Пророссийских публицистов судят в Минске: 28.12.2017 день восьмой
16:32 — Адвокат Павловца Кристина Марчук: «Спасибо гособвинителю, что он так долго зачитывал доказательства правомерности деятельности моего подзащитного». По её словам, из озвученной переписки видно, что никакого «экстремизма» и «сговора» не было, отсутствует какое-либо согласование тематики, просьб «написать жестче». Адвокат констатирует, что переписка отражает обычный рабочий процесс, обсуждение рабочих тем. «Нормальная переписка, подтверждающая, что экстремизма не было», — говорит она. Причем, как отмечает Кристина Марчук, Павловца не устраивает политика оскорбительных высказываний в адрес языка и культуры Белоруссии, он это осуждает и не приемлет. То, что он получал гонорары за публикации — это нормальная практика, и написание статей не является предпринимательством."Это разная правовая природа", — отмечает Марчук. Она поясняет, что законы РБ разграничивают доходы от предпринимательской деятельности и авторские вознаграждаения. Это абсолютно различные экономические категории, резюмирует адвокат.

16:29 — Заседание суда на сегодня окончено. Продолжение — завтра, в 10:00.

16:19 — Судья спрашивает, как вышло так, что Павловец одновременно общался с Зотовым и Павловским. Павловец отмечает, что они работают в разных СМИ — Зотов ушёл, и на его место пришёл Павловский.

16:16 — Павловец также упомянул свой негативный отзыв о статьях Аллы Бронь, сделанный в переписке. По его словам, этот отзыв — его частное мнение.

16:14 — Кто скрывался под ником «Г.Зорг»? — Я надеялся, что общался с Владимиром Зотовым (Павловец).

16:12 — В переписке также упомянуты гонорары за книгу, которая, как отметил Павловец, лежит в Национальной библиотеке и участвует в выставках.

16:07 — «Там говорилось о том, что главред EADaily попросил всех не использовать термин „белорусы“ в контексте властей. Я согласен с тем, что решили абстрагировать белорусов от белорусской власти» (Павловец).

16:07 — Павловца просят пояснить содержание переписки. «Я в начале расследования и в ходе заседания не отрицал, что получал гонорары. Вопрос в том, что непонятно, как они шли, и это видно и переписки» (Павловец). По его словам, зачитанная переписка подтверждает всё сказанное им ранее — в частности, что псевдонимы не он себе выбирал. «Деньги обещали, иногда платили, иногда не платили. Очень много было написано того, что не опубликовывалось, того, что не оплачивалось» (Павловец).

15:28 — Прокурор продолжает зачитывать скайп-переписку Павловца. Обсуждается в том числе получение гонораров за статьи.

15:27 — Можно ли было, на ваш взгляд, усмотреть такое явление, как «неприязнь к лицам, проводящим информационную политику в России по отношении к Белоруссии» в статье, где речь идет о белорусско-польских отношениях, спросил Шиптенко, процитировав обвинение. Свидетель сказал, что в очередной раз отмечает, что неприязнь могла возникнуть только потому, что появлялись неподписанные статьи на ресурсе «Наша нива», где давались интерпретации в отношении публикаций обвиняемых и их личностей. «Я могу сравнить: я читаю „Нашу ниву“ и „Регнум“, и у меня складываются разные выводы», — отметил Саакян.

15:16 — Вопрос свидетелю задаёт Сергей Шиптенко: Все-таки ознакомившись с таким количеством публикаций, хоть в одной из них вы нашли признаки разжигания розни между какими-нибудь народами? — Я неоднократно отмечал, что никакой вражды ни к армянам, ни к белорусам, ни к кому-либо еще там нет (Саакян).

15:14 — Адвокат Кристина Марчук спросила свидетеля об общем впечатлении от статей Павловца. Статьи Павловца показались Саакяну «глубоко аналитическими». «Особо-то и поспорить не с чем, что он там писал», — сказал свидетель.

15:11 — Отвечая на вопрос адвоката, Саакян сообщил, что не видел, чтобы статьи вызвали у кого-либо негативную реакцию — разве только один раз у человека, придерживающегося националистических взлядов. Он также отметил, что у изданий, где публиковались обвиняемые публицисты, аудитория «специфическая и неширокая».

15:10 — «Я отношусь нейтрально к слову, но не к процессу. Процесс можно довести до того, до чего его довели на Украине» (Саакян).

15:08 — Как вы понимаете слово «белорусизация», спрашивает Саакяна адвокат Алимкина. — Я его спокойно воспринимаю. Я понимаю, что укрепившемуся экономически правящему классу нужно как-то оправдывать свое положение (Саакян). Адвокат уточняет, звучит ли это слово оскорбительно. — Для меня слово не звучит оскорбительно, белорусизация и белорусизация.

15:05 — «Я был в Несвижском замке и узнал, что одного из Радзивиллов Муссолини обменял на лидера коммунистов Тольятти. То есть для Муссолини Радзивилл был ближе» (Саакян). Напомним, Артур Григорьев в своих статьях писал, что Радзивиллы являются частью не белорусской, а польской истории.

15:02 — Вопрос адвоката: изменились ли после прочтения статей ваши установки? — Эти статьи не могли изменить мои установки, потому что-то, что писали авторы, ясно и понятно. — Правильно ли я вас поняла, что с вашей точки зрения в сатьях изложены факты, не сообщающие ничего нового? — Для меня не сообщают.

14:56 — Адвокат Шиптенко: Как вы полагаете, какие цели преследовали Шиптенко и Григорьев в своих публикациях? Свидетель говорит, что статьи не вызвали у него неприязни. Его больше пугает то, что некоторые СМИ манипулируют этими статьями, что каким-то комменаторам важно расшатать обстановку в Белоруссии (Саакян имеет в виду интерпретацию содержания статей обвиняемых другими СМИ). Свидетель отмечает, что у ряда белорусских журналистов он встречал гораздо более радикальные высказывания. Саакян говорит, что в статьях Григорьева и Шиптенко фиксируются существующие в Белоруссии проблемы. Но их никто не пытается решить, вместо этого бросая тех, кто на них указывает, в СИЗО.

14:48 — В заседании суда в очередной раз объявлен десятиминутный перерыв.
Самвел Саакян. Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

14:47 — «Это мое субъективное мнение, но то, что в последние годы происходит в Белоруссии, заставляет меня насторожиться. Конечно, меня, как гражданина, настораживает этот процесс» (Саакян).

14:45 — Саакян заявляет, что если уж говорить о «разжигании», то он видит его в таких изданиях, как «Наша нива», но судья прерывает его, попросив перейти к теме обсуждения — то есть к текстам подсудимых.

14:42 — «Я как человек, окончивший БГУ по специальности „правоведение“, стал интересоваться, что авторы хотят этим сказать. Как я понимаю, в настоящее время те деяния, которые им инкримирнируют, в международном сообществе оценивают как преступления ненависти и язык вражды. Я читаю эти статьи, и я не заметил в них ни языка вражды, ни каких-либо текстов, вызывающих ненависть, вражду или рознь» (Саакян).

14:35 — Адвокат Мария Игнатенко спрашивает, с публикациями каких авторов он знаком, и о чём ему хотелось бы рассказать. Саакян говорит, что знаком со статьями Сергея Шиптенко, Артура Григорьева (псевдоним приписывается Шиптенко), Дмитрия Алимкина (под псевдонимом «Алла Бронь»), Павла Юринцева (псевдоним приписывается Павловцу). Он также говорит, что родился в интернациональной семье, и его семья выбрала Белоруссию, потому что она всегда была толерантной страной.

14:33 — Приглашается Самвел Саакян, который сам вызвался выступить в качестве свидетеля, обратившись в суд самостоятельно, а затем, не получив ответа — через адвоката Сергея Шиптенко. Саакян по роду деятельности юрисконсульт.

14:21 — Пользователи обсуждают возможные темы для публицистики. Павловец сообщает, на какие темы может писать. «Г. Зоргом» согласовывается тема Балкан. Напомним, что Балканы — одна из сфер научных интересов Павловца как историка.

14:19 — Зачитывается переписка Юрия Павловца с пользователем «Г.Зорг».

14:15 — Из переписки видно, что темы своих статей Павловец предлагал самостоятельно.
Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

14:12 — Зачитывается переписка Юрия Павловца с заместителем главного редактора агентства «Регнум» Игорем Павловским.

14:06 — Заседание возобновилось. Продолжается зачитывание протокола обыска.

12:18 — Перерыв был продлён до 14:00.

11:43 — Опять перерыв.

11:25 — Перерыв был назначен, поскольку судье нужно было взять очередной том дела. Предыдущий том содержал данные с изъятой техники. В том числе зачитывались названия файлов с планшета ребёнка одного из подсудимых.

10:54 — Объявлен перерыв до 11:30.

10:30 — В заседании суда был объявлен небольшой перерыв. Но он уже закончился, и сейчас продолжается зачитывание протокола осмотра документов, изьятых в ходе обыска.

10:29 — Судья спрашивает, каким образом на компьютере Шиптенко появились файлы. Шиптенко напомнил, что он не отказывается от того, что мог редактировать эти тексты. На вопрос судьи о том, имел ли кто-то досутп к его компьютеру, Шиптенко ответил, что это возможно только в случае, если его кто-то взломал. При этом он сообщил, что в течение 2016 года его почту, например, неоднократно взламывали, причем из Минска. «Наверное, пароль у вас простой», — предположил судья. «Да я бы не сказал, что простой, это десяток знаков, в том числе цифры и символы», — ответил Шиптенко.

10:08 — Заседание началось с зачитыванию прокурором переписки Шиптенко.
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 23:59
Почему за нас додумывает белорусский прокурор?
В эти предновогодние дни в Минске продолжается суд над Сергеем Шиптенко, Юрием Павловцем и Дмитрием Алимкиным – тремя публицистами, критиковавшими в российских СМИ наметившееся сближение белорусской власти с Западом в ущерб интеграции с Россией, а также заметную в республике наклонность к белорусизации и литвинизации.

За это их в Белоруссии называют «пророссийскими», обвиняют в разжигании национальной розни, судят и могут приговорить к 5–12 годам тюремного заключения. В то же время РФ – в лице посла РФ в Белоруссии Александра Сурикова – официально от них открестилась.
«Это белорусские граждане, и это дело Белоруссии – эти очень радикальные журналисты. Мы очень сильно сомневаемся, что эти выступления работают на усиление связей», – сказал Суриков.
Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заверила, что «судьбы этих журналистов… находятся в сфере нашего пристального внимания» – и тут же «особо подчеркнула, что употребление этими авторами таких слов, как «недонарод» или «недогосударство» в отношении Белорусси и белорусов – это недопустимо».
Этим она оказала заключенным журналистам медвежью услугу, так как слова «недонарод» в действительности они не употребляли, а Захарова, услышавшая звон, да не знающая, где он, придала своим статусом толчок к распространению этой клеветы.
Это было год назад, в декабре 2016-го.
Повторюсь: год спустя, прямо в эти дни, в Минске проходит суд над журналистами – и где же пристальное внимание российского МИДа? Где заявления о необходимости свободы слова? Где, скажем прямо, официальная позиция России по материалам дела, ведь предъявляемые журналистам обвинения тесно связаны с интерпретацией нашей общей с Белоруссией истории?
Ведь может же быть, не правда ли, у России собственный взгляд на историю Отечественной войны 1812 года? На историю Великой Отечественной. На историю белоруссизации 1920-х.
Страшно сказать: сегодня пророссийскую позицию (но официальную ли? бог весть) выражают трое журналистов с белорусским гражданством на скамье подсудимых – и приглашенные их адвокатами свидетели.
И не российский МИД, а подсудимый Шиптенко задается вопросом: «Почему, если речь идет о разжигании розни между народами Белоруссии и России, в деле нет российской стороны?»
Опять же: речь ведь идет о публикациях не в белорусских, а в российских СМИ. Почему Россия не заявит о своем праве на собственную оценку публикуемых в России материалов?
Где российская сторона? Чего она хочет? Какие у нее интересы?
Вспоминается Иван Грозный из незабвенного предновогоднего фильма, молвивший режиссеру Якину: «Как же тебя понять, если ты не говоришь ничего?»…
Возможно, читатель не поверит, насколько все происходящее примитивно и откровенно. Мы потом ни за что не сможем сказать, что нас не предупреждали. И опять будем удивляться, что, оказывается, можно поступать вот так – со знаком качества плевков как божьей росы.
Российской экспертизы нет – а белорусские эксперты ставят в вину подсудимым даже употребление слова «Белоруссия». В российских СМИ. И даже притом что в самой Белоруссии имеется вполне официозная газета «Советская Белоруссия».
Необходимо отметить: в норме работоспособный эксперт не прибегает к иронии, не допускает эмоций. Эксперт не устанавливает умысел. Эксперт не рассуждает о том, «что может произойти, если…». Эксперт не аргументирует свое решение «интуицией» и тем, что «все так говорят».
Эксперт лишь характеризует объективное содержание текста, и любые требования к экспертам искать в статьях формально не выраженные подтексты, которые «можно воспринять так-то», выходят за рамки научного исследования, это будет лишь частное мнение. Эксперт обязан безошибочно различать конфликтогенность текста (негативные оценки, которые могут кому-то не понравиться) – и его экстремистскую направленность (призывы к совершению противоправного действия).
Так вот конфликтогенность – не преступна.
И все эти ошибки допущены в экспертных заключениях, на основании которых сейчас могут засудить журналистов. «Статья может развить взаимное недоверие между людьми русской и белоруской национальности», – зачитывает экспертизу прокурор. Где мнение российской стороны по этому поводу? Почему за нас додумывает белорусский прокурор?
Психолог Гатальская (одна из проводивших обвинительную экспертизу) позволяет себе иронизировать над статьями: «бедные недалекие белорусы» – это ее эмоциональная интерпретация.
Эксперт-библиотековед Иванова, отвечая на вопросы адвокатов, признается, что эксперты не несут никакой ответственности за свои действия, а также что в работе они исходят из «фоновых знаний». Она же говорит, что среди членов экспертной комиссии не было историков, а фоновыми знаниями «обладает практически любой человек».
Констатация отсутствия историков среди экспертов просто поразительна, если учесть, что львиную долю обвинений составляют как раз указания на недопустимость исторических оценок.
Например, Шиптенко вменяется в вину, что он «цинично определяет бело-красно-белый флаг как флаг белорусских коллаборационистов» (тоже выдержка из экспертизы).
Обвиняемые сами приглашают историка – кандидата исторических наук Александра Гронского. И он в суде проговаривает, казалось бы, известные вещи: об общерусской святой Ефросинье Полоцкой, о возникновении белорусской государственности при создании БССР (а не Речи Посполитой), о древних и отнюдь не исключительно белорусских корнях так называемого белорусского национального орнамента, о западнорусском языке…
Почему Россия отнюдь не озабочивается укреплением этой – общерусской – истории, объединяющей нас с Западной Русью?
Если уж мы не защитили журналистов от ареста – какой знаковой возможностью было бы заявить сейчас о своем взгляде на большую русскую историю! В конце концов: ведь это именно она дает нам право рассуждать о «сферах влияния». Нет большой русской истории – нет и сфер влияния, и не понятно, почему Белоруссия не должна стремиться на Запад.
…По большому счету меня саму от сидения на этой скамье подсудимых уберегло лишь российское гражданство.
Еще в конце 2014 года, когда вышел мой первый репортаж после поездки в Белоруссию (не благостный, но и огульно не хулящий), моему тогдашнему работодателю довелось выслушать немало неприятных слов от белорусской стороны.
Они и тогда не стеснялись вмешиваться в дела российских СМИ – а чем все эти годы занимаемся мы?
По моему глубокому убеждению, суд над пророссийскими журналистами не должен проходить втихаря. Более того: это один из исполненных смысла моментов, которые даже больше говорят о том, что будет завтра, нежели о происходящем сегодня.
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 23:15
А. Леонидов: "потоп после них"...

Живёт где-то в Бразилии некий дон Педро. Мало ли в Бразилии Педро?! И не сосчитаешь! Я про него ничего не знаю, и он про меня. Мы никак и нигде не пересекаемся. Но, как человек гуманный и культурный, я желаю ему всяческих благ и большого счастья. И совершенно не удивлюсь, если он желает мне от всей души того же самого. А за что ему меня ненавидеть?! Кого нет повода ненавидеть – того уместно умеренно любить. Если человек не сделал тебе ничего плохого – то он уже одним этим вызывает симпатию…
Я говорю о таком феномене, как «параллельные люди». Есть прямые линии, которые нигде не пересекаются, в школе нас учили их звать «параллельные прямые». По аналогии и люди тоже бывают «параллельные». У них своя жизнь, у нас своя. Самая распространённая реакция на параллельных людей - "пусть живут". Разве что садисты и маньяки могут на них реагировать иначе…

Конечно, всё в корне меняется, когда появляются «перпендикулярные люди» - те, кто нас обирают или могут, хотя бы теоретически, быть обобраны нами.

Они воспринимаются эмоционально, и далеко не так благожелательно, как неведомый дон Педро из Бразилии, «где в лесах много диких обезьян»…Да что дон Педро? Параллельными людьми для моего поколения выступают государь-император Николай II с его семейством, красавцы белой гвардии, воспетые известным романсом «поручик Голицын» и «корнет Оболенский»… Раз они параллельны делёжкам и имущественным разборкам моего времени – то они очень симпатичны моим современникам. На уровне инстинкта человеку, с которым не ведёшь никаких тяжб, начинаешь автоматически желать всех благ и относишься с доброжелательной симпатией… Это касается и раскулаченных кулаков, и вообще всех мироедов всех иных эпох, с которыми лично нам считаться нечем, включая хрупкую Марию-Антуанетту, французского короля-механика, который самолично усовершенствовал гильотину – как позже выяснилось, для себя…Когда мы с человеком ничего не делим – мы к нему относимся терпимо и снисходительно, как минимум.
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 20:59
Декрет обновлённый и отложенный
В Белоруссии решилась судьба скандально известного Декрета №3, более известного как «декрет о тунеядцах». В своей первой версии документ фактически ввёл налог на безработных. Это вызвало бурю недовольства среди населения и привело к уличным протестам.
Теперь концепция документа поменялась: сознательно не работающие граждане должны будут в полной мере оплачивать социальные услуги, которые работающим государство предоставляет бесплатно (например, медицинское обслуживание).

Также власти заменили название документа. Теперь он называется декрет «О содействии занятости».
О новых принципах, по которым будет работать декрет, 21 декабря рассказал лично Александр Лукашенко, а также белорусский вице-премьер Василий Жарко. По словам белорусского президента, «важно, с одной стороны, дать людям возможность трудоустроиться, с другой — заставить работать тех, кто сегодня может, но не хочет».
«Второе концептуальное требование: не мы отсюда, из центра, должны выискивать этих неработающих людей и применять к ним меры. Они живут в конкретных городах, конкретных сёлах, и там есть органы власти, которые разберутся, может человек работать, не может, попал он в трудную ситуацию или не попал, — заявил Лукашенко. — Если человек попал в трудную ситуацию, его надо поддержать, а если он действительно тунеядец, значит, его надо заставить работать. И этим будут заниматься местные органы власти. Мы им должны создать правовой коридор, как юристы говорят, правовое поле».
Однако в разговоре с RT белорусский политолог Антон Платов пояснил, что сразу же возникает проблема: «Статья 41 белорусской Конституции прямо запрещает использование принудительного труда. И эта норма содержится во многих международных соглашениях, которые подписала Республика Беларусь», — сказал Платов.
В свою очередь, белорусский вице-премьер Василий Жарко заявил журналистам: «Самым важным подходом к реализации декрета является стимулирование занятости. Чтобы максимально создать условия для стопроцентной занятости граждан, которые должны работать по своим возможностям».
«Большинство вакансий, предлагаемых сегодня государственной службой занятости, — с зарплатой не более 200—300 белорусских рублей ($100—150). Понятно, что люди идут на такую работу неохотно, они предпочитают «серую» самозанятость или трудовую эмиграцию, — сказал Платов. — А в провинции очень часто вообще нет реальной работы, даже за такие мизерные зарплаты».
Хотя «налог на тунеядцев» в прежней форме больше взиматься не будет, власти всё равно собираются «стимулировать рублём» к официальной занятости тех, кто, по их мнению, не хочет работать. В реальности же это либо «скрытые безработные» на госпредприятиях, либо люди, работающие «в тени», — пояснил эксперт.
Вместе с тем, по словам Василия Жарко, для тех, кто подпадает под нормы обновлённого декрета, правительство определит соответствующие критерии и перечень услуг, которые они будут обязаны возмещать в полном объёме. «Это предусматривает возмещение 100% затрат по тем услугам, которые определит правительство», — пояснил вице-премьер журналистам информагентства БелТА.
Для разработки перечня таких услуг правительству отведён первый квартал 2018 года, чтобы неработающие граждане понимали, за что они будут платить.
По предварительной неофициальной информации, подобное «стимулирование занятости» предполагает повышенные коммунальные тарифы для неработающих граждан и введение для них платного медицинского обслуживания и платного образования для их детей. «Но всё это противоречит разным статьям Конституции, — отметил Антон Платов. — И пока нет никакой ясности, как правительство решит данное противоречие».
Видимо, из-за противоречивости и сложности исполнения обновлённого Декрета №3 его исполнение было решено отложить ещё на год. По словам Жарко, за 2018 год Министерство труда и социальной защиты создаст информационную базу, а с 1 января 2019 года начнётся возмещение государственных социальных услуг по полной стоимости.
«Главными ответственными исполнителями при реализации документа станут местные органы власти и комиссии, которые будут создаваться в администрациях районов и городов», — пишет БелТА. Руководить этими комиссиями будут председатели районных советов депутатов, а в их состав войдут представители как органов исполнительной власти, так и общественных организаций. Предусмотрено, что комиссия, прежде чем принимать решение о стопроцентном возмещении затрат гражданином, изучит все обстоятельства индивидуально, предложит трудоустройство или, возможно, выявит какие-то веские основания, чтобы исключить человека из перечня плательщиков. Такие комиссии будут действовать постоянно и периодически пересматривать перечень лиц, которые отнесены к категории плательщиков. То есть при установлении факта трудоустройства человека будут исключать из списка.

История скандального декрета


Напомним, Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества» Александр Лукашенко подписал в апреле 2015 года. Из документа следовало, что каждый, кто не работал больше 183 календарных дней в году и не состоял на учёте как безработный, должен был заплатить в бюджет 20 базовых величин. На тот момент это была сумма в 360 белорусских рублей, или $180.
Пока документ не начал действовать, общество не воспринимало его всерьёз. Но в конце 2016 года налоговые инспекции за пару месяцев разослали около 470 тыс. извещений о необходимости заплатить «налог на тунеядство».
По словам белорусского экономиста Светланы Гречулиной, из-за несовершенства технологии такие извещения приходили служащим в армии, матерям с малолетними детьми и даже умершим людям.
«Получилось так, что под удар декрета попали люди, которые уже страдают из-за скрытой безработицы. Это явление актуально для белорусской провинции, там до сих пор много небольших госпредприятий, где практически не платят зарплаты, но и не увольняют работников. Такие увольнения напрямую запрещены местными исполкомами», — пояснила RT Гречулина.
Тогда, с конца февраля 2017 года, начался настоящий вал социальных протестов. Предписанную сумму заплатили лишь 54 тыс. человек из 470 тыс., остальные вышли на улицы. Впервые за четверть века протесты охватили не только Минск, но и провинциальные города, что стало неожиданностью как для власти, так и для оппозиции.

«Не работаешь — платишь»


Руководство страны оказалось не готово к такому повороту событий и пошло на попятную. 9 марта во время совещания об актуальных вопросах развития страны Лукашенко принял решение о приостановке действия декрета, но пояснил, что отменять документ не станет, просто в течение года не будут взимать сбор. Налоговым инспекциям было дано распоряжение вернуть деньги тем, кто уже заплатил «налог на тунеядство», одновременно с этим президент Белоруссии поручил чиновникам до 1 мая трудоустроить всех безработных. Сам же декрет было решено переделать, изменив концепцию.
Для этого была создана большая рабочая группа из чиновников различных ведомств, которые, во-первых, приняли решение пересмотреть списки плательщиков сбора и значительно сократить их. Во-вторых, было предложено вместо фиксированного налога заставить «тунеядцев» оплачивать услуги государства по принципу «не работаешь — платишь». То есть тот, кто подпадает под декрет №3, должен будет оплачивать все социальные услуги (медицину, образование, дороги и т. д.), традиционно субсидируемые из государственного бюджета.
Как заявила глава администрации президента Наталья Кочанова, вопросы трудоустройства волнуют очень многих белорусов. «Мы анализируем эту ситуацию, она действительно серьёзная, — отметила она. — Те данные, которые нам предоставили облисполкомы, — это порядка 500 тыс. неработающих человек». Заметим, цифры приводят те же чиновники, которые ещё 1 мая отчитывались о полной ликвидации безработицы.
В свою очередь, Василий Жарко заявил, что если в том или ином районе не будет рабочих мест, то задача по их созданию или организации переподготовки незанятых граждан также будет лежать на местных органах власти.
"Когда мы придем к власти..."

 
 В своём твиттере некий гражданин Эдуард Пальчис  пообещал десоветизацию по образцу чилийской хунты 1973 года
"Когда мы придем к власти..."

 

Эдуард Пальчис имеет в виду это?

"Когда мы придем к власти..."

"
Национальный стадион был тюрьмой два месяца – с 12 сентября по 9 ноября 1973 года. За это время через него прошли от 20 до 40 тысяч человек. По официальным данным, из-за пыток и насилия на допросах погиб 41 человек, кто-то говорит о 300 погибших, но чилийская комиссия по делам политических заключенных пишет о 1850 убитых и 1300 пропавших без вести.

Самые безумные и страшные вещи творились в первые дни: арестованных привозили тысячами, на стадионе был полный хаос, у солдат сдавали нервы, и все это сказывалось во время допросов. Кого-то забивали, не получая нужных ответов, кого-то расстреливали за открытую поддержку прежнего президента Чили Сальвадора Альенде.

«Трупы, бывало, сбрасывали в реку Мапочо или оставляли лежать посреди подтрибунных помещений. Мой знакомый три дня подряд просыпался в окружении трупов, – вспоминает бывший заключенный Мануэль Мендес, который провел на стадионе 50 дней. – Нам говорили, что мы военнопленные. Иногда издевались. Например, говорили, что на следующее утро отпустят, если мы сумеем побриться или хотя бы сильно состричь волосы. Мы ухитрялись сделать это с помощью стекол от очков или окон, с помощью крышек от бутылок. Но это было враньем, нас не отпускали».

Другой заключенный, Адам Счеш, рассказал, что на первом допросе на него напал офицер: «Он ударил меня ногой и прикладом. В результате у меня было сломано ребро, потребовалась помощь. Но я точно знаю, что это не самое страшное, что могло случиться. Я видел залитые кровью лица женщин и пожилых людей. Мужчин могли избивать до тех пор, пока они не начинали издавать животные звуки вместо крика – моя жена видела, как после такого мужчину вынесли на носилках, тело было закрыто одеялом».

«Нам завязывали глаза, били, кидали на пол. Пропускали ток через тело, прижигали руки сигаретами , – рассказывал заключенный Фелипе Агуэро. – Было так страшно, что мне потребовалось много времени, чтобы вернуться на стадион и смотреть футбол, хотя я большой фанат».

«За первые четыре дня заключения я стал свидетелем 400-500 казней: либо слышал выстрелы, либо видел, как падали тела, – продолжал рассказывать ужасы Адам Счеш. – После допроса людей делили на две шеренги. Одним возвращали документы, их почти не охраняли, а рядом со второй стояли солдаты с автоматами. Вот из второй регулярно выдергивали людей, отводили их в сторону, и затем было слышно выстрелы».

Счеш говорил, что никогда не поверит в официальные данные о погибших, потому что в день происходило по 5-7 казней (10-20 человек в каждой группе).
"
Его номер семнадцатый
14 января исполнится 70 лет со дня рождения Валерия Харламова. Выдающийся мастер оставил неизгладимый след в истории хоккея. Его игра восхищала болельщиков по обе стороны Атлантики. Достаточно сказать, что нападающего ЦСКА и сборной СССР включили в Зал славы НХЛ, хотя он никогда не выступал в заокеанской лиге.
  • Автор: sidney
  • Автор: Вчера, 07:11
Анатолий Шлыков: Неужели Госдеп разгромили?
"Президента надо защищать! Белорусы должны прийти на помощь своему избраннику.
Они должны стать его слухом, зрением и главным источником информации. 
 
У Президента должна быть возможность сравнивать, что говорит народ с тем,
что докладывают ему чиновники. Только в этом случае мы, белорусы,
сможем построить цивилизованное государство".

Нет. До полного разгрома ещё далеко, но госдеповскому лобби, свившему себе гнездо в недрах Министерства информации, было нанесено ощутимое поражение. Это удалось сделать благодаря новому министру информации А. Карлюкевичу, назначенному на эту должность 28 сентября 2017 года указом Президента Беларуси Александром Лукашенко.

Уже тогда Глава государства предупредил: “Права на ошибку у вас нет”. Это означало только одно: министр информации обязан обеспечить информационную безопасность белорусского государства. Белорусы понимали, что это актуально именно сейчас, когда прослеживается тенденция стирания различий между состоянием войны и мира, и когда идёт жестокая борьба за молодое поколение.
В наследство от своих отцов и дедов мы получили победу в Великой Отечественной войне. Это они шли в атаку со словами “За Родину! За Сталина!”. При этом каждый из них тогда понимал, что этот бой может оказаться для него последним.
Но давайте сейчас представим, что было бы, если б в СССР перед войной в газетах писали, что в стране снизу доверху правят одни бандиты, а сам Сталин психопат и впал в маразм. Смогли бы наши отцы и деды в такой обстановке организовать оборону своей страны и победить врага? Готовы ли они были отдать свои жизни за бандитов?
Однозначно, нет. Для победы, как минимум, в стране должно было быть единство. В случае его отсутствия поражение было бы неминуемо. И как результат, сейчас умели бы мы считать до десяти и, может быть, некоторые из нас умели ещё расписываться, – надо заметить, на немецком.
К счастью, Сталин сумел навести в стране порядок. Но почему у нас, в Беларуси, нет порядка? Почему клевещут на белорусскую армию, в которой служат наши дети и утверждают, что она является “серийным забойцай”? И всё это “свядомые змагары” пытаются доказать белорусскому народу.
Анатолий Шлыков: Неужели Госдеп разгромили?

В настоящее время Беларусь является единственной страной в мире, где оппозиционные политики могут оскорблять Президента самыми последними словами. Так, в статье “Лукашенко ждёт судьба Каддафи и Януковича”, опубликованной сайтом «Хартия-97», координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко заявляет:
«Опять же поведение Лукашенко похоже на поведение других диктаторов. Эти люди имеют психологию серийных убийц и садистов. И, если не ставить им жёсткие заслоны, то они реализуют свои психопатические инстинкты в репрессиях против своего народа, что в условиях экономического кризиса приводит к неминуемому социальному взрыву».
Но это же явная дискредитация белорусского Президента. Всё это слышит и видит подрастающее поколение белорусов. Неужели Лилия Ананич в свою бытность министром информации не понимала, что для Беларуси это прямой путь в пропасть?
По признанию самого Президента, он не пользуется Интернетом. И это понятно. Для этого требуются слишком большие затраты времени. Но за него это делает его ближайшее окружение. Чиновники уж точно всё знают, но почему-то не докладывают Президенту. Почему? Может, боятся? А может, специально молчат и ждут развязки. Такой вариант также нельзя исключить.
Этим и пользуются оппозиционные политики. Так, 23 ноября 2016 года Хартия 97 публикует статью «Николай Статкевич: Лукашенко пора сваливать«.
В этой статье Статкевич заявил: «В Беларуси нет легитимного парламента и легитимного законодательства. Двадцать лет тому назад Лукашенко полностью захватил и взял под контроль всю власть. Этот человек грубо нарушил присягу. Он контролирует избирательный процесс и никогда не «нарисует» процент меньше, чем ему нужен. Реальность такова: когда один человек захватил всю власть в стране, он не позволит себя «переизбрать»».
Статкевич клевещет на Президента Александра Лукашенко. Отказываясь признавать результаты Президентских выборов 1994 года и референдума 1996 года и делая заявления об их фальсификации, Статкевич оскорбляет не только Президента, он оскорбляет белорусский народ. Не останавливается даже перед открытым призывом выступить против власти: «Это непростой путь: собрать мужество в кулак и пойти на Площадь. Но без этого не будет никаких перемен в Беларуси. Белорусам пора избавиться от страха и сказать Лукашенко: «Хватит, верни нам то, что украл: верни нам демократию, верни нам нормальную власть, потому что ты давно её опозорил и «пересидел»».
В статье «Вернём власть народу«, опубликованной 16 ноября 2016 года на сайте «Хартия-97», Статкевич обвиняет Александра Лукашенко в совершении преступления и угрожает смертной казнью: «В июле 1999 года нынешний «президент», после завершения своего 5-летнего президентских срока, незаконно продлил пребывание на посту еще на 2,5 года и окончательно потерял легитимность. Сохранение государственной власти неконституционными средствами является особо тяжким преступлением и наказывается в соответствии с действующим уголовным кодексом минимум 10 годами тюрьмы. Максимум — смертной казнью».
Чувствуя свою безнаказанность, оппозиционеры входят в раж. Их наглости нет предела. И вот уже грозятся они дать белорусскому Президенту пинка под зад, при этом добавляют, что он впал в маразм. Но это же беспредел.
С белорусской оппозицией всё понятно: таким образом она зарабатывает себе на пропитание. Но непонятно, почему наше Министерство информации оказалось в роли стороннего наблюдателя? Почему чиновники Министерства информации не применили власть, данную им Конституцией, почему не заблокировали те СМИ, которые открыто вели в стране враждебную пропаганду? А может быть, они так же, как и змагары, решили подзаработать и устроились на работу в Госдеп по совместительству? Понимает ли сейчас Лилия Ананич, что этот творящийся беспредел на информационном поле Беларуси явился результатом её многолетней работы в должности министра информации?
А теперь давайте представим, что все эти клеветнические измышления написали арестованные Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин. Без сомнения, прокурор тут же потребовал бы для них пожизненного заключения без права переписки. Но почему он не реагирует на клевету белорусской оппозиции в адрес Главы государства? Кто крепко держит вожжи и не даёт белорусским чиновникам применить власть к утратившим всякую реальность “свядомым змагарам”? Неужели всё тот же Госдеп?
Вместо того, чтобы вынести предупреждение зарвавшимся оппозиционерам, Лилия Ананич в декабре 2016 года инициирует арест журналистов, пытавшихся рассказать народу о замышляемой в Беларуси измене. Вот они двойные стандарты министра информации.
На старшее поколение белорусов такие старания белорусских оппозиционеров не оказывают влияния, потому что все уже давно поняли, что на такое способны только отморозки. Но всё это читают наши школьники. Вот таким образом белорусская оппозиция готовит их к участию в майдане. Будут ли после этого молодые белорусы способны защищать нашу Беларусь, готовы ли они будут отдать свою жизнь за неё? Эти вопросы я задаю белорусским чиновникам. И как после этого можно утверждать, что у Беларуси есть будущее?
Может быть, белорусские чиновники не понимают, что оскорбление Главы государства является также и оскорблением белорусского народа, избравшего своего Президента абсолютным большинством? Но, если следовать здравому уму, то должны они это понимать, ведь большинство чиновников имеют по два высших образования. Но тогда в чём дело?
А это предательство. Вот таким образом претворяется в жизнь формула Госдепа: “Белорусские чиновники, минус президент”. Пообещал Запад отдать нашу Беларусь чиновникам, а они и рады стараться. “Минус президент” означает возможность продать Западу в Беларуси всё и вся, а полученный доход перевести в оффшоры.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что белорусы потребовали от министра информации добровольно подать в отставку. В статье «Беларусь: ползучий переворот и измена», опубликованной в январе 2017 года на белорусском патриотическом портале Teleskopby.org, Лилия Ананич была предупреждена, что если она этого не сделает, то вынуждены будут белорусы ходатайствовать перед Президентом об её увольнении и привлечении к суду за неисполнение своих служебных обязанностей.
Анатолий Шлыков: Неужели Госдеп разгромили?

На защиту министра информации тут же бросается прозападный оппозиционный сайт “Белорусский партизан”. И несмотря на то, что статью с предупреждением Лилии Ананич опубликовали более двадцати информационных агентств, свой удар он направил на информационный портал русских соотечественников в Беларуси «Вместе с Россией». Публикует он статью под провокационным названием Портал «Вместе с Россией» обвинил белорусских чиновников в «иудином грехе». Все оппозиционные СМИ тут же размещают её на своих страницах.
Вот так защищают друг дружку свядомые змагары и чиновники Министерства информации. При этом всю вину за возникшие разногласия в белорусском обществе они пытаются возложить на Россию.
Но не смог “Белорусский полицай” помочь Лилии Ананич. 28 сентября 2017 года Президент Александр Лукашенко освобождает её от должности и назначает новым министром информации А. Карлюкевича, который заявил, что в закон о СМИ будут внесены изменения. Это было своевременное заявление. Стране грозила катастрофа, и не замечать негативные процессы, происходящие в электронных средствах массовой информации и социальных сетях, было опасно.
14 декабря 2017 года Мининформ блокирует оппозиционный интернет-ресурс “Белорусский партизан”. Среди свядомой публики начинается истерика — «За шо?!» И вот тут, слушая причитания белорусских оппозиционеров, хочется спросить: вы прикидываетесь или на самом деле такие непонятливые?
Ещё в 1994 году вы должны были осознать, что ваши предложения по строительству белорусского государства не устраивают белорусов. Вы хотите посеять вражду между народами России и Беларуси. Вы рвётесь на Запад, но нам, белорусам, в другую сторону. Вот это вы должны зарубить у себя… на память.
Вы все как один являетесь агентами влияния, потому что финансирует вас Запад. А цель у него одна — это создать мятежную зону по всему периметру российской границы. И если на Украине с помощью пресловутых печенек у Госдепа это получилось, то в Беларуси, выражаясь народным языком, это не прокатит.
Похоже, понимают это и сотрудники прозападного сайта naviny.by. Поэтому озабочены они не столько судьбой своих коллег из заблокированного радикального интернет-ресурса, сколько своей участью. Сейчас они усердно заняты поиском хоть какой-нибудь ворожеи. Пишут они у себя на сайте: “остаётся гадать — инициатива ли это Мининформа или отмашка свыше”. Автор этих строк предостерегает руководство naviny.by: не впадайте в язычество, потому что карты врут, а экстрасенсы обязательно обманут.
На самом деле заблокировать прозападные сайты, распространяющие клевету на белорусского Президента и белорусскую армию, потребовали сами белорусы. В статье “Беларусь: выявить агента влияния и обезвредить” показано, что вытворяет враждебный сайт, который не только публикациями, но даже своим названием наносит оскорбление всем участником партизанского движения в Беларуси в годы Великой Отечественной войны. Неудивительно, что в народе для этого ресурса укоренилось ёмкое название “полицай”.
В последнее время на все выходки оппозиции чиновники смотрели сквозь пальцы. Похоже, что таким образом решили они подстраховаться и подстелить себе соломку на будущее, но белорусский народ не захотел мириться с таким беспределом. Поэтому и было опубликовано предостережение белорусским чиновникам: “Каждый народ достоин своего Президента. Какой народ, такой и Президент. Должны понять в Министерстве образования, что, позволяя оскорблять Президента страны, чиновники оскорбляют белорусский народ. Будут ли белорусы это терпеть? Для чиновников всё-таки будет лучше не испытывать судьбу”.
Как мы видим, после замены министра информации чиновники этого ведомства сделали необходимые выводы и решили направить оппозиционные СМИ на истинный путь. При этом чиновники должны понимать, что останавливаться на полпути ни в коем случае нельзя. Ограничиться только одним заблокированным ресурсом — это значит потерпеть поражение.
В статье “Беларусь: сукины сыны” автор доходчиво объясняет белорусским чиновникам, что ждут их мусорные баки, если не прекратят они свои попытки подружиться со свядомыми змагарами, — их украинские коллеги уже прошли через эти испытания. Оппозиция никогда не пойдёт на компромисс, хотя может пообещать золотые горы, но потом обязательно обманет. А всё дело в том, что главным пунктом их программы, написанной под диктовку Госдепа, является изведение под корень действующей власти. Должны понять чиновники, что прошмыгнуть между струйками никому из них не удастся.
Сейчас белорусы вынуждены обратить свой взор уже на министра образования. Пришла очередь главного педагога страны принять срочные меры. Это его ведомство несёт ответственность за патриотическое воспитание молодого поколения белорусов. Это им мы оставим в наследство нашу Беларусь. Как они ею распорядятся, зависит от того, чему мы их научим.
Александр Лукашенко в одной из своих речей сказал: “Сегодня прямая военная угроза Беларуси отсутствует. Всё чаще достижение политических целей происходит путём подрыва государства изнутри. На смену традиционным формам войны пришли другие, в том числе так называемые гибридные”.
К сожалению, в такой гибридной войне враг использует против нас наших детей. Сейчас в школе изучают произведения С. Алексиевич. Но чему они там могут научиться, если лауреат Нобелевской премии позволяет себе клеветать на Александра Лукашенко, ставя под сомнение законность его избрания Президентом в 2015 году. На пресс-конференции в Берлине С. Алексиевич заявила: “У нас всех подозрение, что для Лукашенко неважно, как мы голосуем. Как говорил Сталин, неважно, как голосуют, а важно как посчитаем”.
Клевещет она и на нашу Беларусь. Поэтому вынужден был белорусский Президент заявить: “Лауреат Нобелевской премии выехала за пределы Беларуси и постаралась «ушат грязи вылить на свою страну»”. И вот после всего этого наших школьников заставляют изучать произведения С. Алексиевич.
Так что это? Мазохизм наших чиновников или тщательно спланированная операция Госдепа? Похоже, что и то, и другое. Госдеп знает, что делает. Вот таким образом он из наших детей готовит будущих политиков, а среди них обязательно найдётся “Горбачёв”, который сдаст нашу Беларусь Западу без боя. Как мы знаем, Россия после своего Горбачёва чудом смогла возродиться заново. Вина за того Горбачёва лежит и на белорусах – мы вместе с россиянами хлопали в ладошки и радовались объявленной перестройке.
Понимает это и белорусский Президент. Поэтому вынужден он был с горечью отозваться о школьных учебниках: “Противно взять в руки”. И, как следовало ожидать, 15 декабря 2016 года новым министром образования был назначен коммунист И. Карпенко. Решится ли он по примеру своего коллеги А. Карлюкевича принять решительные меры и исключить из школьной программы произведения С. Алексиевич?
К сожалению, события, происходившие в стране до назначения нового министра, свидетельствовали о том, что удалось Госдепу протянуть свои щупальца и в Министерство образования. Мы, белорусы, понимаем, что принять нужное решение будет нелегко. Тут остаётся только надеяться на решительность самого министра образования.
Анатолий Шлыков
Как Россия выглядит в учебниках истории стран бывшего СССР
«Комсомолка» полистала учебники истории бывших республик Советского Союза, чтобы узнать, что они пишут о времени, которое провели вместе с нами, в составе одной страны

26 лет назад, в декабре 1991-го, в Беловежской Пуще неожиданно для всего мира было объявлено, что огромная страна — СССР — прекращает свое существование. Хотя эту территорию веками собирали в единое государство из множества земель и народов. Накануне этой даты «Комсомолка» полистала учебники истории бывших республик Советского Союза, ставших независимыми. Что они пишут о времени, которое провели вместе с нами, в составе одной страны? Что вбивают в головы своим детям о нашем общем прошлом?

Из казаков делали «настоящих русских»
Нынешние украинские историки настаивают на «колониальном» статусе Украины в составе Российской империи. И, конечно, уже тогда «казацкая держава» в отличие от России была «европейской нацией».
«Уничтожение казацкой государственности и русификация вывели Украину из средоточия европейских наций, – пишут в школьных учебниках.
– Российское правительство пыталось превратить украинцев в этническую массу без своих лидеров и исторической памяти… Петербург стремился сделать украинцев «настоящими русскими»… Чтобы в сознании наших предков Отчизна не воспринималась как что-то целостное и отдельное от России, бывшие украинские регионы получили названия: «Западная Россия», «Юго-Западная Россия», «Южная Россия», или «Новороссия». «Украина рассматривалась прежде всего как стратегический трамплин для продвижения России на Балканы и в Средиземноморье».
А о гибели СССР, оказывается, на Украине мечтали и партийные вожди.
«Все широкие массы украинского населения убедились в бесперспективности сохранения СССР». И не только «украинское диссидентство», но и «национально сознательную партноменклатуру и политически, и экономически тяготила советская имперская система».
«После подавления в республике заговора, организованного ГКЧП, медленные и противоречивые шаги республики на пути к суверенитету приобрели стремительный характер, появилась новая, самостийная украинская держава – Украина».
(А. К. Струкевич, И. М. Романюк, Т. П. Пирус — История Украины (XVI — XVIII вв.). Турченко Ф. Г., Панченко П. П., Тимченко С. М. — Новітня історія України.
Частина друга (1939 — 2001)
Как Россия выглядит в учебниках истории стран бывшего СССР

Взяли нас без боя
ГРУЗИЯ
Взяли нас без боя
Вхождение в состав Российской империи грузинские учебники представляют как вероломство:
«Россия беспрепятственно добилась того, чего Турция и Иран не смогли добиться в ожесточенных боях. Она без всяких осложнений упразднила Картли-Кахетское царство». «Главным для этого периода является национальное движение грузинского народа против российского колониального господства».
СССР тоже, по мнению грузинских историков, «установил российский оккупационный режим»: «Советская власть всеми мерами пыталась принизить грузинское национальное самосознание и самобытность…»
Крушение СССР, как считают грузинские историки, началось со стран Восточной Европы. В Грузии вообще, как и на Украине, без Европы — никуда.
«С середины 80-х годов ХХ века все более очевидным становится кризис в странах соцлагеря… Реформы не дали результатов… Крушение социалистической системы в восточноевропейских странах способствовало ликвидации власти коммунистов в Советском Союзе и распаду советской державы».
(Учебник М. Вачнадзе, В. Гурули и М. Бахтадзе — История Грузии.)
Как Россия выглядит в учебниках истории стран бывшего СССР

ЭСТОНИЯ
Взаимные набеги
Первые контакты с русскими описаны в эстонских учебниках как «взаимные грабительские набеги». Ну хотя бы так — ни вашим ни нашим. Но вхождение в состав Российской империи подается уже исключительно в негативе: «Для эстонцев это означало восстановление крепостничества… Но эстонцы, жившие компактно, русификации не поддавались».
А распад СССР преподносится как заранее предрешенный:
«У руководителей СССР не было ни новых идей, ни успехов, не было бескорыстных сторонников. Вопрос стоял так: когда именно умрет система и не станет ли её смерть причиной большой войны».
(А. Мяэсалу, Т. Лукас, М. Лаур, Т. Таннберг — История Эстонии, часть II (с середины XIX века до 1997 года). Андрей Федоров — История XX века, часть 2.)
Аркадий Вертязин: Суд над регнумовцами. Часть 1


В этой статье я хотел бы поделиться с читателями своим видением первых дней суда над регнумцами, чтобы все смогли убедиться, насколько белорусское правосудие действует в рамках закона на политических процессах. Поскольку я был на суде лично, то мои описания процесса – это свидетельство очевидца.
Первое, что бросилось в глаза в первый день суда – огромное количество людей, желающих попасть в зал заседания. Среди них были как родные и знакомые обвиняемых, так и журналисты. Присутствовали также правозащитники из организации «Весна», которые, однако, вскоре покинули зал.
Если честно, то я до конца не верил, что процесс сделают открытым. Тем более, что прежний негативный опыт мне подсказывал, что могут применяться самые разнообразные провокации. В частности, на одном из предыдущих процессов мне довелось столкнуться с тем, что милиция переодела в гражданских своих сотрудников, а остальных просто не пустила в зал.
К счастью, в этот раз подобного не случилось. В первую очередь в помещение проникли представители прессы, а за ними уже впустили всех желающих.
Когда я вошел в зал, то увидел огромную клетку, в которой находились обвиняемые. Алимкин сидел в первом ряду, а Шиптенко и Павловец во втором. Клетка была со всех сторон окружена сотрудниками милиции, которые указывали входящим на те места, где можно было разместиться. После начала суда съемку вести запретили, поэтому мы просто присутствовали в качестве зрителей.
Аркадий Вертязин: Суд над регнумовцами. Часть 1

Сергей Шиптенко
Самое забавное, что процесс над регнумцами ведет судья Игорь Любовицкий, который в свое время уже занимался аналогичным делом националистического блогера Эдуарда Пальчиса (его также обвиняли в разжигании межнациональной розни).
Заседание началось с представления обвиняемых. Алимкин и Павловец назвали себя гражданами Республики Беларусь, а Шиптенко в шутку (или всерьез?) представился гражданином СССР.
Адвокат Шиптенко предложила пригласить для дачи показаний всех членов экспертной комиссии. Суд лишь частично удовлетворил эту просьбу. Предваряя разговоры об объективности суда, сразу же замечу, что ее я не увидел вовсе. Можно сказать, что судья и его помощники выполняли любую прихоть государственного обвинителя, а на все ходатайства защиты ответили отказом.
Далее последовала просьба защиты отменить меру пресечения в виде взятия под стражу, поскольку обвиняемые не представляют опасности для общества. После долгого совещания судья отклонил и эту просьбу.
Весь остальной день мы фактически слушали государственного обвинителя, который нудно и подробно рассказывал о вине подсудимых по статьям 130-й (разжигание межнациональной розни) и 233–й (незаконная предпринимательская деятельность).
Заседание закончилось тем, что обвиняемым были заданы вопросы, признают ли они вину. Все трое ответили на это категорическим отказом. А Юрий Павловец еще и заметил, что он не может разжигать рознь между русскими и белорусами, поскольку в его семье он и дочка – белорусы, жена –украинка, а мать – русская.
После опроса обвиняемых адвокат Алимкина предложил перенести заседание на завтра. Судья с ним охотно согласился.
На следующий день я получал истинное удовольствие от выступлений обвиняемых. Суд начался с допроса Алимкина. Я даже не предполагал, что этот человек, который вчера выглядел подавленным и отрешенным, сможет так мастерски задать тон выступлений. Он легко разбил выдвинутые против него обвинения, обратил в шутку многие аргументы следствия, а некоторые свои соображения по поводу белорусского языка и культуры объяснил личными взглядами. При этом он метко назвал процесс «обезьянним», сравнив его с судами над сторонниками теории эволюции. По его мнению, весь процесс – это политическое преследование за взгляды. В процессе допроса Алимкина Шиптенко задавал ему вопросы, опосредованно поддерживая.
Аркадий Вертязин: Суд над регнумовцами. Часть 1


Самой впечатляющей оказалась речь Юрия Павловца. Она мне напомнила суды над народовольцами в XIX столетии. К сожалению, в данном случае Юрий был вынужден выступать не перед судом присяжных, который бы его обязательно оправдал, а перед лицами подневольными, которых обязали участвовать с этом цирке. Он блестяще разбил аргументы следствия, рассказал о своей впечатляющей научной деятельности, а также признал, что 233–я статья – это всего лишь попытка заткнуть рот инакомыслящим. При этом он зачитывал заключение экспертной комиссии, последовательно разоблачая откровенную ложь и невежество «экспертов», которые от себя выдумывали толкование его статей. Он также заметил, что его труды имеют ссылки на официальные учебники и монографии, которые допущены к печати Министерством информации.
Речь Павловца настолько всех впечатлила, что в зале суда раздались аплодисменты. Таким образом мы старались поддержать товарища, который даже в условиях правового беспредела смог столь убедительно развенчать мифы и измышления следствия.
Третьим и последним выступающим стал Сергей Шиптенко. Его речь показалась мне особенно трагической и трогательной. Его образ настоящего интеллигента в клетке смотрелся особенно зловеще и унизительно, как издевательство над правом. Сергей сказал, что это дело – показатель правовой культуры в нашей стране. Он добавил, что подобное уже наблюдалось в XX веке. Шиптенко заметил, что средства, полученные им, направлялись на развитие журнала, который он редактировал. При этом представил доказательства в виде квитанций. Несколько раз он порывался призвать к чувству совести судей и следствия. Но его призывы оказались не услышаны. Перед перерывом он сказал, что это дело направлено на запугивание всех свободных людей, сравнив его с прежними политическими процессами в Республике Беларусь.
В зале было тяжело находиться. Временами хотелось плакать, а временами смеяться, когда обвиняемые шутили над глупостью следствия. Я продолжу описывать это судилище в последующих статьях. Очень хочется верить, что все это наваждение закончится под новогоднюю ночь. Иногда в чудеса хочется верить особенно сильно…
Аркадий Вертязин
Кирилл Аверьянов-Минский: Беларусь замыкает кольцо врагов вокруг Украины

В ушедшем году отношения между Беларусью и Украиной опустились, пожалуй, в самую нижнюю точку за последние 100 лет. В 1918 году правительства самопровозглашённых БНР и УНР рассорились в пух и прах, поскольку не могли поделить Полесье. Очевидец тех событий, историк Митрофан Довнар-Запольский, вспоминал: «Правительство Украинской рады, хотя и выразило симпатию новому государственному образованию (БНР – прим. авт.), выказало ряд колебаний и стало проявлять империалистические тенденции в смысле легального захвата южных частей Белоруссии. Оно считало себя слишком прочным и вместо того, чтобы поддержать Белоруссию, стало предъявлять к ней территориальные требования… Правительство Украинской рады было сметено гетманским режимом, который оказался ещё менее дальновидным. Украинское правительство стало захватывать южные уезды Белоруссии и вело себя так, что дальнейшие переговоры с ним потеряли для белорусского правительства всякий реальный интерес». Спустя столетие белорусско-украинские отношения обострятся также из-за «империалистических тенденций» в руководстве Незалежной.
Ревность к Москве
После начала карательной операции на Донбассе Украина по отношению к Беларуси ведёт себя как ревнивая девушка. Пожалуй, самую громкую сцену ревности истеричная Украиночка закатила в ноябре прошлого года, после того как белорусская делегация проголосовала против резолюции о ситуации с правами человека в Крыму, рассмотренной на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
Вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко заявила тогда, что голосование Беларуси – «второй нож в спину Украины». Первый «нож» был воткнут в 2016 году также на Генассамблее ООН, когда Беларусь не поддержала резолюцию, в которой Россию призвали принять «все необходимые меры с тем, чтобы незамедлительно положить конец всем ущемлениям прав человека в отношении жителей Крыма». «Это – не нейтральная позиция, а вполне конкретная. Нейтральные страны хотя бы воздержались, Беларуси опять не хватило „нейтральности“ для другой, нежели у России, позиции. Но при этом Минск претендует на определенные миротворческие лавры, отмечая, что создает нейтральную площадку для переговоров по Донбассу. Я, как украинский политик и как участник переговоров в минских группах, расцениваю вчерашнее голосование белорусской делегации в третьем комитете ООН по резолюции по Крыму как то, что идет вразрез с громкими заявлениями о нейтральности», – заявила Геращенко.
Ещё дальше пошёл экс-депутат Верховной Рады, а ныне депутат Киевского горсовета – «свободовец» Игорь Мирошниченко. Он призвал ввести визовый режим с Беларусью, создать диверсионно-разведывательные группы и проводить диверсии на белорусской территории. Пан Мирошниченко ещё больше заострил поднятый пани Геращенко вопрос о неприемлемости Минска в качестве переговорной площадки для разрешения кризиса на Донбассе: «Дипломатия должна иметь здравый смысл, а мы должны чётко понимать, что минский процесс, его сценарий пишется не в украинских интересах, так же и место проведения этих переговоров является де-факто вражеской территорией».
Наконец, Беларусь пнул скандальный украинский депутат Игорь Мосийчук, высказавшсь против идеи введения на Донбасс белорусского миротворческого контингента. По его мнению, миротворцы из Беларуси станут троянским конём, под видом которого в Донбасс зайдут «российские оккупанты». «Настаиваю, чтобы переговоры из Минска были перенесены, так как Беларусь себя позиционирует не как нейтральное государство, а как сателлит страны-агрессора РФ», – пропел Мосийчук в унисон с Геращенко и Мирошниченко.
Оружие и боевики
20 марта, в преддверии «Дня воли»-2017, белорусский Госпогранкомитет сообщил, что набитый оружием автомобиль с территории Украины попытался прорваться через государственную границу Беларуси. Украинские пограничники всячески отрицали, что машина прибыла на белорусскую территорию с Украины.
На следующий день президент Александр Лукашенко заявил, что на Украине находятся тренировочные лагеря для белорусских боевиков. Украинский МИД тогда ожидаемое перевёл стрелки на Россию: «Обращаем внимание, что именно партнер Беларуси по Союзному государству – Российская Федерация в рамках гибридной агрессии развернула как на своей территории, так и на оккупированных украинских землях целые тренировочные лагеря для наемников и боевиков. Поддерживая и экспортируя терроризм, Россия целенаправленно подрывает стабильность и безопасность в регионе, к которому относятся как Украина, так и Беларусь».
Слова Лукашенко о тренировочных лагерях положили начало уголовным делам по статьям «подготовка массовых беспорядков» и «создание незаконных вооружённых формирований» в отношении националистов из «Белого легиона» и «Молодого фронта». В конечном итоге оба дела были закрыты, но, как говорится, осадочек остался. Тем более что белорусские националисты, получившие боевой опыт в ходе карательной операции на Донбассе, особенно не скрывают, что собираются в будущем применить военные навыки у себя на родине.
Шпионские скандалы
16 июня прошлого года на украинском погранпункте «Новые Яриловичи» сотрудниками СБУ был задержан гражданин РБ Юрий Политика, который работал в Чернигове в логистической компании. Ему было предъявлено обвинение в шпионаже. 4 января сего года Юрий сделал заявление, что украинские силовики под пытками вынудили его оклеветать себя – сказать, что он работает на белорусский КГБ и собирает секретные сведения для России. Мать задержанного так прокомментировала сложившуюся ситуацию: «Мой сын любил Украину, всегда хорошо отзывался о людях оттуда. Теперь я понимаю, что «друзей», которые водили его за нос и обещали работу в логистической компании, ему «предоставили». Это откровенная провокация, организованная украинскими спецслужбами в отношении России и Беларуси, где моему сыну отведена роль «стрелочника»».
25 октября 2017 года сотрудниками КГБ с поличным был задержан кадровый сотрудник Главного управления разведки Минобороны Украины Павел Шаройко, который, работая под прикрытием журналиста, создал агентурную сеть из числа граждан Беларуси, собиравших для него за вознаграждение сведения разведывательного характера. В связи с этим делом за «несовместимую с дипломатическим статусом деятельность» персоной нон грата был объявлен сотрудник посольства Украины в Минске Игорь Скворцов. В ответ Киев выслал белорусского дипломата.
В начале 2018 года на информационную поверхность всплыл ещё один шпионский скандал – гражданин Украины после одиннадцати лет проживания в Беларуси и возвращения на родину пришёл в СБУ и заявил, что его завербовал КГБ Беларуси. Имя «завербованного» украинская сторона не сообщила, но было заявлено, что он освобождён от уголовной ответственности, поскольку чистосердечно признался, а следствие не установило «ущерба, нанесенного им государственным интересам Украины».
***
На наш взгляд, глубинной причиной ухудшения белорусско-украинских отношений является желание радикального крыла киевских властей перетащить Беларусь на свою сторону в конфликте с Россией. Украинских «ястребов» не устраивает нынешний нейтральный статус Минска и те договорённости, которые были там достигнуты по урегулированию ситуации на Донбассе. В их мечтах – украинские и белорусские войска идут вместе утюжить мятежный Донбасс, плюя на Минские соглашения. Отсюда и требования перенести переговорную площадку из белорусской столицы в другое место, и подготовка боевиков для дестабилизации Беларуси, и активизация шпионской деятельности.
Что ж, действия украинских националистов во власти уже рассорили Украину с Польшей (из-за Бандеры), Венгрией и Румынией (из-за закона об образовании), теперь, видимо, пришла очередь Беларуси. Остаётся только пожелать Незалежной удачи в деле выстраивания вокруг себя кольца врагов.
Кирилл Аверьянов-Минский