• Автор: sidney
  • Автор: 15-12-2017, 07:20
Афера 18 ноября

Иногда меня спрашивают, почему 18 ноября я не праздную день провозглашения независимости Латвии, и искренне удивляются ответу, что «праздновать» там совершенно нечего...
Уже много раз я обещал рассказать, почему именно, и вот, видимо, назрел момент — выполняю обещание.
Эта заметка будет полезна всем тем, кто не слишком силён в истории и с удовольствием или недоумением принимает за чистую монету всю ту ахинею, что вливают в голову людям последнюю четверть века «официальные историки», отчаянно пытаясь сгладить или вовсе замолчать неудобные исторические моменты.
В этой заметке я хронологически изложу события за 1918-1919 годы — будет весело, занимательно и интересно! Итак, начнём.
12 января 1918 года случилось то, чего официальная историография Латвии упорно предпочитает не замечать — на мирной конференции в Брест-Литовске социал-демократическое правительство Петра Стучки принимает документ №13 — «Декларацию представителей латышского народа».
В этом документе впервые выражается воля латышского народа на самоопределение и настоятельная просьба отвести из Курляндии как немецкие, так и русские войска. В декларации особо отмечается, что правительство России заочно готово выполнить просьбу законного правительства Латвии.
Запомните — ЗАКОННОГО!
Вот с этого момента в Берлине и Лондоне засвербило в пятой точке.
Первыми зашевелились немцы, и на следующий день после заключения Брест-Литовского мирного договора началась хитроумная попытка изящно застолбить исторические территории Лифляндии и Курляндии за Германией.
И вот 8 марта 1918 года состоялось заседание Курляндского ландтага, на котором местные немецкие бароны приняли решение об объединении балтийских земель в единое государство (позже, в 1941 году, эта же идея прокатит еще раз и будет называться «Остланд»), которое, разумеется, будет на веки вечные присоединено к единой и неделимой Германии.
20 марта аналогичную резолюцию принимает совершенно легитимная Рижская городская дума, а 10 апреля такое вот своеобразное «волеизъявление народа» закрепляет Лифляндское земское собрание.
Ну всё — казалось бы, Лифляндия, Курляндия и Рига — за. Добро пожаловать во второй Рейх!
12 апреля на острове Эзель (ныне почему-то зовётся Сааремаа) состоялось помпезное действие галактического масштаба — объединённое земское собрание, на которое съехались делегаты Лифляндии, Риги, Эстляндии и острова Эзель. Отдельно упомяну, что из 58 присутствующих делегатов собрания 34 были местными немецкими баронами, остальные — разночинные услужливые лакеи из национальной среды Латвии и Эстонии.
Дальше, я думаю, вам понятно, что произошло.
Вся эта компания приняла совершенно законное воззвание к германскому императору о провозглашении нового, единого монархически-конституционного Балтийского государства, призвав к установлению соответствующих конвенций между Германией и Прусским королевством (разумеется, на основании личной унии с прусским королём). Отдельно выражена просьба народа к Германии обеспечить военную защиту молодого государства и содействовать отсоединению этих исторических земель Германии от Российской Империи.
13 мая все юридические тонкости были завершены, и советское правительство — через дипломатов Германии — было официально извещено о решении земского собрания.
Иными словами, все остальные страны, включая Германию, признали советское правительство Латвии.
Ну что, вас еще возмущают «сепаратисты» и «оккупанты» в современной истории? Усаживайтесь поудобнее, сейчас начнётся самое интересное...
20 октября 1918 года состоялось последнее заседание исполнительного комитета объединенного земского собрания Риги, Эзеля, Лифляндии и Эстляндии, на котором комитет был провозглашён верховной властью в стране. Ура! В Латвии и Эстонии появилась законная власть!
Также новый управляющий орган попросил у Германии оставить немецкий военный контингент в качестве силы, стабилизирующей «внутреннее спокойствие».
Вы спросите — а как же Латвийская республика? Ведь до «звёздного» выхода Ульманиса 18 ноября 1918 года остаётся всего-то меньше месяца... Меньше месяца, Карл!
  • Автор: sidney
  • Автор: 15-12-2017, 00:06
Метод Позняка

Патриарх белорусского национализма, лидер Консервативно-христианской партии — БНФ Зенон Позняк заявил литовскому порталу Delfi, что урочище Куропаты под Минском — это самый большой в мире памятник «советскому геноциду»: «В Куропатах Советами было расстреляно 250 тысяч, а по всей Белорусской ССР — 2 миллиона человек».
Зачем крупнейшему интернет-ресурсу Литвы публиковать чудовищную ложь белорусской оппозиции, в интервью политологу Александру Носовичу рассказал директор фонда «Историческая память», научный сотрудник Института российской истории РАН Александр Дюков.
— Г-н Дюков, Зенон Позняк в интервью литовскому изданию назвал урочище Куропаты самым большим в мире памятником советскому геноциду и заявил, что в Беларуси за первые 20 лет советской власти было расстреляно два миллиона человек, из них только в Куропатах — четверть миллиона. Соответствуют ли слова Позняка исторической правде?
— Вне всякого сомнения, господин Позняк в данном случае говорит неправду, причем эта неправда заведомая и наверняка понятная и самому Позняку.
Здесь нужно напомнить историю Куропат, историю открытия этого захоронения, которая напрямую связана с Позняком. В конце 1980-х годов Зенон Позняк с группой людей впервые обнародовал информацию о том, что в Куропатах — лесном урочище под Минском — находилось место расстрелов НКВД. Это действительно так, это факт, который никто не ставит под сомнение.
Вопрос заключался в том, сколько именно людей было похоронено в этой расстрельной зоне.
Позняк уже тогда, проводя на этом месте археологические раскопки, которые носили характер частной инициативы, всеми силами старался завысить оценку общего числа людей, которые захоронены в расстрельных ямах. Вопреки результатам раскопок, он уже тогда попытался преувеличить количество захороненных.
Его метод состоял в следующем.
После раскопок 1988 года было вскрыто восемь захоронений. Из этих восьми захоронений в двух останков не было обнаружено — они оказались ложными. В оставшихся шести захоронениях были обнаружены останки 356 человек, что давало среднее число останков на одно захоронение 59 человек.
После этого официальное следствие пошло тоже не самым лучшим путем. Оно умножило среднее число захороненных в одном захоронении на предполагаемое число захоронений и объявило, что в Куропатах покоится не менее 30 тысяч человек. Предполагаемое число захоронений, кстати, тоже определялось весьма специфически: есть яма — будем считать, что в ней находится захоронение.
Метод Позняка

Могилы в Куропатах — в лесном урочище на северо-восточной границе Минска, где были обнаружены массовые захоронения расстрелянных в конце 1930 — начале 1940-х годов
Позняк же, в свою очередь, изобрел теорию, которая вовсе ни на чём не основывается.
Метод Позняка
Якобы могилы в Куропатах уже раскапывались и якобы советская власть часть останков изъяла, а остальные почему-то не изъяла.
На основании этого предположения Позняк заключил, что количество останков на одну могилу в реальности составляло не 59, а 200 человек. Эти предполагаемые 200 человек он умножил на предполагаемое число захоронений и получил предполагаемое число в 100 тысяч захороненных. Тут мы видим пирамиду сплошных предположений: одно предположение громоздится на другое.
Следующим было введено такое предположение: настоящее количество захороненных должно быть в два — два с половиной раза больше, чем то, что насчитал Позняк. И вот он теперь рассказывает, что в Куропатах было расстреляно до четверти миллиона человек. Вся его аргументация — это предположения, основанные на предположениях, исходящих из предположений, возникших на основе предположений.
Все эти предположения ведут в одну сторону — в сторону завышения числа погибших в Куропатах; при этом ни одно из этих предположений не имеет под собой доказательной основы.
— Какова в таком случае реальная статистика по расстрелянным в Куропатах?
— Реальная статистика советских репрессий в Белоруссии достаточно хорошо известна. Эти данные опубликованы белорусскими учеными еще в 1990-е годы и подтверждаются всеми современными исследованиями. Здесь каких-либо сомнений быть не может.
Всего в период с 1917-го по 1953 год в Белоруссии за контрреволюционную деятельность были приговорены к смертной казни примерно 36 тысяч человек. Большинство из них были расстреляны в 1937–1938 годах — приблизительно 28 тысяч человек.
Расстрелы, естественно, проходили не в одном месте. Не только под Куропатами. В недавнем интервью, которое давал заместитель директора КГБ Белоруссии генерал-майор Игорь Сергеенко, он заявил, что было 11 мест захоронений.
В Куропатах захоронено, по моим оценкам, 7–8 тысяч человек. Остальные 28–29 тысяч лежат в других местах.
Ни о каких 250 тысячах, якобы лежащих в одних Куропатах, и уж тем более о двух миллионах расстрелянных, лежащих по всей Белоруссии, речи не может идти в принципе.
Читайте об этом:
? Александр Дюков. Куропаты: к вопросу о численности расстрелянных
[url=https://imhoclub.by/ru/material/kuropati_k_voprosu_o_chislennosti_rasstreljannih]
Метод Позняка


Белоруссия была и остается довольно небольшой страной. Не могло в одном месте под Минском быть расстреляно до четверти миллиона человек, если всё население Минска на тот момент составляло примерно столько же жителей. Это абсурд.
Точно так же не могло на всей территории Белоруссии быть расстреляно 2 миллиона человек, потому что всё население Белоруссии никогда не достигало 10 миллионов человек.
Такого количества расстрелянных быть не может, это должно быть очевидно любому человеку, даже если он не историк и не в курсе этой истории.
Позняк в данном случае озвучивал заведомую ложь.
Кроме сторонников Позняка, его собственной секты, некритически воспринимающей все его высказывания, воспринимать такую ложь никто не способен.
Здравомыслящие люди не воспринимают заведомо абсурдные вещи, и когда появляется господин Позняк, заявляющий, что в одних Куропатах были расстреляны сотни тысяч человек, а во всей Белоруссии за первые 20 лет советской власти — каждый четвертый, ему всегда скажут: нет, дорогой товарищ, вы врете. Это заведомая ложь, и все реальные цифры давно известны.
— Зачем белорусскому национализму нужно создание этих мифов о миллионах расстрелянных? Почему при создании своей антисоветской идеологии они не опираются на реальную историю? Ведь советские репрессии в Белорусской ССР действительно были, ведь в Куропатах действительно были расстреляны тысячи людей?
— Потому что им кажется, что 36 тысяч расстрелянных с 1917 года до смерти Сталина — это как-то «не звучит». Маловато будет. Им кажется, что такая цифра недостаточно оттеняет трагедию советских репрессий, которую они пытаются нам показать. Поэтому им приходится врать.
На самом деле причины их лжи исключительно политические. Это не научная ошибка, это не добросовестное заблуждение — это чистая политика.
Никаких добросовестных заблуждений здесь просто быть не может, потому что есть опубликованные документы и открытая статистика.
Так что это просто ложь, которая используется в политических целях.
Позняк не ученый, он политик. Мы знаем о его политических взглядах. Для обоснования своих политических взглядов он и лжет.
— Мы с вами обсуждаем слова патриарха белорусского «свядомизма», националистической оппозиции, которые были сказаны в интервью крупнейшему интернет-СМИ Литвы. Каким боком сюда затесалась Литва? При чем здесь она? Зачем одному из главных провластных литовских СМИ публиковать чудовищную ложь о миллионах расстрелянных чекистами белорусов?
— Это понятно. Литовские власти пытаются поддерживать белорусскую внесистемную оппозицию уже давно. Это делается с целью досадить своему соседу и поддержать собственную идеологию.
Белорусские несистемные оппозиционеры говорят вещи, очень приятные литовцам. О тех же сталинских репрессиях, масштабы которых обе стороны завышают в десятки раз.
Напомню, что литовские политики точно так же манипулируют цифрами, касающимися советских репрессий.
В данном случае совмещается приятное с полезным — политические и идеологические моменты. Поэтому литовские власти последовательно поддерживают ложь белорусских националистов.
— Но ведь союз белорусского национализма и Литовского государства противоестественен по своей природе — из-за споров о наследии Великого княжества Литовского, о принадлежности Вильнюса и самого названия «Литва». Они готовы отложить до поры все эти споры и объединяться на базе одной лишь общей ненависти к России?
— Собственно, все восточноевропейские национализмы однотипны и похожи один на другой. Все они связаны преемственностью с нацистскими коллаборационистами времен Второй мировой войны, базируются на антисоветской основе и на этой основе могут объединяться.
Мы знаем, например, про тесные связи, которые Литовский центр геноцида и резистенции поддерживает с аналогичными украинскими структурами по переписыванию истории. Такими, как Украинский институт национальной памяти, например.
Понятно, что если бы в Белоруссии к власти пришла оппозиция и начала переписывать историю на антисоветской и антироссийской основе, то эта деятельность получила бы широкую поддержку со стороны прибалтийских властей.
Антисоветизм и русофобия — это та точка, в которой восточноевропейские национализмы всегда объединяются. Поэтому и литовские власти сотрудничают с белорусскими националистами.
Проблема их в том, что союзник попался уж больно слабый. Белорусские националисты являются абсолютно маргинальной группой в белорусском обществе и едва ли в обозримой перспективе смогут прийти к власти в Белоруссии.
Их деструктивный характер белорусам — белорусским гражданам, избирателям — совершенно очевиден.