за ещё одно подобное слово она будет арестована прямо в зале.
К чему все эти слова?
Они к тому, что те, кто затевал нашу перестройку и перевод страны на капиталистические рельсы по Западным образцам, всё это знали раньше и лучше и меня, и всех вас.
Все эти "чикагские мальчики", прошедшие Йель и Гарвард, прекрасно знали, что такое Закон и как он работает на Западе.
Но принесли в Россию не его, не юридические институты и процедуры, не традиции соблюдения законности, а судью Хахалеву, финансовые пирамиды, афёры с подставными фирмами, оффшорную экономику и мошенническую приватизацию.
Это продолжалось все годы ельцинского правления. И я был убеждён, что с приходом нового лидера начнётся и новый этап в судьбе российского капитализма, прежде всего - Закона, одинакового для всех и неумолимого для всех.
Но этого не случилось. За все 17 лет.
И причины здесь тоже понятны. Они те же, что и на Западе. Но со знаком "минус".
Если там действующий закон охраняет устои общества, то здесь эти устои охраняет бездействующий закон.
Если там массово начнут не соблюдать закон - рухнет государство.
А у нас оно рухнет, если его начнут соблюдать.
Мы построили антикапитализм, антиобщество, в котором всё - анти! Антимораль, антизакон, антиэкономика, антиценности и антипатриотизм.
Я прекрасно понимаю, что капитализм предполагает наличие в обществе богатых и очень богатых людей.
И я не против богатых. Даже не против олигархии. Честное слово! Я совсем не умею завидовать.
И мне абсолютно не интересно, как проводят своё время новые русские миллиардеры, о чём говорят, где и как живут, отдыхают или с кем спят.
Мне интересно только одно: что создали эти люди? Какой вклад в общественное богатство и процветание они внесли? Что они дали стране?
Я знаю, что создали Ларри Пейдж и Сергей Брин. Билл Гейтс и Ларри Эллисон. Илон Маск и Стивен Джоббс. Энцо Ферррари и Коко Шанель. Соичиро Хонда и Катсуаки Ватанабе.
А что создал Сулейман Керимов? Михаил Прохоров? Владимир Потанин? Алишер Усманов? Роман Абрамович? Кто все эти граждане? Зачем они? Какой в них прок?
И почему у нас нет Билла Гейтса или Илона Маска?
Почему вместо Илона Маска у нас говорят, какой плохой Илон Маск?
А Виктор Вексельберг - хороший? Если да, то чем? А если нет, то почему борятся не с ним, а с Маском?
Как говорил Михаил Задорнов, "Я не понимаю!".
Ни этого, ни того, кто на самом деле "ну и тупой!"
Как я уже писал в одной из своих статей, мне не чужд спорт. Я отдал ему многие годы. И, по вполне понятным причинам, искренне симпатизирую и спорту, и спортсменам.
Но всё это нисколько не мешает оставаться объективным и сохранять здравый ум и твёрдую память.
Поэтому я хорошо помню инициативу Президента по возвращению соотечественников на Родину. Помню, с какой помпой принимался этот закон. Помню шумные прения в Госдуме.
Помню выступления чиновников, наперебой клявшихся в искреннем желании и возможностях принять и трудоустроить всех, кто захочет это сделать.
И помню, как тогда я был рад тому, что, наконец, в новую Россию начнут возвращаться учёные и артисты, писатели и художники и просто нормальные, честные люди, волею судьбы оказавшиеся за тридевять земель от дома.
Те, кто сегодня изо всех сил и способностей повышает и развивает чужие экономики, чужие науку и искусство. Чужие медицину и образование.
Но вместо них к нам поехали второсортные тренеры, африканские и латиноамериканские футболисты за многомиллионными зарплатами, затухающие кинозвёзды и предпенсионные спортсмены, испытывающие проблемы с русским языком и не имеющие никаких других проблем.
Я не против спорта! Я сам спортсмен в прошлом. Я - "за!".
Но разве эти люди сегодня нам важнее инженеров, учёных и врачей, имеющих многолетний опыт работы на Западе?
Разве Депардье или Стивен Сигал имеют больше прав на Россию, чем многие русскиe жители ЛДНР, не имеющие вообще никаких шансов на получение гражданства РФ?
Количество русскоязычных сотрудников в крупнейших хай-тек фирмах сегодня настолько велико, что им даже разрешено официально общаться внутри компании на русском языке.
Почему они - ТАМ? А не ЗДЕСЬ?
И почему на фоне всего этого и многого другого со всех экранов и со всех интернет страниц мне, взрослому человеку, немало повидавшему в жизни, изо всех сил пытаются
внушить, что даже дерьмо пахнет розами, если оно наше, отечественное, и даже розы пахнут дерьмом , если они чужие?
Всё это - не патриотизм. Не идеология. И не уважение к своей стране.
Это ложь, которая давно сталa официальной государственной политикой.
А ложь ещё никому не помогла выстроить государство.
Зато не раз помогала его разрушить. В том числе - наше собственное.
То самое, где не было многого из того, что есть сегодня в избытке.
И которого мне с каждым днём всё больше не хватает.
Как и многим из вас.
  • Автор: sidney
  • Автор: 30-12-2017, 09:59
США в РФ: переворот по шаблону...

В определённый момент аналитические центры в США потеряли способность учиться новому. Они снова и снова повторяют выдающие их с головой клише и шаблоны. Мы не раз писали: роботизированный алгоритм цветной революции, изготовляемой в разных местах по одной технологии, строго под кальку - её сила: чем примитивнее инструмент, тем меньше шансов, что он сломается, даст осечку. Но в нашей силе и наша слабость, так во всём всегда бывает: шаблон даёт оранжевым отработанную, натренированную до автоматизма силу. Но он же - слабость американской диверсии...
Новогодние и рождественские праздники в США - время предельной активности и гражданского беспокойства. Там идут распродажи, работникам выдают (или не выдают) большие бонусы и т.п. Американские стратеги тупо переносят эту ситуацию в Россию - в которой, традиционно, наоборот, именно суровые праздничные дни на макушке зимы - самое сонное и беспробудное время.

Америка уже не первый раз делает попытку организовать переворот под Новый Год (см. "снежную революцию" и др.). Ставка безошибочно делается на тех, кто вырос и возвысился на предательстве Родины, на лордов приватизации, на тех, кто делал миллиарды (кстати, долларов) - в момент расчленения страны.

На кого же ещё в РФ опираться американской камарилье?Под Новый год, стремясь встряхнуть активность (и думая, что тут, как у них, самое активное время - без учёта климата) - США намереваеюся ввести новые санкции, которые в большей мере коснутся бизнесменов, приближенных к российскому президенту. Стало известно, что в список попадут все предприниматели, которым Владимир Путин оказал господдержку на сумму более $300 млн.Этим ребятам предлагают делать выбор: или ваши доллары, или Путин. - Любить и то, и другое мы вам больше не дадим. Выбирайте. Или вы свергаете Путина, или мы навеки отлучаем вас от кормушки, от привычных Плохишам "бочек варенья" и "корзин печенья"...
США в РФ: переворот по шаблону...
При таком раскладе санкции не могут не затронуть Алишера Усманова, акционеров «Альфа-групп»: Михаила Фридмана, Петра Авена и Германа Хана. А также дворец Романа Абрамовича в Нью-Йорке.Фридману сейчас санкции совсем не на руку, поскольку у него намечается крупное слияние с BASF. LetterOne планирует объединить свою нефтегазодобывающую дочернюю компанию DEA с немецкой Wintershall в одно предприятие. Однако, если он не успеет этого сделать до февраля, то санкции могут стать для него серьезным препятствием.Хотя США могут и без того создать проблемы бизнесмену, как и в случае с Мордашевым и Arcelor в 2006 году, просто заблокировав сделку, — предполагает телеграм-канал Angry Bonds..Более того, экстерриториальные меры США грозят $5 миллиардным активам «Альфы» в Германии быть заблокированными.

Всё закономерно. Как говорил оборотень из мультфильма про князя Владимира - "ночь - моё время!" А оборотни из США могут сказать - "доллары наша епархия". Всё, что исчисляется и хранится в долларах - обречено работать на США.

Оттого и пугают нас отчаянно, что вычерпали мы недоброй памяти Кудрина "суверенные фонды": Резервный фонд России будет полностью исчерпан в течение трех недель. До конца 2017 года правительство планирует полностью потратить оставшиеся в фонде средства, сообщил глава Минфина Антон Силуанов.Мол, приплыли, ребята, деньги кончаются...На самом деле у нас есть деньги. Очень много денег. Больше, чем у всего остального мира. Но наши деньги хранятся не в подвалах центробанка, не в облигациях или векселях, не в золотых слитках. Да и не могут настоящие деньги хранится в этих фетишистских примитивных обманках...Наши деньги - это сама наша территория, её пространство, пашня и недра, колоссальные ресурсы, которые можно обрабатывать, и которые злостно не обрабатывают предатели Родины.

Это и есть деньги - всё остальное лишь денежные знаки.

Учётные палочки, костяшки на счётах счетовода! Единственные настоящие деньги в мире - это чернозём и рыбные омуты, руда и нефть, уголь и газ, леса и порты. И чем скорее мы поймём, что "суверенные фонды" - не подвалы Набиуллиной, набитые американской макулатурой, а собственно контролируемое властью пространство - тем лучше для нас.

А если мы и дальше под словом "деньги" будем понимать не пашню и шахту, не лес и реку, а бумажки американские, тогда, конечно, повторим мы судьбу безымянных народов, спящих в курганах вечным сном.

Доллар претендует быть деньгами, но он не деньги. Он - власть над миром, которую можно признавать, а можно и не признавать. Признаёте его идолом и владыкой - конец вам. Не признаёте - ещё поживём. А насчёт "зимней революции" - американцы явно в очередной раз обмишурились. Зимой в России и получаса на улице не потолкёшься, какие уж тут "новогодние майданы"?!
  • Автор: sidney
  • Автор: 30-12-2017, 07:34
Двуличная сверхдержава
Как хроническое мошенничество Вашингтона — в особенности по отношению к России — саботировало внешнюю политику США Основа успешной дипломатии любой страны — надежность и добросовестность. Правительства остерегаются заключать соглашения с партнером по переговорам, который нарушает существующие обязательства и имеет на своем счету случаи двуличного поведения. Последние из администраций США игнорировали этот принцип, и их действия имели пагубное влияние на значительные мировые события, сильно при этом навредив внешней политике США. Последствия предыдущих обманов особенно явственно видны в ходе нынешних попыток добиться дипломатического решения северокорейского ядерного кризиса. Во время своего последнего визита в Восточную Азию президент Трамп призвал режим Ким Чен Ына «сесть за стол переговоров» и «поступить правильно» — свернуть программы страны по производству ядерного оружия и баллистических ракет. Предполагается, что эта уступка приведет к отмене (или хотя бы к смягчению) международных экономических санкций и к налаживанию более нормальных отношений между Пхеньяном и международным сообществом.

К несчастью, северокорейские лидеры имеют множество оснований остерегаться таких заманчивых предложений со стороны США. Откровенная попытка Трампа отказаться от соблюдения Вашингтоном соглашения с Ираном, известного как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), подписанный США и другими крупными державами в 2015 году с целью пресечения ядерной программы Тегерана, конечно, не усиливает желания Пхеньяна подписать такое же соглашение. Решение Трампа аннулировать соглашение с Ираном, несмотря на подтверждение ООН, что Тегеран соблюдает свои обязательства, выглядит весьма непорядочно. Вероятно, Северная Корея также не обошла вниманием и другой инцидент, который вызывает еще большие сомнения в надежности США. Ливийский диктатор Муаммар Каддафи капитулировал по этому вопросу в 2003 году, свернув ядерную программу своей страны и подтвердив соблюдение соглашения о нераспространении ядерного оружия. Взамен США и их союзники отменили экономические санкции и пригласили Ливию обратно в компанию респектабельных стран. Однако всего семь лет спустя Вашингтон и его партнеры по НАТО дважды разгромили Каддафи, проведя авианалеты и ракетные удары с целью помочь повстанцам в их кампании против ливийского автократа. Северная Корея и другие державы обратили внимание на судьбу Каддафи, что сделало и без того трудную задачу по достижению с Пхеньяном соглашения о денуклеаризации практически невозможной. Интервенция в Ливию подмочила репутацию Америки и еще в одном отношении. Вашингтон и его союзники по НАТО добились в Совбезе ООН принятия резолюции, одобряющей военное вмешательство с целью защиты невинных гражданских. Россия и Китай не стали накладывать свое вето после заверений Вашингтона, что эта военная мера будет иметь ограниченные масштабы и служить исключительно гуманитарным целям. Как только началась атака, быстро стало ясно, что резолюция была лишь фиговым листком для прикрытия очередной войны под предводительством США с целью смены режима. Пекин и особенно Москва по понятным причинам почувствовали себя обманутыми. Министр обороны Роберт Гейтс (Robert M. Gates) коротко описал реакцию России, как краткосрочную, так и долгосрочную: «Позже русские были твердо уверены, что в Ливии их обманули. Их убедили воздержаться от протеста в ООН на том основании, что резолюция подразумевала гуманитарную миссию, которая должна была предотвратить гибель гражданского населения. Однако список целей постоянно рос, и стало очевидно, что лишь очень немногие из них безупречны, а также что НАТО намеревается избавиться от Каддафи. Поняв, что их обманули, русские впредь будут последовательно блокировать любые подобные резолюции, включая резолюцию, направленную против президента Башара Асада в Сирии». Эпизод с Ливией был не первым случаем, после которого русские заключали, что лидеры США цинично вводили их в заблуждение. Москва утверждает, что когда в 1990 развалилась Восточная Германия, и государственный секретарь США Джеймс Бейкер (James Baker), и министр иностранных дел Западной Германии Ганс-Дитрих Геншер (Hans Dietrich Genscher) устно заверили, что если Россия согласится на объединение Германии в рамках НАТО, альянс не будет расширяться дальше восточной границы Германии. Официальная позиция США такова, что нет никаких письменных подтверждений, что подобное ограничение корректно, а ясность, глубина и длительность любой устной договоренности по поводу воздержания от расширения — это, конечно, предмет активных споров. Но использование для прикрытия аргумента «у вас нет этого в письменной форме» не вызывает доверия у других правительств. Похоже, Вашингтон никогда не остановится в своем желании потеснить Россию. НАТО присоединило к себе также и Прибалтийские республики, которые были частью самого СССР. В начале 2008 года президент Джордж Буш безуспешно пытался принять в альянс Грузию и Украину, что обеспечило бы его продвижение еще дальше на восток. К тому времени Владимир Путин и другие российские лидеры были уже просто в ярости. Худшего момента для своих махинаций Буш и выбрать не мог. Они наступали на пятки еще одному инциденту, продемонстрировавшему двуличность США и вызывавшему возмущение России. В 1999 Москва неохотно пропустила мандат ООН, разрешающий военную интервенцию НАТО в Сербию, традиционно подконтрольное России государство. Авиаудары и последующие шаги по отделению и оккупации беспокойной сербской провинции Косово якобы в целях защиты невинных гражданских от зверств были совершены под тем же прикрытием «гуманитарной» миссии, которое Запад впоследствии использует и в Ливии. Девять лет спустя после начала вторжения в Косово, США предприняли обходную политическую меру, проявив при этом полное презрение к интересам и желаниям России. Косово хотело официально объявить независимость от Сербии, но было ясно, что такой шаг будет встречен российским (а возможно, и китайским) вето в Совбезе ООН. Вашингтон и особая коалиция стран ЕС нагло обошли Совбез и приняли объявление Приштины о независимости. С такой политикой даже не все страны ЕС были согласны, учитывая, что у некоторых из них (например, Испании) были свои проблемы с сепаратистами. Российские лидеры решительно протестовали и предостерегали, что такие несанкционированные действия Запада создали опасный, дестабилизирующий международный прецедент. Вашингтон отмахнулся от их недовольства, утверждая, что ситуация с Косово была уникальной. Заместитель госсекретаря по политическим вопросам заявил об этом открыто в феврале 2008 года на брифинге госдепартамента США. Высокомерность и нелогичность этой позиции были просто поразительными. Любому американцу больно признавать, что США заслужили свою репутацию двуличности во внешней политике. Но доказательства в пользу такого мнения вполне вещественны. Действительно, непорядочное поведение США в отношении расширения НАТО и решения вопроса о политическом статусе Косово — возможно, единственный по-настоящему важный фактор, отравивший двусторонние отношения с Москвой. Достижения США на пути двуличности и предательства — единственная причина, почему перспективы касательно решения ядерного вопроса в Северной Корее дипломатическим путем настолько мрачны. У всякого действия есть последствия, и репутация Вашингтона в связи с его лицемерным поведением усложняет для Америки достижение внешнеполитических целей. Это словно пример из учебника, показывающий, как великая держава по легкомыслию навредила сама себе.
Автор: ТедКарпентер(Ted Galen Carpenter)
Ложь не мелочится в посулах...

Я думаю, трудно найти человека, который утвердительно ответил бы на вопрос - хочет ли он, чтобы жизнь становилась хуже? Найти, конечно, можно, особенно среди либералов, у которых какие только типажи не попадаются, но трудно. Подавляющее большинство людей (так, что можно говорить о "консенсусе") - ответят - нет, не хотим обнищания! Не хотим, чтобы жизнь портилась и ухудшалась! Беда вся в том, что когда мы говорим "жизнь не должна стать хуже", одни имеют в виду, по умолчанию, жизнь страны, всего народа. А другие - исключительно собственную жизнь...
Человек хочет поставить то, что в науке называется "фиксаторы неухудшения". Дверь, стена и замок - самые простейшие из них, как и забор с воротами. Если я пользуюсь телевизором или кофемолкой, то я хочу и завтра, и послезавтра продолжать ими пользоваться. А вдруг их воры вынесут? Чтобы их воры не вынесли, мы ставим сохраняющие уровень жизни фиксаторы - дверь, замок, охранную сигнализацию, заводим такого фиксатора, как сторожевой пёс и т.п.Весь смысл замков и цепных собак - в том, чтобы принадлежащее нам сегодня принадлежало бы нам и завтра. А это и есть вековечная человеческая мечта о ФИКСАЦИИ УРОВНЯ, препятствующей сползанию вниз. В рамках государства такими же дверями, запорами и охранными сигнализациями должны быть законы. Они не всегда с этим справляются, но теоретически - они должны предотвратить расхищение вчерашнего уровня.

В рамках прогресса это усложняется необходимостью двигаться вперёд. Система должна быть динамичной, развиваться – но при этом не разваливаться.

Сделать сложно, но понять просто: должна появиться односторонняя фиксация достижений по принципу «лучше можно, хуже нельзя». Можно (и нужно) добавлять к имеющемуся, но нельзя убавлять. Если ты к бесплатному образованию добавил бесплатное жильё – это хорошо. Если бесплатное жильё сделал за счёт ликвидации бесплатного образования – спорно и нужно разбираться, почему так получилось. А если убрал бесплатное образование, ничего не добавив – однозначный регресс системы.Таким образом, динамизм не исключает односторонней фиксации модели отношений по принципу «несползания вниз».

Это в теории. Бумажки всё это. Жизнь пошла другим путём.

Нам предлагается, и всё более откровенно, ситуация перманентной капитуляции, которую и системой-то назвать невозможно.

В этой модели отношений победитель делает, что хочет и получает всё.

Формирование общества с неустойчивыми долями распределения – само по себе уже катастрофа и мать всех катастроф.Если живут 100 человек и каждый получает по 100 рублей – это одно.

А если живут 100 тех же человек, и для них имеется "вообще" сумма в 100 000 рублей – это совсем другое.
Я говорю не об «уравнивловке», а о СТАБИЛИЗАЦИИ ДОЛЕЙ дележа. - Если доли стабильны, то один богат, другой беден, но жизнь в целом устойчива.
- А если толпе в 100 человек бросить сверху 100 000 рублей, и сказать – «делите сами, как хотите» - начнётся драка и резня.
У каждого есть права получать больше, больше, а раз такое право есть – зачем отказываться? И вот одни забирают всё больше, с запасом, с «козырьком», с навесом – а другим остаётся всё меньше и меньше…

Нужно ли говорить, что такое общество мира знать не будет в принципе, а спокойным быть не может. Амбициозные его члены всех изведут своей агрессией, а более склонные к миролюбию, не стремящиеся к бесконечному обогащению – будут вынуждены огрызаться перед угрозой полного лишения всех благ, несовместимого с жизнью?

Человек ведь не просто так берёт материальные ценности. Он их у кого-то берёт. И тут важно – на каких условиях. Даже если человек сам создаёт блага – он их не из воздуха создаёт. Скажем, сам вырастил урожай, своими руками – но землю-то не сам сделал. Один имеет участок земли – другому не досталось. Так можно говорить и о любом благе: даже если своими руками делал – возможность сделать была предоставлена обществом, властью. Одному предоставлена, а другому – нет, подвинься…Потому-то так остро лежит в основании государства, права, цивилизации вопрос о СТАБИЛИЗАЦИИ ДОЛЕЙ получки всех видов. Справедливость, конечно, здорово, но даже и несправедливость должна иметь какую-то стабильную форму. Одно дело, если человек просто обделён, и живёт бедно. И совсем другое – если его с каждым месяцем всё сильнее обделяют, и живёт он с каждым днём всё беднее и беднее…+++О чём вы говорим? О том, что нет "просто" доходов и нет "просто" прав.

Бывают реальные доходы. И реальные права.

Доходы в широком смысле: то, что доходит до человека. Не то, что ему направлено, но по дороге «потерялось» (15 тыс зарплата – 5 тыс квартплаты = 10 тыс доходов, без учёта других принудительных платежей), а то, что до него дошло и им потрачено по собственной воле, на себя и по собственному выбору.
  • Автор: sidney
  • Автор: 29-12-2017, 22:03
Правда состоит в том, что "олимпийского" спорта больше не существует.
Правда состоит в том, что "олимпийского" спорта больше не существует. Олимпиада — это лохотрон, где взрослые дяди разводят дурачков на обещаниях.
Это перерождение началось давно и происходило постепенно, но окончательно оно стало очевидно на олимпиаде в Рио — когда американкам, уронившим эстафетную палочку, дали перебежать всю эстафету, причем без соперниц на пустом стадионе. Пиндосы выиграли, а команда Китая выбыла из борьбы. Протестом Китая МОК подтер свою грязную задницу.
После этого всем разумным людям стало понятно, что Олимпиада превратилась в демонстрацию американского пафоса — а все остальные участники создают там массовку для США и своим присутствием легитимизируют этот псевдоспортивный лохотрон. Участникам от нужных стран выдают узаконенный "фармацевтическими исключениями" допинг (якобы они больные, а это — лекарство), а когда даже это не помогает — в ход идут фокусы вроде "американского перезабега".
Между прочим, там же на тех же играх американец упал и помешал спортсмену из Тринидада. Но Тринидаду почему-то не разрешили перебежать забег. Потому что на так называемой Олимпиаде "все спортсмены равны", но некоторые равнее прочих.


Вот поэтому Олимпиада — это лохотрон. Нельзя участвовать в лохотроне. Потому что в лохотроне всегда выигрывают его организаторы, а остальные там нужны только в качестве массовки и дурачков для ограбления.
И дело вовсе не в допинге. Дело в лохотроне. Наши спортивные чиновники, все эти Мутко и Жуковы — полагали, что в лохотроне есть хоть какие-то незыблемые правила, и значит, если эти правила выполнять и подыгрывать лохотронщикам — можно что-то себе вымутить. Как Леня Голубков в МММ.
Именно поэтому глава Олимпийского комитета России (ОКР) Александр Жуков извинился перед исполкомом Международного олимпийского комитета за "массовое использование допинга сборной России на играх в Сочи". Он думал, что этой сдачей российских достижений на прошлой Олимпиаде можно будет вымутить что-то на будущей Олимпиаде в Пхенчане. А его кинули, исключили из МОК его самого и выперли с олимпиады российскую сборную. Потому что лохотрон — это система для кидания лохов.
Мутко уже много олимпиад соглашался со всеми фантазиями МОКа — и в результате его выкинули из "олимпийской системы" пожизненно. Потому что "лох" — это не характеристика каких-то личных качеств человека, "лох" — это любой участник лохотрона. Рано или поздно там кинут ЛЮБОГО — такая система. Если правила не позволяют кинуть лоха — организаторы меняют правила.
Нельзя участвовать в лохотроне. Нельзя признавать его правила. Иначе вы сами, по своей доброй воле, отдаёте себя во власть лохотронщиков.
Сейчас в телеящике на очередных ток-шоу народ дерет горло по поводу — запрещать или не запрещать ехать в Пхенчан тем немногим спортсменам, которых МОК допустит участвовать в Олимпиаде под белым "олимпийским" флагом. Разбираются, что там и как сказал председатель МОК, что он имел в виду, что бы это значило. Ноют, что "спортсмены же готовились", надо их пожалеть, пусть они героически поедут в Пхенчан — чтобы через месяц у них на пробирках с мочой нашли очередные "царапины" и отобрали их медали. Идиоты же. Коллективный Лёня Голубков.
Правда состоит в том, что "олимпийского" спорта больше не существует.


Мое мнение — не надо ничего запрещать. Хочет спортсмен куда-то поехать — пусть едет. Но надо прекратить участие государства в лохотроне. Это означает — выйти из "олимпийской" системы, разогнать Олимпийский комитет России (разумеется, с расследованием его деятельности — куда и на что тратились государственные средства, кто назначил Родченкова на его пост, далее по списку), свернуть в России все эти "лаборатории ВАДА" — и так далее. И, разумеется, снять финансирование олимпийских программ, включая финансирование поездок на "олимпиады" и подготовки к ним. На "олимпиадах" свет клином не сошелся — есть мировые чемпионаты по отдельным видам спорта, к ним готовьтесь и вот там и выигрывайте медали для страны. А хотите на олимпиаду — езжайте сами за свой счет, если ума нету.
И, разумеется, не надо транслировать "соревнования" этого лохотрона в России. В смысле — не надо покупать права на трансляцию. Кто хочет — посмотрит в интернете. Но не надо финансировать лохотрон.
И вообще — хватит уже мастурбировать на этот лохотрон, это псевдоспортивное "Евробаченье". Очевидно же, что выиграть там мы могли ровно один раз — и мы это сделали в Сочи-2014, перед этим в 2010 году притворившись слабосильными дурачками, так, что Запад решил — пусть эти глупые русские потратят миллиарды на олимпийскую инфраструктуру, и потом там всё проиграют. Мы их обманули — и выиграли. Больше такой возможности нам не дадут (что и показали игры в Рио) — но лохотрон вскрылся, и сейчас самое время с него соскочить.
  • Автор: sidney
  • Автор: 29-12-2017, 19:32
Пострадавшим от «дружественного огня»
 
 
Последнюю неделю российские и белорусские СМИ радовали жителей обеих стран энергичной войнушкой. Застрельщиком выступил телеканал НТВ. Выпуск программы «Место встречи» в этот раз назывался «Если друг оказался вдруг…» и был посвящен длинному списку претензий к странам-союзницам со стороны российской околополитической общественности.
 
           

 

Первой досталось Армении. Она подписала договор об ассоциации с Евросоюзом и ставит памятник пособнику нацистов из числа местных «нациостроителей» (то ли дело доска Маннергейму, которую четыре месяца пытались установить в Петербурге). Писателю Николаю Старикову пришел в голову яркий образ — это как неверная жена берет шубку и колечки у другого парня… И этот сюжет настолько поглотил воображение ведущей Ольги Беловой, что тема супружеской неверности не отпускала её до конца эфира — а после рекламы мы поговорим про еще одну гулящую жену — про Белоруссию.
 
В Беларуси сидит хитрый Лукашенко, вроде и союзник, но за каждый жест выставляет отдельный счет. А хотелось бы как в пиратской песне — Мы — спина к спине — у мачты, против тысячи вдвоем! Еще в Минске продаются националистические книжки, и Лукашенко обнимался с украинским лидером, у которого улицы Бандеры и Шухевича (еще раз спасибо РВИО за доску гитлеровскому пособнику, опять такой риторический ход испортили).
 
Потом начали про Молдову... и она, конечно же, — променяла мужа на любовника, а потом одумалась и решила вернуться.
 
В этот момент на большом экране должен был появиться Балбес-Никулин с хитом —  если б я был султан, я б имел трех жен. Зря не появился. То, что при таких делах столько бед и забот, ах, спаси аллах! — отчетливо понимал даже Балбес.
 
Все бы сразу расслабились, поняв, где находятся и чем занимаются. Это не аналитическая передача, а западного типа телешоу, которое делается ради рейтингов и рекламы. Нам про такие чудеса рассказывала советская пропаганда, но мы не верили.
 
Ведущие позволяют участникам орать, перебивая друг друга, а если они это делать почему-то перестают, ведущие начинают орать и перебивать всех сами. Кто-то уже помянул неверную жену до тебя? Врежь про некастрированного кота — и тоже сорвешь минуту славы.
 
Конечно, это дуракаваляние встретило живейший отклик в негосударственной прессе. Подобного успеха достигал только Егорка Просвирнин с предложением захватить Беларусь — его перепечатали просто все.
 
Есть такое понятие — дружественный огонь. На любой войне часто получают от своих, которые не заметили, не поняли или хотели как лучше, но что-то пошло не так.
 
Двое ведущих и их гости выставили в странном свете белорусскую власть — союзнички-то ноги о вас вытирают; нарисовали образ России как имперского монстра при рогах и клыках; порадовали «Белсат» и «Нашу Ниву» — они уже неделю обсасывают все аспекты нашего национального унижения. Это определенно талант.
 
 

Солдатушки-ребятушки
 
Нашим бы акулам пиара сделать выводы и держать пальцы от спускового крючка подальше. Но белорусы тоже решили показать, что не лыком шиты.
 
Консилиум отечественных специалистов собрался в программе «Наша жизнь: Между Востоком и Западом» в эфире телеканала ОНТ. Ближе к середине мероприятия ведущий, похоже, озвучил главную цель: Если ты промолчал — ты проглотил, а если ты ответил — это говорит о том, что ты себе цену знаешь.
 
Пацанские понятия не канули в лету вместе с 90-ми, мы себе цену знаем, доказательством чего служат и орлиный взор, и боевая стойка.
 
Похвалили перекочевавшего из эфира НТВ в эфир ОНТ Андрея Дмитриева за отстаивание  позиции. Пожурили, что напора не хватает и глоткой слабоват. Показали как надо — Вадим Боровик и Сергей Гайдукевич действительно могут перекричать водопад.
 
Посмотрели нарезку, как НТВшный шоумен запросто выгоняет участников дискуссии взашей — и так, мол, бывает, нужно готовиться к худшему. Едва ли Андрей потянет спарринг, но если Гайдукевича прикроют с флангов пару парней в штатском, думаю, есть шанс растолковать этому Норкину все тонкости нашей уникальной модели.
 
Вообще это здорово напоминало кастинг на роль героя, готового спуститься в смрадные лабиринты российских телеканалов и сразиться с пропагандистским минотавром за честь Синеокой. Пускай там низкопробные помои и клоунада, но Мы там должны быть! Мы будем реагировать! Мы не будем позволять!
 
Не покидало ощущение дежавю — я, кажется, в одном мультфильме что-то похожее видел.
 
 
По ходу родилась новость — депутат Марзалюк предложил объявить НТВ персонами нон-грата. В Украине запретили Куклачева, а белорусы Норкина вот-вот запретят.
 
Снова порадовали «Белсат» и «Нашу ниву». Это, кажется, единственная сторона, которая не отстреливает себе конечности, а грамотно валит в цель — а мы говорили, наконец власть одумалась, и теперь мы на одной стороне, давайте вместе праздновать 100 лет БНР, и как здорово Марзалюк задал жару белорусофобам.
 
Патриарх немецкой политики в таких случаях спрашивал себя: какую глупость ты совершил, старый Бебель, что тебя хвалят твои враги? Но то Бебель…
 

Падал прошлогодний снег
 
С этими дуэлями пропагандистских механизмов всегда есть две проблемы. Во-первых, им  надо доказывать собственную нужность, поэтому им всегда за счастье войти в клинч с супостатом. А во-вторых, красивый, убойный ответ для них важнее ответа правильного.
 
Союзная риторика последнее время вызывает у определенных российских кругов раздражение. Этот союз возник, когда в Беларуси пришел к власти Лукашенко, обещавший «запустить заводы», для чего были нужны энергоносители и российский рынок. А у Ельцина рейтинг стремился к историческим пяти процентам. Русские бежали из республик, и все понимали — спасибо Борису Николаевичу, пытавшемуся подсидеть Горбачева, упразднив его должность вместе с СССР. На этом фоне даже просто слова про «братство» лились бальзамом на сердца и уши и были уникальным товаром.
 
 
Нынешней российской власти этих претензий не предъявляют, и вообще — четверть века прошло. Поэтому риторика выглядит не ценным активом, а попыткой продать прошлогодний снег. То есть можно, конечно, и это, но... маловато будет.
 
После Украины добавился страх — а если будет как с Януковичем? С ним-то вроде договаривались, но он переехал в Ростов. Хотелось бы реальных гарантий, но непонятно, как подобные гарантии со стороны суверенного государства могут и должны выглядеть.
 
Кроме того, попытки сделать единое целое более единым ставят под вопрос проведение отличной от России социально-экономической политики. Немного парадоксально звучит, но факт — интеграция с Россией давала возможность строить более социально-ориентированную, чем в самой России, систему. Между прочим, именно этим идея и подкупала.
 
 
Противоречие не из простых. И дальше их будет больше. Если кто-то не выключил эту передачу в гневе и досмотрел до конца, там много интересного было. Мысль предложить на внешний рынок свои услуги по защите суверенитета звучит все чаще. Белорусы и армяне меркантильны и не хотят спина к спине, но вот у нас что-то замаячило на Ближнем Востоке, и — давайте монетизируем сирийский успех на мировом рынке. Будем предлагать за деньги всем желающим «мировую крышу» от «мирового жандарма».
 
Перечитайте Толкиена — жителей Хоббитона нелегко сманить поиском приключений. Тем более таких, которые очевидно доведут нас всех до беды.
 
Стоит ли обо всем этом говорить? Да, пожалуй. Но, наверное, не в формате ярких телесхваток. Слишком велики потери от дружественного огня.
  • Автор: sidney
  • Автор: 29-12-2017, 09:01
[img]https://cont.ws/uploads/pic/2017/11/Blindfolded-statute-of-liberty-head-with-flag-background[1].jpg[/img]

Российский человек очень часто размышляет о себе по принципу: «Я така затуркана, така затуркана». Он искренне верит, что не обладает полнотой информации ни о чем – в то время как на чудесном Западе есть истинные свободы, есть та самая демократия, ее можно попробовать, пригубить. И чем западнее, тем демократичнее.
В этом контексте среднестатистический российский человек сразу и не может понять, например, что такое произошло с Мерил Стрип – прекрасной американской актрисой.
На днях она приняла участие в церемонии награждения премией International Press Freedom Award, присуждаемой международным Комитетом по защите журналистов за «мужество во имя защиты свободы слова».
Она уделила особое внимание тем, кто, по ее словам, «заплатил за свои вопросы слишком высокую цену». Стрип назвала имя ведущей «Эха Москвы» Татьяны Фельгенгауэр, которая получила ножевое ранение горла, находясь в редакции радиостанции. Упомянула также других представительниц журналистской профессии – Юлию Иоффе и Машу Гессен.
Гессен победила на этом конкурсе в категории «Нон-фикшн» с книгой «Будущее – это история. Как тоталитаризм снова завоевал Россию». В книге ведется речь о том, какая хорошая у нас была перестройка и как плохо все завершилось – убийством Бориса Немцова и наступлением диктатуры.
У нас могут какие угодно быть взгляды на жизнь, но любой вменяемый человек в силах осознать, что картина жизни в России за последнюю четверть века несколько сложнее. Журналисты по тем или иным причинам гибли в самые разные времена, и в этом смысле никакой разницы между нападением психопата на Фельгенгауэр и убийством, скажем, Владислава Листьева в благословенные годы демократии Ельцина – нет. Равно как и разницы между убийством в те же самые времена Галины Старовойтовой и гибелью Бориса Немцова в наши времена.
Обратите внимание, что в рамках становления «молодой украинской демократии» политиков и журналистов убивают с завидной периодичностью. Но разве мы в силах вообразить себе, чтобы Мерил Стрип про это не то чтобы вспомнила, а вообще – знала?
Она может услышать по этому поводу только то, что путинское кагэби убивает журналистов не только в России, но вообще по всему миру – и однажды путинские длинные руки дотянутся и до нее.

Вы думаете, я иронизирую? Нет, это их реальная картина мира.
Россия – объективное и чудовищное зло, Маша Гессен и Таня Фельгенгауэр стоят преградой на пути этого зла. Никакой другой информации у этих людей нет, они ее даже не ищут.
Нам надо осознать несколько банальных вещей: на Западе никто не читает по-русски. 99% тамошних СМИ подают, мягко говоря, специфическую информацию. В целом – либо объективно антироссийскую, либо субъективно русофобскую.
Еще, конечно же, есть кино. Мерил Стрип не только снимается в кино, но и его смотрит.
«Форсаж 8» – самая кассовая кинопремьера года. По сюжету актер Вин Дизель заставил русского министра обороны отдать ядерный чемоданчик. Команда Вин Дизеля разнесла секретную российскую базу. Это правильно, понимает американский зритель, это праздник.
И это вам не «Спящие» Юрия Быкова – это четкая, злая, последовательная работа.
Другая новинка – «Бэтмен против Супермена», Бен Аффлек в роли Бэтмена. Там тоже есть русский персонаж – террорист, которого, само собой, взрывают. Супермен в небесах ломает российскую ракету и демонстрирует ее кусок с надписью «Роскосмос». Красота!
Это все, что американцу и конкретно Мерил Стрип надо знать о России. Супермен, Дизель и Гессен рассказали о нас более чем достаточно.
Среднестатистический американский человек знает про Россию в лучшем случае две-три фамилии: Путин, Солженицын, Ельцин, Горбачев. Еще – ГУЛАГ, степь да степь кругом, тирания, ядерная бомба – вот весь круг знаний. А! Еще хакеры.
Русский человек знает про США тысячи вещей: десятки американских политиков, десятки американских спортсменов, десятки американских певцов, история Америки и так далее, и тому подобное. Это ж все наша разнообразная родня: Джек Лондон, Мартин Лютер Кинг, Марк Твен, Джон Кеннеди, Луи Армстронг и так далее до бесконечности.
В этом смысле любая информация, которая поступает к нам из США – пусть даже в контексте «пропагандистских» программ типа «Время покажет» и «60 минут» – попадает в сложнейший интеллектуальный контекст.
А там – контекста никакого нет вообще.
И мы в этом смысле можем только пожалеть этих людей.

Причем речь ведь не только про янки. Плюс-минус схожие и вполне глубокие представления у нас про Италию, Германию, Польшу, Великобританию, Испанию и так далее. И плюс-минус такие же ограниченные, практически отсутствующие представления у них о нас. Чуть получше дела обстоят во Франции, но и там картина все печальней и печальней.
Нет с них никакого спроса. Дети малые они. Спросить мы можем только с себя.
Помню, приехал я впервые в США десять лет назад. Мы тут в Нижнем как раз боролись против уплотненной застройки и прочих чудачеств губернатора Валерия Шанцева (которого я с каждым годом ценю все больше). Ночами в Нижнем мы охраняли дома, которые собирались снести, дрались с полицией, прогоняли бульдозеристов.
Не без удовольствия я рассказал про это старому американскому журналисту. Ну, как американскому – еврейскому эмигранту из Советского Союза, живущему в США уже лет тридцать.
– Милый мой, – сказал он мне печально и ласково, – если б вы делали то же самое в Нью-Йорке, вы бы сели на самые разные сроки – от десяти лет и выше. У нас в Нью-Йорке были такие же ребята, они спасали (он назвал, какое именно) здание в центре. В общем, двадцать человек из них село и сидит, а их руководитель – просто исчез. Исчез, и никто не знает, где он.
Может быть, Мерил Стрип знает? Может быть, она скажет нам и об этом тоже?
Лев Криштапович: Кого прославляют «белорусизаторы»
В течение всего постсоветского времени белорусскому обществу навязывается польско-шляхетский взгляд на белорусскую историю, в соответствии с которым исторический путь Белоруссии никак не вписывается в логику развития Русской цивилизации, русского мира. Официальная историческая наука в Республике Беларусь в своей трактовке белорусской истории исходит из политического перенесения нынешней Конституции страны на историю белорусского народа. 

Логика здесь школьническая: поскольку Белоруссия является независимым государством, постольку у нее должна быть  независимая история. Независимая история от кого? Разумеется, от общерусской истории, от общерусского мира. Подход ребяческий, но если ему следовать, то фальсификация белорусской истории становится неизбежной. Отсюда возникла ныне действующая концепция истории Белоруссии, по которой Великое Княжество Литовское представляет собой первую, а Речь Посполитая вторую форму белорусской государственности.
Но если официальная историография в своих писаниях пытается сохранить видимость научного приличия и объективности, то так называемые «европеизированные» историки на страницах своей «неизвестной истории» упражняются в откровенной русофобии. Эта категория псевдоисториков преподносят Великое Княжество Литовское и Речь Посполитую в качестве белорусских феноменов и белорусской демократии. Вся эта ничего общего не имеющая с исторической наукой графомания преследует одну единственную цель – навязать белорусскому обществу мнение о том, что исторически Белоруссия развивалась вне общерусской истории. И здесь цели официальной историографии и «белорусизаторских» фальсификаторов полностью смыкаются.
Наглядное подтверждение - поддержка Институтом истории Национальной академии наук Беларуси  предложения «белорусизаторов» о присвоении скверу возле костела святых Симона и Елены имени Эдварда Войниловича, которого «белорусизаторы» пытаются изобразить меценатом, общественным и политическим деятелем, истинным христианином, знаменитым белорусским деятелем, видным представителем белорусского народа. Разумеется, там, где голова не пролазит, но можно просунуть хвост, тут как тут газета  «СБ. Беларусь сегодня». Правильно подметил Андрей Коваль, чем только не занималась Юлиана Леонович в своей статье «Единогласно!» («СБ. Беларусь сегодня», 17.06.2017). И ловким жонглированием цифр, и хвалебными дифирамбами по адресу Войниловича, но только не объективной оценкой деятельности этого польского помещика. В самом деле, «если поступать честно, то хотя бы, - подчеркивает Андрей Коваль, - организовали такой материал, чтобы приблизить читателя к объективной оценке личности и деятельности этого политика. А так получилось, что газета не жалела усилий, чтобы любой ценой ввести читателей в заблуждение и обеспечить кому-то выгодный весьма сомнительный результат» («Коммунист Беларуси», 2017, №27). Фактически данное издание занималось самой настоящей черной пропагандой, дезинформацией своих читателей. И это не удивительно, если понимать, что все «белорусизаторство» вытекает из польско-шляхетских взглядов и концепций, основывающихся именно на отрицании русскости белорусов. Так кем же был Эдвард Войнилович на самом деле и кого он представлял в Белоруссии?
Эдвард Антоний Леонард Войнилович был богатейшим польским помещиком в Минской губернии. С 1911 года - он  депутат Минской губернской земской управы от польской (католической) курии. В декабре 1918 года -   один из организаторов «Союза поляков из белорусских окраин». В 1919 году участвовал в преобразовании «Союза помещиков Минской губернии» в «Союз помещиков Литвы и Белоруссии в Варшаве».
 Во время оккупации в 1918 году Белоруссии немецкими войсками кайзера Вильгельма Эдвард Войнилович был в числе тех деятелей, подписи которых стояли под заявлением, в котором речь шла «о благодарности оккупантам за то, что они вернули общественный порядок, а также о желании отделиться от большевиков и быть с народами Запада, опираясь на сильное немецкое государство». Причём подпись Эдварда Войниловича стояла на первом месте, он же возглавлял делегацию, которая передавала это заявление немецкому генералу Фалькенхейму.
Согласно собственным воспоминаниям  Эдварда Войниловича, он считал, что уход германских оккупационных войск  с территории Белоруссии в 1918 году представлял собой самую настоящую катастрофу для местных польских землевладельцев, а в декабре 1918 года  оказался одним из организаторов «Союза поляков белорусских Кресов» (т.е. сам себя относил не белорусам, а к полякам, а Белоруссия для него и его единомышленников по данному «Союзу» рассматривалась как Кресы – восточная окраина Польши) и активно поддерживал наступление польских войск на Кресы.
13 ноября 1919 года во время заседания Сельскохозяйственного товарищества были отправлены три депеши, подписанные Эдвардом Войниловичем, в адрес тогдашних руководителей Польши, включая Юзефа Пилсудского, где выражалась благодарность за продвижение победоносных польских войск к границам 1772 года.
В записи от 13 октября 1920 года польский магнат, возмущаясь подписанием Рижского договора, пишет: «Более ста лет после разделов Польши мы сохраняли в Белоруссии католическую веру, польскую идею, национальные традиции, терпели «особые права», преследования, кровью обозначили границы 1772 года. В последнее время мы посылали в армию лучших своих сыновей, на её нужды передавали последние плоды земли-кормилицы (при этом скромно умалчивая, что эти плоды они получали не в результате своего, а в результате жестокой эксплуатации белорусских крестьян), государственному займу – всю наличность…» и обвиняет польскую сторону в «непонимании всей значимости «наших восточных земель» для укрепления государства. Таким образом, Западная Белоруссия для Эдварда Войниловича и подобных ему носителей «польской идеи» это «наши восточные земли». И далее: «Польша теряет свои земли, которые могла бы освоить благодаря политике перемещения населения из густонаселённой части», т.е. рассматривает территорию Белоруссии как объект польско-шляхетской колонизации.
А теперь давайте посмотрим его «Воспоминания», перевод с польского. Минск, 1997 г. 380с. (сокращённый перевод с польского издания 1931г.). Издание Минской римско-католической парафии св. Симона и Елены. Редактор: ксёндз-магистр Владислав Завальнюк (книга имеется в интернете на сайте “Pavet“).
Эдвард Войнилович выражает своё возмущение и сожаление по тому поводу, что «никогда Сейм Польши, созданный после разделов, не заявлял твёрдым голосом о правах Польши на границы 1772г.».
Запись от 24 октября 1920 года: «Попал на многолюдное собрание Союза поляков белорусских Кресов и узнал об утверждении Сеймом позорных условий Рижского договора. И с чего теперь начинать полякам в Белоруссии? Польская идея, пионерами которой мы там стали, не оправдала себя, поскольку сама же Польша отказалась от восточных областей…Общее собрание приняло резолюцию, в которой было отражено возмущение населения восточных земель, населения, которое использовали в расчленённой стране в деле возрождения Польши».
В записи от 2 ноября 1920 года Эдвард Войнилович отмечает, что в Варшаву приезжала делегация мелких минских собственников и мещан с петицией к Пилсудскому о включении Минска в линию перемирия. Что у этих делегатов была просьба – об убедительной поддержке Кресов. Тяжелее всего было для польского сердца услышать из их уст нарекание: «А мы, паночку, тем полякам так верили…». Хорошо известно, что Эдвард Войнилович и другие польские шляхтичи предпринимали активные  меры для отрыва Белоруссии от России, о чём он откровенно сообщает в своих мемуарах. Особенно  усилились эти попытки  после образования БССР.
Не случайно Эдвард Войнилович  явился одним из вдохновителей  так называемого «Слуцкого восстания» 1920 года, решение о котором принималось  в его доме. Исторически достоверно, что так называемое слуцкое повстанческое движение было организовано, вооружено и профинансировано польской оккупационной администрацией и командованием польской армией, которые по условиям предварительного мира (октябрь 1920 года) между Советской Россией и Польшей, вынуждены были освободить слуцкую землю. Слуцкое восстание было инспирировано польскими оккупантами сознательно, чтобы затруднить восстановление законной Советской власти и возвращение белорусов к мирной хозяйственной жизни на Случчине.  Слуцкое  повстанческое движение – это не национальное движение в истории белорусского народа, а агония разгромленных в ходе Гражданской войны и польской интервенции террористических пропольских организаций.
Закономерно, что  после поражения этого мятежа против Советской власти Эдвард Войнилович сбежал в Польшу под защиту Пилсудского.  
В этом плане польский помещик Эдвард Войнилович ничем не отличается от других польских магнатов-самодуров, издевавшихся над белорусскими и украинскими крестьянами. Взять, к примеру,  польского  князя Ксаверия Любомирского, который  был одним из богатейших помещиков на Украине. Он владел 9 городами, 179 деревнями и более 100 тысячами душ мужского пола. Ксаверий Любомирский не хотел никому и ничему подчиняться даже самому польскому королю и до такой степени опротивел самим магнатам и королю, что предан был суду, и ему угрожала банниция, то есть изгнание из страны. Тогда Ксаверий Любомирский прибегнул к покровительству Григория Потемкина, который после первого раздела Польши в 1772 году получил в свое владение белорусское Дубровно со всеми окрестными землями. В 1783 году они обменялись своими имениями. Так Потемкин стал владельцем украинской Смелы со всеми любомирскими владениями, а Любомирский господином белорусского Дубровно со всеми потемкинскими имениями. Здесь рельефно выступает все нравственное и политическое уродство польской шляхты, которая думала не о личной и государственной чести, а лишь о беспрепятственности для своего тиранства и сумасбродного поведения.    
Таким образом, инициатива о присвоении скверу около минского костела святых  Симона и Елены имени Эдварда Войниловича является прямым оскорблением национального достоинства белорусского народа, потратившего немало сил и отдавшего немало жизней в борьбе с польско-шляхетскими интервентами и террористами за свободу своей земли. Подобной инициативой определенные деятели в Белоруссии стремятся дестабилизировать ситуацию в стране, преподнести историю белорусского народа в антиисторическом духе и героизировать польско-панских угнетателей белорусского народа.
Вот объективно к чему сводится «мудрость» современных «белорусизаторов», когда они говорят о национальном возрождении Белоруссии, европейской демократии и европейских ценностях.
Послесловие. Минская городская организация Белорусского союза офицеров справедливо  обратила внимание на тот факт, что безымянный сквер, о котором идёт речь, расположен рядом с местом казни фашистами в 1942 году минских подпольщиков, в том числе Героя Советского Союза Владимира Степановича Омельянюка. О  подвиге минских подпольщиков говорят пять мемориальных досок, установленных на небольшом «пятачке» у сквера. Поэтому инициатива о присвоении данному скверу имени Эдварда Войниловича -  польского магната, прислужника немецких и польских оккупантов  есть не что иное, как оскорбление памяти белорусских патриотов, отдавших свои жизни за свободу Отечества. И если уж так  хотелось связать данный сквер с исторической памятью белорусского народа, то абсолютно справедливо было бы назвать его сквером имени  «Героев Минского подполья», а не оскорбительным для белорусов именем безмозглого (так именовали белорусские крестьяне польских шляхтичей) польского пана. В противном случае все наши пафосные речи о патриотическом воспитании молодежи, о важности идеологической работы в республике будут обыкновенным фарисейством и приведут к совершенно противоположному результату.
Лев Криштапович, доктор философских наук
  • Автор: sidney
  • Автор: 28-12-2017, 14:19
Беларусь и Европа: жизнь на мосту?
 
На днях принял участие в организованном «Диалогом» мероприятии на тему «Восточного партнёрства». И вот что мне есть добавить по этому поводу.
 
В связи с приглашением к участию в прошедшем саммите «Восточного партнёрства»  президента Александра Лукашенко актуализировалась тема отношений Беларуси и Европы. Дружественный жест с Запада прочитывается, как знак того, что ЕС устал ждать ухода Лукашенко из власти  и смены декораций на политической сцене Беларуси. Брюссель готов разговаривать с Лукашенко.
 
Всем очевидно, что Беларусь нельзя исключить из Европы. И дело здесь не только в географии. Судьба Беларуси — неотъемлемая, органичная часть целокупной европейской истории. Исторически, ментально, экономически, психологически Беларусь ничуть не менее европейская страна, чем её соседи: Польша, Литва, Латвия, тем более, Украина. Нынешняя многолетняя конфронтация Европы с РБ — противоестественна и деструктивна. Собственно, дискриминация Беларуси со стороны Евросоюза мотивирована тем, что Беларусь, образно говоря, «портит отчётность» Брюсселю.
 
Но, как известно, Европа — разная; это огромный многомерный мир. Надо разговаривать и сотрудничать с той Европой, которая готова и способна к разговору и сотрудничеству. Для этого необходима серьёзная подготовительная работа с обеих сторон. И участие Беларуси в программе Восточное партнёрство было и остаётся важной предпосылкой и возможностью взаимного диалога и сотрудничества.
 
К тому же официальный Минск не уставал подчёркивать значение Беларуси как моста между Европой и Россией, исключительные возможности, которые такая стратегическая позиция может предоставить для развития экономических и человеческих связей Запада и Востока. Впрочем, и на Западе пользуются этой метафорой. Руководитель департамента МИД Германии по делам России, Беларуси, Украины, Молдовы и «Восточного партнерства» Ханс-Петер Хинрихсен сказал, что «Беларусь — это мост, государство, которое не просто занимает положение между ЕС и Россией, но и объединяет их».
 
Почему проект ВП забуксовал
 
В основе проекта Восточное партнёрство лежала хорошая современная идея. В ней был заложен перспективный  интеграционный посыл в сочетании со здоровым реализмом.
 
К сожалению, в ходе реализации идеология ВП начала утрачивать необходимую гибкость и адаптивность. В результате миссия проекта оказалась в значительной степени изменена, акценты смещены. Одна из двух основных причин заключалась в исходной внутренней недоработанности, недодуманности программы. Страны-участники ВП представляли собой (и представляют до сих пор!) довольно разные случаи страновых параметров, исторических сценариев, цивилизационных матриц, актуальных повесток дня. Между тем управление Партнёрства не было настроено в должной мере на индивидуальный подход к каждой стране. Соответственно критерии эффективности работы в рамках проекта оказались слишком стандартизированными и поверхностными.
 
Внесли свой «вклад» в понижение отдачи от проекта и страны-участницы ВП. Некоторые участники, например, Молдова, все эти годы видели и продолжают видеть в программе только донорский смысл. Они хотят получать вспомоществование, не считая себя обязанными всерьёз проводить реформы, приближающие их к правовым, экономическим, политическим, гуманитарным стандартам объединённой Европы. Процветает имитация, поступающие по разным программам средства на модернизацию расходуются неэффективно, иногда просто разворовываются.
 
Оказалось, что ВП может работать, как д?лжно, только там, где и политическая элита, и всё население сами готовы к модернизационным преобразованиям, серьёзно мотивированы к ним. Но стран с такими идеальными стартовыми условиями не оказалось!
 
Вторая причина сбоев в работе ВП заключается в том, что постепенно его деятельность приобретала всё б?льшую антироссийскую направленность. Особенно явным антироссийский тренд стал после 2014 года и известных событий на Украине.
 
Между тем в сложившейся ситуации ценность и востребованность ВП только возрастает. Очевидно, что на сегодняшний день Европа исчерпала возможности по расширению ЕС. Брекзит плюс проблемы с Грецией плюс хронически недотягивающие до евростандартов Болгария и Румыния — всё это сигналы одного порядка. ЕС проглотил больше, чем оказался способен переварить. Восточное партнёрство даёт возможность ЕС, сохранив лицо и не устраняясь от ответственности, продолжить проведение более-менее последовательной и осмысленной политики на Востоке. Но для этого программа сама нуждается в модернизации.
 
На сегодняшний момент ВП оказалось в двусмысленном положении, на сложном перепутье. Практически до самого последнего времени программу пытались использовать для решения задач, для которых она никогда не была предназначена. Очевидно, что вокруг неё  шла сложная, вязкая борьба в органах политического управления Евросоюзом. Сторонникам возвращения к исходной миссии проекта противостояли те, кто хотел бы дальнейшего превращения ВП в банальное орудие антироссийской политики. Не секрет, что на первых позициях здесь Польша и Литва. И именно Республика Беларусь может оказаться — вольно или невольно — триггером этого процесса.  
 
Дело в том, что роль Беларуси в ВП изначально была особой. Восточное партнёрство, по крайней мере, в его нынешнем варианте — достаточно «узкое горлышко» для Беларуси. Философия, регламент и сложившаяся практика работы руководства программы с отдельными странами в ряде отношений действительно некомфортна для РБ. И Беларусь имеет право предлагать и настаивать на их корректировке в отношении самой себя, на их «подстройке» под свою страновую индивидуальность. Тем более что результаты действия программы неоднозначны. Восточное партнёрство обычно срабатывает там, где и без него было бы неплохо. А исцелять врождённые общественные пороки, вроде системной коррупции или дискриминации меньшинств, программа, как показывает опыт той же Молдовы, не помогает. При этих обстоятельствах «сопротивление» Беларуси, отрицающей тиражирование стандартных подходов и настаивающей на уважении индивидуальных особенностей, как это ни парадоксально, может помочь ЕС усовершенствовать работу Восточного партнёрства.
 
Но и самой Беларуси ещё предстоит окончательно найти верный тон для разговора с Европой. Сейчас это тон нелюбимого родственника, обиженного тем, что его не сажали за общий стол, лишали законной доли уважения, а также признания прав на самобытность.
 
В поисках  нужного  тона
 
Вступая в диалог с современной объединённой Европой, едва ли стоит кривить губы и впадать в гордыню. Вряд ли стоит также слишком зацикливаться на теме двойных стандартов. Всё-таки Европейский Союз и Республика Беларусь — неравновесные стороны диалога. У ЕС есть основания претендовать в этих отношениях на позицию старшего партнёра, хотя бы потому, что он выступает их донором. Как в этой ситуации отстаивать право на свой путь, на свою модель общественного развития?
 
В любом случае  акцент стоит переносить на содержательную сторону, надо формировать такую повестку взаимодействия, которая не требовала бы от сторон невозможного. Беларуси следует проявлять инициативу, самой выходить с предложениями, которые были бы понятны Европе и интересны ей. В принципе, начало такому подходу и было положено 24-го ноября в Брюсселе.
 
Важно понимать, что независимая позиция Лукашенко в отношении Запада, в целом, импонирует населению РБ. Да, граждане Беларуси не страдают еврофобией, и в случае потепления отношений своей страны с Западом поддержат такое развитие событий. Медиа Беларуси не демонизируют Запад. Но в то же время наблюдения за евроинтеграционной историей своих ближайших соседей, прежде всего, Литвы и Латвии, не слишком убеждает последовать их примеру.
 
После украинских событий 2014 года казалось, что Беларусь нашла перспективную тему для улучшения собственной репутации и для перепозиционирования в Европе. РБ заняла миротворческую позицию, предложила Минск как место переговоров конфликтующих сторон. Официальный Минск заговорил о «новом хельсинкском процессе», о врождённом белорусском миролюбии и готовности занять место главного посредника в переговорах Востока и Запада.
 
Однако за прошедшее время выяснилось, что тема не так уж перспективна. Минские соглашения из символа надежды на урегулирование украинского конфликта всё больше превращаются в метафору бесплодной дипломатической канители. Соответственно, Минск получает всё меньше репутационных бонусов. Участники переговоров относятся к столице РБ как всего лишь к месту локации и не склонны как-то подчеркивать роль Беларуси в урегулировании конфликта. Новой попыткой обыграть ситуацию стало предложение направить белорусских военных на восток Украины в качестве миротворцев. Но и здесь говорить о каких-то перспективах пока рано.
 
Это не значит, что энергично педалируемая ещё недавно тема «мы, беларусы — мирные люди» себя исчерпала. Но, очевидно, она требует какой-то другой подачи. И сейчас это явно не та тема, которая поможет убрать из переговорной повестки вопросы политических и экономических свобод, которые уже много лет являются камнем преткновения на пути нормализации евро-белорусских отношений.
 
Никуда не уйти и от вопроса: означает ли сближение с ЕС для Беларуси автоматически отдаление от России? Неизбежна ли в этом треугольнике «игра с нулевой суммой»? Очевидно, что Беларусь однозначно должна выполнять свои союзнические обязательства в отношении России: и по букве и по духу. И Россия имеет правовые, политические и моральные основания ожидать от Беларуси именно такого поведения. Заявление министра иностранных дел РБ Владимира Макея накануне встречи в Брюсселе о том, что «Беларусь не допустит принятия каких-либо антироссийских документов на предстоящем саммите ВП» подтверждено делом. В итоговой декларации форума подчёркивается, что «Восточное партнерство не направлено против какого-либо еще государства, а ориентировано на развитие отношений бывших советских республик с Европейским союзом». Беларусь подтвердила верность страны долгу политического и военного союзника.
 
Осторожные шаги навстречу
 
Как отмечает Евгений Прейгерман, руководитель экспертной инициативы «Минский диалог», на брюссельских полях не было подписано каких-то действительно знаковых документов, открывающих новую главу в отношениях с объединенной Европой. С другой стороны, Беларусь и ЕС поставили подписи под договоренностью высокого уровня о расширении Трансъевропейской транспортной сети. Документ будет способствовать привлечению финансирования крупных инфраструктурных проектов. Минск и Брюссель вплотную подошли к утверждению приоритетов партнерства на 2018?2020 годы, которые придадут отношениям больше конкретики и практических результатов.
 
К тому же само Восточное партнерство эволюционирует в сторону более практического сотрудничества, при котором меньшее значение должны иметь идеологические и геополитические расхождения. Кажется, ЕС пришел к выводу, что единые подходы к очень разным странам-партнерам не работают. И намерен сотрудничать с каждой страной на индивидуальной основе, сохраняя при этом многосторонний формат Восточного партнерства. Все это, в общем-то, соответствует предложениям, которые Минск выдвигал почти с самого запуска инициативы в 2009 году.
 
Однако имеющийся прогресс недостаточен с точки зрения интересов Беларуси. Для полноценной нормализации с Евросоюзом необходим базовый договор, который упорядочит весь комплекс отношений. Будет это старый формат соглашений о партнерстве и сотрудничестве или же новый тип соглашений (например, как у Армении — Соглашение о всеобъемлющем и расширенном сотрудничестве), вопрос отдельный. Сейчас важно другое. Пока отношения в области торговли между независимой Беларусью и ЕС регулируются договором 1989 года между СССР и Европейским экономическим сообществом, о какой-то современной повестке дня говорить сложно.
 
…Видимо, Беларуси пора перестать чувствовать себя мостом между Европой и Россией. На мосту не живут. На мосту не задерживаются. Беларусь должна решить сложную историческую задачу: развивать свои и без того сильные позиции в ЕвразЭС и одновременно обрести  для себя приемлемое место в объединённой Европе, не потеряв при этом своего неповторимого лица и не пожертвовав тем, что составляет самую суть страны и народа.
Евгений Константинов